Читать онлайн Море соблазна, автора - Дорсей Кристина, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море соблазна - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море соблазна - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море соблазна - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Море соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

– Где мы? – В грохоте бури Фелисити сама едва расслышала свой голос, но лодка уже ткнулась носом в берег, и она с Люси на руках быстро покинула шлюп. Дивон сумел привести шлюп к берегу, несмотря на шквалистый ветер и затапливающий все вокруг дождь. С помощью Эзры он вытащил суденышко подальше на песок и закрепил у полуразрушенного пирса.
– Скорее наверх, – крикнул он, – там дом! – и, кинув мешок с подмокшей провизией мальчику, взял в охапку больную Сисси. Прямо сквозь не перестававший лить дождь маленькая компания побежала к смутно видневшемуся плантаторскому дому. Ветер ломал ветви дубов и сосен, швыряя их на землю, а беспрестанные раскаты грома не давали возможности говорить.
На рубашку Дивона налипли мокрые листья, становилось темней, и он то и дело сбивался с тропинки, когда-то широкой и ухоженной, а теперь совершенно заросшей.
– Теперь вниз! – раздался где-то впереди его голос.
– Мы идем, идем! – откликнулась, едва расслышав его, Фелисити и весьма удивилась, когда капитан вынырнул из темноты совсем рядом. Оба они, а затем и дети тут же увязли в грязи и под детский отчаянный плач едва выбрались оттуда; над головами несчастных путешественников грохотало. Небо раскололось тысячами огненных искр, и молния вонзилась прямо в стоящую неподалеку сосну. Через несколько секунд дерево рухнуло на землю.
– Все в порядке? – спросил Дивон, как только перестали падать обломки. Он лежал, накрывая собой Фелисити и детей, что было с его стороны единственной возможностью хотя бы немного обезопасить их от острых сосновых щепок.
– Что… Что произошло? – лицо Фелисити было измазано жидкой грязью, и чувствовала она себя помятой и избитой.
– Молния, – кратко ответил капитан, помогая всем подняться на ноги. Сисси сильно и нехорошо кашляла, и он понимал, что девочку надо доставить в сухое место как можно скорее. – Пошли! – приказал он, указывая путь остальным.
Было еще никак не позднее полудня, но низкие тяжелые тучи и дождь, идущий сплошной стеной, не давали возможности видеть и на два шага вперед, поэтому Фелисити увидела ожидающий их дом только при следующей вспышке молнии. Он был большим, с портиком на два этажа и двойной лестницей при входе. Взбежав на крыльцо под спасительную крышу с малышкой на руках, Фелисити наконец почувствовала нечто вроде облегчения – дождь уже не сек лицо свинцовыми струями.
Капитан попробовал дернуть дверь и страшно зачертыхался, поняв, что она заперта. Отдав Сисси ее брату, он разбежался и мощным ударом ноги выбил ее; дверь гулко хлопнула. Быстро улетучились последние сомнения Фелисити насчет проникновения без спросу в незнакомый дом – в передней было сухо и почти тепло.
– Стойте здесь! – приказал Дивон и исчез внутри дома. Через некоторое время он вернулся с высоко поднятым серебряным подсвечником. Пламя свечей бросало красноватые отблески на его прилипшую к телу рубашку и выразительное лицо.
Девушка прислонилась к стене, с трудом переводя дыхание; на руках у нее все еще сидела Люси, но нетерпеливый ребенок уже вырывался, требуя пустить его на пол.
Капитан поставил подсвечник в нишу и присвистнул от открывшейся его взору картины: в отличие от Ройял-Оука, где было поломано и унесено все, обстановка этого дома сохранилась полностью. Можно было подумать, что его обитатели просто уехали поразвлечься в Чарлстон.
– Где же мы? – Фелисити шагнула к Дивону, и ее мокрые туфли заскрипели.
– Мы в Си-Вью.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Дом принадлежит человеку по имени Пинкни Дойль, который назвал так это место, будучи большим оптимистом. – Губы Дивона расплылись в улыбке. – Ибо даже в самый ясный день моря отсюда не увидишь!
– Но где в точности мы находимся? – продолжала свои расспросы Фелисити, следуя за Дивоном, который засовывал свою голову и подсвечник в каждую попадавшуюся им по пути комнату. Все они, как и холл, оказались совершенно не тронутыми войной.
– На острове Эдисто. Это один из тех морских островов, что лежат между материком и взморьем. – С этими словами он вручил девушке подсвечник, а сам пошел за Сисси. Кашель прошел, но девочка горела в жару, и ее надо было переодеть в сухое.
– Иди за мной, – приказал Дивон и знаком показал Фелисити на двойную лестницу в глубине холла. – Здесь я всегда укрываюсь от бури, но сегодня она застала нас в проливе Святой Елены, так что пришлось немного потрудиться, чтобы добраться сюда.
Девушка нерешительно толкнула первую дверь наверху и, сопровождаемая капитаном, вошла внутрь. Комната была роскошно обставлена, посередине возвышалась кровать под балдахином, а под их мокрыми грязными ногами расстилался обюссоновский ковер.
– Эзра, возьми-ка свечу да посмотри, нельзя ли развести огонь. Кажется, в камине осталось немного дров.
Дивон усадил больную на стул перед украшенной кружевами кроватью и с помощью скомканных бумаг, обнаруженных им на дамском столике в стиле королевы Анны, быстро помог Эзре затопить камин. Скоро уже сквозь завывания ветра ласково гудел быстро набиравший тепло камин.
Тем временем Фелисити засветила все свечи и перебрала все платяные шкафы в поисках сухого белья для девочки.
– А где сам этот господин Дойль? Не собирается ли он сейчас вернуться и застать нас здесь?
– Сегодня ночью я не рассчитываю с ним увидеться! – задорно ответил Дивон под вспышку очередной молнии. – Впрочем, если говорить честно, то я не знаю, что стало с Пинкни и его семьей. Когда федераты захватили Порт-Ройял, уходивший последним генерал Ли заставил местных жителей покинуть дома, ибо линия фронта проходила как раз по этим местам. – Пальцы его быстро тронули тонкую москитную сетку. – Это была комната Виктории… – Вдруг капитан обнаружил, что на него с немым удивлением смотрят четыре пары настороженных глаз, и вынужден был прервать сладкие воспоминания. – Эзра и я будем в соседней комнате. Как ты думаешь, Рыженькая, справишься ты с двумя девчонками?
Обидевшись на прозвище да и к тому же сомневаясь, что действительно справится с поставленной задачей, Фелисити не удостоила капитана ответом, а лишь жестом попросила его выйти из комнаты. Затем она не только поменяла белье девочкам, но и переоделась сама. Правда, это ее ничуть не успокоило, и, взяв в руки платье, найденное в гардеробе, она отправилась на поиски Дивона. Было ясно, что эта Виктория была женщиной высокой и имела пристрастие к лентам и бантикам.
Фелисити сразу же невзлюбила ее платья.
Последнее было уже совсем неразумным, если учесть, что женщину эту она никогда не видела, а ее дом только что дал приют детям и ей самой. И все-таки нечто, промелькнувшее в глазах капитана, когда он говорил об исчезнувшей Виктории, пробудило в девушке раздражение и гнев.
– Кем приходится вам Виктория Дойль? – сердито спросила она прямо с порога, едва только переодетый Дивон открыл ей дверь.
– Мне? – уточнил он, несколько огорошенный таким вопросом. – Она была… хм… насколько я знаю, она была женой Пинкни.
– Его женой? – Почему-то Фелисити уверила себя, что Виктория была избалованной дочерью. – Ну, хорошо… ладно… Я просто поинтересовалась, откуда вы ее знаете.
– Ее многие знали… как, впрочем, и Пинкни. Как чувствуют себя девочки? – решительно сменил тему капитан.
– Они в порядке. Я уложила их в кровать, но просила не спать до… обеда? Ужина? – Тут Фелисити вспомнила, что до сих пор держит в руках дурацкое платье, и бросила его на стул. – Вот я и пришла спросить, нет ли в доме еды.
– У нас есть наш рис и, увы, ничего больше.
Однако еда нашлась – и в самом неограниченном количестве. Это был настоящий пир после голодовки последних дней. Кладовая оказалась набитой продуктами: сыр, пусть немного и подсохший, ветчина, мука, из которой Фелисити испекла под мудрым руководством Сисси почти настоящие бисквиты.
– Неплохо! – с набитым ртом одобрил Дивон, раскачиваясь на хромоногом стуле в кухне. Дети были уже накормлены и приводили себя в порядок перед сном.
– Я думаю, стоит оставить и на завтра, – по-хозяйски заметила Фелисити, наливая воды в большой чугунный котел.
– Да тут всего полно, брось, Рыженькая! – Дивон высоко поднял тарелку с бесформенными бисквитами. Рецепт Сисси был явно рассчитан не на пятерых, и, кроме того, в нем ни слова не говорилось о том, как уберечь тесто от подгорания. Дивон терпеливо отгрызал черную хрустящую корку очередного бисквита.
Правда, она честно старалась сделать все как можно лучше. Девушка устала, и плечи ее ныли от долгого стояния внаклонку над плитой, когда она боролась с бисквитами.
Кроме того, ее раздражала какая-то расхлябанная поза капитана: после ужина он всем телом навалился на стол, а скрещенные ноги вытянул далеко к самой плите. Брюки его слишком плотно облегали ноги, и Фелисити каждый раз натыкалась взглядом на тугие длинные мышцы его ног, бедер… и всего остального. Наверняка, этот Пинкни Дойль был потоньше, чем его друг Блэкстоун, или же последний просто воображала!
– Что с тобой? – Дивон, наконец, не выдержал.
– Не понимаю, о чем вы говорите.
– Ты только что плеснула воду мимо котла и прямо мне на ноги.
Фелисити в растерянности посмотрела на кирпичный пол, покрытый мыльной пеной, потом подняла глаза на капитана: он стоял, держа в руках все тот же подгорелый бисквит.
– Извините, – прошептала она.
– Но только мне кажется, Рыженькая, что за твоим извинением стоит мало искренности, а?
– Ничего другого я сказать не могу! – отрубила Фелисити, едва подавляя желание выплеснуть ему на брюки воду из чайника. Мокрое пятно, расползавшееся по верху брюк, обрисовало его мужественную плоть еще отчетливее, и Фелисити бесилась от этого еще сильнее, сама не понимая почему. Она стиснула зубы.
– Все-таки вы, может быть, перестанете называть меня Рыженькой? Как вам известно, зовут меня совершенно не так.
– Ах, неужели?
– Ужели. – Слава Богу, что он был красив и на щеках его играли почти детские ямочки. Если бы не они, Фелисити, вероятно, не смогла бы удержаться от грубости… Возможно…
– А я думал, тебя все называют так. – Дивон подошел поближе и остановился прямо за ее спиной.
– Никто, кроме вас. – Девушке было крайне неудобно и неприятно разговаривать с капитаном, не видя его лица. А он стоял так близко, что даже запах сгоревших бисквитов не мешал ей чувствовать его острый мужской запах.
– Ну, только не говори мне, что никто никогда не прохаживался по поводу твоих огненных волос!
– Такое, конечно, бывало… – Девушка передернула плечами, чтобы скрыть пробежавшую от его прикосновения к ее кудрям дрожь. Затем она быстро убрала волосы, кое-как закрутив их. – Многие находили оттенок моих волос особенным… даже удивительным…
– А я, значит, по твоему мнению, таковым его не нахожу? – Дивон ласково тронул локон, упавший вдоль гибкой белой шеи. Какая-то часть его существа явно противилась этому: женщина помолвлена с другим, а он лучше, чем кто-либо другой знал, как непорядочно пользоваться случайной близостью, чтобы убить в человеке настоящее чувство. Разве сам он не стал когда-то жертвой именно таких действий? Разве его не резанули по сердцу горькие воспоминания о пребывании в этом доме?
Но, несмотря на это, бороться с собой было трудно. Женщина благоухала так сладко, кожа ее была так бела, а опущенная голова слишком заманчиво обнажала шею для поцелуев.
– Я не знаю, что вы вообще думаете, – пролепетала Фелисити, пытаясь отрешиться от греховных мыслей и заняться делом. Вода уже остыла, а она все никак не могла приняться за мытье посуды.
– Я думаю, что ты очень красива. Думаю также, что никогда не видел таких поразительных волос и таких глаз… как весенние цветы после дождя.
Девушка вздрогнула и судорожно сжала край котла.
– Думаю, что у тебя есть надо мной какая-то необъяснимая власть, – продолжал Дивон, – и сейчас я даже не хочу ее и объяснять.
Руки его оказались у нее на плечах, и Фелисити безвольно закрыла глаза. Тяжело дыша, Дивон повернул ее к себе, не обращая внимания на капавшую с ее рук воду, а она бессознательно обвила их вокруг его талии.
Губы ее раскрылись в томительном ожидании поцелуя, но капитан, все еще терзаемый сомнениями и угрызениями совести, колебался.
Все происходящее было нехорошо.
Она это знала.
Он знал тоже.
Но отступать было уже поздно, ибо никакая сила не могла уже потушить желания, возникшего между ними.
– Когда нас застала буря, – неожиданно начал Дивон, задыхаясь и торопясь, – ну, перед тем, как рухнула сосна, знаешь… волосы у меня на затылке поднялись, как наэлектризованные…
– А я еще удивлялась, как вам удалось предугадать это и укрыть нас собой, – ее вздымающаяся грудь все чаще касалась его напрягшегося тела.
– О чем-то подобном мне рассказывал Нейти. Когда он был молодой, его ударило молнией. Мне было страшно, когда он это рассказывал, но я все слушал и слушал, особенно чуткими были ощущения самого последнего мига перед ударом. – Дивон замолчал и, сцепив ладони у нее на шее, большими пальцами осторожно поднял нежный маленький подбородок. – И вот сейчас я чувствую именно это – как будто меня вот-вот ударит молния.
Фелисити тихо застонала. Его слова уничтожили последние сомнения, а когда его губы впечатались в ее, Фелисити загорелась по-настоящему. Руки ее нетерпеливо рвали его рубашку, добираясь до мускулистой обнаженной плоти. Поцелуи капитана с каждой секундой становились все более обезумевшими и животными; язык его пересыхал в бесконечных атаках, и, чувствуя дрожь прильнувшего к нему тела, он все сильнее распалялся ответным огнем ее страсти. Обоюдоострый меч желания терзал их жаркие, еще не слившиеся тела, а яростная сила молодости заставляла терять всякий контроль над происходящим.
Скоро дышать стало почти невозможно, и Дивон, оставив ее рот, раскаленными губами впился в стройное белое горло, руками бешено разрывая крошечные пуговицы столь знакомого платья. Они падали на кирпичный пол с тихим шорохом дождя, но молодые люди, поглощенные собой, даже не замечали этого.
Наконец грудь ее была освобождена. Капитан в неистовстве накинулся на розовые бутоны, лелея их руками и губами так, что скоро маленькие соски стали тяжелыми и набухшими, как спелая ежевика.
– О Господи, Рыжая! – Дивон спускал ее платье все ниже, с легкостью обрывая застежки и ленты; через минуту Фелисити стояла среди вороха белья, призывно розовея нагим телом.
Он положил руки ей на бедра, и девушка, чувствуя, что колени ее подгибаются, медленно стала оседать на пол, – но Дивон тут же подхватил ее и стал заваливать назад, пока ее ягодицы не коснулись края стола, а его тяжелое тело не легло сверху. Естество его, стиснутое брюками, огромное и живое, бунтовало все неукротимей. Ощутив это прикосновение, Фелисити сама раздвинула ноги, словно приглашая насладиться сладкими глубинами своей плоти.
Капитан стонал, готовый взорваться каждую секунду.
Быстро смахнув со стола посуду и недоеденные бисквиты, он уложил девушку на стол, непрерывно поглаживая разгоряченной рукой то ее грудь с торчащими сосками, то пленительную тонкую талию, то золотой треугольник с тонкими волнистыми завитками.
Палец его, наконец, нашел вход в волшебную пещеру, столь жаждущую властного проникновения, – в ней было горячо и влажно. Затем он медленно нажал на крошечное чувствительное ядро над входом, и Фелисити взвизгнула, содрогаясь в непроизвольных конвульсиях.
Дивон был даже не в состоянии полностью освободиться от мешающих ему брюк – он лишь стянул их книзу, чтобы не мешать своему трепещущему естеству, и развел ноги девушки еще шире.
Его вхождение на этот раз было мягким и глубоким, вызвавшим обоюдный стон. Локти Дивона опирались на грубо сработанный стол, а руки сжимали льющееся золото ее распущенных волос. Гладкие и упругие ноги обнимали его работающие бедра, а за окном с монотонным шумом лил дождь. Губы любовников под становившийся все более сумасшедшим ритм сливались все плотнее.
Первой почувствовала приближение оргазма Фелисити; она на мгновение замерла, сосредоточившись на одном ощущении и затаив дыхание, а затем содрогнулась в неистовом порыве, вбирая его плоть в себя еще глубже, впиваясь в потную скользкую спину и безудержно крича. Через секунду ей ответил и Дивон, изогнувшись и посылая в сокращающуюся воспаленную бездну свое семя.
Фелисити в изнеможении молчала, глядя на спутанные волосы капитана. Оба они едва переводили дыхание. Тела их казались невесомыми. Затем девушка открыла, было, рот, но тут же сомкнула его, не зная, что сказать. Дивон, не отрываясь, смотрел на ее истомленное счастливое лицо.
Перед ужином они зажгли все имевшиеся на кухне масляные лампы, и теперь она была освещена, как в праздник, но, увы, яркий свет все равно не давал возможности прочитать выражение его задумчивого лица. Наконец Фелисити смогла встать и нежно положила свою ладонь на спутанные колечки волос на его широкой груди.
В ответ он молча прижал ее руку своей – под ее пальцами радостно и доверчиво билось его сердце. Затем Дивон тоже поднялся и небрежно потянулся.
– Должно быть, стол был жесткий, а? – заметил он, подбирая разбросанную по полу одежду.
– Я не заметила, – честно ответила Фелисити. Капитан улыбнулся, вручая ей нижнюю юбку.
– Я бы, пожалуй, тоже не заметил.
Девушка беззащитным жестом прикрыла юбкой грудь, что весьма удивило и насмешило Дивона.
– Неужели нам действительно надо говорить о чем-то… теперь… как ты думаешь? – Первый раз в голосе его проскользнула нотка неуверенности.
– Не знаю, – девушка отвернулась, находя неприличным смотреть на то, как Дивон надевает брюки. – Кажется, здесь вообще не о чем говорить.
– Мы же занимались любовью на столе, Пресвятая Дева! – рассмеялся он, застегивая брюки и пробегая рукой по спутанным волосам, падающим на лоб.
– А вы полагали, что мне это неизвестно? – Для Фелисити удивительней была, скорее, скорость, с которой это произошло, и, завязав нижнюю юбку, она быстро натянула через голову платье и поспешила к выходу. Капитан догнал ее в холле и крепко взял за руку.
– Ну, в чем дело? Ты опять беспокоишься об этом… как там его зовут, словом, твоем… твоем нареченном?
– Его зовут Иебедия, – она попыталась вырвать руку, но тщетно. Тогда девушка почти со злобой посмотрела в красивое мужественное лицо. – Запомните: Иебедия! И если уж на то пошло, я действительно обеспокоена. – Она чуть замялась. – Ему бы не понравилось то… чем мы с вами сейчас занимались.
– Что-то я не видел его поблизости! – Дивон еще сильнее сжал тонкие пальцы. Раздражение его было абсолютно беспочвенным, и он знал это. У девушки есть жених – этого вполне достаточно, чтобы оставить ее в покое, но, увы, нелогичность его эмоций, вызываемых Фелисити Уэнтворт, не поддавалась ни анализу, ни укрощению.
Девушка втянула в себя воздух.
– Иебедия – наичестнейший, благороднейший человек. Он заслуживает девушку лучше меня! – Фелисити прикусила губы, вспомнив, что она уже таковой не является, а виновник этого стоит перед ней собственной персоной.
– В таком случае, нечего ему было отпускать тебя шляться туда, где кипит война, черт побери!
– Он меня и не отпускал! Тем более, это все равно не оправдывает моих действий! – Слезы уже застилали ей глаза, и она пыталась незаметно смахнуть их.
Рука Дивона разжалась.
– Итак, ты хочешь получить с меня обещание, что происшедшее уже дважды больше не повторится?!
Девушка подняла на него глаза, полные мольбы, видеть которую он не мог и не хотел.
– Послушай, – примирительно сказал он, усаживаясь на нижнюю ступеньку лестницы. – Я и сам не знаю, как это вышло. – Он закашлялся. – Я, конечно, виноват, но… Впрочем, ладно. Впредь я постараюсь.
Девушка присела рядом с ним на ступеньку лестницы, но капитан тут же поднялся.
– Конечно, это не совсем только твоя вина, – неожиданно заключила Фелисити. – Может быть, если бы мы не проводили столько времени вместе, наедине… – Тут она улыбнулась и закончила: – Впрочем, по приезде в Чарлстон мы все равно расстанемся.
– Туда надо еще добраться. – Никто из них не двигался с места.
– А эта плантация тоже рисовая? – поинтересовалась девушка, и Дивон понял, что она старается вести себя так, чтобы можно было просто сидеть и болтать, не заканчивая это объятиями и… прочим.
– Хлопок, – пояснил он, – но непростой. Черносеменной хлопок, произрастающий здесь, известен за свои шелковистые нити всему миру. Называется он – хлопок морских островов.
– А, – Фелисити постаралась подумать о чем-нибудь умном, но так и не смогла. – Ну что ж, в таком случае – спокойной ночи!
Фелисити попыталась встать, но обнаружила, что на подоле ее юбки сидит Дивон. Она рванулась посильнее, в результате чего ткань сползла с белого плеча, но капитан, еще полчаса назад лежавший на ней в сладком забытьи, теперь лишь равнодушно посмотрел на розоватую кожу – ни искры желания не загорелось в его зеленых глазах.
Освободив платье, девушка побежала к себе наверх.
Девочки уже спали, поэтому она спокойно и не торопясь переоделась в свежую ночную рубашку и забралась в постель… но, несмотря на усталость, спасительный сон не шел к ней. Мысли все время возвращались к Иебедии… к Дивону…


Наступившее утро было ярким и солнечным, хотя туман затянул пролив. Дивон оказался прав – океана отсюда не видно, зато, поднявшись на крыльцо, Фелисити смогла увидеть разрушения, нанесенные ураганом. У нескольких красавиц-сосен были сломаны верхушки, вся земля была усыпана сорванными листьями и испанским мхом.
Увидев Дивона и Эзру, поднимавшихся к дому по тропинке, девушка почувствовала непреодолимое желание уйти: встречаться с капитаном так рано отнюдь не входило в ее намерения. Увы, встреча оказалась неизбежной, и оставалось лишь как можно более спокойно покориться обстоятельствам. Фелисити заслонилась рукой от солнца.
– Что с лодкой?
– Все в порядке, – ответил за капитана Эзра. – Маста Дивон сказал, что можно отправляться сразу же после легкого завтрака. – В руках у мальчика по-прежнему был петух. Мальчик остановился около лестницы и весело добавил: – Вчера вы приготовили много бисквитов, они были очень вкусны, наверное, можно подкрепиться ими и сегодня.
Фелисити залилась краской и обернулась за помощью к Дивону. Но тот невозмутимо стоял, опираясь на перила и поставив ногу в высоком ботфорте на две ступеньки выше.
– Сегодня я приготовлю что-нибудь свеженькое, – пообещала девушка, так и не дождавшись поддержки от капитана. Мальчик ушел.
– Как легко сделать счастливым этого мальчугана.
– Что вы хотите этим сказать? – Фелисити вздернула подбородок в ответ на заигравшую в глазах капитана насмешку.
– Ничего. Просто позаботиться о том, чтобы он был сыт.
– Завтрак на кухне, если вам так хочется есть.
– Конечно, хочется – и всегда! В этом уж можешь не сомневаться!
Двусмысленность, прозвучавшая в этой фразе, окончательно взбесила Фелисити, и, резко отвернувшись, она пошла в кухню, по пятам сопровождаемая невыносимым капитаном.
Еще ранним утром, спустившись туда, девушка заметила, что Дивон постарался убрать все следы вчерашнего: поднятые с полу бисквиты стояли на вымытом столе, и победно сиял своими боками недочищенный чайник.
Таким образом, они благопристойно позавтракали – бисквиты уже не казались такими подгоревшими, – и Фелисити упаковала столько продуктов, сколько можно было унести.
Сисси, несмотря на тяготы путешествия, даже окрепла за эту ночь и настаивала на том, чтобы самой идти к лодке. Надо было видеть ее радость, когда она доковыляла до берега, всего лишь слегка опираясь о руку брата. Девочка поправлялась, и это радовало Фелисити еще и потому, что она с трудом представляла себе, как можно будет везти такого больного ребенка на Север в переполненном вагоне. Переезд из Чарлстона в Нью-Йорк – предприятие тяжелое даже для здорового взрослого человека, однако теперь, когда девочка уже стала ходить, путешествие это становилось вполне реальным.
Погода с каждой минутой все улучшалась, словно вознаграждая компанию за несчастья и волнения минувшего дня. Небо сияло синевой, не омраченное ни единой тучкой, а свежий ветерок с востока делал речной путь даже приятным. С удивлением смотрела Фелисити из-под полей своей соломенной шляпки, как неуловимо, но значительно меняется окружающий их пейзаж.
– Здесь действительно очень красиво! – пробормотала она, чуть повернув голову в сторону Дивона. – Когда светло и нет бури.
– Вчерашнее было так… игрушки. Посмотрела бы ты на ураган, что приходит сюда с Багамов! – Он покачал головой. – Дома сносит, как картонные.
– А сейчас тихо. – Взгляд девушки надолго задержался на снежно-белой цапле, неподвижно охраняющей устье маленького пролива. – И такой покой вокруг, что даже не верится, будто война… – Она тяжело вздохнула, вновь не услышав ничего в ответ, но, посмотрев прямо в лицо Дивону, увидела, что глаза его зажглись ровным теплым огнем.
– Многие, жившие здесь перед войной, уже покинули этот благословенный край, а их дети сражаются и умирают. Многие уже погибли, очень многие.
– Я оставила им немного денег.
– Кому?!
– Дойлям. Ведь мы ели их запасы и брали одежду. Правда, я оставила только одну золотую монету, но все-таки так будет справедливей.
Дивон улыбнулся, но на сей раз довольно печально.
– Жест, конечно, благородный, но, боюсь, воспользуется твоей щедростью какой-нибудь ублюдок из янки. Ведь Си-Вью еще до сих пор не разграблен только благодаря своей удаленности от материка.
Странно, как это не пришло ей в голову сразу! Впрочем, что говорить о каком-то там Си-Вью, когда она не могла понять вещей, куда более важных, например, судьбы освобожденных, но по-прежнему нищих и несчастных рабов. В своих проповедях об отмене рабства Иебедия никогда не говорил о дальнейшей их жизни. Или рабовладельцы… Пастор и отец рисовали их как огнедышащих монстров, готовых ради наживы пойти на любые преступления… Вряд ли такую характеристику можно было отнести к Дивону Блэкстоуну… или его бабке.
– Вы хотели освободить своих рабов еще до начала войны, правда?
– Мы с ба давно уже толковали об этом.
– Но, должно быть, вы не только вели разговоры, так как я видела на документах об освобождении проставленные даты.
– Я попросил составить эти бумаги нашего адвоката, ибо, если ты моряк, то принадлежать себе полностью не можешь. Когда началась война, я был в море, а затем что-либо делать было уже поздно. – Дивон отвязал парус и позвал Эзру, сидящего на корме с сестрами.
– Да, сэр, кэптэн, сэр! Капитан довольно улыбнулся.
– Отвечает как настоящий моряк. Сможешь подойти сюда, не задев милых дам, и немного поуправлять этой штукой?
– Что вы задумали? – удивилась Фелисити, тем временем подбирая юбки, чтобы уберечь их от размашистых движений Эзры, готового не остановиться ни перед чем, если его позвал сам капитан. Даже неразлучный друг Петька остался на этот раз у девочек.
– Я, дорогая моя мисс Уэнтворт, срочно нуждаюсь в хорошем полуденном сне!
– В чем?!
– Понятно? – Дивон дал мальчику необходимые инструкции и вручил ему руль. – Ну а теперь, если ваши колени сыграют роль подушки… – Капитан заулыбался во весь рот и Фелисити не могла не ответить ему.
– Наверное, сыграют, не может же бравый капитан спать прямо на штурвале!
Детям вся эта игра показалась очень забавной, но девочки все же перестали болтать, как только Дивон закрыл глаза, а Эзра все свое внимание перенес на управление шлюпом.
Фелисити сидела ни жива, ни мертва, закаменев от тяжести лежащих у нее на коленях плеч и черноволосой головы, а услышав ровное дыхание спящего, рискнула посмотреть вниз. Упрямый локон, все время падавший на лоб капитана и поминутно им откидываемый, опять лежал на смуглом, чуть удивленном лице, и девушке стоило немалых усилий, чтобы не поправить его.
Капитан со времени их первой встречи загорел еще больше, кожа его стала совсем бронзовой, и лишь тонкие белые лучики разбегались от уголков закрытых глаз. Рот во сне чуть кривился и вздрагивал, и Фелисити почувствовала, как ее заливает волна нежности при одной мысли о том, что делал с ней этот большой хорошо очерченный рот.
– Мисс Фелисити! Мисс Фелисити!
Девушка оторвалась от спящего не сразу.
– В чем дело?
Судя по голосу Эзры, происходило что-то нехорошее. Фелисити сразу же решила, что мальчик не справился с управлением, они уже тонут, но…
– Вон там, за деревьями, на берегу, – шепотом ответил негритенок, – там несметное количество янки. – Эзра вытянул указательный палец, и Фелисити убедилась, что он был совершенно прав.
Рот ее открылся в беззвучном крике.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море соблазна - Дорсей Кристина



Очень понравился роман, политика отсутствует хоть и идет разгар войны , легко читается , затягивает 10 / 10
Море соблазна - Дорсей КристинаНаталья
2.05.2014, 8.14





Хороший роман рекомендую прочитать
Море соблазна - Дорсей Кристинатаня
2.05.2014, 22.01





Роман великолепен.Читаетсяrnлегко.От чтения получаешьrnморе удовольствия!!!
Море соблазна - Дорсей КристинаИрина
9.05.2014, 23.51





интересный роман.очень понравился.советую прочесть.)))
Море соблазна - Дорсей КристинаАня
3.10.2014, 12.12





Роман очень понравился, есть, на мой взгляд, что-то из "унесенные ветром"
Море соблазна - Дорсей Кристинаюлия
15.10.2014, 17.00





Читала не на что не отвлекаясь. Какая страсть! Какая любовь!
Море соблазна - Дорсей КристинаТаня Д
12.11.2014, 23.54





Очень понравился роман, почему то очень мало отзывов. Роман достоин прочтения.
Море соблазна - Дорсей КристинаТурмалин
7.02.2016, 22.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100