Читать онлайн Море огня, автора - Дорсей Кристина, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море огня - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море огня - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море огня - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Море огня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— Миранда, опусти пистолет, — Джек шагнул к ней, но внезапно остановился: девушка выбросила вперед руку, пистолет уперся прямо ему в грудь.
— Миранда, — Генри попытался взять огонь на себя и заговорил мягко и умоляюще, — что ты делаешь, дорогая? Дай мне пистолет. Я позабочусь об этом негодяе. Мы даже уже кое-что придумали, чтобы утешить тебя.
— Брак поневоле? — Миранда была очень довольна, увидев озадаченное выражение на их лицах. — Не думаю, что меня это устроит, — дулом она приказала им садиться. — На кровать, пожалуйста, а вы, капитан Блэкстоун, положите свой пистолет туда, на столик.
Джек сделал, что ему было приказано, он был очень недоволен собой: когда он увидел Миранду Чадвик с пистолетом, он даже забыл, что вооружен. Эта женщина не перестает его удивлять! Он отложил оружие, прекрасно понимая, что все равно не воспользовался бы им. Он также надеялся, что и она вряд ли пустит свое в ход.
Впрочем, все бывает на свете. Кроме того, она так судорожно вцепилась в пистолет, а ее изящные белые пальчики были так напряжены, что поневоле задумаешься, что она может выкинуть.
— Миранда, — спокойно сказал Джек, — опусти пистолет, пока ничего не случилось. Ты же не умеешь им пользоваться.
— Нет, умею. Ты же сам мне показал, помнишь?
— Ты научил мою дочь стрелять? — с ужасом воскликнул Генри, разворачиваясь на кровати лицом к Джеку. Тот вынужден был объяснить:
— На нас напали испанцы в Снибли-Крик. Если Джек и подозревал ранее Генри в предательстве — ему казалось, что тот выдал испанцам их убежище, — то его недоверие сейчас окончательно рассеялось, когда он увидел ужас на лице друга.
— Да, он научил меня, — Миранда заставила их вспомнить о себе. — Но даже если бы и не научил, то я сама догадалась бы. Принцип на самом деле очень простой. Искры от кремня воспламеняют порох, который в свою очередь… — Миранда остановилась, заметив в этот момент, как они смотрят на нее. — Неважно. Короче, я знаю, как устроен пистолет.
— Знать, как это делается, и выстрелить в человека, — это совсем разные вещи, Миранда, — твердо сказал Джек и посмотрел ей в глаза.
— Понимаю, и у меня нет желания стрелять, — однако Миранда, не опуская пистолет, продолжала целиться Джеку в грудь, потому что он хотел встать со своего места, — если вы меня не вынудите.
— Миранда, это заходит слишком далеко. Как твой отец, я прошу тебя опустить оружие и прислушаться к голосу рассудка.
— О чем ты, папа? — ствол не опустился ни на йоту.
— Ну, я… — Генри замешкался, потом начал снова, — об этой свадьбе, хотя я не понимаю, как ты об этом узнала.
— Подслушала, разумеется.
— Миранда! — сказал Генри дрожащим голосом и провел рукой по своим редким волосам. — Леди так не поступают.
— Может быть, однако после этого издевательского похищения, я думаю, это естественно с моей стороны.
—Что такое? Что за слова? Какое еще издевательство?
— Да ладно тебе. Генри, ? вздохнул Джек. — Ты же видишь, она все знает.
— Конечно, — Миранда попыталась не показать им своего гнева, — да и кто бы не догадался? Кто, вооруженный теорией об индукции Бэкона
type="note" l:href="#FbAutId_16">[16]
и способностью мыслить логически, плутал бы во мраке и не мог бы соотнести причину и следствие?
Она начала бегать по комнате, но тут же обернулась, услышав шорох на кровати. Джек поднял руки, сдаваясь.
— О чем она говорит? — растерянно проговорил Генри.
— Понятия не имею. Но, зная твою дочь, не сомневаюсь, что сейчас она приступит к объяснениям и все нам растолкует.
Миранда вздернула подбородок.
— А я и не собираюсь этого делать.
— Пожалуйста, просвети нас, — Джек и не старался скрыть издевку, — вдруг знания помогут мне в следующий раз, когда я буду ставить этот, как ты говорила, фарс?
Миранда откликнулась на это слишком сладкой улыбкой.
— Я просто сделала обобщение, основываясь на некоторых наблюдениях.
Джек поднял бровь золотого цвета.
— Каких, например?
— Во-первых, очевидно, что вы были хорошо знакомы, вернее, были друзьями. Как это, папа, ты мог не знать о том, что он — пират?
Генри хотел что-то сказать, но Миранда не дала ему.
— Слишком нелогично было бы это даже предполагать. Таким образом, меня похитили из моего собственного дома, а мой отец даже ничего не предпринял, чтобы помешать этому, — тут она встретилась взглядом с Джеком, — хотя сначала я поверила в то, что его связали.
Джек слегка поклонился, чтобы приветствовать ее умозаключение.
— Однако, учитывая все обстоятельства, я пришла к выводу, что это была ложь.
— А что еще? — Джек восхищался тем, как она раскрыла обман, несмотря на то, что она держала его на мушке.
— Выкуп, например. Сначала его должны были получить в бухте, затем это оказалось не так. Ты совсем не стремился его получить. Не думаю, что так обстояло бы дело в настоящем похищении. Ты также был слишком озабочен моим благополучием. Хотя у меня не было никакого опыта общения с пиратами, но я сильно сомневаюсь, что ты и твои люди — мои единственные знакомцы — так тряслись бы надо мной и так обо мне заботились, если бы меня похитили из-за денег.
— А что, если я переживал из-за того, чтобы сберечь свои деньги?
— Я думала об этом, особенно после того, как мы сово… занимались любовью, ты был так рассеян.
— Кровь Христова! Вовсе нет!
Джек вскочил с кровати, не обращая внимания на пистолет. Как она, черт возьми, решается об этом говорить?
Миранда только пожала плечами.
— Мне так показалось.
— Ты видишь, что я пережил? — Он обратился к Генри, который все еще сидел на кровати.
— Мне кажется, что вы вдвоем заставили меня многое пережить.
— Миранда, я же твой отец.
— Именно поэтому мне сейчас так больно. Все эти годы, пока я жила в Англии, я воображала, что ты меня любишь и ждешь.
— Я очень люблю тебя. Очень. — Генри тоже вскочил, и сейчас они с Джеком стояли рядом. — Я просто не мог смириться с тем, что ты узнаешь правду обо мне.
— Что ты с пиратом заодно?
— Джек, проклятье, зачем ты ей все рассказал?
— Ничего я ей не говорил, — Джек скрестил руки на груди. — Ты еще не понял, что твоя дочь все и всегда знает? Особенно когда подслушивает у двери. Видимо, самое существенное сейчас то, что ты собираешься делать?
— Я еще не решила, — Миранда подумала: как жаль, что у нее нет времени спокойно во всем разобраться. В одном она была уверена: — Я не собираюсь выходить за тебя замуж.
— Если бы ты через замочную скважину слушала внимательно, то знала бы, что не я это предложил.
Она так себя вела, как будто быть его женой было самой незавидной долей на свете.
— Вот и хорошо, потому что этого не будет, хотя, быть может, это и было бы справедливым наказанием.
— Пиратов обычно вешают, а не держат в неволе.
Сказав эти слова, Джек тут же пожалел об этом, потому что краска отхлынула от ее лица. Несмотря на оружие и на то, что она рассматривала брак с ним как кару с небес, он не хотел ее обижать. Да и, кроме того, он считал, что у нее есть право чувствовать нечто подобное после того, что она испытала. Он только сожалел, что сам так сильно увяз в этой истории. Особенно теперь, когда Генри вошел в роль разъяренного отца.
— Я все-таки думаю, что брак — наилучшее решение. Это единственный путь, чтобы исправить зло, которое причинил тебе Джек. — Генри зашлепал босыми ногами к окну.
— Нельзя сказать, что вся вина лежит на капитане Блэкстоуне. — Миранда была очень сердита, но она хотела быть честной до конца.
— На ком же еще? Я полностью ее признаю, — настаивал Джек. Не мог же он допустить, чтобы Миранда еще брала на себя ответственность.
— Эти споры никуда нас не приведут, — Генри умоляюще сложил руки, обращаясь к дочери. — Я хочу тебе только добра. И я хочу знать, сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?
Миранда открыла рот, чтобы ответить, но остановилась, потому что на самом деле она еще не знала, что ей сказать. Но тут внизу раздался стук во входную дверь. Она повернулась на каблуках и в этот момент почувствовала, что пистолет испарился из ее рук.
— Он тебе больше не понадобится, — пояснил Джек, засовывая его за пояс.
— Какого черта, кто это может быть? Генри вышел в коридор и перегнулся через поручень.
— Только Шрам знает, где я, и он бы не пришел, если бы что-нибудь не случилось, — сказал ему Джек и сбежал с лестницы. Он хотел добраться до двери, пока шум не разбудил весь дом. Он как раз спускался с последних ступенек, как из своей комнаты показалась Клоэ.
— В чем дело? Что за шум? — бормотала негритянка, шаркая к парадному входу. — Все мертвецы проснутся.
— Тебе не нужно это брать в голову, — сказал Джек, слегка обняв ее за плечи и отодвигая от двери. — Отправляйся-ка спать.
— Ну-ну, масса Джек. Надо было мне, старой, и самой догадаться, что без вас тут не обошлось, — ответила она, направляясь обратно к себе.
Джек распахнул дверь на террасу, пробежал по ней, выскочил на деревянное крыльцо, отворил входную дверь и рывком втащил Шрама, да так быстро, что лицо его как бы застыло.
— Ты что? Что ты стучишь как сумасшедший? Разве я не сказал тебе, что мы должны буквально проползти к дому Чадвика?
— Именно, капитан. Они все знают, и они идут сюда.
— Кто идет? О ком ты говоришь?
Джек взял Шрама за ворот его пыльной рубахи и приподнял так, что только носки его башмаков касались пола.
— Джошуа Питерсон, королевский сборщик податей.
Джек опустил Шрама на пол и взглянул на Генри.
— Он все еще в Чарлз-Тауне. Ты отсутствовал недостаточно долго. Я же говорил тебе, что до его отъезда еще две недели.
Генри и Миранда тоже поспешили спуститься вниз.
— Но это все равно ничего не объясняет. Почему он пришел именно сюда и именно за мной? Разве что… — Джек снова встретился взглядом с Генри. — Ты говорил кому-нибудь, что твою дочь похитили?
— Нет, я сказал, что у нее лихорадка. Даже подозрений не возникало, что она может быть где-то в другом месте, кроме своей комнаты.
— А слуги?
— Они точно ничего не знают, кроме того, это верные люди.
С этим Джек не мог спорить. Но если Генри ничего никому не говорил, то остается… Глаза его с подозрением остановились на Миранде.
— Неужели ты поэтому держала меня на мушке? Поджидала, пока они не придут?
— Нет, — ответила Миранда, но под его пристальным взглядом не могла сдержать дрожи в голосе, хотя и знала, что ни в чем не виновата, — я была здесь, с вами, не так ли?
— Тебя ведь отослали отдыхать, так?
— А я вместо этого стала слушать у дверей, исключая только то время, пока бегала за пистолетом, — напомнила Миранда.
Джек машинально взъерошил волосы, тяжело вздохнул и обратился к Шраму, который все еще одергивал свою одежду:
— Ну хорошо, расскажи, что ты видел.
— Видеть, капитан, я ничего не видел, но зато я кое-что слышал. Несколько человек, которые вывалились из «Ржавого пеликана», болтали между собой, но, когда они увидели наш корабль, капитан, они побежали к констеблю и в таможню.
— Но какого же дьявола, чума их разбери, мы все время торчим в порту, почему они сейчас к нам привязались?
— Похищение, — Шрам с горечью выплюнул это слово, — они все об этом говорили. Они знают о ее милости, и о нас, и о Генри.
— Что насчет меня? — тут же спросил Генри.
— О том, что ты с нами заодно, что ты на крючке вместе с Джеком.
У Джека опять заныла шея, но он был сейчас слишком занят, чтобы обращать на это внимание. Он расхаживал по двору и напряженно думал, кто же так старается, чтобы он угодил на виселицу, впрочем, у него и на эти догадки не было времени.
Джек схватил Шрама за руку.
— Нам надо срочно вернуться на корабль и просить небо, чтобы мы успели поднять паруса.
—А как же я? — Генри закрыл им путь к отступлению своим телом. — Если они знают, что я в доле, они меня сцапают и притянут к суду.
— Пошли с нами, — сказал Джек и отодвинул его с дороги.
—А Миранда?
— Кровь Христова! Возьми и ее.
В это невозможно поверить! Констебль и его помощники, быть может, уже сейчас подбираются к «Морскому ястребу» или идут сюда, а он тут дурака валяет.
— Никто никуда не пойдет.
Джек даже съежился от скверного предчувствия. Обернувшись, он увидел именно то, чего так опасался.
— Миранда, опусти пистолет. Его пистолет. Тот самый, который он так неосторожно оставил на тумбочке у кровати Генри.
— И не подумаю, пока вы не выслушаете меня. Совершенно нет никаких причин бежать. Я просто скажу констеблю, что меня никто не похищал.
Джек смерил ее взглядом.
— Ты действительно пойдешь на это?
Он слишком хорошо помнил, что они похитили ее именно для того, чтобы помешать ей донести о них властям. Можно ли ей сейчас доверять?
— Ради папы я готова. Все говорит за то, что он замешан в эту историю. Я не могу допустить, чтобы с ним что-нибудь случилось.
— Миранда! — воскликнул Генри, заключая дочь в объятия. Она, однако, не преминула при этом следить за тем, чтобы дуло пистолета смотрело прямо на Джека.
Тот стоял, подбоченившись, и с раздражением наблюдал за очередным нелепым проявлением великой отцовской любви.
— Все-таки мне и Шраму лучше удалиться. Генри, ты видишь, тебе не о чем беспокоиться, доказательства у тебя в руках, дочь в безопасности и заявит, что ты не виновен.
— Я сказала, что никто никуда не уйдет, — напомнила Миранда Джеку. — Ты мне нужен, чтобы мне поверили.
— Какого черта, — Джек двинулся на нее. Он сейчас просто возьмет у нее пистолет и пойдет своей дорогой. Она не нажмет на курок. Он был почти уверен. Вдруг Шрам застыл на месте и уцепился за рукав своего капитана.
— Они идут, капитан. Целая толпа!
— Кровь Христова!
Около десяти человек направлялось к дому Генри. В руках они держали горящие факелы, и, по всей вероятности, шли они явно не веселиться. Джек сразу узнал Джошуа Петерсона, королевского сборщика податей. Все они собрались около входной двери. Джек отвел Шрама в сторону и, указав ему на выход с другой половины дома, велел добраться до «Морского ястреба».
— Генри Чадвик, ты дома?
Миранда схватила отца за руку и стала шепотом убеждать его, что ничего страшного не случится.
Тогда почему так и тянет потереть шею руками в том самом месте… Но бежать уже все равно поздно. Ничего не поделаешь, придется встречаться с констеблем и с остальными, поверив в то, что Миранда Чадвик сдержит свое слово.
Джек кивнул Генри:
— Впусти их.
Генри открыл дверь и вышел за порог, освещенный пламенем факелов. Из толпы послышались недовольные выкрики, но Генри воздел руки к небу, чтобы успокоить пришедших:
— Джентльмены, чему обязан? — в его голосе не было ни капли страха.
— Мы пришли за Джеком Блэкстоуном. Мы знаем, что он здесь, — последние слова принадлежали Грэхему Хиксу, городскому констеблю.
— За Джеком? Что значит «за»? Он здесь, но сейчас не время для визитов. Может, лучше вы придете утром?
— А он в это время смоется, поднимет паруса и был таков. Снова будет бороздить воды Испанского Мэйна, — прохрипел кто-то из собравшихся, а остальные поддержали его.
Но констебль Хикс успокоил толпу и снисходительно объяснил Генри, что это не визит вежливости, а кое-что другое.
— У нас есть данные, что капитан Блэкстоун виноват в похищении… среди прочего, — сказал Питерсон, — и я действую от имени короля.
— Добро пожаловать, — Генри бросился открывать и впустил королевского сборщика и констебля внутрь, но оставил всю остальную шайку головорезов за порогом.
— Больше здесь никто не нужен, — сказал Генри, хлопнув дверью у них перед носом, и пошел к гостиной, объявив Хиксу и Питерсону, что Джек там. По крайней мере, он очень на это надеялся, так как Генри вдруг пришло в голову, что Джек мог и убежать под шумок, если Миранда, разумеется, перестала в него целиться.
Но когда он ввел своих «гостей» в комнату, на душе у него стало легче. Там сидели рядышком на диване Джек и Миранда. Они выглядели спокойными и были погружены в беседу, никакого пистолета не было и в помине.
— Как поживаете, джентльмены? Какой сюрприз! — Джек встал и поклонился, — Правда уже поздно, но, быть может, вы все же выпьете по рюмке мадеры?
— Мы пришли не за этим.
—Я должен арестовать вас именем короля, — Джошуа Питерсон вышел вперед. Он был ниже Джека ростом на целую голову, но грудь его была колесом и, казалось, он сейчас лопнет от сознания собственной важности. — На этот раз вам не уйти от ответа, Джек. Мы все знаем о вас и о Миранде Чадвик.
Джек поднял брови:
— Неужели?
— Да, и думаю, когда мы наденем на вас кандалы, то выяснятся и другие детали вашей биографии, которые заинтересуют Адмиралтейство.
Джек пожалел, что так туго затянул свой галстук, но он не стал ослаблять узел, а только улыбнулся в ответ, хотя глаза его и оставались серьезными.
— Мои отношения с Мирандой Чадвик никого не касаются. Это мое личное дело. Вы можете видеть, что она здесь и в полной безопасности.
— Только потому, что вы привезли ее обратно, — вставил Питерсон.
— Значит, вы все знаете, — Миранда встала и поднесла к сухим глазам кружевной платок.
Джек повернулся и воззрился на нее. Он с трудом удержался, чтобы не придушить ее немного. Они ведь договорились, вернее, он потребовал, чтобы она сидела смирно до тех пор, пока ей не нужно будет непременно заговорить. Сейчас же, черт побери, было совершенно неподходящее время для этого. Кроме того, она заговорила слишком мягко, как будто желая подтвердить слова Питерсона.
— Миранда, — Джек сделал шаг к девушке и с неудовольствием отметил, что Хикс тоже выступил вперед, как бы защищая Миранду. — Ты не обязана ничего им говорить.
— Нет, я должна, — она слегка опустила платок, и Джек убедился еще раз, что в ее глазах нет ни слезинки. Миранда явно встала так, чтобы он не мог до нее добраться. — Я должна, Джек, сказать правду.
Кровь Христова! Что еще за правда? Джек чуть было не задохнулся, и все-таки не выдержал, рывком ослабил галстук.
— Генри, — сказал он таким голосом, что тот сразу подскочил к дочери. В конце концов, может этот благородный отец хоть раз в жизни унять свою дочь?!
— Миранда, дорогая, тебе лучше пойти наверх и отдохнуть в своей комнате, — быстро проговорил Чадвик.
— Нет, — Миранде удалось каким-то образом избежать объятий отца. — Я намерена все им рассказать.
Она тихонько вздохнула, согнав с лица улыбку. И пират, и ее отец, казалось, были готовы взорваться от обуревавшего их гнева. Миранда отвернулась от них и заявила:
— Я убежала из дома с Джеком Блэкстоуном.
—Что?
Миранда с трудом подавила смех: по комнате прокатилось эхо из четырех голосов.
— Джек не хотел, чтобы кто-нибудь узнал об этом, — продолжала она как ни в чем не бывало, — он так заботился о моей репутации, однако истина в том, что я падшая женщина.
Ее заявление ошеломило всех присутствующих, все как будто онемели. Джошуа Питерсон заговорил первым:
— Но как же так, очень надежные люди сказали мне, что вы были похищены.
— Это Джек сам всем рассказал, — спокойно сказала Миранда, — он хотел, чтобы никто не знал правды, поэтому мы и спустились на берег среди ночи и сейчас здесь. Он настоял, чтобы мы вернулись к отцу, — Миранда искоса посмотрела на пирата, чрезвычайно довольная, что тот никак не может понять, как себя вести. Тут она решила схитрить, ей захотелось увидеть, как он растеряется окончательно и бесповоротно, и слегка отыграться за то, что она испытала по его вине.
— Он, разумеется, настаивает, чтобы мы поженились, — лицо Джека было именно таким, о каком она мечтала. — И мы, быть может, и поженимся… когда-нибудь.
— Что значит «когда-нибудь»? — заговорил Генри, — мы же условились на завтра.
—Завтра?
—Да, завтра!
Джек и Миранда одновременно повернулись к Генри.
— Кровь Христова! — не смог удержаться Джек.
— Да нет, папа, мы не назначали дату, — испугалась Миранда, которая затеяла все это, чтобы поддразнить капитана. Несмотря на то, что с ним она пережила приятнейшие мгновения, она не собиралась выходить замуж за изгоя.
— Не понимаю, о чем вы здесь рассуждаете? ? заговорил Грэхем Хикс, принимая бокал вина у Генри. — Ведь вы же убежали из дома ради капитана Блэкстоуна, разве нет?
— Ну… да.
— Она почти разбила мое сердце, — вставил Генри, подавая бокал Джошуа Питерсону, при этом сделав вид, что не замечает гневных взглядов дочери.
— Капитан Блэкстоун! — воскликнул королевский сборщик податей, отхлебывая мадеру. — Вы привезли госпожу Чадвик обратно, чтобы жениться на ней, не так ли?
Джек посмотрел на Питерсона, затем на Хикса, почесал в затылке и медленно проговорил:
— Да, именно этого я и хотел.
— Тогда зачем медлить? — оживился Генри, который на всякий случай встал между блюстителями закона. — Особенно в данных обстоятельствах.
Боже, спаси и сохрани от любящих отцов. Джек стиснул челюсти. Вот-вот. Он должен сейчас заплатить сполна за то, что соблазнил дочь Генри. Брак. И это еще не самая большая цена за его жизнь. В конце концов, он уже примирился с тем, что ему придется жениться на Миранде Чадвик, хотя бы потому, что он чувствует себя виноватым в том, что произошло. Впрочем, его нареченная явно не горит желанием сочетаться с ним законным браком. Ее отказ все еще звучит у него в ушах. А по ее виду — огромные глаза распахнуты как чайные блюдца, подбородок высоко вздернут — можно сказать, что она, того и гляди, скажет об этом вслух.
И что тогда? Каковы будут последствия, если она при всех откажется от своих слов? Джошуа Питерсон и Грэхем Хикс далеко не глупцы. Если Миранда будет отказываться от замужества, то у них возникнут подозрения, а затем и естественный вывод о том, что она солгала, сказав, что убежала с ним. Да и кто, будучи в здравом уме, бежит из дома на пиратском корабле?
Улыбаясь, Джек подошел к Миранде поближе. Он сделал вид, что не замечает ее волнения, и обнял девушку за талию. Ее глаза были полны бессильного гнева. Он решил, в свою очередь, посмеяться над ней.
— Все к лучшему, дорогая, — сказал он, с трудом сдерживая смех при виде того, как она ощетинилась.
— Что к лучшему? Я…
— Да-да, — поспешил перебить ее Джек. — События разворачиваются слишком стремительно, я знаю, вы, женщины, любите посплетничать и подготовиться как следует к такому событию, но я же моряк!
— В жизни никогда не сплетничала, — возмущенно ответила Миранда.
Сплетни — это для глупеньких служанок, которым нечем заняться. Ее мысли полны наукой и другими, столь же возвышенными материями. Боже всемогущий, пират и ее собственный отец толкают ее к замужеству, которого она не хочет. Миранда вздохнула. Она и сама тоже виновата. Только как бы теперь выпутаться? Может быть, ей удалось бы что-нибудь придумать, если бы капитан Блэкстоун не держал ее так близко.
— Да, она права, — Джек поцеловал ее в лоб по-отечески. — Она просто сокровище! — Его пальцы еще крепче обхватили ее за пояс. — Как жаль, джентльмены, что вас вытащили из постели посреди ночи. Вы и сами видите, что пришли напрасно.
— Особенно теперь, когда вы знаете, что завтра свадьба, — охотно продолжил мысль Генри и стал подталкивать посетителей к двери. — Надеюсь, завтра во второй половине дня, вы найдете время, чтобы прийти к нам на свадьбу. — В восторге от того, что все прошло довольно гладко, отец Миранды позволил себе быть великодушным.
Закрыв дверь. Генри стал прислушиваться к крикам толпы, которой констебль объяснял, почему они вышли из дома одни. Однако недовольство быстро сменилось столь же бурной радостью, когда Хикс от имени Чадвика предложил отпраздновать помолвку в ближайшей таверне.
Джек наблюдал через щелку в занавеси за тем, как толпа удаляется в сторону порта. Когда он обернулся, то стал пристально разглядывать Генри. Тот спокойно отпил глоток янтарной жидкости из своего бокала и затем поставил его на стол.
— Да, недурственно мы разрубили этот узел. — Генри даже потер руки от удовольствия.
— Да, — сказал Джек, — только кое-кому из нас не удастся выйти сухим из воды.
— Папа, как ты мог?
— А что такое? — Генри умоляюще сложил руки. — Что «как ты мог»?
— Не притворяйся, ты знаешь, о чем я говорю. Как ты мог устроить эту смехотворную свадьбу?
— Доченька, если я правильно понял, именно ты заговорила в присутствии констебля о свадьбе.
— Ты прекрасно знал, что я ломала эту комедию, чтобы спасти твоего партнера от виселицы, — Миранда упала в кресло. — Перед этим я дала тебе понять, как отношусь к свадьбе.
— Теперь подумаем о том, что надо сделать.
Джек метался по комнате, сцепив руки за спиной.
— Над этим вообще не надо думать. Вы двое завтра поженитесь.
Джек внезапно остановился.
— Кровь Христова! Когда ты перестанешь это повторять?
— Почему же я должен молчать? Ты должен признаться, что ты уже согласился на эту свадьбу.
Да, Боже всемогущий, от этого ему не отвертеться. Тут не поспоришь, поэтому он перешел к фактам.
— Мы уйдем из Чарлз-Тауна, как только запасем провизию.
— А кто против? Все — за.
Миранда встала и подошла к Джеку.
— Ты согласен?
— У меня нет выбора.
— Должен же быть какой-нибудь выход. Мне надо немножко спокойно подумать, и я уверена, что смогу найти какое-нибудь решение.
Джек пожал плечами. Он уже столько об этом думал, столько переживал, что ответил:
— Мне нужно добраться до «Морского ястреба». Нам еще надо разгрузить судно. — Джек кивнул Генри. — На том клочке бумаги было написано, сколько ты мне должен.
— Завтра я тебе все отдам.
— До завтра, — сказал Джек, открыл засов и исчез в ночи.
— Ну вот, — Миранда пересекла комнату и выглянула в окно. — Вот выход из положения.
— О чем ты говоришь, Миранда?
— Пират ушел. Надеюсь, ты понимаешь, что мы его больше не увидим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море огня - Дорсей Кристина



Смешной,прикльный и интересный расказ.
Море огня - Дорсей Кристинамария
10.01.2013, 20.42





Такая ерунда. Еле "долистала"
Море огня - Дорсей КристинаТатьяна
26.09.2013, 18.09





Вот я сама виновата - не бросаю книгу недочитанной. Не читать! Такая тягомотина, такой топорный школьный язык, а уж это "Кровь Христова!" через абзац реально в зубах навязло. Блин, времени жалко, измучалась пока до конца долистала. Нужно приучить себя бросать подобную ерунду сразу как только не пойдет чтение... 0 из10 просто.
Море огня - Дорсей КристинаЗаметки на полях
15.03.2014, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100