Читать онлайн Море огня, автора - Дорсей Кристина, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море огня - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море огня - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море огня - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Море огня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Они изменили направление.
Еще когда Миранде разрешили гулять по палубе, она заметила, что «Морской ястреб» идет на север. Сегодня, когда она поднималась из люка, то обратила внимание на то, что солнце светит ей в спину, а это значит, что они теперь идут на восток.
Она подала руку капитану, и он помог ей выбраться из люка. Вот уже два дня между ними царило перемирие. Он разрешал ей свободно передвигаться по судну, а она не произносила ни одного слова ни о личинках, ни о простейших.
Капитан Блэкстоун может, оказывается, при желании быть очаровательным. Хотя Миранде и не хотелось в этом признаваться, но это было правдой. Фин проговорился, что у капитана есть прозвище — Джентльмен Джек, которое объясняется именно его прекрасными манерами. Да, Миранда могла в это поверить. Он ей улыбался, и она вынуждена была все время напоминать себе, что он, во-первых, пират и что, во-вторых, он похитил ее.
— Мы идем к берегу, капитан?
Джек обернулся. Он только что устроил ее недалеко от грот-мачты. Ему нужно было многое сделать, и он всегда мог быть уверен в том, что она найдет себе занятие. Она вечно была чем-нибудь занята. Рисовала или болтала с командой.
О чем она могла с ними толковать? Джек даже не догадывался. Но у него больше не было проблем с едой и питьем. Люди снова ели солонину и пили воду. Очевидно, он принял правильное решение, когда не позволил им больше приходить к ней в каюту, а разрешил свободно беседовать с ней на палубе во время прогулки.
— Да, мы направляемся к берегу и должны быть там до заката, — ответил он на ее вопрос, не спрашивая, как она это узнала.
— Это город?
— Нет, это маленькая укромная бухта, которую я отыскал несколько лет назад, — Джек решил последовать совету Генри и приготовить судно к очистке киля от наросшей на нем дряни. Он заставит команду заняться делом, пока они будут дожидаться условленного времени, чтобы вернуть пленницу в Чарлз-Таун. Люди будут скрести борта и избавляться от ракушек, и, таким образом, он не потеряет драгоценного времени.
— Мы идем туда за выкупом? — прервала Миранда его размышления.
— Что? Ах да, за выкупом! — Черт, он чуть было не забыл о второй части плана Генри. Он же похитил ее из-за выкупа! — Да, Чадвик доставит туда деньги.
— Я смогу его увидеть? И поехать с ним домой?
— Нет. Он пришлет кого-нибудь. — Она задает чертову прорву вопросов!
— Я могу с этим гонцом уехать?
— Нет, черт побери! — Джек чувствовал, что совершает промах за промахом, но не знал, как выкрутиться.
— Но я не понимаю почему? Разве вы не будете счастливы избавиться от меня, получив деньги?
С этим трудно спорить. Хорошо еще ей неизвестно, что никаких денег он и не ждет! От этого плана у него одни неприятности.
Джек практически не спал с тех пор, как они вышли из Чарлз-Тауна. Джек не мог уже обвинять в этом свой гамак или храп экипажа. Он не спал из-за того, что ему снились эротические сны, он просыпался от собственных стонов, весь в поту. Все они были о Миранде Чадвик, и это было самое странное. Не то чтобы она не была привлекательной. По-своему она была очень хороша. Но ведь ему обычно нравились женщины с более выразительными формами и, уж разумеется, не те, которые задавали ему тысячи вопросов. Как бы это ни объяснялось, каждую ночь он бредил своей пленницей, обнимал ее во сне, целовал, проделывал всякие дикие штучки, от которых она наяву, наверное, только молчала бы и краснела.
Джек пытался избавиться от своих снов. Сначала он избегал ее — это не помогало. Вчера он решил не обращать внимания на ее странности и вести себя с ней так, как с любой другой женщиной. Может быть, он был не прав, и то, что он держался на расстоянии, и разжигало его интерес. Было слишком рано гадать, поможет ли ему это или нет, но уже сейчас он мог сказать, что отвечать на ее бесчисленные вопросы, мягко говоря, нелегко.
Джек глубоко вздохнул.
— Нет, потому что так не делается.
Миранда хотела что-то возразить, но он, не дав ей вставить ни слова, поднял руку и продолжил:
— Пират из нас двоих — я, запомни. И я уж знаю, как похищают людей.
Он немного нервничал под ее пристальным взглядом. Как прекрасны ее голубые глаза! Они как лазоревые сумерки, только чуть ярче. А при солнечном свете они и сами светлеют. Уму непостижимо, почему это его так занимает.
— Итак, если у вас больше нет вопросов, то вы позволите мне вернуться к моим обязанностям?
С этими словами Джек повернулся и пошел на ют. Он обязательно должен что-нибудь предпринять, чтобы выбросить эту девушку из головы. Пока он видел только один выход: броситься за борт и доплыть до ближайшей земли.
— Не волнуйтесь, ваша милость. Тот капитан, что громче лает, никого не кусает.
Миранда обернулась и, увидев Фина, дружелюбно улыбнулась.
— Я знаю, ? сказала она, — по крайней мере, думаю, что знаю.
Она не могла не вспоминать тот поцелуй. Он может сделать с ней все, что захочет и когда захочет. Лучше ему не надоедать.
Сейчас ей больше всего хотелось лечь на спину и наслаждаться погодой, солнышком, легким ветерком, развевающим волосы. Она встретилась глазами с Фином.
— Капитан сказал мне, что мы напрвляемся к берегу.
— Да, в бухту Снибли-Крик.
— Надеюсь, там богатая флора и фауна. — Увидев изумленное лицо Фина, она пояснила: — Животные и растения.
— В самое яблочко, ваша милость. Там столько цветов и всяких там жуков, да таких больших, как птицы настоящие.
— Боже праведный, — сказала Миранда, склонив голову к плечу. — Похоже, мне не потребуется мой микроскоп.
Фин густо покраснел. Это было видно даже сквозь густой загар. Миранда засмеялась и поправила на голове свою соломенную шляпку.
— А вы еще рисовали потом личинок?
— Я же предупреждала, что мы не можем об этом больше говорить.
— Но я не собираюсь голодать.
— Все это хорошо, но я обещала капитану Блэкстоуну, что не буду рассказывать его команде ни о личинках, ни о простейших. Я не собираюсь нарушать свое слово, даже данное пирату. — Миранда замолчала и чуть прикусила губу. — Извини, Фин, я не хотела тебя оскорбить.
Несмотря на недостойный промысел Фина, Кинга, Шрама и всех остальных, Миранда очень к ним привязалась. Особенно легко ей было с Фином.
— Я не обижаюсь, — лицо Фина сморщилось, и он с заминкой проговорил: — Просто и мне, и ребятам очень нравится слушать про всякие такие вещи.
— Я знаю, но я обещала, — вздохнула Миранда, и вдруг ее лицо просияло. — Ничто, однако, не мешает нам обсуждать другие темы.
— Да, ваша милость.
— Мы, разумеется, будем вести наши разговоры на палубе, но я не думаю, что ваш капитан будет возражать, если, конечно, вы будете выполнять свою работу.
— Может, вы еще раз нам расскажете про свет. Сам-то я не очень понял. Свет, он либо есть, либо нет.
Через четверть часа, когда Джек проходил по палубе мимо своей пленницы, она, сидя на канатах, с увлечением что-то чертила на куске пергамента, а Фин и Беспалый сидели у ее ног.
— Рисунок должен вам помочь, — говорила Миранда, изобразив Солнце и планеты.
Морщины на лице Фина от усиленных раздумий стали еще глубже.
— Нет, до меня не дошло, — он склонил голову набок и тут увидел Джека. — Капитан, ну что ты об этом думаешь?
Миранда тоже увидела капитана, и, как всегда, у нее перехватило дыхание: до чего же он высокий, какие великолепные у него волосы цвета настоящего золота. Впрочем, она была убеждена, что его совершенно не интересует наука, а особенно то, что она может сказать по этому поводу, тем более что он только что сказал ей, что занят. Конечно, он будет недоволен тем, что ему помешали. Миранда думала, что сейчас услышит его недовольное рычание, он однажды сказал Фину, чтобы тот его не беспокоил своими глупостями. Но не тут-то было. Напротив, он присел рядом с ней, да еще так близко, что она через тонкую ткань юбки чувствовала его мускулистое бедро. Взяв в руки пергамент, он расправил его на коленях и стал серьезно изучать.
— Что это? — спросил он, и Миранда с трудом заставила себя сосредоточиться на рисунке, а не на человеке, который задал вопрос.
— Юпитер.
Только сейчас Миранда разглядела в зелени его глаз маленькие изумрудные и серебряные призмочки.
— А это его луна.
— Я так полагаю, что это изображена Земля? А кто на ней?
— Это Оле Ремер смотрит в телескоп, — Миранда замолчала, потом чуть слышно добавила: — Думаю, получилось не очень похоже.
— Будем надеяться, хотя бы ради старины Оле.
Миранда улыбнулась, Джек в ответ довольно хмыкнул.
— Что он делает?
— Он вычисляет затмение, капитан.
Джек с удивлением обернулся — он совершенно забыл, что Фин и Беспалый здесь:
— Зачем он это делает? Фин почесал подбородок.
— Точно не могу сказать, капитан.
— Он отмечает разницу во времени, когда Юпитер ближе всего подходит к Земле — тогда Луна находится за своей планетой, и когда он от нее на самом большом расстоянии.
— И что дальше?
Похоже, капитан понимал ее! Миранда наклонилась к рисунку.
— Он обнаружил, чем ближе мы к Юпитеру… Ремер находился тогда в Парижской обсерватории…
— Лягушатник! — Фин даже сплюнул от разочарования.
— Да нет, Ремер — датчанин. А тогда он просто был в Париже, впрочем, нам сейчас неважно почему.
Миранда глубоко вздохнула, удивляясь про себя, что она так долго владеет вниманием капитана.
— Ремер обнаружил, что когда Земля на той же стороне от Солнца, что и Юпитер, то затмение луны Юпитера происходит раньше, чем когда Земля и Юпитер находятся по разные стороны от Солнца. Это значит, что свет от луны Юпитера приходит к нам быстрее, когда расстояние, которое ему нужно пройти, короче.
— Капитан, ты что-нибудь понял? — Фин с надеждой смотрел на Джека.
— Кое-что, — Джек пожал плечами и снова посмотрел на рисунок.
Он решил, что, если свет идет из двух точек, которые ближе к друг другу, значит, свет движется с определенной скоростью. Если знать расстояние между точками, можно определить скорость его движения. Пожалуй, это можно сравнить с тем, что ему нужно больше времени, чтобы дойти из Барбадоса в Чарлз-Таун, чем из Чарлз-Тауна в Снибли-Крик.
Джек выложил все это Миранде, и чуть не лопнул от гордости, когда увидел ее восхищенный взгляд. Ее глаза сияли, будто он открыл ей все тайны мироздания. Он бы должен был обидеться: она, очевидно, считала, что он не способен ничего понять. Но вместо этого Джек спросил:
— А этот датчанин высчитал скорость света?
Сам Джек при желании мог в любую минуту узнать, какова скорость «Морского ястреба». Конечно» в небесах между Землей и Юпитером лаг не опустишь.
— Да, Ремер определил ее. — Миранда не верила сама себе. Она не сомневалась, что капитан не только понял, о чем она говорила, но и даже, кажется, выказывал некоторый интерес. — Вычислив разницу во времени движения света от спутников Юпитера до Земли и зная расстояние, Ремер определил, что она равна 141 тысяче миль в секунду.
Джек присвистнул свозь зубы.
Фин опять не утерпел и спросил:
— Капитан, ты веришь в это? Разве может что-нибудь двигаться так быстро?
— Н-не знаю, — Джек вернул пергамент Фину и встал. — А что такое свет? Что движется?
Миранда смотрела на него с благоговением. Вот вопрос, над которым они с дедушкой бились часами.
— Никто точно не знает этого. Ньютон, правда, думает, что свет состоит из частиц. Гюйгенс
type="note" l:href="#FbAutId_10">[10]
настаивает на том, что это волны.
— Как в океане? — спросил Фин.
— Что-то в этом роде. Только эти волны движутся в одном-единственном направлении.
Капитан, казалось, раздумывает над ее словами. Через минуту, посмотрев ей в глаза, он поинтересовался:
— А что вы думаете?
Миранда удивилась, услышав этот вопрос, и одновременно была довольна тем, что он интересуется ее мнением, хотя ей и пришлось признаться, что она не знает, какой точке зрения отдать предпочтение.
Джек пожал плечами:
— Ну что бы то ни было, скорость большая.
— Да, свет передвигается так быстро, что мы не можем это увидеть.
На лице Фина было написано недоумение.
— Как это, быстрее взгляда?
— Да, следует помнить, что есть вещи, которые мы вообще не можем увидеть.
— О, например простейших.
Миранда испуганно посмотрела на Джека, тот воззрился на нее с подозрением, а Фин, осознав свою оплошность, попытался исправить положение.
— Да я ничего не имел в виду, капитан. Джек с трудом подавил улыбку.
— Вы хотите сейчас вернуться в мою… вашу каюту? — спросил он Миранду.
— Нет, если только мне не следует это сделать.
Она не поняла, рассердился он или нет за то, что Фин заговорил о простейших. Скорее всего нет. Капитан приветливо улыбнулся и сказал ей, чтобы она поступала как хочет. Миранда отметила про себя, что вряд ли все пираты обращаются со своими пленниками так изысканно вежливо.
Когда капитан Блэкстоун попросил извинения за то, что ему необходимо уйти, Миранда испытала непонятное разочарование. Так приятно было обсуждать открытия Ремера с человеком, который понимает, о чем идет речь.
Может быть, она сама виновата: плохо объясняет свои мысли слушателям. У Фина и Беспалого все еще был вид людей, которые ничего не поняли. Миранда попыталась объяснить еще раз, стараясь излагать свои мысли более простым языком, но они почти хором заявили, что об этом можно поговорить еще раз попозже. Было ясно, что им проще рассуждать об увеличенных личинках, чем о том, чего нельзя увидеть.
Пираты отправились работать, а Миранда стала перебирать свои черновые записи и удовлетворенно улыбнулась, когда нашла то, что хотела. Это был набросок мужчины, точнее, капитана Блэкстоуна. Никто, конечно, не мог бы догадаться об этом. Она, по крайней мере, на это надеялась. Черты неразборчивы, но она и не стремилась к портретному сходству. Ей хотелось зарисовать его мускулы. Такого натурщика не было у самого Леонардо да Винчи. Миранда изучала свой этюд. Она без ложной скромности могла сказать, что грудь и руки получились неплохо. Когда он сидел перед ней на корточках, она успела рассмотреть и мускулы бедер, но все остальное…
Если бы он согласился позировать! Миранда вздохнула: это было маловероятно, хотя он и выказал сегодня некоторый интерес к скорости света. Вряд ли он будет сидеть перед ней спокойно и позволит рисовать себя, тем более… обнаженным.
Миранда заерзала на своем неудобном сиденье. Почему сама мысль о капитане пиратов, который к тому же снял бы одежду, вызывает у нее определенного рода беспокойство и тяжесть где-то внизу живота? Ведь, в конце концов, она изучала в свое время наброски обнаженного тела во всех видах у многих художников. Например, в свое время она видела атлас Борелли
type="note" l:href="#FbAutId_11">[11]
«Demotumanimalium »
type="note" l:href="#FbAutId_12">[12]
. Тогда почему ей так трудно рисовать самой?
— Что мы тут делаем?
Миранда подпрыгнула от испуга и поспешно закрыла рукавом набросок. Шрам заглядывал ей через плечо, и Миранда всполошилась, испугавшись, что он увидел рисунок, но он ни о чем не стал спрашивать, и она успокоилась. Шрам вытер грязным красным платком лицо и добавил:
— Ух, жарко сегодня!
— Да, тепло, — согласилась Миранда. На самом деле, сидя в тени мачты на ветерке, она почти не замечала жары. Но, разумеется, другое дело — Шрам. Он работал на самом солнцепеке.
— Когда я только привыкну! Там, откуда я, сроду не бывает так жарко. Там даже холоднее, чем нужно человеку.
— Откуда ты?
Спрашивая, Миранда вдруг подумала, что никогда не задавалась таким вопросом раньше. Все эти пираты должны ведь быть откуда-то, из каких-то мест. Все они были кем-то, до того как стали морскими разбойниками. Никто же не рождается пиратом… даже капитан Блэкстоун.
— Я из Лондона, родился в доках. Вначале у меня все было хорошо. До 65-го года я продавал пироги, которые пекла матушка. Но потом пришла чума и унесла всю мою семью, только я и остался.
Он пожал плечами и снова обвязал платок вокруг шеи.
— Ты тогда стал пиратом?
— Не-а. ? Шрам глубоко вздохнул соленый воздух. — Я записался на один из кораблей его величества. Юнгой.
— О, как чудесно! — Миранда даже представить себе не могла, что же могло заставить Шрама отказаться от службы в королевском флоте и стать флибустьером.
— Однако не так хорошо, как кажется вашей милости. Проклятый капитан жутко любил свою плетку и регулярно нас избивал. Но это было не самое страшное, — Шрам придвинулся ближе и сказал громким шепотом: — Он был не совсем мужчина, если вы понимаете, о чем я.
Миранда не сомневалась, что понимает, но ее улыбка стала неуверенной, она отшатнулась от Шрама и слегка покраснела, он же ничего не заметил.
— Вот где я это заполучил, — сказал пират, проведя пальцем по рубцу на лице и скривив его в гримасе. — Да, не очень-то капитан Шерри обрадовался, когда я отказал ему, намекнув, что не хочу быть таким же странным, как и он.
— Да уж, ему это по душе не пришлось.
— Опять в точку, ваша милость. Он выхватил саблю и перекроил мне физиономию по своему вкусу. — Шрам глубоко вздохнул, задумался, очевидно вспоминая, и, помолчав немного, добавил: — Потом я прятался от него, пока мы не дошли до Барбадоса, а там я прыгнул прямо за борт и доплыл до берега. В порту я встретился с Редом Макнейлом, он был капитаном «Морского ястреба» до Джека Блэкстоуна. Ред взял меня к себе. И я не жалею ни о чем.
Прекрасно, ведь она хотела узнать, как он стал пиратом, вот и получила его историю. Быть может, она и не рассчитывала услышать именно такой рассказ, но тем не менее была рада, что Шрам разговорился. Теперь она иначе будет относиться к нему.
— А ты счастлив, я хотела сказать, ты рад, что стал пиратом?
Шрам провел рукой по изуродованной щеке.
— Не могу сказать, что я не тоскую по Англии. Вот, возьмите погоду. Еще как жарко бывает. Я не жалуюсь. Капитан Блэкстоун — хороший человек. Во всяком случае с ним не приходится опасаться за себя и свою честь. Странным его точно не назовешь.
Последние слова Шрам произнес с убийственной, но комичной серьезностью.
— Да, — согласилась Миранда, — об этом можно не волноваться.
Когда девушка спустилась в каюту, она села за свой стол, заваленный бумагами и книгами, и принялась размышлять. Мысли ее вертелись вокруг капитана «Морского ястреба». Любопытно, какова его история, как он стал пиратом. Совершенно ясно, что у него были на то какие-то причины. В то же время Миранда осознавала, что никогда не спросит ни у него самого, ни у кого-либо из команды. Она не станет удовлетворять свое любопытство, она даже не хотела, чтобы они догадывались о том, что ей это интересно.
Миранда достала свой эскиз и стала вносить в него все то, что смогла запомнить сегодня. На следующее утро Миранда увидела на судне маленькую птичку, а к полудню на горизонте показался берег. Первую половину дня на судне все были заняты, но после обеда, состоявшего из соленой свинины и гороховой каши, многие члены команды, включая Фина, Шрама, Кинга и Беспалого, расселись вокруг Миранды на бочках.
Капитан Блэкстоун ушел с палубы, но его пленница предпочла остаться отдыхать в тени грот-мачты под свежим ветерком.
— Значит, ваша милость, вы говорите, что Земля не круглая? — Физиономия Фина выдавала напряженную работу мысли, ведь даже он слышал о том, как некоторые храбрецы плавали вокруг всего света.
— Не совсем.
— Но она ведь не плоская? — поинтересовался Беспалый.
— Боже милосердный! Разумеется нет, — рассмеялась Миранда. — Она относительно круглая, это скорее эллипс, да нет, это плохое объяснение. — Миранда покусала немного свой большой палец. — Земля имеет форму яйца.
— Хорошо бы яичко сейчас захавать.
— Заткнись, Шрам, дай ее милости закончить. Миранда вздохнула. Как хорошо, если бы у нее сейчас в руках было яйцо. Не для того, чтобы его проглотить, хотя после всей этой солонины съесть что-нибудь приличное было бы наслаждением. Ей бы хотелось, чтобы ее пытливые ученики получили бы наглядное пособие, если можно так выразиться. Она уже не раз замечала, что на примерах объяснять проще, да и люди понимают скорее.
Вместо этого она сложила руки так, чтобы показать, как выглядит Земля, по мнению Ньютона.
— Конечно, он не может этого доказать, — продолжала Миранда, — но Земля тоже испытывает на себе силу притяжения, и на экваторе она больше.
— Это что еще за затяжение?
— Сила притяжения, Шрам, — это сила, которая удерживает нас на поверхности Земли и не дает упасть.
— Упасть? Мы что, можем упасть?
— Не переживайте так. Мы и не собираемся. Притяжение центра Земли удерживает все, что есть на ее поверхности.
Миранда едва не рассмеялась, заметив радостные улыбки на лицах слушателей. Чтобы совсем их успокоить, девушка решила привести несколько примеров. В противном случае они все побегут к своему капитану с криками, что падают в пространство.
— Хоть раз все вы бросали что-нибудь в воздух — камень, палку, ну что угодно, да? — Пираты переглянулись и кивнули. — И что же при этом происходило? Разве брошенный предмет улетал в воздух навсегда?
— Черт возьми, нет конечно. Зазеваешься, и тебя тут же стукнет по макушке.
— Именно. Это происходит из-за силы притяжения. Земля притягивает к себе все предметы. — Миранда пожала плечами. — Та же самая сила удерживает и нас с вами на поверхности.
— Н-да. — Фин почесал бороду. — Вот почему огромные камни, которые мы используем для балласта, так быстро падают вниз.
— На самом деле неважно, сколько весит тот или иной предмет. Все падает на Землю с одной скоростью.
Слушатели Миранды были потрясены ее новым откровением, но отнеслись к ее словам с недоверием.
— Ваша милость хочет сказать, что большой камень и маленький падают одинаково?
— Я знаю, кажется, что тяжелый предмет падает быстрее, чем легкий, но это не так. Первым это доказал Галилей.
— Гал… кто? Что-то знакомое.
— Да, я уже вам о нем говорила. Он был великим ученым. Так или иначе, но он доказал, что два предмета падают на землю с одинаковой скоростью независимо от их веса. Позднее, когда Герике
type="note" l:href="#FbAutId_13">[13]
изобрел воздушный насос, то доказали…
— Как он это сделал?
— Что сделал, Беспалый?
— Как этот Галилей доказал, что тяжелая штука падает одинаково с легкой? Я этому вообще не верю, — сказал пират, скрестив руки на своей могучей груди.
— Ну хорошо. Послушайте. Он пошел на вершину высокой башни, и он взял… Подождите-ка, — Миранда неожиданно посмотрела вверх, и улыбка расплылась по ее лицу. Ей пришла в голову великолепная мысль. Теперь она знала, как им объяснить.
Снова обернувшись к пиратам, она стала, загибая пальцы, перечислять то, что ей было нужно:
— Два мешочка, немного дроби, галеты.
Закончив записывать в бортовом журнале цифры, Джек откинулся на спинку стула и положил ноги на край стола. Он уже устал от своих занятий, но, по крайней мере, на сей раз каюта капитана корабля используется по назначению. Ему удалось подсчитать все, что Генри был ему должен за товары, которые он с такой поспешностью выгрузил в последний раз в Чарлз-Тауне. Он довольно усмехнулся, вспомнив, какая кругленькая сумма у него получилась. В целом — неплохо, но Джек не мог не думать о том, что времена, к сожалению, меняются. Испанские галеоны больше не лопаются от переполняющего их золота. И их уже не так просто захватить как раньше. А французы?! На эти жалкие суденышки не стоит тратить пороха: слишком редко в них есть что-нибудь стоящее.
Джек задумался и стал качаться на стуле. Последнее время Фин говорит только о том, чтобы отправиться в Индийский океан на промысел. Говорят, там много добычи и ее легко захватить. Но Джеку это было не по душе. Во-первых, Индийский океан слишком далеко от Сан-Августина и даже Испании. Если он надеется когда-нибудь разыскать сестру и отомстить де Сеговии, он не должен уезжать. Другая причина кроется в том, что последнее время шею все чаще ломит от неприятных предчувствий.
Недавно, когда он был в Чарлз-Тауне, он даже говорил со своим дядей о том, что пора ему отказаться от этого опасного ремесла, ведь он не нуждается, в конце концов, в деньгах: у него же есть плантация.
Джек встряхнул головой. Он не даст себя повесить. Он все сделает для того, чтобы его не поймали. Когда он похищал Миранду Чадвик, им владело единственное желание избежать виселицы.
Тут его красивое лицо омрачилось. Завтра утром они дойдут до бухты. Затем через несколько дней уже можно будет трогаться в обратный путь и избавиться от девицы. Джек решил, что надо будет как можно скорее взять свежей воды, пополнить запасы продовольствия и отчалить в Сан-Августин на поиски сестры. Кто-то же там знает, где ее найти, и на этот раз он без нее не уйдет. Пригладив пальцами свои длинные, до плеч, волосы, Джек выпрямился на стуле и, с тоской взглянув на свою бывшую кровать, встал, но вдруг заметил на столе набросок человеческого торса. Джек пожал плечами и вышел.
У Миранды Чадвик все-таки странные вкусы и занятия. Когда он впервые увидел эти рисунки, то решил, что она рисует чей-то портрет. Но, приглядевшись, он понял, что голова занимает ее меньше всего остального. Она пыталась изобразить тело, было, впрочем, понятно, что с некоторыми его частями она не знакома. Джек ухмыльнулся, решив, что, по всей вероятности, она не в курсе того, как выглядит мужчина ниже пояса.
Джек поднялся по трапу и, выглянув из люка, огляделся. Он осматривал палубу, недоумевая, куда все подевались. Перед ним стояло ведро с водой и валялись куски пемзы. Естественно, что в команде не было сумасшедших, которые бы только и мечтали о том, как бы подраить палубу, но ведь они все договорились, что будут по очереди это делать.
Вдруг за его спиной раздался какой-то шум. Джек обернулся и увидел всех своих матросов, до единого, столпившихся у мачты.
— Какого дьявола вы тут топчетесь? Что происходит?
На звук его голоса пираты обернулись. Джек, к своему удивлению, увидел виноватые, застенчивые лица, и, пока он подходил ближе, все расступались перед ним, пока, наконец, он не встретился глазами с Фином.
— Что вы тут делаете? — повторил Джек. — Кто, черт побери, стоит на руле?
— Н-ну, капитан, мы… мы…
— Я хочу услышать ответ. Сейчас же! — Тут ему пришла в голову одна ужасная мысль, и он нервно обернулся. — А где госпожа Чадвик?
Мелкого дрожания век Фина было достаточно, чтобы Джек посмотрел вверх. Тут же сердце его словно оборвалось.
— Кровь Христова! — загремел Джек. — Что она там делает?
Однако он не стал ждать ответа, а повторил свой вопрос, теперь уже обращаясь к своей неугомонной пленнице:
— Какого черта ты там делаешь?
Миранда Чадвик находилась на вантах на высоте, по крайней мере, тридцати футов над палубой. Ее волосы и юбки трепал ветер, и все присутствующие могли свободно любоваться ее обнаженными до неприличия ногами. Джеку показалось, что она что-то опять лепечет про силу притяжения и про Галилея, но он не намерен был стоять и слушать. Взявшись за пеньковый канат, он стал стремительно подниматься наверх, крича при этом:
— Только не двигайся! Ни в коем случае не двигайся. Благодаря многолетней тренировке Джек взбирался очень быстро. Как только судно получало крен, он сразу смотрел наверх, на Минанду, как она там, и с каждым шагом думал о том, что дубовая палуба остается слишком далеко внизу.
Раньше Джек никогда не задумывался о том, как высоко вверх по отвесной лестнице поднимаются матросы во время работы, но сейчас, перепугавшись, что Миранда Чадвик может упасть, он вообще не мог ни о чем думать, разве что о том, как он сдерет со своих бродяг кожу с живых за то, что они позволили ей свалять такого дурака. Ну еще о том, как он отшлепает ее самое. Конечно, когда доставит в каюту в целости и сохранности.
Миранда смотрела на капитана сверху и удивлялась, как быстро он преодолевает разделяющее их пространство. Увидев, как он разгневан, она с трудом подавила в себе желание забраться еще выше. В этом не было никакого смысла. Во-первых, он все равно ее быстро настигнет, во-вторых — незачем сердить его еще сильнее. Поэтому она замерла на прежнем месте, держась за канат одной рукой. В другой руке она держала два мешочка: в одном были галеты, в другом — дробь. Она хотела бросить их с высоты одновременно и доказать теорию Галилея. Вместо этого она как зачарованная уставилась на капитана Блэкстоуна, наблюдая, как в лучах заходящего солнца его волосы становятся совсем золотыми.
— Я могу вам все объяснить, капитан Блэкстоун. Понимаете…
Она не смогла договорить, так как в это время он обхватил ее за талию своей железной рукой и приказал тоном, не допускающим никаких возражений:
— Держитесь за мою шею.
Миранда ухватилась за него. Ветер свистел вокруг, и запах его тела привел девушку в смятение, столь же сильное, как и его объятие. Миранда была во власти неясных ей ощущений.
Джек добрался до бакштага
type="note" l:href="#FbAutId_14">[14]
, и они заскользили вниз. Это, честно говоря, было даже не скольжение, а, скорее, головокружительный полет. Но он очень скоро закончился, когда ноги капитана уперлись в палубу. Не говоря ни слова, Джек чуть наклонился и перекинул Миранду через плечо. Кровь бросилась ей в лицо, но девушка не посмела сопротивляться. Отдавая на ходу приказы, он направился к люку.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море огня - Дорсей Кристина



Смешной,прикльный и интересный расказ.
Море огня - Дорсей Кристинамария
10.01.2013, 20.42





Такая ерунда. Еле "долистала"
Море огня - Дорсей КристинаТатьяна
26.09.2013, 18.09





Вот я сама виновата - не бросаю книгу недочитанной. Не читать! Такая тягомотина, такой топорный школьный язык, а уж это "Кровь Христова!" через абзац реально в зубах навязло. Блин, времени жалко, измучалась пока до конца долистала. Нужно приучить себя бросать подобную ерунду сразу как только не пойдет чтение... 0 из10 просто.
Море огня - Дорсей КристинаЗаметки на полях
15.03.2014, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100