Читать онлайн Море огня, автора - Дорсей Кристина, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море огня - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море огня - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море огня - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Море огня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— Тебе удобно?
Миранда устроилась в его объятиях и вздохнула. Ей тут же стало стыдно, и она переспросила:
— А тебе?
— Вполне, — заверил ее Джек и прижал ее голову опять к своей груди.
Они устроились в углу камеры. Первый день их пребывания узниками крепости закончился, и Джек приготовил место для сна. Они уже все кругом осмотрели в поисках выхода, поэтому точно знали, где самая приличная солома. Сапогом Джек расчистил место и затем натаскал туда все, что можно было найти, чтобы устроиться поудобней, потом уселся и посадил Миранду себе на колени, обняв ее руками.
Он был уверен, что де Сеговия не будет сегодня ничего предпринимать. Испанец решит, что для него будет большим мучением ждать рассвета и страшиться своей участи. Именно этим Джек и занимался, так что расчеты мучителя оправдались, ведь он беспокоился не из-за своей участи, а из-за того, что ожидало Миранду. В груди его болело, в голове все мутилось от жутких картин, от видений веревки на шее жены. Наконец, не выдержав, Джек заговорил:
— Миранда, завтра или когда они там за нами придут, я хочу, чтобы мы попытались бежать.
Зная де Сеговию, он был уверен, что будет столкновение лицом к лицу. Тот не упустит своего шанса.
— Но…
— Это будет нелегко, — прервал ее Джек, сознательно не обращая внимания на вопрос, прозвучавший в ее тоне. — Ты должна сделать все именно так, как я тебе скажу. — Он подождал, но ответа так и не последовало.
—Миранда!
— Да, Джек, я сделаю все, как ты велишь.
— Хорошо. Я постараюсь поднять шум…
— Какой шум?
— Не знаю точно, учиню какой-нибудь скандал, брошусь на часового или на де Сеговию, как получится, чтобы отвлечь их от тебя. — Джек переменил положение, взял ее лицо в свои руки, стараясь разглядеть ее в темноте. — А потом я хочу, чтобы ты побежала изо всех сил как ветер. Ты сможешь найти выход?
— Смогу, а что будет с тобой?
— А я за тобой. Или убегу как-нибудь в следующий раз.
— Но Джек…
— Нет, Миранда. Ты не можешь сейчас задавать вопросы или сомневаться, сделай, как я тебе говорю. Ты меня понимаешь?
Девушка не видела лица пирата, но его слова дышали силой и страстью.
— Ты поняла меня?
— Да.
— Хорошо, — Джек снова прижал ее к груди. — Когда ты выберешься из крепости, спрячься, затем тебе надо будет как-то пересечь залив и найти за островом «Морской ястреб». Там ты встретишь Шрама и всех остальных. Они доставят тебя в Чарлз-Таун.
Джек очень на это надеялся. Миранда ничего не ответила, а он пустился в какие-то дикие рассуждения о том, как он выберется попозже и встретится с ней в Чарлз-Тауне. Она не поверила ни единому слову. Более того, она знала, что и он сам себе не верит, просто хочет, чтобы она попыталась убежать. Ведь у него самого не было ни одного шанса. В конце своей путаной речи Джек сжал ее в объятиях еще пуще прежнего и попросил:
— Обещай, что ты сделаешь это. Миранда. Обещай мне.
— Обещаю, — сказала она твердо, затем вдруг спросила уже совсем шепотом: — Джек?
Он приготовился, что сейчас они будут яростно спорить, и ему придется гнуть ее в бараний рог, чтобы она согласилась.
Он понял, что может смириться с неизбежностью собственной судьбы, но за нее он будет бороться до конца. Но ее слова ошеломили его, к ним он не был готов.
— Я так рада, что вышла за тебя замуж, — Миранда услышала, как он задохнулся от удивления. — Я знаю, что была для тебя сущим наказанием.
— Нет-нет, — Джек пожал плечами.
— Не спорь. Единственное, что меня оправдывает, это то, что я этого не хотела. Я рада, что мы женаты, и даже тому, что ты похитил меня.
— Это может показаться странным, но я тоже, — признался Джек.
С этими словами он откинулся к стене и постарался успокоиться, внушая себе, что лучше помолчать. Кровь Христова! Быть может, у него не будет другой возможности сказать ей. Он открыл уже рот, но снова закрыл его, испугавшись. Безжалостный пират, он боится сказать три слова этой девчонке, своей жене!
—Миранда!
— Да?
Джек глубоко вздохнул и словно бросился с головой в омут:
— Я люблю тебя.
Ответа не было. Джек уставился в мокрый пол и считал мгновения. Боже, почему она ничего не отвечает? Может, она думает, что глупо с его стороны, со стороны человека, стоящего вне закона, испытывать подобное чувство? На самом деле он и сам был потрясен, когда понял, что то, что он испытывает по отношению к ней, нельзя объяснить ни похотью, ни нежностью. Это нечто гораздо большее.
— Ты слышала, что я сказал?
— Да, — прошептала Миранда. Она просто не сразу пришла в себя после его объяснения. — Я тоже люблю тебя.
— Правда? — Джек был безумно счастлив, особенно учитывая окружающую обстановку. Он слишком долго не позволял себе даже думать о любви, а тем более надеяться на ответное чувство. Он повернул Миранду к себе лицом, поцеловал в лоб, и потом сказал: — Тогда хорошо, что мы женаты.
Губы их встретились, поцелуй становился все глубже и глубже, пока хватало дыхания, руки Джека запутались в юбках Миранды, но вскоре добрались до изысканного изгиба ее бедер.
— Пожалуй, ты вышла замуж за чересчур сластолюбивого пирата, — выдохнул Джек.
— Кажется, — согласилась она. ? Но, Джек, как же мы можем здесь? — Миранда поняла, что муж ее, как обычно, не остановится на полпути.
— Ш-ш, ты задаешь слишком много вопросов.
— Но я не представляю, как же… О… Джек…
— Подвинься немножко. Вот так.
Полулежа, Джек умудрился и себя освободить, и окончательно разобраться с юбками жены. Она едва его различала, так темно было в камере. Поэтому она просто закрыла глаза и вдохнула его пряный мужской запах, и подумала, что никакой другой не будет действовать на нее так сильно. Миранда расстегнула ему рубашку, обняла за талию, стала водить кончиком пальцев по ребрам, потом по плоскому животу. То ли из-за кромешной тьмы, то ли в ужасе перед завтрашним днем, но Миранда осмелела ее пальцы спускались все ниже, к узким бедрам и к тому, что давало ей такое острое наслаждение. Ее несмелые попытки новых ласк подействовали на Джека так возбуждающе, что он изогнулся, поставив Миранду на колени, и уже не мог остановиться.
— Боже, Миранда, ты сделаешь из меня женщину.
— Ну, об этом я не волнуюсь.
Она сказала это, наклонившись к нему, поддразнивая язычком и предвкушая момент соединения в одно с ним существо, и когда он пришел, холодные камни серых стен, камера отступили, и весь мир перестал существовать, остались только чувственные звуки, невесомые вздохи и эротические стоны.
Это было мощное соединение их тел и душ в одно, более полное и в то же время хрупкое, чем все, что они испытали до сих пор.
Миранда загадала, что это начало. Так или иначе, но она была уверена, что их совместная жизнь только начинается. Но ее муж, закаленный и ожесточенный жизнью пират, в то же самое время сказал бы по-другому. Это был конец.
Когда они немного успокоились и Миранда снова пригрелась на его широкой груди, Джек поправил свою одежду, расправил ее юбки и прижал к своему сердцу.
— Спи, Миранда, завтра нам понадобятся все наши силы.
Сам Джек был не в состоянии воспользоваться этой передышкой. Миранда вскоре забылась спокойным сном, она ровно и мерно дышала, а Джек, прислонившись к каменной стене, все думал о завтрашнем дне, так и эдак прикидывая, как ему надлежит поступить. Он хотел все предвидеть, а главное, не упустить никакой возможности для побега Миранды.
Он, видимо, все-таки заснул, так как его разбудил шум открывающейся двери, Джек вскочил, поднял Миранду и спрятал ее позади себя. Она поправила волосы и выглядывала из-за его плеча, когда камеру осветили фонарем из коридора. За ними пришли трое стражников. У каждого на боку висела сабля. Тот, который держал фонарь, был главным, и он кивком приказал пленникам выходить. Миранда схватила Джека за руку.
— Помни о своем обещании, — только успел сказать Джек, направляясь к двери.
Они вышли в мрачный коридор, который был скудно освещен. В его стены были вделаны грубые железные подсвечники.
Один из стражников шел впереди Джека и Миранды, он отдавал приказы, которые девушка переводила, за ними следом шли еще двое солдат.
Джек помедлил немного, пока они поравнялись с дверью, открытой прямо во двор, вздохнул, пожал, прощаясь, Миранде руку и замедлил шаги.
Стражник сзади него заворчал и подтолкнул его в спину. Джек повернулся к нему и выругался. Тут, однако, Миранда взяла его за руку и удержала:
— Он хочет, чтобы ты поторопился. Джек посмотрел на нее и сказал:
— Я прекрасно знаю, чего он хочет.
Кровь Христова! Тычок в спину невозможно не понять. Похоже, его жена не понимает, что такое «шум». Он быстро показал ей глазами на открытую дверь, и вдруг ему показалось, что она передумала в отношении своего обещания, потому что она слегка покачала головой.
Джек глазами снова велел ей бежать, и в этот момент солдат в раздражении так пихнул его, что он чуть не полетел вперед.
Миранда как фурия налетела на испанца. Она что-то возмущенно тараторила, видимо, давала хорошую взбучку. Стражник оторопел от ее напора, как, впрочем, и все остальные.
Джек сразу воспользовался моментом. В мгновение ока схватил Миранду за плечи, повернул и вытолкнул во двор. Почти одновременно он сделал выпад и подставил кинувшемуся за ней солдату подножку, схватил его и бросил на остальных и сбил их с ног. На какую-то долю секунды, прежде чем захлопнуть дверь, Джек задумался, не последовать ли ему за Мирандой. Но стражники уже поднимались на ноги и хватались за оружие, и Джеку ничего не оставалось, как попытаться их задержать, тем самым дать Миранде возможность убежать. Он захлопнул дверь и закричал изо всех сил:
— Беги!
Затем заслонил проход своим могучим телом. Одного солдата он быстро сбил с ног, зато другой, обнажив саблю, бросился на него. Джек сделал ложный выпад вправо и неожиданно ударил наотмашь по запястью правой руки врага. Тот выронил свой клинок. Джек молниеносно подобрал его за эфес, пронзил солдата его собственным оружием и повернулся к следующему противнику, медлившему с атакой из-за смерти товарища. Джек ухмыльнулся, увидев его растерянность, и почувствовал прилив бодрости. Перед ним блеснул луч надежды. Если он одержит победу над еще одним противником, то у него появится возможность отомстить и присоединиться к Миранде.
Солдат вдруг бросился вперед, но Джек был быстрее и отразил удар. Затем в свою очередь сделал выпад и коснулся кончиком сабли испанца, на груди которого выступила кровь. Сражаться в узком проходе было неудобно, Джек был очень хорошим фехтовальщиком и вскоре стал теснить противника, вынуждая отступать с каждым шагом. Хорошо проведенным приемом Джек выбил из рук врага оружие. Солдат распластался по стене, на лбу его выступили капли пота.
Джек нагнулся и спросил:
— Где де Сеговия?
Затем повторил снова:
—Де Сеговия?
Солдат не подавал никаких признаков жизни, то ли не понимая, чего от него хотят, то ли притворяясь. Внезапно он бросился в сторону, намереваясь бежать, но Джек легко догнал его и сразил одним ударом.
В тот же момент Джек ощутил, что волосы его встали дыбом, он повернулся, но было слишком поздно, и он не смог увернуться от мощного удара. Его оглушили палицей. Ужасающая боль пронзила его, колени подогнулись, и он рухнул на пол. Перед тем как он потерял сознание, ему представилась Миранда такой, какой он видел ее в последний раз. Она смотрела на него с любовью и сожалением, и в глазах ее стояли слезы. Кровь Христова! Он всем сердцем надеялся, что она смогла убежать.
О вот оно, возмездие!
Джек застонал от мучительной боли. Он не сомневался, что уже умер и находится на седьмом кругу ада. Он же был пиратом.
— Я смотрю, ты пришел-таки в себя.
Джек открыл глаза и перестал оплакивать свою участь. Он узнал бы этот голос из тысячи других. Прошло двенадцать лет, и, хотя теперь его враг говорил на плохом английском, а не на своем родном языке, Джек сразу догадался, кто перед ним. Преисподняя была самым подходящим местом для де Сеговии, но ему не удалось его туда отправить. Джек напряг зрение и увидел де Сеговию. Тот сидел на деревянной скамье около двери камеры. В темных волосах виднелась седина, но в остальном он выглядел точно так же, как и тогда на берегу, в Порт-Ройяле.
Со стоном, скорее похожим на рычание, Джек попытался встать, но тут же упал, не успев подняться. Он был скован по рукам и ногам.
— Ты вечно доставляешь мне неприятности, да, Джек?
Насмешка в голосе испанца снова подвигла Джека рвануться к врагу, но судорожное движение вызвало только боль, цепи не дали ему приблизиться к горлу де Сеговии, который все понял и очень развеселился. Его дьявольский смех молотом стучал в голове Джека, смешиваясь со звуками давней резни в Порт-Ройяле.
Испанец тогда тоже смеялся, сверкая зубами и любуясь на поверженный город и подростка, лежащего у его ног.
— На этот раз ты не уйдешь, Джек. Ты попался, и я не упущу тебя, разве что предам медленной смерти за все неприятности, которые ты мне доставил.
— Низкая тварь! — скрежеща зубами, Джек опять попытался добраться до де Сеговии, но ответом ему был издевательский смех, который, казалось, вызывая эхо, сотрясал стены камеры, проникал прямо в мозг.
— Я убью тебя, кровожадный ублюдок, — прошипел Джек, когда мерзкое хихиканье затихло.
— Ты убьешь меня? Ты перепутал, ничтожество, Это я тебя убью. А кровожадными называют пиратов.
— Я может быть и пират, но я не убиваю женщин и детей.
Де Сеговия нахмурил свои густые темные брови, лицо его потемнело.
— Мы сейчас обсуждаем твои преступления. Воровство, разбой, убийства. Все они наказуемы смертью, — голос его все поднимался и поднимался, и, произнося последние слова, он уже визжал.
Он встал и подошел к Джеку, однако было заметно, что он старается на всякий случай не слишком приближаться к скованному пирату.
— Ты с самого начала причинял мне одни неудобства, надо было еще тогда прикончить тебя, но я, дурак, этого не сделал.
— Ты великодушно позволил мне гнуть на тебя спину с восхода до заката, таскать камни и копать рвы, — Джек снова вспомнил два тяжких года рабства и плена. — Скажи мне, Сеговия, ты оставил меня в живых, чтобы упражняться с кнутом?
— Тебе нельзя было доверять, — просто ответил испанец.
— Да, ты и сейчас не можешь мне доверять. Злоба в голосе Джека произвела впечатление на его врага, хотя он и засмеялся, но жилка на его лбу забилась сильнее.
— Смелые слова из уст пленника. Де Сеговия забегал по камере, как будто желая своим видом показать, что Джек — в западне.
— Я не сделаю еще одной ошибки. Никакие пиратские пушки не помогут тебе убежать на сей раз. Сейчас гарнизон крепости готов к отражению любой атаки и с суши, и с моря.
Де Сеговия подошел к пленнику совсем близко, злорадно улыбаясь:
— Десять лет назад, когда я узнал, что ты сбежал, я надеялся, что пираты убьют тебя или ты сдохнешь от малярии. Меня отозвали в Испанию, и я думал, что больше о тебе никогда не услышу. Но даже туда стали доходить сплетни о пирате, который бороздит Испанский Мэйн как хочет, о Джеке Блэкстоуне.
— Я искал тебя, де Сеговия.
— А теперь ты меня нашел, — испанец был страшно доволен своей шуткой. — К счастью, это не принесет тебе удачи.
Руки Джека сжались в кулаки, так ему хотелось вцепиться в горло своего мучителя, который наслаждался этой беседой. Он расхаживал по камере, переваливаясь всем своим бульдожьим телом и изредка поворачиваясь, чтобы видеть, какое действие производят его слова. Джек его уже почти не слушал, как вдруг до него донеслось что-то про Снибли-Крик.
— Я вижу, ты заинтересовался. Я почти поймал тебя там, но, к сожалению, ты проскользнул сквозь пальцы.
— Так это был твой галеон в Снибли-Крик? Как ты узнал?
— О твоем убежище? Ты считал свою гавань надежной? — де Сеговия хихикнул. — Теперь я могу тебе и сказать, все равно уже тебе это не пригодится, слишком поздно что-нибудь предпринимать. — Он наклонил голову. — Я получил записку от того, кого ты никогда бы и не заподозрил. У тебя гораздо больше врагов, чем ты думаешь, мой дорогой пират.
Джек слушал испанца с невыразимым чувством горечи и досады. Наконец он узнал имя предателя. Как он не догадался сам? Кровь застучала у него в висках от мыслей об этом иуде. Де Сеговия прав. Слишком поздно он узнал об этом. Ему уже не придется отомстить.
Рассвет окрасил камеру в серые краски. Рассвет нового дня, когда ему придется умереть.
Странно, но сегодня ему не надо было сдерживаться, шея не давала о себе знать. То тревожное чувство, которое беспокоило его с того дня, когда он стал пиратом, исчезло. Он всегда думал, что в такой день оно будет непереносимым. Вешать, впрочем, его не собираются, если быть точным. Это английская казнь за пиратские подвиги. Его ждет не петля, а зловещая гаррота. Де Сеговия с удовольствием расписывал ему жуткие подробности того, как все это происходит.
Гаррота. Они посадят его на стул, накинут на шею веревку и будут медленно зажимать болты и затягивать узел все сильнее и сильнее, а жизнь будет покидать его капля за каплей. Джек глубоко вздохнул, закрыл глаза и подумал про себя опять о том, как странно, что его не тянет потереть затылок. Самое страшное в смерти — это ждать ее и переживать. Скоро все будет кончено.
К сожалению, он не может умереть спокойно, без угрызений совести. Горькие сожаления и раскаяние остались его предсмертным уделом. Они обступили его как крысы, которых было полно в камере. Он проиграл. Он не смог наказать де Сеговию по справедливости, хотя это и был бы его суд, а не Божий. Он не смог спасти сестру. Пригрел змею на своей груди: не разобрался, кто предавал его. Это и были его адские муки.
Джек вздрогнул; попытался прогнать черные мысли и сразу вспомнил о Миранде. Он безумно сожалел о том, что подверг ее опасности, и, к несчастью, не был уверен, смогла ли она спастись. Он молился об этом и надеялся на ее сообразительность. Ему бы было легче умирать, если бы он точно знал, что ей удался побег.
Когда тяжелая деревянная дверь заскрипела и с шумом отворилась, Джек встал, отряхнул свою одежду от приставшей соломы и расправил плечи. Он же джентльмен, Джек Блэкстоун, черт возьми! Он примет свою смерть настолько достойно, насколько ему позволят испанцы.
За ним опять пришли три стражника, но на этот раз двое были с заряженными пистолетами и держали его на мушке, пока третий снимал ему ножные кандалы. Не успел Джек почувствовать облегчение, освободившись от широких металлических лент, снятых с его рук и ног, как ему скрутили руки за спиной и толкнули, чтобы он шел вперед.
Джек провел целых три дня в полутемной камере, и яркий солнечный свет резал ему глаза. Он зажмурился, но потом заставил себя взглянуть на мир. Двор был полон людей. Там, видимо, царило веселье как на карнавале. Вдруг внезапно кто-то его заметил, и толпа затихла.
Солдаты образовали вокруг Джека как бы два кольца, и он подумал, что они не столько охраняют толпу от него, сколько защищает его от собравшихся людей. Стражники расталкивали их, они медленно расступались, образуя как бы коридор. Их лица были полны ненависти и расходились они медленно и неохотно. Джек не понимал, что они говорили, но было ясно, что они его проклинают.
— Добрые горожане Сан-Августина ненавидят таких гнусных пиратов, как ты, — сказал ему вчера де Сеговия. — Они объявят тот день, когда ты умрешь, праздником.
Вчера от этих слов у него пробежали мурашки по всему телу, но сейчас, когда перед ним было доказательство правоты испанца, Джек только поднял подбородок выше и стал смотреть вперед. И тут он увидел «это». Они уже приближались к высокому деревянному помосту, на котором был укреплен стул и позади него — столб. Джек остановился только на мгновение, затем, уже не колеблясь, пошел навстречу судьбе.
Рядом с лестницей стоял де Сеговия. Он был одет в парадный мундир, и ветер шевелил перья на его шляпе. Яркие лучи тропического солнца играли золотом и серебром его военных регалий. Никакие драгоценные камни не могли бы украсить эту бульдожью физиономию, лопавшуюся от самодовольства. Он был очень доволен миром и собой. Джек, не задумываясь, отдал бы последние минуты жизни, чтобы стереть с его лица это мерзкое выражение. Вместо этого он спокойно стоял и ждал, пока де Сеговия замолчит, ибо он что-то пыхтел, должно быть изрыгал проклятия, доводя толпу до неистовства. Вокруг помоста тоже стояли солдаты, де Сеговия взмахнул платком и подал знак, чтобы Джек и палач, в низко надвинутом капюшоне, поднимались по неотесанным деревянным ступенькам к эшафоту. Когда Джека толкнули к стулу, он тоже поднялся на помост и, ухмыляясь, сказал:
— Не думаю, что ты исповедуешь истинную веру, и не собираюсь терять зря время, призывая к тебе священника.
Джек ничего не ответил.
— У тебя язык отсох? О чем ты тут размечтался?
— О том, как встречу тебя в аду.
Джек испытал некоторое удовлетворение, увидев, как краска отхлынула с ненавистного лица. Испанец затрясся от ненависти, повернулся к толпе и поднял руку.
— Пускай недостойная собака, презренный пират, Джек Блэкстоун, наконец умрет! — прокричал он прежде, чем спуститься с помоста. Джек обвел взглядом толпу. Это были простые крестьяне и горожане, мужчины и женщины. Джек даже подумал, нет ли тут его сестры. Но сама мысль о том, что Элспет может прийти сюда и наблюдать за его казнью, была ему ненавистна, и он быстро прогнал ее.
Его взгляд блуждал по лицам, пока не встретился с парой удивительно синих глаз.
— Кровь Христова!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море огня - Дорсей Кристина



Смешной,прикльный и интересный расказ.
Море огня - Дорсей Кристинамария
10.01.2013, 20.42





Такая ерунда. Еле "долистала"
Море огня - Дорсей КристинаТатьяна
26.09.2013, 18.09





Вот я сама виновата - не бросаю книгу недочитанной. Не читать! Такая тягомотина, такой топорный школьный язык, а уж это "Кровь Христова!" через абзац реально в зубах навязло. Блин, времени жалко, измучалась пока до конца долистала. Нужно приучить себя бросать подобную ерунду сразу как только не пойдет чтение... 0 из10 просто.
Море огня - Дорсей КристинаЗаметки на полях
15.03.2014, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100