Читать онлайн Море огня, автора - Дорсей Кристина, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море огня - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море огня - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море огня - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Море огня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Ой, — вскрикнула Миранда и обернулась, быстро прижав к груди свое платье, все в пятнах крови. Дверь распахнулась настежь. Только один человек на этом корабле позволял себе не стучать в дверь, поэтому девушка не удивилась, когда увидела капитана. Однако на его красивом лице было написано удивление.
— Прошу прощения. — Джек почувствовал, что краснеет, и это смущало его даже больше, чем то, что он вошел, когда она переодевалась. Он прокашлялся. — Мне надо поговорить с тобой.
— Может мы поговорим чуть позже? Джек смотрел на нее, и Миранда ощущала его взгляд как прикосновение. Рваное платье не скрывало от его глаз сорочку, а та не могла укрыть тело.
— Нет, нам надо поговорить сейчас.
— Мне надо сменить платье, — Миранде не верилось, что ей вслух нужно подтверждать то, что и так очевидно. Но даже это не смутило пирата. — А дверь в коридор открыта. — Наверняка, он должен понимать, как неподобающе себя ведет.
Джек повернулся и… закрыл дверь! Он остался в каюте, у Миранды от изумления приоткрылся рот.
— Я должна переодеться.
— Это не займет много времени.
Джек был настроен решительно и хотел сам себе доказать, что он может сохранить присутствие духа, когда дело касается Миранды Чадвик. Он просто скажет то, что должен сказать, и затем уйдет. Джек снова откашлялся, удивляясь, почему у него голос вдруг стал таким хриплым.
— Итак, если ты помнишь, я распорядился, чтобы ты оставалась в каюте во время…
— Ах, ты об этом? — Миранда облегченно вздохнула, невольно выпустив платье из рук.
Джек поклялся, что он не будет замечать нежной линии шеи и мягких очертаний груди этой самой Миранды.
— Да, об ослушании. О чем ты подумала?
— Ты вошел так внезапно, — платье сползло еще ниже, — я напугалась, что Фин… я подумала, что он…
Она чуть не плакала — Джек видел, как сверкают слезы на ее густых ресницах, и так растроился, что она переживает за старого негодяя, что поспешил успокоить ее:
— Да нет, все прекрасно. Когда я уходил, он проснулся и стал ругаться, орать, что не собирается умирать голодной смертью.
— Я так рада! Не потому, что он ругается, а потому, что все хорошо.
— Мы все рады.
Проклятое платье перестало скрывать что бы то ни было, а она даже этого не замечала и стояла, уже полностью опустив руки, почти голая, по привычке теребя ноготь большого пальца в задумчивости. Кровь бросилась Джеку в голову, острое желание переполняло его. Не в силах больше терпеть всего этого, он резко повернулся на каблуках и отошел к кормовым окнам. Ловко он доказал, что может быть спокоен, находясь с ней рядом!
Все так же стоя к ней спиной, он сказал:
— Лучше тебе, пожалуй, одеться. — Он услышал, как она охнула, осознав, в каком она виде, и схватила другое платье. Затем до него долетел шорох шелка, когда она стала натягивать платье, и он закрыл глаза, пытаясь как-то совладать с желанием, которое охватило его. Потом ему показалось, что он успокоился, и он открыл глаза. В оконном стекле как в зеркале Джек увидел Миранду. На этот раз он застонал и сразу закашлялся, чтобы она ничего не поняла. Руки его сжались в кулаки, он резко обернулся и сказал:
— На судне ты не можешь вести себя так, как тебе захочется.
Его слова прозвучали так внезапно и были произнесены таким тоном, что Миранда непроизвольно вздрогнула, глаза ее раскрылись, и она стала поправлять верх платья.
— Оденься наконец, ради Бога!
За всю свою жизнь он никогда не выглядел таким дураком. Он смотрел, как она пытается застегнуть сзади платье, и вдруг предложил:
— Дай мне. Я тебе помогу.
Джек подошел поближе и взялся за крючки и завязки, но, когда его пальцы коснулись ее спины, Миранда вздрогнула, а у него пересохло во рту. Кожа была нежной и теплой.
— Так вот о том, как ты меня слушаешься, — снова начал он, — во время боя капитан пользуется неограниченной властью на своем корабле.
— А в остальное время разве нет? — Миранда повернула голову, и темные кудри стали щекотать его руки.
— Не совсем. Пиратское судно отличается от других. Люди на нем более независимы. Это скорее братство, но во время боя…
— Тебя слушаются всегда.
— В общем да, ? Джек рассеянно провел пальцем по ее плечу. — Но они слушаются меня по нашему общему согласию. Они выполняют то, о чем я прошу, потому что, так или иначе, они понимают, что это должно быть сделано.
— Понятно, — на самом деле Миранда мало что понимала из того, что он говорит, так как одновременно он продолжал гладить ее плечо, и способность соображать куда-то испарилась.
— На «Морском ястребе» нет тиранов и дрожащих рабов, повиновения которых добиваются кнутом.
Джек изо всех сил старался сосредоточиться на том, чтобы завязать ленты на платье Миранды, но его пальцы не слушались. Оставалось только удивляться, как это ему удавалось раньше, ведь скольких он одел и раздел без всякого труда.
— Но во время боя все по-другому? Тогда у тебя полная власть?
Неужели этот едва слышный томный голос принадлежит ей, Миранде Чадвик?
— Что? Ах да… Полная власть.
Какая нежная и приятная у нее кожа! Джек перестал притворяться, что застегивает ее платье, а просто стал гладить гладкие плечи, руки и взволнованно вздрагивавшую грудь. Одновременно он стал ласкать губами ее стройную шею, целовать где-то около уха.
— О! — казалось, это был просто вздох, Миранда придерживала платье на груди руками, и тут она разжала пальцы, легкая ткань выскользнула. Миранда отклонилась назад, ее голова лежала теперь на его мощной груди. Джек слегка прикасался к ней губами, чуть покусывая, и возбуждение передавалось всему ее телу. Миранда даже не заметила, когда узкий лиф ее платья распахнулся и как мягкая ткань сменилась жаркими прикосновениями больших рук пирата. Колени ее задрожали, но она осталась стоять, прижавшись к нему, поддерживаемая его силой. Он целовал ее маленькое розовое ушко, а Миранда как будто кружилась в глубоком водовороте. Грудь ее болела и томилась, она изогнулась, чтобы теснее прижаться к его рукам. И он обнимал ее с жадной готовностью и страстью, приподнимал и парил вместе с ней, дразнил и искушал ее. Она была так близко, что чувствовала, как его мужское начало требует близости все сильнее и сильнее. Его пальцы, легкие как крылышки птички, словно танцевали вокруг ее сосков. Миранда издала чувственный стон, и, казалось, сам этот звук подвиг его на еще более изощренные сладостные пытки.
Одной рукой он стащил платье с ее бедер, и оно с тихим шелестом упало на пол. А Джек обнаружил, что оно скрывало желанный влажный огонь, в который можно броситься, уже не раздумывая. Вдруг Миранда услышала, что ее собственный вздох уже больше похож на рыдание. Она просто не могла поверить, что это происходит с ней, и тут она увидела свое отражение в оконном стекле, глаза ее распахнулись сами собой. Там, за окном, на фоне черного океана были мужчина и женщина. Она узнала в мужчине пирата. Еще бы, она узнала бы его из тысячи других. Высокий и могучий, он был дик, как всегда. Его бесподобные золотые волосы и красивое лицо ни с кем не спутаешь.
Но женщина! Неужели это она сама? Это темноволосое существо, обвивающее пирата и обезумевшее от чувственности, может ли быть Мирандой Чадвик? Должно быть, это она, ведь она чувствует все, что с ней происходит, когда он касается ее тела. Его руки обнимают ее бедра, отодвигают сорочку, и вот уже снова это блаженное ощущение полета охватывает ее. Снова этот странный и чудесный полет на небеса. Действительность отошла куда-то на задний план. Джек держал ее так близко, что ее маленькое тело напряглось, затем она задрожала, и он понял, что больше не в силах ждать захватывающего дух облегчения, которое они получили в прошлый раз. Он немного отстранился от нее и замешкался с собственными завязками.
Миранда тихонько ахнула от разочарования, он стал уговаривать ее, что-то шептать ей, утешать, и она успокоилась. Что Джек говорил, он и сам не знал, им владело одно жгучее желание стать с ней одним целым. Кровь стучала в его висках так сильно, что он не сразу понял, что кто-то и в самом деле барабанит в дверь каюты.
Кровь Христова! Что он тут делает? Он начал с того, что помогал ей застегнуть платье и объяснял, почему она должна слушаться его, а через несколько минут она уже совсем без платья, и он чуть ли не занимается с ней опять любовью.
— Кто там? — Джек постарался сказать эти слова спокойно, но он знал, что у него это не получилось.
— Это я, капитан, Шрам. Принес ее милости поесть.
— Боже мой, — простонал Джек куда-то в волосы девушке. Он сделал шаг назад, стараясь смотреть Миранде в глаза, когда она повернулась. Она рывком натянула сорочку, затем платье. Все это время она смотрела на него с каким-то странным выражением своих синих глаз.
— Поднос этот чертовски тяжелый, капитан, может, я и очень похож на служанку, но это не так.
— Я буду есть вместе со всеми.
Миранда вырвала свою руку, Джек пытался помешать ей и тряс головой, но она не обратила никакого внимания и открыла дверь.
— Извини, что тебе пришлось сюда это тащить. Я забыла сказать на камбузе Саймону.
— Конечно, ваша милость. Ерунда. Чертовски рад, что вы будете есть с нами.
Миранда улыбнулась ему и затворила дверь, привалилась к ней и закрыла глаза. Чувство облегчения, правда, длилось недолго.
— Какого черта, что тебе в голову взбрело? Ты не можешь там есть.
Глубоко вздохнув и отойдя от двери, Миранда спросила:
— Интересно почему?
— Они — пираты, черт подери!
— Как и ты, — Миранда опять стала застегивать платье.
— Вот именно, — он хотел помочь ей, но она рванулась в сторону, и это было справедливо. — Мы же пираты, изгнанники всех семи морей. Ты — другая.
— Надо было раньше об этом подумать, когда ты меня похищал. Я надеюсь, мы возвращаемся в Чарлз-Таун…
— Да, мы идем туда, — уверил ее капитан. Что он мог ей возразить?
— Вот и хорошо. Я думаю, будет лучше, если мы будем держаться подальше друг от друга.
Джек прекрасно понимал, что это правильно. Он не мог объяснить, что опять произошло между ними, но на этот раз он даже не пытался, просто повернулся и вышел из каюты.
Если она хочет есть с командой, это ее дело. Она им, кажется, нравится. По какой-то, непонятной ему, причине и они ей тоже. Не то чтобы он думал, что его команда так уж плоха. Хоть они и пираты, они хорошие ребята, но это не самая приличная компания для леди. Впрочем, Миранда не самая обыкновенная леди.
Она такая леди, которая может свести его с ума очень даже просто. Джек сначала клялся, что будет есть у себя в каюте, на палубе или сидя на канатах, в любом месте, где он не увидит Миранду Чадвик. Но, когда наступило обеденное время, он решил лучше пойти на камбуз и самому приглядеть за пленницей.
Она сидела за грубым столом между Шрамом и Кингом, пила что-то из фаянсовой кружки и рассуждала про силу притяжения. Джек сел за стол с другой стороны, с торца, и смотрел, как свет фонаря отражается чем-то синим в ее волосах. Он вспомнил ее слова о том, как она говорила, что любовь отрицает закон всемирного тяготения. Боже, когда же он доставит ее в Чарлз-Таун?
Миранда опять перевернулась на другой бок. Волосы ее уже совершенно перепутались, и она никак не могла найти себе удобное положение. Она не спала уже две ночи, и все из-за капитана Блэкстоуна.
Каждый раз, когда она забывалась сном, она грезила о капитане, о том, как он ласкает ее. Она с ужасом думала, что совсем отупела. Сегодня Нэт спросил ее, как ученые определили, какова скорость света. Она стала говорить и запуталась, не могла ничего вспомнить. Это было так не похоже на нее. Нет, не похоже.
Ей казалось, что с ней столько всего произошло, что и неудивительно, что она кое-что подзабыла. Но весь этот кошмар скоро кончится. Капитан пиратов сказал ей сегодня, что завтра они будут в Чарлз-Тауне.
Она скоро сможет забыть об этом, как только вернется к отцу. Миранда была в этом твердо уверена. Вскоре она закрыла глаза и, наверное, уснула, потому что сразу оказалась в объятиях пирата. Он гладил ее, целовал и нежно обнимал.
Миранда улыбнулась, когда он назвал ее по имени, она чувствовала его дыхание на своей щеке. Ее сны оказывали на нее странное действие, они расстраивали ее, но в то же время были очень приятными.
— Миранда, Миранда, проснись.
Она сопротивлялась сколько могла, но все-таки ей пришлось открыть глаза. Это был не сон, а явь. Миранда поднялась рывком и, натянув простыню, откатилась в угол постели.
— Что ты тут делаешь? Что ты хочешь? — Нет, это был не сон.
— Мы в Чарлз-Тауне. Сейчас я отведу тебя к отцу.
— Ночью?
— Самое удобное время.
«Морской ястреб» вошел в гавань под покровом ночи, именно так, как хотел Джек.
— Вставай и одевайся.
— Мы на самом деле прибыли? Я ничего не понимаю. Ты же сказал, что мы придем завтра.
— Мы в Чарлз-Тауне, здесь и сейчас, и если ты перестанешь задавать вопросы и оденешься, то скоро окажешься в объятиях любящего папочки.
А он уже будет далеко и перестанет постоянно думать о ней.
— А как же выкуп?
Джек закрыл глаза. Боже милосердный, неужели она не перестанет задавать вопросы?
— Я заберу его, когда мы придем к твоему отцу.
— Ты уверен?
— Конечно, я уверен, — Джек заскрипел зубами. — В конце концов, я же…
— Пират, да-да, я знаю. Но я просто отказываюсь понимать, где мой отец возьмет деньги. Ты же ведешь меня в его дом, не так ли?
— Да, если ты совершенно случайно когда-нибудь соберешься, — Джек опустил на нее глаза, — Однако, если ты будешь упорствовать, я, пожалуй, приду к выводу, что ты не желаешь покидать наше милое судно, и буду счастлив взять тебя с собой в Сан-Августин.
Он шутил. Миранда была в этом почти уверена, хотя выражение его прекрасного лица было отнюдь не радостным, но она сочла, что не стоит слишком долго испытывать его терпение, и передвинулась еще ближе к краю кровати, надеясь, что он уйдет.
Он, действительно, отошел. Казалось, он тоже, как и она, волнуется, если оказывается слишком близко. Она, правда, не могла сказать, что ей не понравилось то, чем они занимались, но…
— Ты собираешься вставать или нет?
Джек поставил фонарь и отошел к кормовым окнам. Заложив руки за спину, он стоял и смотрел в темноту. Боже, как ему хотелось плюнуть на все, на этот гнусный Чарлз-Таун, схватить ее и остаться в каюте, забраться в постель и забыть обо всем.
Джек встряхнул головой. О чем он думает? То, чего он хочет, должен хотеть по крайней мере, это избавиться от девчонки, быстро загрузить провиант, воду и лететь на всех парусах в Сан-Августин. Его руки сами собой сжались в кулаки, как только он подумал о де Сеговии.
Двенадцать лет он ждал этой минуты. Он сможет отомстить и, если ему повезет, отыскать сестру. Двенадцать лет. И если Нафкиби сказал правду, то ему не придется долго ждать. Кто-то кашлянул за его спиной, и Джек обернулся.
Миранда стояла в своей белой ночной рубашке и шерстяной шали. Ее черные волосы вились по плечам. Она выглядела такой нежной и невинной, что Джек непроизвольно сделал к ней шаг, но в ее глазах промелькнуло что-то тревожное.
— Могу я переодеться?
Она просила, но в то же время ее упрямый подбородок был вызывающе вздернут вверх.
Джек скрестил руки на груди, чтобы не схватить ее в объятия и не сказать ей, что он все равно видел ее всю, а чего не видел, то подсказали ему чувственные сны. Но он кивнул и вышел из каюты.
Джек поджидал Миранду на палубе, и не успел он еще прождать и пяти минут, как услышал, что она выходит из каюты. На ней было платье нежно-розового цвета, которого он еще никогда не видел. Оно было более нарядным, чем те, которые она обычно носила. Спереди его украшали маленькие бантики, а юбка была с пышными фижмами. На голову она надела модную шляпку, скрывавшую ее роскошные волосы, может быть поэтому ее хорошенькое личико казалось бледным в неясном свете фонаря.
— Ты готова?
—Да.
Джек повернулся чтобы идти первым, но вдруг она взяла его за руку и остановила.
— Ты поможешь мне?
Миранда пошла обратно к каюте, и Джек сморщился, увидев сколько у нее вещей.
— Если это слишком тяжело, я могу оставить платья, но мне необходим мой…
— …микроскоп, — закончил за нее Джек.
Он вернулся в каюту, схватил деревянный ящик с микроскопом, сгреб все платья и водрузил их
сверху.
— Мы возьмем все, — сказал он, шагая вслед за Мирандой.
— Я могу помочь.
— Нет, — процедил сквозь зубы Джек, скрытый под горой кружев.
Выглянув из люка, Миранда увидела Фина и с удовольствием ему улыбнулась. Здоровой рукой он держал фонарь, другая все еще была на перевязи.
— Я боялась, что мне не удастся попрощаться, — сказала Миранда и отдвинулась в сторону, давая дорогу Джеку.
— Ох, ваша милость, неужели вы думали, что я не выйду вас проводить?
Поддавшись порыву, Миранда осторожно обняла старика, стараясь не причинить ему боли.
— Я буду скучать по тебе, Фин.
— Совершенно ни к чему так распускать нюни.
Джеку показалось, что Фин покраснел, хотя при тусклом свете фонаря нельзя было сказать наверное. Фин потер подбородок и с чувством сказал:
— Ваша милость — правильная женщина.
— Спасибо, Фин, — Миранда была растрогана и опять почувствовала опасную близость нелогичных слез. Ведь она должна быть счастлива, что может завершить, наконец, этот эксперимент. Она смогла попрощаться также и со Шрамом.
Капитан и Шрам сидели на веслах по пути в порт. Фонарь, привязанный на носу лодки, и огни зданий на берегу освещали им путь.
Когда они достигли берега, то оставили Шрама стеречь шлюпку, а сами пошли по Уотер-стрит. Миранда несла фонарь, а капитан все остальное. На улице не было ни души. Девушка все время раздумывала, который теперь час, она даже спросила своего спутника, но тот в ответ буркнул что-то неразборчивое. Казалось, капитан Блэкстоун знает дорогу к дому ее отца лучше, чем она. Когда они пришли к дому Генри Чадвика, Миранда хотела постучать, но Джек остановил ее.
— Еще только не хватало, чтобы пираты стучались и спрашивали, можно ли войти, — сказал он, положив свертки на траву у порога, затем немного повозился с засовом, и дверь распахнулась.
— Как ты это сделал? — спросила Миранда, подняв ящик с микроскопом. Джек заметил, что она опять оставила ему платья.
— Она была не заперта. — Джек сначала шел за ней, но в доме взял ее за руку. ? Я тебя проведу, если не возражаешь. — С этими словами он бросил платья в кучу на пол и жестом предложил ей сделать то же самое, но Миранда нагнулась и осторожно поставила микроскоп. Но тут Джек рванул ее за руки и, услышав, что у Миранды перехватило от неожиданности дыхание, шикнул на нее, напоминая о необходимости соблюдать тишину. Капитан тащил ее за собой через спящий дом вверх по лестнице, в полной темноте. Он остановился в дверях комнаты и наклонился к Миранде. К этому времени ее глаза привыкли к темноте, но она по-прежнему видела только его блестящие глаза.
— Стой сзади меня, — бросил он и украдкой стал открывать замок.
Комнату освещал лунный свет. Миранда догадалась, где стоит кровать ее отца по легкой ткани, натянутой над ней в виде полога. Она подошла ближе, на расстояние вытянутой руки от капитана, который крепко держал ее за запястье.
Джек поднял завесу, и Миранда увидела отца. Он спал в сбившемся ночном колпаке, похрапывая, с открытым ртом. Улыбка застыла на ее губах, когда она увидела, что капитан пиратов вытащил из-за пояса… пистолет!
Миранда так и не поняла, ее ли вздох или прикосновение холодной стали разбудило ее отца, но внезапно его глаза открылись и сверкнули в темноте.
— В чем дело?
— Это я, Джек Блэкстоун, привел тебе дочь! — Голос Джека был обманчиво-безмятежен.
— Джек? — Генри протер глаза и попытался сесть.
— Мне немедленно нужен выкуп.
Джек выпустил руку Миранды и выудил из кармана кусочек бумаги.
— Вот тут записано, сколько ты мне должен.
Генри машинально взял бумажку, положил на покрывало и стал растерянно говорить:
— Но я ничего не понимаю. Ты же должен был…
— Со мной твоя дочь, — выразительно объявил Джек, выводя Миранду вперед. Генри как будто подбросило. Он резко выпрямился и оттолкнул пистолет в сторону.
— Миранда, с тобой все в порядке?
— Да. Да, папа, все хорошо.
Миранда заулыбалась, когда отец схватил ее за плечи, всматриваясь ей в глаза, затем порывисто прижал к себе.
— Я так волновался за тебя, — пожаловался Генри.
У Миранды запершило в горле.
Джек закатил глаза и напомнил о себе.
— Может, мы займемся выкупом?
— Ах да, выкуп.
Генри долго возился с кремнем, наконец ему удалось зажечь свечу. Он осветил Миранду и спросил еще раз:
— С тобой все в порядке?
— Да, папа, я в этом уверена.
— Может, ты поднимешься к себе, а я и Дж… и этот отвратительный пират обсудим условия выкупа.
Миранда быстро перевела взгляд на капитана. Он стоял, скрестив руки на груди и опираясь о стойку умывальника. Дуло пистолета смотрело куда-то вверх. Неожиданно ей пришло в голову, что она, может быть, его никогда больше не увидит. И, хотя это было именно то, чего она должна была бы желать, она почувствовала искреннее сожаление.
— Ты слышишь меня, Миранда? Генри соскользнул с кровати, рывком убрав с колен ночную рубашку.
— Иди отдохни, а я обо всем позабочусь.
— Хорошо, папа, — Миранда повернулась и пошла к двери. Она должна была пройти мимо капитана, но не смогла не остановиться.
Видит Бог, ему так хотелось коснуться ее. Хотелось притянуть ее в свои объятия и похитить снова. Джеку едва удалось взять себя в руки. Он совсем рассудок потерял! Он стоял, смотрел ей в глаза и думал, как ему удержаться.
В этот момент Генри взял ее за локоть и проводил к двери, а Джек заставил себя думать о де Сеговии и о том, какой вред нанесла и может еще нанести ему Миранда Чадвик. Когда Генри закрыл дверь на засов, Джек, напустив на себя безразличный вид, спросил:
— С какой стати ты назвал меня отвратительным пиратом?
Генри, не отвечая, стоял со свечой в руке и смотрел на него. Затем вдруг задал вопрос:
— Что произошло между тобой и Мирандой?
Джеку показалось, что каждое слово как будто бьет его в лицо. Он невольно поперхнулся и попытался все отрицать:
— Не знаю, о чем ты говоришь, я похитил ее по твоей воле.
— Не ври мне, Джек. Мы слишком давно знаем друг друга, — Генри глубоко вздохнул. — Я не слепой. Я видел, какими взглядами вы обменялись.
— Не знаю я, что ты там видел, — начал было Джек, но остановился, голос его упал. Он повернулся, пересек комнату, высунулся в открытое окно. Что он мог сказать этому человеку? Он не мог придумать, как и чем оправдать себя. Оправданий этому не могло и быть. Джек закрыл глаза, затем повернулся лицом к Генри, который все еще смотрел на него и не верил.
— Генри, я…
— Я доверял тебе, Джек.
— Да, я злоупотребил твоим доверием.
— Почему?
«Почему?» Он и сам задавал себе этот проклятый вопрос бессчетное число раз. К сожалению, на него было никакого ответа. Джек медленно покачал головой.
— Боже праведный! — Генри в бессильной ярости ударил кулаком по крышке своего бюро и смахнул серебряный колокольчик. — Боже мой, я не могу поверить, что ты это сделал.
— Я беру на себя всю ответственность за то, что произошло. — Джеку показалось, что ему опять двенадцать лет и его отчитывают за то, что он связал в узел косы сестры. Хотя то, в чем он тогда провинился, и не сравнить с тем, что случилось сейчас.
— Еще бы! Будь уверен. А что случилось? Нет, подожди, я ничего не хочу знать. Боже! Боже! — Генри обхватил голову руками. — Ты изнасиловал ее?
— Черт, конечно нет! Как это пришло тебе в голову? — Джек остановился. Он вдруг подумал, что, может, для Миранды будет лучше, если ее отец будет уверен, что ее изнасиловали. Но Генри уже сам отбросил эту идею.
— Что это было, Джек? Ты пытался доказать, что можешь соблазнить любую? — Джек ничего не ответил, и Генри продолжал: — Надеюсь, ты сделаешь для Миранды то, что должен.
— А я и делаю то, что должен. Я привез ее домой и ухожу из ее жизни. Ты можешь ей позволить пойти донести на меня. Мне все равно. Я собираюсь держаться подальше от Чарлз-Тауна в будущем.
Сказав эту небольшую речь, Джек пошел к двери.
— Ну нет. Ты не уйдешь так просто. Ты женишься на ней!
— Жениться? — Джек остановился на полдороге. — Ты с ума сошел? Ты хочешь сказать, что согласен отдать за меня свою дочь?
— Ты прав. Я чертовски не хочу! Но у меня нет иного выхода, — Генри отошел к камину. — Ты сам виноват, ты не оставил мне выбора, Джек.
— Генри, я…
— Я никогда не был хорошим отцом для Миранды, но сейчас я не предам ее. Ты должен жениться на ней!
Джек дернул себя за галстук.
— Разве так себя ведут хорошие отцы? Заставляют своих дочерей выходить замуж за пиратов? Боже мой. Генри, я сейчас возьму продовольствие, воду, и «Морской ястреб» направится в Сан-Августин. Меня могут убить, взять в плен или повесить.
— Хорошо.
— Хорошо? Хорошо! — Джек резко повернулся к Генри: —Как ты можешь так говорить?
— Я и не стремлюсь к тому, чтобы ты жил с ней. Мне наплевать, что ты будешь делать после того, как вы поженитесь. Но вы должны пожениться!
— Кровь Христова! ? Джек бросился в кресло около камина и уронил голову на руки. — На тебя опять не подействуют никакие мои доводы. История опять повторяется. Ты опять защитился, как в прошлый раз, когда пришел ко мне со своей безумной идеей о похищении. «Увези ее недельки на две, она не должна добраться до властей, не хочу, чтобы она узнала, что я якшаюсь с пиратами. Ничего страшного не произойдет. Все пойдет по плану». Ты помнишь, что ты говорил? Все произошло не так, как ты это задумал.
— А чья эта вина?
— Моя. Моя. Я во всем виноват!
— Тогда женись на ней.
—Нет.
— Ты похитил ее добродетель.
Джек склонил голову. Больше всего в мире он хотел бы сейчас иметь право все отрицать. Но он не мог протестовать, ибо ему нечего было возразить.
— Хорошо, — коротко кивнул Генри. — Я знал, что ты поймешь, в чем состоит твой долг. Ты, Джек, порядочный человек.
— Хотя и отвратительный пират! Генри не стал отвечать, а надел шелковый халат и пошел к двери.
— Пойдем скорее, скажем Миранде, что мы решили. Я уверен, что она испытает облегчение.
— Ох, и я убежден, что она будет счастлива. Джек не сомневался, что Генри не поймет его иронию. Все шло не так, как хотелось бы. С того самого момента, когда он впервые увидел Миранду Чадвик. И вот сейчас он уже на ней женится. Кровь Христова! У Джека было желание броситься вон из этого дома и никогда не возвращаться в Каролину. Но он подумал, что Генри прав. Его долг — жениться на Миранде, но то, что у него не было выхода, дико раздражало его и уязвляло его гордость. Со смиренным вздохом Джек поплелся за Генри, но, когда тот распахнул дверь, на них смотрело дуло пистолета.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море огня - Дорсей Кристина



Смешной,прикльный и интересный расказ.
Море огня - Дорсей Кристинамария
10.01.2013, 20.42





Такая ерунда. Еле "долистала"
Море огня - Дорсей КристинаТатьяна
26.09.2013, 18.09





Вот я сама виновата - не бросаю книгу недочитанной. Не читать! Такая тягомотина, такой топорный школьный язык, а уж это "Кровь Христова!" через абзац реально в зубах навязло. Блин, времени жалко, измучалась пока до конца долистала. Нужно приучить себя бросать подобную ерунду сразу как только не пойдет чтение... 0 из10 просто.
Море огня - Дорсей КристинаЗаметки на полях
15.03.2014, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100