Читать онлайн Он любит Люси, автора - Донован Сьюзен, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Он любит Люси - Донован Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Он любит Люси - Донован Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Он любит Люси - Донован Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Сьюзен

Он любит Люси

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5
Апрель

Тео услышал знакомый шум мотора – это «акура» Дженны подъехала к обочине. Он встал, отряхнул с колен землю и отвернулся от рододендронов как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дженна вылезла из своего сверкающего седана и зашагала по подъездной дорожке. Ее длинные, стройные ноги несли ее с той чувственной силой, которая всегда была ей присуща.
– Привет, Тео. – Она остановилась перед ним и склонила голову набок. Ее прямые волосы упали на плечо, а улыбка была нежной и немного грустной. Потом она отвела взгляд от Тео и осмотрела сад. – Все выглядит замечательно. У тебя найдется немного времени?
Тео бросил на землю секатор, который сжимал мертвой хваткой, и кивнул, стараясь не замечать, как плотно облегает ее стройные бедра юбка и какая у Дженны нежная кожа в вырезе блузки. Прошло несколько недель с тех пор, как он в последний раз разговаривал с ней, и семь месяцев со дня их последнего поцелуя, и сейчас Тео не мог бы сказать, означает ли его ровное дыхание, что он наконец пережил разрыв с ней, или он просто ошеломлен.
– Чем обязан такой честью? – спросил он.
– Как ты, Тео?
На лице Дженны сияло ее фирменное выражение врача у постели больного. Он часто видел это выражение, когда они были студентами-медиками, и ему не понравилось, что сейчас оно предназначалось для него: это означало, что его ждут плохие новости.
– Прекрасно, но нам придется поговорить здесь, во дворе. Бадди дома, а я не хочу его смущать.
Глаза Дженны вспыхнули.
– Как он? Я очень соскучилась по нему. Ты ему передашь, что я скучаю по нему?
Тео кивнул, глядя, как Нортон прошел по сосновым опилкам и приблизился к ноге Дженны, словно собирался потереться об нее. В последний момент он остановился, выгнул дугой спину и зашипел, словно одержимый демонами – каким и был.
– Нортон! Ты так растолстел! – Дженна протянула руку, чтобы погладить его по ярко-рыжей голове, и он ударил ее лапой с выпущенными когтями.
– Ну, я вижу, ты по-прежнему такой же злюка.
– Ты же назвала его толстым. – Дженна рассмеялась.
– Я скажу Бадди, что ты передавала ему привет. – Конечно, Тео вовсе не собирался напоминать о ней брату. Это привело бы к целой неделе беспрерывных вопросов о том, когда она вернется. – Так что случилось, Дженна?
– Я видела тебя по телевизору. Ты теперь знаменитость! – Дженна смотрела вслед удаляющемуся Нортону. – Не могу передать, как я сочувствую этой твоей клиентке! Не знаю, как она могла так себя распустить. Она не кажется глупой. Но ты добился замечательных результатов. Я даже видела твою фотографию на автобусной остановке рядом с медицинским центром. Как я догадываюсь, теперь ты бросил работу вышибалы в клубе?
Тео вздохнул, пытаясь подсчитать все полные скрытого пренебрежения намеки, которые она умудрилась выпалить на одном дыхании.
– Как я понимаю, ты приехала сюда, чтобы взять у меня автограф?
Она рассмеялась, в ее светло-золотистых глазах отразилась нежность. У Тео даже мелькнула мысль, что Дженна, возможно, все еще любит его. Может быть, она приехала затем, чтобы попросить его сделать еще одну попытку. Тео выпрямил спину.
– Собственно говоря, я приехала просить твоего благословения.
Это явно не было похоже на возвращение к прошлому.
– Я хотела сказать тебе раньше, чем до тебя дойдут слухи.
Тео бросил быстрый взгляд на безымянный палец ее левой руки. Да, оно было там – бам! – дверца захлопнулась и положила конец всему тому, что было выстроено за пять лет с Дженной. Но в этот момент Тео почувствовал себя так, словно ничего этого не было.
– Он сделал мне предложение в прошлые выходные, и я согласилась.
– Рад за тебя.
– Правда? – спросила Дженна срывающимся шепотом. – Для меня важно, что ты не против, Тео.
Не против?
Ему необходимо отойти на несколько шагов от этой приятно пахнущей, холодной красавицы Дженны. Он отвернулся и провел грязной рукой по волосам, пытаясь вернуть себе равновесие.
Этот гад все-таки заграбастал ее.
– Он намного старше тебя. – Тео прищурился, глядя на Дженну, залитую солнцем, такую прекрасную и невозмутимую, воплощение всего, чего он всегда желал, – умную, решительную, серьезную, логичную. Великолепную.
Дженна улыбнулась:
– Да. Ему пятьдесят один год.
– А твой друг давно проходил тест на стресс? Ты проверяла его липиды?
– Не надо, Тео…
Он не мог решить, что делать со своими руками. В старых шортах, которые он надел для работы в саду, не было карманов, поэтому его руки просто висели вдоль туловища и казались Тео бесполезными и бессильными. Чего ему действительно сейчас хотелось, так это одним ударом проделать большую дыру в оштукатуренной стене дома.
– Ты собираешься работать вместе с ним в его частной приемной, когда закончишь аспирантуру?
– Возможно.
– Ваш брак сильно пострадает от необходимости ездить на вызовы.
– Тео…
– Когда свадьба?
– Мы пока не решили. – Дженна позволила себе рассмеяться. – И даже обсуждали, не сбежать ли нам.
– Господи! Не приведет ли это к неприятностям с его женой?
– Его развод почти завершен.
– Это хорошо, потому что, как мне кажется, в штате Флорида косо смотрят на двоеженство.
– Перестань.
– Прости. Поздравляю тебя. – Тео обнаружил, что уже сделал те два шага, которые требовались, чтобы вплотную подойти к Дженне и заключить ее в объятия. Он обнял девушку, ощущая ее мягкую податливость и такие знакомые очертания, которые идеально заполнили ту пустоту, которая осталась в нем, когда семь месяцев назад Дженна оставила его. Он похлопал ее по плечу и отстранился.
– Спасибо. – Дженна моргнула и вытерла слезу со щеки. Вспышка света от огромного бриллианта чуть не обожгла роговицу глаза Тео. – Я так рада, что ты это хорошо воспринимаешь.
Тео пожал плечами и наклонился за секатором.
– Да, Дженна. Я все воспринимаю хорошо. Просто надо принимать все как есть, детка. Это мой девиз.
Рука Дженны опустилась на его плечо.
– Я много об этом думала, Тео, я не могу логически ничего объяснить. Мне кажется, в любви нет логики.
Тео фыркнул, продолжая щелкать секатором.
– Серьезно. Я долго решала, должна ли я перед тобой извиниться.
Он не смотрел на нее, задавая вопрос:
– И что, должна?
– Нет. – Она сняла руку с плеча Тео. – Наверное, просто мы любим того, кого любим, и с этим ничего нельзя поделать, совсем ничего.
Тео опустил голову и уставился на опилки под своими старыми кедами.
– Довольно фатальный вывод для женщины, которой пришлось бороться за все, чего она хотела от жизни.
– Просто я знала, чего хочу, а хотела я его.
– Да. Ты знала, чего хочешь, это точно.
Хотя Тео стоял лицом к дому, он ощутил волну гнева, исходящую от Дженны. Оглянулся и увидел, что она со злостью смотрит на него.
– Мы это уже обсуждали, Тео. – Он подошел к ней вплотную.
– Знаешь, я думаю, мы тогда так и не пробились сквозь всю эту ерунду и не сказали друг другу правды. А правда заключается в том, что ты хотела большего, чем личный тренер с умственно отсталым младшим братом. Тебя не устраивал парень, который подрабатывает по выходным швейцаром в «Флоулессе», потому что не может отказаться от денег.
Дженна задохнулась.
– Это несправедливо!
– Нет, несправедливо то, Дженна, что вся жизнь моего брата изменилась из-за крохотного сбоя в делении клеток. Несправедливо то, что мои родители погибли во время аварии абсолютно нового судна. Вот что несправедливо. А то, что произошло с нами, было твоим обдуманным решением.
– Мы постепенно отдалились друг от друга, и ты это знаешь.
– Нет. – Тео покачал головой. – Это ты от меня отдалилась. Я всегда оставался таким, как сейчас.
Дженна вызывающе подбоченилась:
– Тебе не идет, когда ты обижаешься. Ты становишься почти уродливым.
Он хрипло расхохотался:
– Так вот в чем дело! Еще одна причина выйти замуж за твоего частного врача. У него не только более престижная работа и больше денег, чем у меня, он еще к тому же и красивее!
Выдавив улыбку врача у постели больного, Дженна пожелала Тео всего хорошего. Затем вернулась к своей машине и уехала.
Через несколько секунд в дверях появился Бадди.
– С кем это ты тут ссоришься? – Он оглядел улицу перед домом.
– С Нортоном. Ты же знаешь, какой он.
– Да. – Бадди рассмеялся. – Помочь тебе поработать граблями?
Тео посмотрел на беспорядок под старым дубом, и у него возникла идея получше.
– А как насчет того, чтобы вместо этого сорвать злость на манекенах для кикбоксинга в спортзале? Мне бы сейчас не помешала хорошая драка.
Бадди окинул взглядом сад и, обнаружив кота, нахмурился, глядя на Тео.
– Я даже не хочу знать, что сказал тебе Нортон.


Запись в дневнике 16 апреля
Завтрак: 1/2 стакана овсянки; одно зеленое яблоко; 1 стакан обезжиренного молока; кофе без кофеина.
Ленч: 100 г куриной грудки; 1 стакан тушенных на сковородке овощей; полстакана коричневого риса.
Перекус: 1 стакан нежирного йогурта; полбанана; щепотка мюсли с низким содержанием жира.
Обед: 100 г филе говядины; 1 маленькая печеная картофелина; 1 ст. л. легкого взбитого масла; 1 стакан тушеного шпината.
Установка на сегодня:
«То, что Тео хочет встретиться со мной на беговой дорожке, вовсе не означает, что я обязана бегать. Правильно?»


Люси приехала на стоянку автомашин у средней школы в Майами-Спрингс, когда еще не было пяти часов. Она вглядывалась в темноту, пока не смогла разглядеть открытую калитку из металлической сетки, которую описал ей Тео. Захватив свою спортивную сумку, Люси заперла дверцу машины и пошла по тропинке к беговой дорожке.
Она различала белые полосы у себя под ногами, но больше почти ничего не видела. Потом подняла взгляд и заметила смутные очертания фигуры Тео, держащего в руках большой мяч.
Было так тихо, что она слышала звук своих шагов.
– Доброе утро, Люси. – Едва Тео заговорил, она уловила перемену в его голосе. Как будто из него вдруг исчез интерес. Люси захотелось увидеть лицо Тео, просто чтобы убедиться, что с ним все в порядке.
– Часто приходишь сюда? – спросила она, опуская сумку на покрытую росой траву.
Тео рассмеялся и похлопал ее по плечу.
– По правде говоря, да. Может, это станет для нас постоянным местом встреч. Ты долго сюда добиралась?
Тео хочет с ней встречаться? Это новость.
– Примерно столько же, сколько от моего дома до Майами-Бич. Никаких проблем.
– Хорошо. – Тео переступил с ноги на ногу, сунул руки в карманы и посмотрел в предрассветную темноту.
С ним что-то не так. Люси это чувствовала. Она уже собиралась спросить у него, в чем дело, когда он произнес:
– Я хочу тебе кое-что сказать, Люси.
Она выпрямилась, услышав, как серьезно Тео произнес это, и насторожилась. Из-за темноты те несколько футов, что разделяли их, превратились в ничто. Она слышала ровное дыхание Тео, ощущала запах его мыла и шампуня и такой уже знакомый запах его кожи.
Внезапно он придвинулся к ней, и его лицо оказалось так близко, что она почувствовала его тепло. Потом губы Тео коснулись ее щеки, мягко и нежно. Прикосновение длилось секунды три, но Люси они показались вечностью.
– Я очень горжусь тобой.
Люси ощутила его дыхание на своей шее, перед тем как он отстранился. Она крепко зажмурилась и попыталась дышать нормально, ей казалось, что этот поцелуй оставил на ее щеке выжженное клеймо в форме его губ.
– Спасибо, Тео, – с трудом выговорила она.
– И ты выглядела чудесно в студии на прошлой неделе. – Его белые зубы сверкнули в темноте. – Все о тебе говорили.
Люси показалось, что ее сердце сейчас растает. Тео сказал, что она чудесно выглядела! Она была в восторге.
– А теперь пора дать тебе пинка под зад, Каннингем.
Люси рассмеялась. Ей нравились его грубоватые шутки.
Тео взял ее за руку, переплел свои пальцы с ее пальцами; так они и пошли по дорожке. Затем сжал руку Люси, снова улыбнулся и отпустил ее.
Пока они шли, Тео сообщил, что они вступают в новую фазу тренировок, теперь упор будет делаться на качество кардиоупражнений, а не на их количество. Он объяснил Люси порядок тренировок, сказал, что они будут состоять попеременно из ходьбы и бега с различной скоростью, включая спринт. Люси решила, что настал подходящий момент упомянуть, что она никогда не занималась спринтом.
– Ты когда-нибудь слышал песню в стиле блюз с такими словами: «Я создана для комфорта, а не для скорости»? – спросила Люси. – Это про меня.
Первые лучи солнца появились над горизонтом, и она уже различала насмешливое выражение на лице Тео.
– Это чушь, Люси. Ты прекрасно бежала тогда из кафе «Ньюс». Выбежала прямо на тротуар.
Люси рассмеялась.
– Да, но я бежала от тебя, ты на меня наступал, как танк. Так что действовал инстинкт самосохранения.
Тео тоже засмеялся, и Люси осознала, что ей очень нравится его смех. За последние несколько месяцев она привыкла к этим переливам, как и ко вздохам Тео, когда она приводила его в отчаяние, и к негромкому фырканью, когда он прибавлял пять фунтов к весу для тренировки трицепсов в положении стоя, и к тому, как он выражал свое одобрение – «Ты кремень, Каннингем!» – если она справлялась с трудным заданием.
– Я не гордый, могу и погоняться за женщиной, – заявил Тео и с театральным воплем бросился к ней.
Люси вскрикнула, повернулась и помчалась по дорожке.
Она не помнила, когда в последний раз ощущала всем телом ритм бега. Прислушиваясь к своим вдохам и выдохам и к мерному топоту ног по дорожке, Люси понимала, что бежит не так уж быстро, но это не имело значения. Важным было то, что ее тело инстинктивно вспомнило, как это делать, что оно все еще могло делать то, для чего предназначено.
– Я прямо у тебя за спиной, Люси. – В голосе Тео была притворная угроза.
Люси улыбнулась, наслаждаясь тем, как расширяются ее легкие, и подумала о своей реакции на поцелуй Тео. Эта реакция доказывала, что ее тело помнит и другие радости. Может быть, чувственное наслаждение – это нечто такое, чего не может забыть тело женщины, как бы ни старалась эта женщина сделать вид, будто это для нее не важно.
Может быть, ее телу и не нужно никакого другого напоминания, кроме пребывания в тесной близости к Тео Редмонду изо дня в день.
Легкие Люси качали воздух, в голове прояснилось, и она спрашивала себя, не погубили ли все усилия, которые она приложила, чтобы заглушить боль, также и ее способность испытывать удовольствие. Это было бы ужасной потерей.
А потом она спросила себя: не слишком ли много она позволила Брэду Зирклу и футбольной команде колледжа украсть у нее в тот день?
У Люси защипало в глазах.
– Тебе стоит поторопиться, детка! – Тео постарался произнести это так, чтобы у Люси мурашки побежали по спине, но она только усмехнулась. Тогда Тео зашипел ей в самое ухо: – Ты в лесу. Темно. Страшный серый волк прямо у тебя за спиной, а ты выглядишь достаточно аппетитной, чтобы тебя съесть.


…В тот день, в ее первом учебном году в колледже, трибуны были переполнены. Если их команде удастся выиграть у «Пердью», они поедут на соревнования на Кубок Тако. И благодаря необыкновенно напористой игре Брэда Зиркла они этого добились. Люси кричала от радости, некоторые студенты выбежали на поле поздравлять игроков. Вокруг царили хаос и всеобщее возбуждение. А потом Люси увидела, как члены команды разворачивают плакат, написанный на… простыне? – и становятся видны первые слова: «Спасибо, Люси Каннингем…»


Люси споткнулась на бегу и почувствовала, как рука Тео поддержала ее. Она заставила себя продолжать бег. Ей необходимо пробежать через эти воспоминания, провести свое тело через эту боль.
Она обрадовалась, когда увидела эти слова, потому что в то мгновение и правда подумала, что Брэд ее благодарит. Он только что выиграл игру, определившую его карьеру в колледже, игру, которая положила конец целому неудачному сезону. Люси встречалась с ним три недели. Она с ним спала. Огромный плакат, разворачивающийся на поле, наверное, был его способом поблагодарить ее за возвращение удачи, чтобы весь мир это видел.
А потом развернулась остальная часть простыни. Команда разразилась дикими воплями, все телекамеры повернулись туда, и все вокруг начали спрашивать:
– Кто такая Люси Каннингем? И почему она «талисман удачи»?
Люси почему-то почувствовала, что это плохо. Но весь ужас происходящего она поняла только тогда, когда на выходе со стадиона через пятнадцать минут узнала смысл этого выражения.
Два подростка пытались объяснить идею одной девушке, насколько Люси знала, студентке отделения британской литературы. Люси услышала, как они говорили:
– Если у спортсмена наступает полоса неудач, товарищи по команде подговаривают его найти толстую или уродливую девушку и переспать с ней. Если он сделает это и сможет представить доказательства, то удача вернется к нему.
Несколько мгновений Люси не могла двинуться с места, и ее затолкали в возбужденной толпе. А потом она побежала. Она бежала изо всех сил, в слепой панике от стыда, упала на парковочной площадке, до крови ободрала ладони. Кто-то попытался помочь ей подняться, но она оттолкнула его, вскочила и бежала до самого общежития.
Беговая дорожка средней школы Майами-Спрингс расплывалась под ногами Люси, а легкие жгло огнем, как и тогда, давным-давно. Сердце стучало так сильно, что было больно, как и в тот день. Ноги были ватными, как тогда, когда она бежала со стадиона десять лет назад.
Люси услышала вырвавшийся у нее странный звук, и ее поразило то, что она может рыдать и бежать одновременно.
– Люси!
Она остановилась посреди дорожки. Стояла, тяжело дыша, широко расставив ноги, упираясь ладонями в колени, и, наклонив голову, судорожно глотала воздух. Тео заглянул ей в лицо:
– Что с тобой?
Как только ладонь Тео коснулась ее спины, тишину разорвал пронзительный вопль. Люси резко обернулась.
– Не прикасайся ко мне!
Солнце уже встало, и она ясно видела озадаченное лицо Тео. Он открыл рот и, ничего не понимая, шагнул назад. Долгое мгновение они смотрели в глаза друг другу.
– Что с тобой, Люси?
Тео обдало волной гнева, как тогда, в кафе «Ньюс». Сейчас тот гнев вернулся с удвоенной силой, он был страшен и почему-то направлен именно на него.
Люси вздернула подбородок, пытаясь сдержать дрожь.
– Никогда больше не прикасайся ко мне без разрешения. Понял?
Что происходит? Он всего лишь играл с ней и сейчас задавал себе вопрос: не повернула ли их игра в Робин Гуда какой-то выключатель в мозгу Люси? Тео никогда еще не видел ее в такой ярости. Он ни одну женщину не видел в такой ярости.
Или в такой обиде?
Тео заговорил самым мягким тоном, на какой был способен:
– Я все время прикасаюсь к тебе, Люси. Просто я хотел…
– Я знаю, что прикасаешься! Ты думаешь, я этого не заметила?
Тео сделал еще шаг назад, его раздирали противоречивые чувства при виде воинственной позы и выражения отчаяния в глазах Люси. Что-то – или кто-то? – очень обидел Люси Каннингем. Ему это было совершенно ясно. И вот она стоит перед ним, как взведенная мина замедленного действия, в розовых спортивных брюках, и он не знает, как ее разрядить.
– Тебе нужно поговорить со мной, Люс.
– Просто больше не прикасайся ко мне, Тео.
Она отвернулась и, размахивая руками, широкими шагами направилась через овальное травяное поле к своей спортивной сумке.
Тео догнал ее и пошел рядом – на некотором расстоянии. Он молчал. Через несколько секунд он рискнул искоса взглянуть на нее и увидел, что ее лицо залито слезами.
– Черт, что все это значит? Скажи мне! – Она покачала головой и махнула рукой.
– Прости меня. Это было глупо. – Тео вздохнул.
– Послушай. У всех у нас есть свои горячие клавиши, и, кажется, я случайно нажал на такую клавишу. Поэтому расскажи мне, что произошло.
В глазах Люси была горечь, как и в изгибе губ, которые сложились в гримасу. Она молча отвернулась.
Тео решил не настаивать. Как и всегда с Люси, ему придется разгадывать эту загадку постепенно.
– Как насчет того, чтобы перейти к упражнениям с мячом? – Тео пытался говорить веселым голосом. – Ты уже разогрелась, а у меня припасено несколько приемов, которые я хотел бы тебе показать.
Люси остановилась, потом в негодовании топнула ногой о траву.
– Ты хочешь продолжать после того, как у меня был нервный срыв? – Она помахала руками в воздухе. – Мне сейчас хочется только одного: поехать домой и съесть большую пиццу-пепперони с добавочным количеством сыра и коробку печенья! Не хочу делать твои дурацкие упражнения с дурацким огромным красным мячом!
– Люси… – Тео с трудом сдержался, так ему хотелось отвести с ее лба прядку упавших волос. И еще ему очень захотелось обнять Люси, прижать к груди и сказать, что все будет хорошо. Эта женщина сбивала его с толку. Она удивляла его. Она пробуждала в нем запретные чувства. Тео не знал, как с этим справиться. Не знал, как справиться с ней.
Поэтому он сказал:
– Ты больше не прибегаешь к помощи вредной еды в случае неудачи, помнишь?
– Отстань от меня! – Люси нагнулась, схватила мяч для упражнений и бросила в него.
Тео поймал мяч и посмотрел на нее. Лицо Люси блестело, волосы растрепались, грудь вздымалась, губы были красные, а глаза безумные. Внезапно Тео почувствовал непреодолимое желание крепко поцеловать ее в губы, сорвать с нее розовые тренировочные брюки и повалить на мокрую от росы траву, пока сюда не приехала съемочная группа передачи «Проснись, Майами!».
Тео замер.
Люси сдунула с лица волосы.
– Что это с тобой? – резко спросила она. – Почему ты на меня так смотришь?
Тео бросил мяч на траву.
– Я сегодня тоже немного не в себе. – Люси громко фыркнула.
– О, неужели? И что же тебя беспокоит? Перестали выпускать твою любимую марку геля для волос или что?
До Тео не сразу дошел смысл ее слов.
– Ты не слишком хорошего мнения обо мне, да? – Она вздохнула:
– Ты этого не заслужил.
– Но это правда, черт побери, Каннингем.
– Хочешь поговорить об этом? – Она прикусила губу. – Что-нибудь с твоим братом? Или с твоим котом?
Тео медленно покачал головой и не в первый раз спросил себя, стоят ли сто тысяч потери рассудка. Люси его оскорбила. Он ее желал. В этой картинке было что-то не так.
– Мой брат и мой кот отлично себя чувствуют. И мои волосы тоже в отличном состоянии.
– Ладно. – Люси придвинулась чуть ближе к Тео, стараясь разглядеть выражение его лица. – Прости меня, Тео. Иногда я бываю очень неприятной – когда начинаю жалеть себя. Но я умею слушать. Позволь мне загладить свою вину.
Она взяла его за руку, и при нежном прикосновении ее пальцев Тео вздрогнул. Это безумие. Похоже, что взрыв Люси открыл в нем нечто такое, что он теперь не в состоянии закрыть. Тео внезапно до боли захотел обладать этой страстной, горячей, сердитой женщиной, которая только что глубоко раскрылась перед ним.
Он опустил взгляд на их соединенные руки.
– Ты просила не прикасаться к тебе.
Ее серые глаза виновато смотрели ему в лицо.
– Беру свои слова обратно.
– Вот как?
– Да. А теперь скажи мне, почему у тебя плохой день? – Тео разжал пальцы и переплел их с пальцами Люси.
– Моя бывшая девушка заезжала, чтобы сообщить мне о своей помолвке, – сказал он. – Она выходит замуж за пожилого пижона, ради которого бросила меня семь месяцев назад. Наверное, это известие застало меня врасплох.
Люси сделала шаг назад. Кто-то бросил Тео Редмонда?
– Какой идиотизм! – Тео пожал плечами:
– Он ничтожество, но, как оказалось, очень хитер.
– Нет, я имела в виду твою бывшую подругу! Она явно не блещет умом, если оставила тебя ради другого!
Тео так тепло ей улыбнулся, что Люси вздрогнула. Ее внезапно обдало жаром, и она знала: причина не в том, что она только что пробежала целую милю в первый раз за десять лет. Причина в том, что улыбка Тео подействовала как бензин, который плеснули в маленький костер, горящий внутри ее, тот костер, который он зажег в день их первой встречи.
Тео взял ее и за вторую руку.
Наверное, ей это мерещится. Тео держал ее за обе руки, вовсе не собираясь показывать ей, как надо держаться за рукоятки тренировочного снаряда. У нее в голове осталась только одна мысль: «Не вздумай все испортить, Каннингем!»
– Я сначала думала, что твоя девушка – Джиа Альтамонте. Я тебе об этом когда-нибудь говорила? – «О, вот здорово – заговорить о самой красивой женщине на планете, когда он держит тебя за руки».
– Джиа? – Тео высоко вскинул брови. – Она не совсем в моем вкусе.
– Еще бы. Ведь она такая уродина.
Тео рассмеялся и заметил, что мяч для упражнений подкатился к Люси. Он слегка подтолкнул его ногой, чтобы тот оказался прямо позади нее.
– Джиа – живой провод под током, Люси. Она замечательная, но я предпочитаю немного более предсказуемых женщин. Кроме того, я не завожу романов с клиентками.
– Почему?
Тео слегка толкнул Люси, и она опустилась прямо на огромный мяч. Тео продолжал держать ее за руки.
– Такова политика «Палм-клуба».
– Понимаю. – Люси несколько раз подпрыгнула и, упираясь широко расставленными ногами в землю, почувствовала вес своего тела, балансирующего на выпуклой поверхности. Она отпустила руки Тео, и ей показалось, что она плывет на спасательном плоту по бурному морю.
– Теперь твоя очередь. Расскажи мне, что случилось. – Люси попыталась встать, однако сначала ей надо было переставить ноги, потому что как только она оторвалась от мяча, центр тяжести потянул ее назад.
– Ой-ой…
Тео подхватил ее, и в то же мгновение она оказалась в его объятиях, ее нос был прижат к его носу, а губы его находились в двух микронах от ее губ. Люси боялась, что бьющееся сердце пробьет дыру в ее влажной футболке.
Тео прошептал:
– Поцелуй – это не роман. Просто для того, чтобы покончить с этим. – Пока он произносил эти слова, его губы прикоснулись к ее губам.
– Конечно. – Губы Люси скользнули по его губам.
– Я не хочу идти против политики компании.
– Тогда пойди против меня.
Тео прижался губами к ее губам, крепко сжав ее плечи. Люси закрыла глаза и покачнулась. Что ж, возможно, она смутно и помнила поцелуй как идею, но никогда в жизни не испытывала таких ощущений во время поцелуя.
Казалось, рот Тео точно знал, чего он хочет, и брал это. У его поцелуя был уникальный ритм. И собственный язык. Поцелуй Тео был похож на визит в экзотическую чужую страну, которую Люси видела только в туристических брошюрах. Это было такое странное чувство. Такое идеальное. И она подумала. «Так вот что такое поцелуй».
Люси позволила себе погрузиться в его жар, в слияние, в тихие, сладкие вопросы, которые Тео, как ей казалось, задавал ей И ее ответ на все был: «Да, да, да».
Тео было трудно целоваться и улыбаться одновременно, но он обнаружил, что с Люси у него нет выбора. И он знал заранее, что это будет так. Знал, что она будет мягкой, восхитительной, отзывчивой и что если он хотя бы раз почувствует ее вкус, то не сможет остановиться. Теперь имело значение только то, что он чувствовал каждый дюйм ее тела, целовал ее, пока они оба не задохнулись, пока он не узнал все ее тайны до последней.
Его руки скользили по спине Люси, спустились вниз по бокам, и пальцы уже готовы были впиться в округлые полушария под этими розовыми спортивными брюками, но тут на стоянку у стадиона въехала съемочная группа.


– Я ее поцеловал.
Тайсон бросил в рот горсть поп-корна и, оторвав взгляд от баскетбола, посмотрел на Тео.
– Кого поцеловал? – неотчетливо выговорил он.
Не успел Тео ответить, как взгляд Тайсона вновь вернулся к экрану телевизора. Комната взорвалась радостными криками и воплями: Бадди и его товарищи по Специальной олимпийской команде высоко поднимали растопыренные пальцы и прыгали по гостиной. Шум стоял оглушительный.
– Люси. – Тео произнес это почти шепотом.
Тайсон вскочил, уронив миску с поп-корном на пол.
– Ой! Мы же его ели! – пожаловался кто-то из ребят.
– Нам надо поговорить, парень. – Тайсон схватил Тео за руку и повлек к дверям гостиной. Бадди швырнул им вслед пустую миску и потребовал добавки.
– И когда это случилось? – Тайсон прислонился к кухонной стойке, скрестив руки на груди. Он обнаружил прилипший шарик поп-корна на своей рубашке поло и бросил его в рот. – И означает ли это, что я не могу назначить ей свидание?
Тео рассмеялся. Ему всегда нравилось то, как Тайсон умел мгновенно ухватить самое важное. Вероятно, именно поэтому спортсмены так ценили его помощь в качестве помощника тренера – он без обиняков переходил прямо к делу. «Что есть – то есть» – эта присказка, которую Тайсон использовал на каждом шагу, стала неофициальным лозунгом Специальной олимпийской команды легкоатлетов Майами-Дейд.
– Вчера на школьной беговой дорожке. Я даже не понял, как это произошло.
Тайсон громко рассмеялся:
– Что значит ты не понял, как это произошло? Твои губы ведь не бегают и не целуют женщин без твоего ведома? Где поп-корн?
– Во втором шкафчике справа. Поставь микроволновку на три минуты, иначе он зажарится.
– Понял.
– Если ты приударишь за ней, будешь иметь дело со мной.
Тайсон нажимал кнопки микроволновки, прикусив изнутри щеку, чтобы не рассмеяться.
– Люси заслуживает большего, чем обычное недельное приключение.
Тайсон покачал головой:
– Района не хочет, чтобы мы встречались с кем-то из нашего собственного курятника.
– Я с ней не встречаюсь.
– Но ты ее целуешь.
– Я поцеловал ее один раз. И нам обоим будет проще, если это больше не повторится.
Тайсон резко обернулся.
– Значит, твой план – поцеловать женщину один раз, уйти в сторону, а потом запретить другим встречаться с ней?
– Я знал, что ты все поймешь.
– Ну, братец, это просто неправильно. – Тайсон выхватил большую пластмассовую миску с поп-корном из рук Тео. – Это называется эгоизмом.
Тео опустился на стул.
– Знаешь, мне кажется, с Люси происходит что-то такое, о чем она не хочет говорить, может быть, какие-то нерешенные проблемы с мужчинами. Я чувствую, что мне надо… не знаю… позаботиться о ней.
Тайсон нахмурился:
– Ты хочешь сказать, что у нее проблемы с сексом? – Он тряхнул головой. – Я знаю, как с этим справиться. У меня большой опыт, есть даже рекомендации клиенток.
Тео усмехнулся:
– Именно этого я и опасался.
– Знаешь, Тео, в твои обязанности не входит улаживать все ее проблемы, ты только помоги ей похудеть. – Микроволновка звякнула, и Тайсон поднялся. – Тебе не следует взваливать на себя бремя всех окружающих, будто оно твое собственное.
– Я знаю.
– Иногда ты поступаешь так, словно не знаешь это. Тебе надо научиться оставлять другим их проблемы. – Взрыв радостных воплей донесся из гостиной – Я сейчас вернусь.
Тео услышал, как в соседней комнате радостно приветствовали появление поп-корна. Пока Тайсон болтал с детьми о баскетболе, Тео размышлял над словами своего друга. Тайсон прав. Единственной обязанностью Тео по отношению к Люси было заставить ее похудеть, а как она решит – или не решит – свои проблемы, это уже ее дело.
Да, они с Люси должны сохранять чисто деловые отношения. Тео содрогнулся при мысли, что к декабрю она по уши влюбится в него, именно тогда, когда он вернется в медицинский колледж. Она будет надеяться на ежедневные встречи, и это превратит его расписание в кошмар. Может быть, она даже потребует каких-то обещаний, и это в тот момент, когда он так близок к осуществлению своей мечты! Каждодневные занятия и проживание в кампусе способны разрушить даже самые устоявшиеся отношения. В конце концов, он только разочарует Люси. Все закончится ее обидой на него.
Тео подпер подбородок ладонью и сгорбился. Сейчас главной проблемой был этот поцелуй. Господи, да он никогда в жизни не испытывал более приятного ощущения. Она была такой жаркой, такой сексуальной, и если бы на стоянку не подъехал автобус съемочной группы, то невозможно даже сказать, что бы произошло! Когда это один поцелуй заставлял его настолько забыть обо всем?
Он должен как следует подумать. Нужно перестать вспоминать, что он тогда чувствовал, и начать разрабатывать план, как компенсировать причиненный ущерб. Если он сделает вид, будто этого поцелуя вообще не было, это будет выглядеть отступлением, что плохо повлияет на Люси, подорвет ее уверенность в себе и, возможно, отбросит назад. И тогда это станет и его проблемой тоже. Ему не следовало ее целовать…
– Итак, о чем я говорил? – Тайсон вернулся на кухню и сел на стул.
Тео несколько секунд смотрел на друга. Потом улыбнулся:
– По-моему, ты говорил, что будешь иногда приглашать Люси куда-нибудь, оказывать ей внимание, делать так, чтобы она почувствовала себя особенной, и позаботишься о том, чтобы она приятно проводила время, однако не предпримешь ничего такого, что могло бы ее смутить.
У Тайсона дернулся глаз.
– Не помню, чтобы я говорил такую чепуху.
– Не говорил, но собирался сказать.
– Неужели?
– Да – Тео рассмеялся. – Если не приударишь за ней на следующей неделе, будешь иметь дело со мной.
Тайсон покачал головой:
– Поправь меня, если я ошибаюсь, но мне кажется, ты только что переложил на меня свое бремя.


Кабинет магистра по социальной работе доктора наук Дорис Леман


– Были и еще поцелуи?
– Нет. – Люси не могла сегодня усидеть на месте. Она шагала взад и вперед перед диваном, размахивая руками и покусывая нижнюю губу. Она посмотрела на девушек в кимоно, ожидая от них совета, но их красные ротики оставались закрытыми.
«Маленькие сучки.»
– Вы говорили об этом поцелуе?
– Сразу же после него он извинился. И в это время приехала съемочная группа. А на прошлой неделе сказал, что я чудесная и особенная, но что нам надо сосредоточиться на достижении нашей цели. И с тех пор об этом ни слова.
– Ты хотела бы опять с ним поцеловаться?
– Мне кажется, Тео поцеловал меня, потому что просто не знал, как поступить. Знаете, мужчины ведь терпеть не могут, когда женщины расклеиваются. Они тогда начинают чувствовать себя беспомощными.
– Ты не ответила на мой вопрос.
Люси посмотрела на своего психоаналитика:
– Конечно. Я его опять поцелую, если нужно.
– Гм… Насколько я помню, ты когда-то назвала Тео… – Дорис перелистала карту Люси, лежащую у нее на коленях, – горячим. – Она подняла взгляд на Люси – Тот поцелуй тоже был горячим?
Люси удивленно открыла рот:
– Уж не хотите ли вы попросить номер его телефона?
– У меня есть номер его телефона, а у него есть мой. Что в нем больше всего тебя привлекает?
Люси склонила голову к плечу и уставилась на Дорис. Интересно, какова личная жизнь ее доктора и существует ли мистер Леман? Она очень надеялась, что Дорис не просто тешит собственное любопытство, задавая такие вопросы.
– Если хотите знать, Тео Редмонд – мужчина, явно заслуживающий бисквита, – ответила Люси.
Дорис вздернула левую бровь:
– Не хочешь ли объяснить подробнее?
– Пожалуйста. – Люси усмехнулась. – Вы когда-нибудь встречали мужчину, который выглядел бы таким чертовски аппетитным, что вам вдруг захотелось окунуть в него кусочек бисквита и втянуть в себя одним глотком?
– Ну да, встречала, – призналась Дорис.
Для Люси это было полной неожиданностью.
– Правда? И что?
– Я вышла за него замуж.
* * *
Угол наклона именно этого тренажера всегда раздражал Люси. Ей не нравилось, что ее ноги раздвигаются в стороны слишком уж непристойно, а груди выпирают вперед, словно валуны. К тому же ей совсем не нравилось, что Тео всегда берет ее за руки чуть ниже плеч.
Если на ее теле и было место, к которому она, будь на то ее воля, не позволила бы ему прикасаться, так это верхняя часть ее рук. И живот. И бедра. И нашлепки плоти на бедрах. И талия, потому что она все еще такая рыхлая.
– Ты – кремень, Каннингем. Делай выдох на вытяжении.
– Прекрати делать это вместо меня! – Она оттолкнула бы его руку, но была занята тем, что выталкивала эту дурацкую штангу над головой. Тео держал пальцы на уязвимой голой части ее руки.
– Я ничего не делаю вместо тебя, Люси. Ты делаешь всю работу совершенно самостоятельно.
Она выдохнула на вытяжении, чувствуя, как дрожат ее плечи и руки под тяжестью во время последнего из пятнадцати движений. Как сокращаются брюшные мышцы, чтобы обеспечить точность движения.
– Тогда почему твои руки шарят по мне? Убери свои руки и не мешай.
С огромным облегчением Люси вернула штангу на подставки и села. Тео завел одну ее руку ей за голову и согнул ее в локте так, чтобы кончики пальцев коснулись места между лопатками.
– Дыши, потягиваясь, Люс, и остынь. Я ничего не делаю вместо тебя. Я здесь просто на всякий случай. Это моя работа. – Люси хмыкнула. – Это была отличная тренировка. Ты работала как механизм, отлаженный механизм.
Она встала, подхватила с пола свое полотенце и бутылку с водой и, пыхтя, сердито посмотрела на Тео. Потом вытерла пот с лица.
– По-моему, это лишняя нагрузка, – произнесла она в махровую ткань.
– У этого человека есть на то веские основания, Люси. – Это произнес Тайсон. Она выглянула из-под полотенца и увидела, что он подошел к Тео. Люси впервые обратила внимание на то, что Тайсон по крайней мере на два дюйма выше Тео.
Люси смутилась. Пятна от пота у нее под мышками были такими большими, что сливались с пятном от пота вокруг шеи. Пот стекал и вниз по спине. Она была одной большой мокрой тряпкой. Ее волосы были подняты наверх и закреплены заколкой, которая давно уже съехала с положенного места и теперь болталась у плеча.
Она глотнула еще воды для поддержания силы духа, потом, как могла, поправила заколку.
– Привет, Тайсон. Как дела?
– Прекрасно, только вот тебя я редко вижу в последнее время. Наши расписания не совпадают.
Тайсон был красивым мужчиной. Глубоко посаженные темные глаза с густыми ресницами, изящно подстриженные усики над красиво изогнутыми губами. Большой и сильный. Лысый и черный. Он просто улыбнулся ей, но Люси не была уверена, что этим все и закончится.
– Рада тебя видеть, Тайсон. До завтра, Тео. Спасибо за тренировку.
Она повернулась и зашагала к раздевалке. Тайсон шел рядом.
– Не возражаешь, если я пойду с тобой?
Люси пожала плечами и постаралась сохранить невозмутимый вид. Она чувствовала на себе взгляд Тео. Он смотрел ей вслед, посылая горячие волны в ее сторону, хотя расстояние между ними все увеличивалось. Она это чувствовала. Она чувствовала его. Ее так и подмывало оглянуться…
– Как ты смотришь на то, чтобы нам с тобой сходить куда-нибудь вместе. Я давно собирался тебя пригласить.
Люси остановилась, сдернула с шеи полотенце и снова вытерла лицо. Подняла глаза на Тайсона и увидела, что он терпеливо ждет ее ответа с еле заметной улыбкой на губах.
– Послушай, мне надо задать тебе один маленький вопрос. – Люси быстро глотнула воды из бутылки. – Ты уверен, что хочешь назначить мне свидание?
Смех Тайсона прозвучал сексуально. Ей понравился этот смех.
– Еще как уверен. Так это «да»?
– Нет. То есть… у меня еще один вопрос. – Люси глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. – Ты в колледже, случайно, не играл в футбольной команде первой лиги?
– Играл. Во Флоридском университете. Ты что-нибудь имеешь против больших колледжей?
Люси по искрам в глазах Тайсона поняла, что он находит ее забавной. Но для Люси в этой теме не было ничего забавного. И она знала, что, если примет его приглашение, Дорис представится прекрасная возможность повеселиться.
– Я ничего не имею против самих колледжей, только против их футбольных программ.
– Вот как? – Тайсон опустил огромную ладонь на ее насквозь промокшее плечо и подтолкнул к раздевалке. Они пошли дальше. – А как насчет того, чтобы после душа нам с тобой выпить по чашечке кофе, и ты сможешь мне рассказать о тех вещах, которые тебе нравятся.
– Парчизи.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Мне нравится парчизи. Никто не пострадает, играя в парчизи.
– Вот уж в парчизи мы с тобой не играли.
Люси хмыкнула. Ее беспокойство просто смешно. Тайсон учился здесь, а не в Пенсильвании, где обо всем знали.
С чего она взяла, будто он узнал ее? Это паранойя. Кроме того, если она пойдет на свидание с Тайсоном, возможно, она убьет сразу двух зайцев, одним махом покончив и со своим страхом перед парнями, и с отсутствием свиданий.
Посмотрев на него снизу вверх, Люси решила, что достаточно веским доводом для того, чтобы согласиться, является искренность Тайсона, его хорошее чувство юмора и огромная привлекательность. И еще это поможет ей избавиться от совершенно иррационального и не сулящего ничего хорошего увлечения Тео.
– Я с удовольствием выпью чашечку кофе и поговорю о парчизи. Через двадцать минут?
– Идет. – Тайсон широко улыбнулся ей. – Встретимся в холле.
Люси осмелилась обернуться перед тем, как вошла в раздевалку. Она увидела Тео на том самом месте, где оставила его, и выражение на его лице очень напоминало ревность, она готова была в этом поклясться. Он грустно улыбнулся ей, резко повернулся и пошел прочь.


«Будешь спать – останешься на бобах, Редмонд».
Выяснилось, что Тайсон любит повеселиться и потанцевать и предпочитает общество женщин. Оказалось, он много знает о женской природе, и Люси догадалась, что это знание он получил за многие годы изучения этого предмета на практике.
Собственно говоря, Тайсон и с ней с первой же встречи пытался установить более тесный контакт. То возьмет под руку. То погладит по руке. А то и вовсе положит руку на колено.
Люси это нравилось. Ей нравилась непринужденность, с какой он общался со всеми, кого они встречали. Когда они вместе шли в парк на музыкальный фестиваль, она расслабилась, опираясь на его сильную руку и прижавшись к нему.
– О чем ты думаешь, Тайсон? – Она улыбнулась в ответ на его улыбку.
– Да вот думаю, что такой милой женщины, как ты, я уже давно не встречал. В Питсбурге все такие? Если так, я, возможно, перееду туда жить.
Она рассмеялась:
– Я одна такая.
Тайсон положил руку ей на талию и крепче прижал к себе.
– Ты очень славная, Люси. Скажи мне, со сколькими мужчинами ты встречаешься сейчас? Кроме Тео, конечно.
Люси остановилась и вырвалась из объятий Тайсона.
– Я не встречаюсь с Тео!
Она почувствовала, что голос ее звучит надменно.
– Bay, девочка. Расслабься. – Тайсон снова притянул ее к себе, и они пошли дальше. – Это была маленькая шутка, понятно? Потому что все знают, что ты ежедневно встречаешься с Тео. Если только…
Люси покачала головой:
– Не надо об этом.
– Тебе нравится наш Тео?
Люси подняла руку, обхватила Тайсона за талию и сжала. И испытала нечто вроде шока. Тело Тайсона было не просто тугим, словно у буйвола, оно было как будто высечено из гранита, и она почувствовала, как перекатываются мышцы под ее пальцами.
– Боже мой! – прошептала она.
– Тебе нравится?
– Это впечатляет. Какой у тебя процент жира в теле?
– А ты мне скажешь, какой у тебя процент, если я скажу тебе свой?
Люси запрокинула голову и рассмеялась.
– Как будто ты и все остальные жители Майами его еще не знают.
Тайсон остановился и повернул Люси к себе.
– Послушай, Люси, ты мне очень нравишься.
Ей было приятно ощущать прикосновение его пальца, поглаживающего ее щеку. Очень приятно. Люси почувствовала, что у нее закрываются глаза.
– Но тебе только стоит сказать слово, и я дам обратный ход. Тео – мой друг. Я его уважаю, он мне нравится, и я не хочу влезать в то, что между вами происходит.
– Единственное, что между нами происходит, – это работа над моим телом, – ответила Люси.
– Неплохая работа, если удается ее получить.
Люси улыбнулась, глядя на него снизу вверх, привстала на цыпочки и приблизила губы к его губам. Ей хотелось поблагодарить Тайсона за то, что он такой предупредительный, и она подумала, что нежный поцелуй будет хорошим способом выразить благодарность.
Их губы соприкоснулись. Его губы были теплыми и мягкими, как подушечки. Они обрадовались ей, накрыли ее губы, они были такими приятными и гладкими на ощупь. Люси стояла на цыпочках и ждала…
И ждала…
Она терпеливо ждала той искры, которая пронзила ее, когда она целовала Тео. Она считала про себя: раз, два, три… но искры не было. Куда она подевалась, черт возьми?
– Тебя очень приятно целовать, девочка.
Губы Тайсона снова прижались к ее губам, руки обхватили ее, и она оторвалась от земли. Он поднял ее с тротуара! Люси задергала ногами.
– Боже, поставь меня на землю! Ты сломаешь мне позвоночник!
Он только рассмеялся и попытался снова прижаться к ее губам.
– Тайсон! Отпусти меня!
Он послушался, и она стояла, задыхаясь, сбитая с толку, а он продолжал крепко сжимать ее талию. Она смотрела, как легкая улыбка играет на его губах.
– Да будет тебе известно, я выжимал триста фунтов. Тебя я могу поднять одной рукой.
Люси подсчитала и поняла, что он недалек от истины.
Тайсон громко расхохотался и схватил ее за руку:
– Пойдем. Послушаем музыку.
Музыкальный фестиваль под открытым небом был громким и веселым. Тайсон не отходил от нее в шумной толпе. Люси чувствовала себя под надежной охраной и наслаждалась ощущением его рук, обнимающих ее, когда он раскачивался вместе с ней под музыку.
Многие узнавали Люси и подходили к ней, чтобы поздравить. Одна женщина сжала ее в медвежьих объятиях и расплакалась, объясняя, что успех Люси вдохновил ее и она сбросила десять фунтов и ушла с бесперспективной работы. Тайсон принимал такое внимание благосклонно, но однако ни на шаг не отходил от Люси.
– Ты мой телохранитель? – в какой-то момент спросила она у него.
– Как я уже сказал, милая Люси, это неплохая работа, если удается ее получить.


– Тебе посылка, Люси.
Вероника поставила тележку на задние колеса и обутой в сандалию ногой протолкнула ее в дверь кабинета.
Люси подняла глаза от своего дневника – она только что вынуждена была признаться в нем, что съела на завтрак целый бублик из разных злаков, а не половинку, как намеревалась, – и уставилась на тележку. Три невзрачных картонки стояли одна на другой.
– Я ничего не жду.
Вероника пожала плечами и бросила на стол Люси квитанцию.
– Посыльный только что принес их. Адресованы тебе. Из «Палм-клуба». Они не такие уж тяжелые. Хочешь, я их открою?
Люси нахмурилась.
– Нет. Все в порядке. Сейчас я их возьму. Интересно, что мог послать ей Тео? Новую одежду для тренировок? Запас дневников на всю оставшуюся жизнь? Несколько надувных мячей? Руководство для женщин, которых никогда не целуют второй раз?
– И еще сегодня утром пришла новая пачка писем от болельщиков, – сообщила Вероника. – Я думаю, это здорово, что у тебя появился свой клуб болельщиков. Никогда не была знакома с человеком, у которого был бы клуб болельщиков.
– Да. Пятнадцать членов, по последним подсчетам. Скоро их у меня будет больше, чем у Бритни Спирс.
– И все-таки это клуб. У меня вот нет клуба болельщиков.
– Ты еще молода. – Люси подошла к тележке и взяла верхнюю коробку. – Если так будет продолжаться, скоро примут закон, по которому каждый мужчина, женщина и ребенок в Америке должны подвергнуться унижению на телевидении до того, как умрет, так что твое время еще придет.
Люси поставила картонку на свой письменный стол и ножом для вскрытия писем разрезала упаковочную ленту. Затем открыла крышку, и ее взгляд упал на знакомые желтые коробочки с коричневыми буквами. Десятки коробочек, при виде которых сердце ее забилось, а рот наполнился слюной.
Невероятно.
– Зачем это клуб послал тебе столько леденцов в шоколаде? – Вероника заглянула через плечо Люси и принюхалась. – Это просто подло.
Люси дрожащей рукой взяла приходный счет и прочитала сведения об отправителе: действительно, там значился адрес «Палм-клуба» в Майами-Бич. И стояло имя Тео.
Она схватилась за телефон. Потом положила трубку.
Не мог ли кто-нибудь поставить его имя на бланке ради шутки? Кто мог захотеть так навредить ей? Кому хочется, чтобы она потерпела неудачу? Кто мог действовать так злонамеренно?
Вероника смотрела на нее, открыв рот и округлив глаза.
– О Господи! – произнесла она. – Я думала, ты собираешься разорвать Тео на кусочки! По-моему, ты чуть было не сделала это!
– Это уж точно.
Вероника открыла другую карточку и достала из нее несколько коробочек с конфетами.
– Знаешь, я подумала, что кто-то мог использовать имя Тео и устроить эту вредную шутку. Ведь совершенно немыслимо, чтобы Тео прислал тебе эти конфеты.
Если и Вероника пришла к тому же логическому выводу, что и она, дело плохо.
– Я думаю, именно так и было, – сказала Люси.
– Интересно, кто мог так поступить с тобой? – Вероника потрясла коробками и скользнула к двери. – Не возражаешь, если я их съем?


– Начинаем передачу «Проснись, Майами!».
Люси широко раскинула руки и улыбнулась под включившуюся бравурную музыку. В аплодисменты время от времени вклинивался пронзительный свист, зрители скандировали нараспев: «Вперед, Люси! Вперед, Люси!» Затем камеры отвернулись от нее и сфокусировались на Джоне Уиве-ре и Каролине Буэндиа.
– Доброе утро всем, и спасибо тебе, Люси, за то, что разбудила нас! – произнесла Каролина. – Сегодня у нас для тебя задумано замечательное шоу, в него входит то, что быстро стало для всех любимым моментом нашей передачи, – мы проверим, как идет превращение Люси Каннингем из пышки в шикарную девушку!
Находящийся вне поля зрения камер Тео поморщился и поймал взгляд Люси. Она пожала плечами и слегка улыбнулась ему.
Сегодня Люси надела облегающие черные спортивные брюки и светло-голубую обтягивающую футболку с глубоким круглым вырезом. Тео задумался, не водит ли ее по магазинам Джиа, потому что в последнее время он не замечал на ней безобразных леггинсов или розовых спортивных брюк. Он смотрел, как она идет по сцене и машет рукой зрителям, которые на каждой новой передаче, казалось, проявляют все больше энтузиазма. Супружеская пара средних лет в третьем ряду держала плакат, на котором было написано: «Теряй, Люси, теряй!»
Включили рекламу, и Тео смотрел, как Люси шла через площадку к нему. Она двигалась с уверенностью, которой раньше у нее не было, и чуть-чуть покачивала бедрами. А может, ему это показалось из-за ее расширяющихся книзу брюк.
Не исключено, что это следствие свиданий с Тайсоном.
Тео усмехнулся про себя. Несмотря на его логичное объяснение фиаско с поцелуем, теперь он терпит фиаско в другом: Тайсон встречается с Люси, и ему это очень нравится. Он водил ее на концерт, в кино, пару раз они вместе ужинали. Тео уже перестал задавать вопросы. Ему удалось Даже заставить себя не интересоваться, как далеко зашли их отношения. Ему это знать ни к чему.
Потому что женщина, направляющаяся сейчас к нему, однажды таяла в его объятиях, отдавала ему свои губы; она показала Тео, что под внешней оболочкой Люси Каннингем таится девушка, чьи прикосновения отправляют прямо в рай, а на вкус она – чистое вожделение. И что же он сделал после этого открытия? Отдал ее другому.
Его следует поставить к стенке и расстрелять.
– Моя публика меня обожает, – прошептала Люси, остановившись перед ним у края площадки. – Я думаю, число болельщиков в моем клубе возросло аж до шестнадцати человек.
Сегодня от нее пахло особенно нежно и приятно, и Тео глубоко вдохнул ее аромат.
– У тебя новые духи?
Она улыбнулась ему, и Тео всмотрелся в ее губы в поисках любых признаков рая. Он с тревогой отметил, что ничего не изменилось, и решил, что ему следует избегать смотреть на ее рот.
– Да. Спасибо, что заметил. Они называются «Парадайз эуэйтс». – Люси склонила голову к плечу и снова улыбнулась. – Джиа снимается в новой рекламе, и она дала мне бесплатный пробник. Тебе нравится?
Тео невольно рассмеялся. Иногда вселенная действует грубо, как кузнечный молот. И тогда бывает больно до ужаса, однако в других случаях она лишь подсказывает тебе, что надо напрячься. Как и случилось в данный момент. Началось с волны жара, который обдал лицо и спустился к грудной клетке, заставил шевельнуться сердце и продолжал двигаться ниже. Все в Тео напрягалось, прямо здесь, на глазах у Джона Уивера, Каролины Буэндиа и полного зала людей, следящих за каждым его движением.
– Мне нравится, – ответил он. Люси удовлетворенно кивнула.
– Послушай, вчера ко мне в офис во время перерыва доставили два кубинских сандвича и пакет «фритос».
Тео нахмурился:
– Ты заказала это на ленч?
Люси прищелкнула языком и вздохнула с отчаянием:
– Нет, Тео. Это не очередное признание в поглощении орехового пирога. Я хочу тебе сказать, что кто-то сделал этот заказ и отправил ко мне на работу. Опять тот же сценарий, что с карамельками в шоколаде. И на квитанции снова стояло твое имя.
– Это очень странно. – Тео изо всех сил старался держаться небрежно, но весь его вид говорил о том, что ему не по себе. Популярность Люси росла, это правда, и, возможно, она привлекла к себе внимание почитателя со странным чувством юмора. Тео надеялся, что это его единственная странность. – Тебе не кажется, что нам следует позвонить в полицию?
Люси рассмеялась так громко, что режиссер-постановщик чиркнула себя пальцем по горлу и сердито посмотрела на нее за секунду до того, как снова выпустить их в эфир.
Люси прижалась плечом к Тео и прошептала:
– Вот уж не думаю, что посылать свинину без разрешения считается преступлением.
Тео прижался губами к ее уху, наслаждаясь райским ароматом, и ответил:
– А должно бы считаться, черт побери.
За этот месяц Люси сбросила всего три фунта. Сердце Тео чуть не разорвалось пополам, когда он смотрел, как под разочарованный стон зрителей она сошла с весов перед аудиторией, стараясь держаться храбро.
Обмеряя ее перед камерами, Тео чувствовал, что она дрожит с головы до ног. Люси потеряла еще пять дюймов, три из них на бедрах.
Тео воспользовался случаем и объяснил Джону и Каролине, что это наглядный пример того, почему людям, поставившим себе цель похудеть ради здоровья и спортивной формы, не следует зацикливаться на цифрах. Люси уже потеряла много жира и нарастила гладкие мышцы, которые весят больше. Потеря ею дюймов доказывала, что ее тело обретает собственный темп трансформации.
– Я не удивлюсь, если в следующем месяце цифры не будут впечатляющими. Иногда это работает таким образом.
Каролина подалась вперед на стуле, забросив ногу на ногу, и похлопала Люси по руке.
– Вам не кажется, что в этом месяце вы несколько потеряли уверенность в себе?
Черт! Таких дурацких вопросов до сих пор им удавалось избегать, и Тео не хотелось, чтобы Люси приходилось на них отвечать. Но Люси – милая, забавная Люси – посмотрела прямо в камеру и ответила:
– Единственное, что я теряю, – это вес.
Тео старался не улыбаться, глядя, как Каролина суетливо перебирает свои карточки с репликами и смущенно моргает. Потом последовали вопросы аудитории. Женщина с плакатом «Теряй, Люси, теряй!» поднялась и попросила разрешения обнять Люси.
– Пожалуйста, – ответила Люси, встала и подождала, когда женщина подойдет к ней.
– Меня зовут Соня Галлегос, и я похудела на одиннадцать фунтов, так как придерживалась плана тренировок Люси и Тео для обретения здоровья и хорошей спортивной формы, – объявила эта женщина.
То была интересная новость, тем более что Тео ничего не знал о существовании такого плана.
– Когда вы собираетесь создать собственный сайт? – спросила Соня. – И когда выйдет книга?
Люси добродушно рассмеялась и крепче обняла Соню.
– Мы всех известим по почте. Обещаю.
По окончании шоу Тео подвез Люси к ее офису, потому что она сказала ему, что ее машина в ремонте.
– А как же ты добралась сюда? – спросил он.
– На такси.
Тео вздохнул, въезжая в безумно плотный поток машин в час пик в центре Майами.
– Я мог бы подхватить тебя у твоего дома, Люс. Мне это не сложно.
– А как же твой брат? К тому же ты живешь далеко, в Майами-Спрингс. Я не хочу создавать больше проблем, чем уже создала.
– Все было бы в порядке. Ты можешь всегда попросить меня о подобных вещах. Для того и существуют друзья.
Тео наблюдал, как она повернула лицо к боковому окну. Люси уже сбросила сорок три фунта, и строение костей ее лица теперь проявилось с поразительной четкостью. Когда Тео смотрел на нее, он уже не видел круглолицей женщины. Он видел Люси. А Люси Бог благословил красивым лицом в форме сердечка, высокими скулами, большими, широко расставленными глазами и прекрасной кожей.
Но если бы Тео пришлось выбирать что-то одно, больше всего нравящееся ему в ней, то он сказал бы, что это ее шея. Она была грациозной и длинной, и то, как Люси отвернулась в этот момент, вызвало у него желание поцеловать ее прямо за очаровательным ушком.
– Мы действительно друзья? – Люси так быстро повернулась, что поймала его взгляд и сразу помрачнела.
– Конечно, мы друзья. Почему ты меня об этом спросила?
Она несколько секунд ничего не отвечала, потом улыбнулась.
– Мы такие друзья, которые один раз по ошибке поцеловались.
Тео с трудом сглотнул, повернул на Первую авеню, и их слегка тряхнуло на повороте. Он знал, что офис Люси находится недалеко от Двенадцатой улицы и ему нужно перестроиться в другой ряд, а это в час пик практически невозможно. Он также знал, что ему необходимо ответить на последнее замечание Люси, но представления не имел, что ей сказать.
Тот поцелуй был жарким, непонятным, он перевернул его мир. Это было нечто незабываемое. А Люси только что назвала его ошибкой. Может быть, это самый легкий способ покончить с проблемой?
– Мы все делаем ошибки, Люси. Мы – люди.
– Ты можешь меня высадить прямо здесь. – Она взялась за ручку дверцы и схватила с заднего сиденья вешалку с одеждой.
– Но твой офис в шести кварталах отсюда!
– Я пойду пешком. – Она ждала, держась за ручку. – Открой дверцу. Пожалуйста.
– Нам есть о чем поговорить.
Она сверкнула на него глазами и скрипнула зубами.
– Открой дверцу. Сейчас же.
– Ты встречаешься с Тайсоном.
– Дверь, Тео.
– Прекрасно. – Он ударил по кнопке, и резкий щелчок раздался внутри «хонды» как выстрел. – Увидимся завтра в…
Бац!
Она уже исчезла.


Люси переоделась в дамском туалете компании «Шеррод энд Томе» и попыталась найти идеальное равновесие между дыханием глубокой релаксации и гипервентиляцией. Судя по тому, как жгло носоглотку, а в глазах все туманилось и расплывалось, она уже перешла границу.
Нащупав сзади на юбке застежку, Люси посмотрела на себя в зеркало.
– Какого черта?
Разумеется, ей трудно было держать в порядке свой гардероб при постоянно меняющихся размерах, но она могла поклясться, что эта юбка шестнадцатого размера. Только сейчас юбка висела на ней, и ниже талии Люси выглядела так, будто ее задрапировали в мешок.
Люси дернула за пояс и вывернула его, чтобы прочесть ярлык. Действительно, шестнадцатый. Это очень странно.
– Доброе утро, Люси! – Вероника поставила чашку на край умывальника и начала красить губы. – У тебя проблемы с молнией?
– Нет. У меня проблемы с тренером. – Люси засунула пояс юбки под колготки, натянула хлопчатобумажную двойку и полюбовалась достигнутым эффектом перед зеркалом туалета. – Я выгляжу так, словно у меня на талии опухоль.
– А что такое с Тео? Что он сделал? Я видела вас по телевизору сегодня утром в передаче «Проснись, Майами!», и мне показалось, что он был с тобой очень мил. Было заметно, что ты ему небезразлична.
Люси усиленно заморгала своему отражению, потом взглянула на Веронику:
– О чем это ты говоришь?
– Я сказала… – Вероника сомкнула губы, подвигала ими и бросила тюбик помады в сумочку, – было совершенно очевидно, что ты ему очень нравишься. Он так смотрела на тебя, так улыбался тебе. Между прочим, у него очень приятная улыбка. Добрая. Если бы я не знала, что ты встречаешься с тем другим тренером, я бы подумала, что между вами что-то есть.
– О, ради Бога, Вероника! – Люси схватила пустую вешалку, подобрала с пола свою спортивную одежду и засунула все это в сумку.
– Ты спросила – я ответила. Ты моя начальница. Я тебе не лгу. Я говорю только то, что видела собственными глазами.
Несколько мгновений Люси стояла у двери и пыталась вспомнить, видела ли она хоть что-нибудь из того, что описывала Вероника. Может быть. Но ведь Тео и всегда вел себя очень мило. Он был добрым. Как настоящий друг.
Тот опасный уровень вожделения, который она ощутила в его поцелуе, был лишь игрой ее воображения, результатом ее наивности.
– Спасибо, Вероника. Извини, что я на тебя набросилась.
– Ничего. Так что же сделал Тео? Почему ты так на него злишься?
Люси открыла дверь и пропустила свою секретаршу вперед.
– Ничего. Это все мои предположения.
Люси зашагала по еще пустынным помещениям «Шеррод энд Томе». Ей нравилось приходить в восемь утра, потому что тогда у нее оставался еще час покоя до того, как придут все остальные, начнет сходить с ума факс, зазвонят телефоны, а Стивен, просовывая голову в ее дверь, будет отпускать свои бесконечные бессмысленные замечания.
Расставшись с Вероникой, Люси свернула за угол. Ей надо было пройти мимо кабинета Стивена, который раньше принадлежал Саре. Она вспомнила, как пришла на интервью с Сарой, как ей понравилось чувство юмора этой немолодой женщины и ее житейская мудрость. Как они сразу же поладили. Теперь Сары нет, и Люси ждет не дождется этих ста тысяч долларов.
– Я же сказал, что все устрою, поэтому хватит пугать меня фининспекцией и прочей чепухой. Понятно?
Немного не дойдя до открытой двери кабинета, Люси резко остановилась и услышала, как Стивен, швырнув трубку на рычаг, воскликнул:
– Мерзкий старый бессовестный козел!
Эти слова эхом разнеслись по пустому коридору.
Люси глубоко вздохнула и решительно двинулась дальше, приветствуя Стивена небрежной улыбкой и взмахом руки. Он увидел ее, и у него вытянулось лицо. Он бросился за ней:
– Люси, подожди.
Она обернулась и успела заметить, как нервно он поправляет ворот своей сорочки. Стивен выглядел так, словно пытался оправиться от стресса, а ведь рабочий день еще даже не начинался.
– Все в порядке, Стивен?
– Конечно-конечно. Все замечательно. – Слегка приобняв ее, он повел Люси к ее кабинету. Она терпеть не могла, когда он к ней прикасался. – Как подвигается дело с заявкой на премию «Эдди»? И что, черт возьми, с твоей юбкой?
Люси вздохнула. Она бросила спортивную сумку позади стола и пригласила Стивена сесть.
– Юбка мне велика, а заявку на «Эдди» я подготовила, хотя и понимаю, что это нечто сумбурное и незавершенное. Мне стыдно ставить на ней свою подпись. Но она заключена. Вероника делает копию.
– Я уверен, что все в порядке.
– В ней семь страниц и четырнадцать графических приложений полной чепухи, и ты это знаешь.
Стивен и глазом не моргнул.
– Я считаю, что для репутации агентства важно хотя бы попытаться получить ее в этом году.
– Я так не думаю. Проводимая нами кампания будет идеальным кандидатом на заявку в следующем году, только не сейчас. Но я сделала, как ты просил. Что-нибудь еще?
Стивен пошаркал ногами по ковру и нервно огляделся по сторонам. Его глаза встретились с глазами Люси. Он улыбнулся.
– В этом месяце ты набрала вес.
Люси назвала бы выражение на лице своего босса явным ликованием.
– Я сбросила три фунта, Стивен. Это не набор веса.
– Ну, Люси, это не имеет значения. Возможно то, что при таких показателях вряд ли тебе удастся добиться успеха, и, не стану скрывать, меня это очень беспокоит.
Люси откинулась на спинку кресла и забросила ногу на ногу. Она только недавно снова начала делать это движение и ощущала даже некоторую гордость от того, что может это сделать.
– Это твой способ подбодрить меня?
Стивен хохотнул и сложил ладони домиком перед своим лицом.
– Я верю в твои силы и не хочу оказывать на тебя давление, но должен тебе напомнить, что репутация фирмы в твоих руках.
– Я это знаю.
– Ты и твой красавчик тренер можете пускать пузыри от восторга на телевидении, но если ты перестанешь терять фунты, то мы начнем терять клиентов. Если не продолжишь худеть, ты можешь нас разорить. И ты сама, и все остальные окажетесь без работы.
Снова Люси не могла понять этого человека, которому полагалось быть капитаном делового предприятия. Она подумала, не окончательно ли он свихнулся после смерти Сары.
– Ты смотрел шоу сегодня утром, Стивен? Видел женщину, которая хотела знать, когда будет создан наш веб-сайт?
– Ее плакат был хорошей выдумкой. – Стивен кивнул.
– Мне кажется, она подсказала хорошую идею. Думаю, нам с Тео надо иметь собственный сайт, и не просто для отчетов о наших успехах в «Палм-клубе». Мы можем организовать чаты и группы поддержки он-лайн для тех, кто старается поддерживать хорошую форму. Мы сможем договориться с «Палм-клубом» и пригласить их тренеров для ведения еженедельных рубрик вопросов и ответов. Я могу сделать блок моих ежедневных тренировок и дневника питания. Что ты об этом думаешь?
Глаза Стивена остекленели – казалось, он сейчас упадет лицом вниз на стол Люси.
– Стивен? Что с тобой?
– Я об этом подумаю. – Он с трудом поднялся, избегая смотреть в глаза Люси. – Не предпринимай ничего, пока я все это не обмозгую.
– Обмозгуешь? – Люси встала и внимательно посмотрела на босса. Сегодня в Стивене ощущалась еще большая паника, чем обычно. Может, он мало спит по ночам? А может, он начал употреблять наркотики? И этот его странный разговор по телефону… – Мне кажется, здесь не о чем думать. Мы могли бы вызвать такой интерес…
Стивен повернулся и вышел, не сказав ни слова, словно призрак или человек, который вдруг осознал, что заблудился и вошел не в ту комнату.
Эти мужчины. Люси, наверное, никогда их не понять.
Зазвонил телефон. Она взяла трубку и услышала рыдания Мери-Фрэн, голос которой всегда узнавала безошибочно.
– Боже мой! Фрэнни, что случилось? Что-то с детьми?
– Нет. Нет. С ними все в порядке. – Снова рыдания.
Люси поняла, что придется смириться с тем, что сегодняшний день не задался. Раньше чем большинство служащих опустили свои задницы в кресла у письменных столов, ее публично взвесили и измерили, что лишь разочаровало тысячи людей. Она точно узнала, что Тео считает ее всего лишь другом. Одежда на ней сидит мешком. У нее состоялась нелепая беседа с окончательно обезумевшим боссом. И только что ей стало известно, что ее старшая сестра собирается убежать из дому и поселиться у нее.
– Ты сошла с ума!
– Я буду у тебя вечером.
– Фрэн, ты не можешь. Как же дети?
– Я сказала Киту, что ухожу от него и он будет нести полную ответственность за детей до тех пор, пока я не решу вернуться. Посмотрим, сколько он продержится.
– Ты серьезно?
– Нет, конечно. Возможно, мне просто нужно вырваться на уик-энд.
– Но, Фрэнни…
– Не пытайся меня остановить.
– Но…
– Я должна идти. Один из близнецов обделался. Мой самолет прибывает в международный аэропорт Майами в десять.
Люси отодвинула трубку от уха и уставилась на нее, Мери-Фрэн дала отбой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Он любит Люси - Донован Сьюзен

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Он любит Люси - Донован Сьюзен



Замечательно, 10.
Он любит Люси - Донован СьюзенЧитака
13.07.2013, 14.16





Девочки, супер книга. Мне очень импонирует гг-иня, сама уже как год сижу на диете и занимаюсь спортом, поэтому для себя почерпнула многое... 10 балов. А вообще эта книга меня вдохновила даже... на продолжение тренировок! )))
Он любит Люси - Донован СьюзенКэт
13.07.2013, 21.21





Супер!! Только 10!)))
Он любит Люси - Донован СьюзенДжулс
5.08.2013, 23.01





Прекрасный роман!
Он любит Люси - Донован СьюзенЛика
17.03.2014, 22.33





Ну, почти "пособие" по борьбе со своими недостатками))). Читается легко, любовная линия не навязчивая и главное не сопливая. В общем советую. 9 из 10
Он любит Люси - Донован СьюзенВарёна
19.03.2014, 16.14





Роман просто классный! Читайте и наслаждайтесь! ;)
Он любит Люси - Донован СьюзенЛика
29.07.2014, 18.44





Клаасс!!!Время три часа ночи,через четыре часа вставать на работу,а я оторваться не могу)))Вот такие романы должны лидировать в топ-100,а не та муть которая там сейчас.Очень,очень,очень понравилось.Переживала за них так,как будто всё по настоящему.
Он любит Люси - Донован СьюзенЛеля
5.08.2014, 1.33





Шикарно! и посмеяться, и поплакать! про настоящую девочку-толстушку, которая смогла победить тараканов в своей голове, сбросила вес, стала такой, чтобы нравиться многим людям и самое главное - самой себе!rnну и конечно про всепобеждающую любовь!rnшикарная книга!
Он любит Люси - Донован СьюзенВера
5.08.2014, 13.02





Вот это ДА!!! Давно я ничего подобного не читала.Прочитала и загрустила.Мне мало,хочу ещё!Все герои-просто прелесть.Ни тебе красавцев-латиноамериканцев-миллиардеров,ни прекрасных принцесс-совершенств,всё как надо.А,то уже от всех этих однообразных сказок оскомина.
Он любит Люси - Донован СьюзенАнна
5.08.2014, 21.33





Супер.Очень понравился роман.
Он любит Люси - Донован СьюзенОлька
1.08.2015, 9.10





Приятный роман,чисто американский,с их любовью к шоу.Похудеть с 54 размера до 40 и весить 63кг,вот тут не понятно какой у нее рост то был,не смогла ее представить с таким маленьким размером и таким весом.Еще бы побольше смешных сцен,так и просились и поставила бы десятку.
Он любит Люси - Донован СьюзенО.
21.03.2016, 20.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100