Читать онлайн Невеста плейбоя, автора - Донован Сьюзен, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста плейбоя - Донован Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста плейбоя - Донован Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста плейбоя - Донован Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Сьюзен

Невеста плейбоя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Как, черт возьми, тебе удалось раздобыть мой домашний телефон?
– Не сердись. Я подумал, что в данных обстоятельствах ты не будешь возражать против моего звонка.
– Возражать?
Кристи, вне себя от злости, села в постели и нашарила выключатель на тумбочке. Наверняка уже часа два ночи, думала она. Слишком поздно, чтобы прощать наглость этому индюку Милевски.
Зажглась лампа, и Кристи уставилась на циферблат. М-да десять часов вечера… но это не дает ему права названивать ей домой. И вообще день был долгий и тяжелый, имеет человек право на отдых?
– Конечно, я возражаю! Если бы мне вдруг приспичило повидаться с тобой, я приняла бы приглашение на обед. А если бы я хотела, чтобы ты звонил мне домой, – дала бы номер домашнего телефона! Но я не сделала ни того ни другого. Значит, я возражаю, и даже очень!
Несколько секунд Милевски молча сопел в трубку, потом буркнул:
– Они обручены.
– Кто? О ком ты говоришь? – Кристи с досадой терла глаза, пытаясь проснуться.
– Толливер и Саманта Монро. Сегодня вечером они ужинали у «Сент-Элмо» и он представил эту женщину как свою невесту. Со мной было несколько человек, и все они могут подтвердить. Толливер назвал ее своей будущей женой.
– Что?! – Кристи Скоэн выпрямилась и покрепче сжала трубку. – Я, должно быть, неправильно поняла…
– Они обручены! И мне жаль, что ты не видела сегодня эту дамочку. Она не так проста и вполне умеет привлечь внимание. Джек от нее просто без ума. Он пялился на нее, как кот на сметану… А когда знакомил ее с приятелями, запутался в словах! Вообрази себе политика, который вдруг теряется и не может толком представить человека. Это говорит о многом.
Кристи расхохоталась. Подумать только, она почти поверила! Но это уже слишком. Милевски не умеет вовремя остановиться, а потому его розыгрыш легко раскусить.
– Ты меня разыгрываешь, да? – спросила Кристи, закипая. Милевски засопел в трубку, и она сердито продолжила: – Я так и поняла! Это у тебя чувство юмора такое дурацкое? Или ты решил повеселить приятелей? Знаешь, я могу устроить тебе такое, что ты навсегда забудешь…
– Помолчи, а! – рявкнул вдруг Милевски, потеряв терпение. – Ну почему ты всегда ведешь себя как последняя сука?
Кристи задохнулась от возмущения.
– Я что, когда-нибудь разыгрывал тебя? Или ты все еще считаешь себя школьницей, а меня – прыщавым юнцом? Мы взрослые люди, и речь идет о бизнесе. – Голос Милевски звучал почти высокомерно, и, как ни странно, именно это заставило журналистку замолчать и внимательно слушать. – Я всегда старался помочь тебе, потому что действительно считаю, что ты необыкновенная: и как женщина, и как журналист. И я решил передать тебе информацию. Только факты, и ничего, кроме фактов! Но если ты не желаешь слушать, я могу позвонить Джиллиану с Третьего канала. Уж он-то не станет болтать глупостей и по достоинству оценит мою помощь.
Милевски бросил трубку. Кристи осталась сидеть на кровати с трубкой в руке и звенящей пустотой в голове. Через несколько секунд она очнулась и швырнула трубку на место. Потом схватилась за горло, нащупывая пульс. Сердце билось в каком-то безумном ритме. Такого сердцебиения у нее не бывало даже по четвергам, после занятий хип-хопом. И уж тем более никогда – после кардиотренажеров.
Итак, теперь она уверена – Джек Толливер собирается надуть избирателей штата Индиана по-крупному. Нет на свете такой женщины, которая могла бы заставить его пройти весь путь и встать у алтаря. Тем более за такой короткий срок. Сколько он там встречается с этой парикмахершей? Всего ничего! Если самой Кристи не удалось выйти замуж за Джека Толливера, то и у другой не получится.
Кристи Скоэн приходила в себя. Она проверила, сохранился ли на определителе номер Брендона Милевски – на случай если потребуется с ним связаться. Мало ли что может понадобиться в будущем. Подтверждение. Или цитата. Впрочем, сегодня она лишний раз утвердилась во мнении, что этот тип ей противен. Хоть он и считает ее необыкновенной.
Возвращение на Сансет-лейн получилось даже более неловким, чем само свидание. Они ехали на север по Меридиан-стрит, и Сэм молча смотрела в окно. Мимо проплывали красивые старинные дома, которыми была застроена одна из главных улиц города. Саманта проезжала по ней, наверное, тысячи раз, но ни разу не задумалась о том, каково это – жить в одном из этих дорогих особняков. И вот теперь, теперь Саманта Монро, стилист-парикмахер и мать троих детей, живет в особняке еще более роскошном. Временно, конечно. Но все равно пусть временная и оттого не совсем реальная жизнь эта оказалась вполне приемлемой.
– Вон там направо – дом губернатора, – сказал Джек, указывая на большой кирпичный особняк раза в три больше и выше соседних. – Я в их доме практически вырос.
– Великовато для одного ребенка, – заметила Сэм.
Джек усмехнулся:
– Да, это точно. Вообще-то у моей матери родились девочки-близнецы, когда мне было семь лет, но они прожили всего несколько дней.
– Джек, мне очень жаль. – Саманта искренне расстроилась. Ее рука легла на плечо Толливера.
Он кивнул, не отрывая взгляда от дороги.
– Мне тоже. Я часто думаю, что если бы у меня были сестрички, я не вырос бы таким эгоистичным мерзавцем.
Саманта сочувственно смотрела на сидящего рядом мужчину. Она не могла ошибиться: в его голосе звучали подлинные чувства – боль, усталость и сожаление. Словно вдруг приоткрылось окошко, и она заглянула за фасад преуспевающего и не слишком щепетильного политика. И увидела не очень счастливого человека, которому есть о чем жалеть.
– Это печально, – прошептала Саманта, погладив его по плечу и почти испуганно убирая руку. Человека, который способен испытывать душевную боль, незазорно пожалеть, и сердце ее рвалось к нему, но… но она на работе. И кто знает, как он отреагирует на непрошеное участие?..
– Да, – отозвался Джек.
Он вдруг сглотнул, и адамово яблоко двинулось вверх-вниз. Саманта сжала руки. Ей безумно захотелось прижать его к себе и погладить по голове, как она гладила Грега, когда сыну приходилось как-то справляться с чувствами, которые были сильнее его.
Толливер притормозил у светофора.
– Думаю, если бы девочки остались живы, Маргарет не стала бы такой, как сейчас. Может, была бы помягче. После их смерти она словно окаменела. И исчезла на несколько лет. Ее просто не было.
– Исчезла? – Саманта вздернула брови в недоумении. – Ты имеешь в виду… она уехала?
– Нет, тело присутствовало и четко выполняло светские обязанности. Мной она не интересовалась совершенно. А потом вдруг решила вернуться и взяться за меня. И вцепилась так, что не продохнуть. Джеки Чан моей матери в подметки не годится – хватка не та.
Саманта улыбнулась, показывая, что оценила шутку, но не решилась ничего сказать. Она надеялась, что Джек продолжит рассказ о себе. Ведь он впервые за все время их знакомства заговорил о чем-то личном, имеющем отношение к его внутренней жизни, к его чувствам, но Толливер молча крутил руль и смотрел на дорогу. Через некоторое время Сэм рискнула.
– И как ты ладишь с матерью сейчас? – спросила она.
Джек фыркнул и упрямо сжал рот. На лице промелькнула гримаса горечи и разочарования.
– Я был бы счастлив сказать, что мы очень отдалились друг от друга, но она никогда не доставит мне такого удовольствия.
Саманта рассмеялась. Она была приятно удивлена той долей юмора, с которой Джек Толливер относился к своим проблемам. Ей начало казаться, что этот человек не воспринимает себя всерьез. Она обдумывала эту идею, когда Джек дружески хлопнул ее по коленке и сказал:
– Эй, а где ответная реакция? Каждая моя женщина, которая слышала эту историю, немедленно начинала объяснять мне, что мои натянутые и неприязненные отношения с матерью лежат в основе моих личных проблем. Именно поэтому я не завожу семью, боюсь взять на себя обязательства… ну и все в таком духе.
– А-а, да. Сейчас это опять модно. – Сэм равнодушно пожала плечами, продолжая думать о своем. – Но я не твоя женщина. Я наемный работник. А наемному работнику не пристало обсуждать детские комплексы работодателя. Это просто не мое дело.
Джек повернул на Пятьдесят шестой улице, и машина начала подниматься по холму к Сансет-лейн. Лицо Толливера озаряла довольная улыбка.
– Ну может, ты и не моя женщина… но ты единственная женщина, с которой я когда-либо был обручен. Забавно получилось, да?
Он повернул на подъездную аллею, обсаженную лесом. Фары «лексуса» освещали дорогу и голые ветви деревьев по сторонам дороги.
– И знаешь, – продолжил Джек с усмешкой, скрывая настоящую тревогу, – Кара просто лопнет от негодования, когда услышит, что я все выболтал раньше времени.
– Ну скажи, что забыл сценарий дома.
– А ты безжалостная, – заявил вдруг Толливер. – Впрочем, мне кажется, в любой женщине присутствует подобное стремление мучить представителей противоположного пола.
– Да? – Саманта кашлянула и вскинула брови. – Это откуда следует?
– Оттуда, из «Сент-Элмо». Кто устроил представление, выйдя из дамской комнаты? У тебя был такой вид… Львица, покорительница, роковая женщина. Это так подействовало на мои несчастные мозги, что я едва пришел в себя. А потом ты еще спросила: «Скучал, дорогой?» Это было просто жестоко с твоей стороны! Более того, это было опасно! Если бы я – не дай Бог – знал какие-нибудь государственные секреты и в тот момент кто-нибудь пожелал бы их вызнать, я выболтал бы все не задумываясь. Представляешь, какой урон безопасности государства мы с тобой могли нанести! Может, мне вообще не стоит баллотироваться в сенат?
Теперь пришла очередь Сэм дружески хлопать по колену своего спутника.
– Не стоит так переживать из-за гипотетического предательства национальных интересов. Ведь, в конце концов, они не пострадали! Ты будешь великим сенатором. И мне жаль, что я это сделала. Правда! Понимаешь, тут не было ничего личного. Я не собиралась смутить тебя ил и как-то поразить… просто я провела некоторое время в дамской комнате, занимаясь самоедством. И чтобы усмирить разыгравшийся комплекс неполноценности, решила доказать самой себе, что я все еще кое-что могу.
Толливер нашарил пульт дистанционного управления от автоматических ворот и нажал кнопку. Все это время он внимательнейшим образом разглядывал Саманту.
– Можешь что? – спросил он.
– Да ничего. Глупости все это. – Саманта застегнула пальто и взяла сумочку, дожидаясь, пока Джек подгонит машину к дому. Она вдруг почувствовала, что устала. – Сейчас приду в свою временную спальню, приму душ и завалюсь спать.
Джек остановил машину у ступеней лестницы, ведущей в дом, заглушил мотор и отстегнул ремень безопасности. Прежде чем Саманта успела что-нибудь сказать на прощание, он повернулся к ней и, глядя в глаза, повторил вопрос:
– Я хочу знать, в чем именно ты так не уверена?
Сэм пожала плечами. На лице Толливера было странное полунасмешливое-полузаинтересованное выражение. Он, должно быть, забавляется ее смущением.
Саманта положила руку на дверцу и торопливо произнесла:
– Забудь. Мне правда жаль, что так получилось. Наверное, ты прав – это было нечестно. Я расскажу Каре о том, что произошло, и скажу, что я сама во всем виновата. Спокойной ночи, Джек.
Клик. Кнопка замка нырнула вниз. Толливер запер двери. Сэм засмеялась:
– Играем в маньяка? Весело.
– Что именно ты пыталась себе доказать?
– Ну все, перестань. Это уже не смешно, а просто глупо. И я уже извинилась. А теперь мне надо идти, чтобы отпустить Монти домой.
Джек быстро взглянул на дом. В нем светилось несколько окон.
– Я уверен, Монти не станет возражать против затянувшегося пребывания в гостях. И я хочу, чтобы ты рассказала мне, в чем именно ты так не уверена и почему занималась самоедством. Что тебя мучает?
Саманта сглотнула, почувствовав, что разговор выходит из-под контроля. Ее сердце колотилось как ненормальное. Джек сидел совсем рядом в темной машине, смотрел на нее своими сияющими зелеными глазами и дразнил ее. Конечно, он ее просто дразнит. И нужно помнить, что этот человек опасен. Он сексуальный хищник, которого посадили на голодный паек.
– Вот что, Джек, – решительно сказала Саманта. – Эта работа явилась для меня даром небес. Она изменит мою жизнь и откроет совершенно новые перспективы для моих детей. Это чудо, и я хочу, чтобы оно свершилось. Моя задача – помочь тебе попасть в сенат, а потом тихо уйти со сцены. Я постараюсь выполнить свою часть сделки как можно лучше. Давай не будем все портить.
Рука Толливера легла ей на колено, и теперь это вовсе не был дружеский жест. Его ладонь была горяча, и жар проник в кровь Саманты, напоминая ей о том, что рядом находится большой и очень, чертовски, сексуальный мужчина. Саманте вдруг показалось, что в «лексусе» стало душно.
– Поговори со мной, Сэм, – негромко попросил Толливер. – С нашей сделкой и с нами ничего не случится, если мы просто поговорим. – Его ладонь чуть сжалась, и Саманта едва не застонала, а Джек продолжал все тем же низким и негромким голосом: – Ты мне нравишься. И мне интересно, о чем ты думала в тот момент, когда из милой женщины превратилась в женщину-вамп, которая едва не свела с ума меня, да и остальных присутствовавших там мужчин. Еще немного – и парни захлебнулись бы собственной слюной.
Саманта расхохоталась, откинувшись на спинку кресла. Потом смех как-то сошел на нет, и она прижала пальцы к вискам.
– Ой, мамочки, – прошептала она.
– Я тебя внимательно слушаю.
Саманта взглянула на Джека и вдруг прониклась сочувствием ко всем женщинам, которые оказывались в таком же положении: наедине с Толливером в полутемном, пахнущем кожей и роскошью салоне «лексуса». Под взглядом этих невозможно зеленых глаз. В голове не держалась ни одна мысль, и хотелось сделать все, о чем он просит. Сдаться, не пытаясь оказать сопротивление.
Джек чуть повернулся, и Саманта забыла, о чем думала, залюбовавшись им. Какой все-таки красивый мужчина! Правильные черты лица, волевой подбородок, прямой нос, хорошего рисунка губы. Она вдруг подумала, что было бы здорово написать его портрет. Ее охватило давно забытое чувство, и это было так неожиданно и приятно, что Сэм мечтательно улыбнулась. Ей просто необходимо написать этого человека. Такой потребности она не испытывала очень и очень давно.
– Расскажи мне, Сэм, – повторил Толливер, склонив голову к плечу и улыбаясь.
Саманта крепилась еще несколько секунд, потом ее трепещущее сердце не выдержало, и она выпалила:
– Ну как хочешь! Сам напросился. Я… у меня было чувство, что я долго была в коме… – Она задохнулась, почувствовав, как ладонь Джека скользит выше колена по ее брюкам, но сил остановиться уже не было, и слова продолжали литься потоком: – Знаешь, последние годы я жила как во сне. Просто проживала день и с нетерпением ждала, когда он кончится, не понимая, что дни летят… Они летят и складываются в годы, а я даже не имела времени подумать и спросить себя: чего же я хочу на самом деле? А может, я просто не хотела об этом задумываться… вдруг бы выяснилось, что я уже ничего не хочу? Мне было страшно заглянуть в себя и найти там пустоту, понимаешь? Я живу ради детей, они для меня – все. Но я не думаю, что стала очень хорошей матерью, потому что мне было некогда думать и чувствовать… Моя задача выглядела куда актуальнее: просто выживать. Когда нужно заработать на еду и дом, то свои личные чувства приходится прятать как можно глубже. И я так уставала все эти годы, что мне некогда было проверить, сохранились ли они вообще… – Саманта вдруг замолчала.
Джек убрал руку с ее колена, и это помогло Сэм прийти в себя. Господи, с чего это она бросилась жалеть себя и плакаться мистеру Толливеру?!
– Наверное, ты думаешь, что я просто дура?
Джек вдруг погладил ее по голове, и Саманта чуть не расплакалась. Она каждый божий день в салоне делала клиенткам массаж головы и видела, как разглаживаются их лица и как клиенты прикрывают глаза, расслабляясь. Сама же забыла, когда последний раз мужчина касался ее волос. Саманта закрыла глаза, и она просто отдалась своим ощущениям. Пальцы Джека двигались медленно, и в его прикосновениях была нежность. Саманта расслабилась, и его голос, прозвучавший совсем рядом, застал ее врасплох.
– Ты не дура, Сэм. И ты очень красивая.
Бог с ними, со словами, но голос! Он стал ниже, и в нем появилась хрипотца, которая была недвусмысленно сексуальна. Лицо Толливера склонилось ближе, и Саманта в ужасе перестала дышать, но потом ей все же пришлось вдохнуть в себя воздух – и его запах. Джек Толливер пах дорогим одеколоном, возбужденным мужчиной и почему-то сахарным печеньем… и против такого аромата устоять было невозможно. Саманта честно попыталась вжаться в спинку сиденья и пробормотала:
– Джек, подожди…
Но конечно, он не стал ждать. Его ладонь легла ей на затылок, а губы были уже в нескольких миллиметрах от ее рта, и Саманта чувствовала его дыхание на своей щеке. Деться было некуда, и, повинуясь его воле, Сэм сдалась и позволила себя поцеловать. Джек Толливер целовал ее так, как никто и никогда прежде. И это было чудесно, а потом она вдруг рассердилась. Почему, собственно, никто прежде не целовал ее так?
Где она была все эти годы? Почему не встретила человека, который бы умел так целоваться?
Меж тем поцелуй становился все жарче, и Толливер ловко отстегнул ремень Саманты и прижал ее к себе. Саманта чувствовала тяжесть его тела и напор губ, и вдруг в ее горле родился негромкий стон. Губы Джека скользнули по щеке, и вот он уже целовал нежную кожу чуть ниже уха, и это заводило Саманту еще больше. Губы Джека коснулись ее горла, Саманта откинула голову назад и снова застонала.
– Ты такая сладкая… – раздался голос Толливера в полумраке машины.
– Джек!
– Ты так чудесно пахнешь…
– Джек, остановись…
– Я не хочу.
– Черт, если ты не прекратишь немедленно…
– Да?
– Я… я немного растерялась.
– Я тоже.
– Тогда… – Ее голос вдруг набрал силу, и Саманта воскликнула: – Тогда сделай это сейчас! Слышишь? Я сойду с ума, если ничего не случится! Давай же, возьми меня прямо сейчас!
Толливер замер. Странно, что именно эти слова смогли остановить его возбуждение. Джек уперся руками в спинку сиденья и чуть отстранился, разглядывая Саманту. Она не смогла отвести взгляд и увидела, что Толливер пребывает в состоянии шока.
– Твою мать… – пробормотал Джек.
Сэм закрыла глаза. Нужно умереть немедленно, и тогда она не узнает, был ли это отказ или проклятие вырвалось у него от удивления. И ей не придется краснеть всякий раз, вспоминая, как она потребовала от босса заняться с ней сексом. Господи, ну почему нельзя просто провалиться сквозь землю? И как теперь выйти из этого дурацкого положения?
– Прости, – прошептала она, отворачиваясь.
Но Джек осторожно удержал ее голову, прижав ладонь к щеке Саманты, и тихо сказал:
– Эй, не уходи.
Саманта по-прежнему сидела, крепко зажмурившись, и пыталась вывернуться из рук Толливера, но бороться с ним в машине было трудно. Джек удержал ее на месте и мягко попросил:
– Посмотри на меня, Сэм.
– Нет!
– Открой глаза и взгляни на меня.
Саманта приоткрыла один глаз и увидела улыбающееся лицо Джека.
– Теперь ты убедился, что я дура ненормальная? Ненормальная женщина, у которой так давно не было секса, что она готова наброситься на собственного работодателя. Наверное, прежде чем нанимать меня, стоило поинтересоваться и этой стороной моей биографии. Прежде чем ты сделал мне предложение… ну, то есть сделал вид, что сделал мне предложение… Можно я теперь пойду? Отпусти меня!
Джек улыбался. Его ладонь нежно гладила ее щеку, потом волосы, пальцы скользнули ниже, туда, где бьется пульс, к пуговицам пальто, а потом и блузки.
Сэм опять закрыла глаза, чувствуя, как в горле рождается тихий стон, и вот он уже срывается с губ, и она чувствует рядом дыхание Толливера, и он шепчет:
– Все хорошо, Сэм. Жизнь еще не кончилась, и мы все успеем.
Он расстегнул ее пальто, а потом Саманта позволила расстегнуть и блузку. Прохладный воздух коснулся кожи. Сэм точно знала, что ее соски напряглись и затвердели, как всегда на холоде. И пусть. Она открыла глаза и смотрела, как Джек ласкает ее грудь.
Джек, чье дыхание убыстрилось – она слышала это, – прошептал:
– Боже, такая женщина… такая прекрасная женщина, и так долго ждала меня. Спасибо провидению или тому, что привело тебя в мою машину… в мою жизнь. И давай же насладимся этим подарком судьбы…
Свет на крыльце вспыхнул без всякого предупреждения. Джек и Саманта зажмурились от неожиданности.
– Эй вы, в машине. Могли бы и в дом зайти как взрослые люди! Или вы решили вспомнить подростковый возраст? – Голос Монти прозвучал громом и расколол очарование их замкнутого мирка. Пропало убежище, уголок вселенной, где вне времени и пространства их было только двое.
Залаял Дейл, а потом маленькая лохматая тень вырвалась из дома и понеслась к машине, тявкая и подпрыгивая от негодования.
Такое грубое вмешательство плюс осознание того, что Джек быстро и ловко застегнул ее блузку – что указывало на многие годы тренировки и огромную практику, – слегка привели Сэм в чувство. Она вдруг задумалась о том, сколько блузок Джек Толливер успел расстегнуть и застегнуть за последние несколько лет. И сколько сосков он ласкал за свою бурную жизнь. Учитывая, что каждая женщина имеет два соска, число женщин надо умножить на два – наверное, получатся тысячи.
Щелкнул замок, и Сэм поняла, что дверца машины открыта, а значит, путь к отступлению свободен. Она решила спастись бегством, пока все не стало еще хуже.
– Сэм, – позвал Джек, но Саманта, не оборачиваясь, спешила к дому, с ужасом улавливая звук собачьих когтей, царапающих дорогущую машину Толливера.
Монти с выражением «Я же тебя предупреждала», скрестив на груди руки, торчала у двери. Взглянув на раскрасневшуюся и запыхавшуюся Саманту, подруга ехидно поинтересовалась:
– Тяжелый денек? Наверное, работы невпроворот?
Не ответив, Сэм понеслась по лестнице вверх. А неугомонная подруга продолжала вещать ей вслед:
– Если ты все еще хоть немного интересуешься детьми, то они спят. Они мне сказали, что Дейла можно впустить в дом, но этот маленький негодяй надул на тот красивый коврик на кухне. Саймон ушел спать вместе с твоими, и я решила, что тоже переночую здесь. Я устроилась в одной из гостевых спален. Надеюсь, ты не против? Тут полно комнат. Больше чем в средних размеров отеле.
Саманта достигла площадки второго этажа, поскользнулась на мраморном полу, но удержалась за стену и не упала. Не снижая темпа, она спешила в северное крыло.
– Я жду завтра утром полный отчет, – крикнула ей вслед Монти. – С подробностями! О тебе и Джеке, а не о стейке и соусе!
– Спокойной ночи, Монти! – отозвалась Сэм, которой хотелось одного – остаться за плотно закрытыми дверями спальни и чтоб ее никто не беспокоил.
«Приходится признать, что события развиваются несколько неожиданным путем», – сказал себе Джек Толливер, опускаясь в любимое кожаное кресло и закидывая ноги на низкий столик.
Он откупорил бутылку «Короны», нашарил дистанционник от телевизора и принялся бездумно нажимать на кнопки, просматривая все 107 каналов. Не найдя ничего интересного, Джек со вздохом выключил телевизор, потом устроился поудобнее, закрыл глаза и спросил себя: как такое могло случиться? Как он мог загнать себя в такую ловушку?
Джек Толливер может получить любую женщину – нужно только поманить пальцем. Но по условиям контракта он не должен этого делать. И что гораздо хуже – единственная женщина, которая пробудила в нем живой интерес, работает на него, а потому сексуальные отношения с ней не только не приветствуются, но вообще выходят за рамки закона.
Джек отхлебнул пива и потер нос.
Еще немного, и ему придется лезть под холодный душ, потому что его мужское достоинство вот уже три часа стояло, как готовая к взлету ракета.
Все произошло в тот момент, когда Саманта Монро вышла из дамской комнаты. Ее глаза сверкали, а округлые бедра как-то так двигались при ходьбе… они двигались так, что он позабыл, о чем говорил, и замолчал на полуслове. Просто уставился на нее с отвисшей челюстью. Даже моргнул пару раз, надеясь, что у него просто фантазия разыгралась, но нет – Саманта так изменилась, что его тело среагировало незамедлительно. Хорошо, что в «Сент-Элмо» длинные скатерти и большие салфетки. Джек ухмыльнулся: «Вот уж не думал, что когда-нибудь смогу возбудиться в присутствии Брендона Милевски. Но вот поди ж ты»!
А потом случилась та сцена в машине, и теперь, судя по состоянию члена, он решил быть в боеготовности вечно – как часть программы противоракетной обороны, наверное.
Джек отпил пива и в качестве успокаивающего и расслабляющего средства прописал себе подумать о чем-то, кроме Саманты Монро. Нужно выбросить из головы ее чудесные синие глаза, изогнутые в улыбке полные губы, мягкие волосы, отвердевшие соски и то, как она стонала… и то, как просила, чтобы он овладел ею там же, в машине. Ч-черт!
Надо подумать о матери. Уж этот образ должен остудить его разгоряченную голову и все остальные части тела. Маргарет Дикинсон-Толливер опять оставила ему послание на автоответчике. Она грозилась приехать к Рождеству. Эта пугающая перспектива должна убить эрекцию на корню.
Джек прикончил пиво и встал, чтобы выбросить бутылку в мусор. Однако, поднимаясь из кресла, он, видимо, неудачно наступил на ногу, и боль пронзила его от голени до бедра. Агония, длящаяся вечность. Зато теперь ему стало легче – мама плюс напоминание о самом страшном дне его жизни. Эрекция спала, и Джек облегченно вздохнул.
В полутемной квартире телефонный звонок прозвучал почему-то особенно громко.
– Какого черта ты сделал такую глупость? – Конечно, это была Кара, и она была вне себя. – Я еще не договорилась с людьми «Голдмана – Штейнама». А «Уитком индастриз»? Ты же знаешь, какие они капризные! Разве в этом заключался наш план, Джек? Предполагалось, что объявление о помолвке будет сделано после того, как ты заявишь о своем решении участвовать в выборах. Теперь под вопросом оказались пожертвования от корпораций на сумму около ста тысяч!
– Тебе позвонила Сэм?
– Я ей звонила. И она мне рассказала. Я спросила ее, кто присутствовал при этом вашем скороспелом объявлении, а она заявила, что там был лоббист, которого она встречала прежде. И зовут его Брендон как-то там. Я чуть не описалась! Ты что, не знаешь Брендона Милевски? Да он наверняка с телефона до сих пор не слезает – рассказывает всем последние новости. Он всегда старается подкинуть репортерам что-нибудь горяченькое, чтобы они были у него в долгу. Вопрос в том, кому из журналистов он решил слить такую ценную информацию? Возможно, кому-нибудь из тех ребят, что освещают выборы… Но мне пока никто не звонил, и это странно. Они все же стараются сначала получить подтверждение, чтобы не попасть впросак. – Кара набрала новую порцию воздуха и продолжила: – Ну-ка напрягись. Кого из журналистов знает Милевски?
– Всех до единого. А как Сэм? Как тебе показалось, с ней все в порядке?
– М-м… Слушай, а Милевски знает Кристи?
– Понятия не имею. Так как у нее был голос?
– У кого? У Кристи?
– Нет, у Саманты.
– Голос как голос, как всегда. Она сказала, что ужин был очень вкусный, так что все хорошо.
Джек вздохнул с облегчением. Конечно, она не стала бы рассказывать Каре о том, что случилось в машине. Ему понравилось, но Толливер странным образом не ощущал уверенности в том, что Сэм положительно отнесется к их небольшой интимной сессии.
– Тебе не показалось, что она устала?
Некоторое время Кара пребывала в молчании, вызванном настоящей оторопью. Потом осторожно спросила:
– Что с тобой, Джек? Я думала, мы все обсудили и определили наиболее оптимальное время для объявления помолвки. Теперь нам придется выкручиваться. А если поднимется по-настоящему большая волна, возможно, придется давать совместную пресс-конференцию. Я уже позвонила Стюарту, и мы минут через сорок подъедем, чтобы все обсудить.
– Я у себя, – покорно сказал Толливер.
– Конечно, ты у себя, и я прекрасно это знаю, так как звонила тебе на домашний и мы до сих пор разговариваем, ты не заметил? Что с тобой, Джек?
Толливер молчал, не зная, что ответить.
– Дже-е-ек!
– Маргарет звонит непрерывно. Теперь она угрожает заявиться домой к Рождеству. Я этого не вынесу.
Кара фыркнула:
– Мне тоже достается, не думай, что ты один такой счастливчик. Сегодня она звонила мне, жаловалась на тебя и выспрашивала. Я ей ничего не сказала, потому что это совершенно не телефонный разговор. Тебе придется рассказать ей наш план при личной встрече. В качестве поддержки будем мы со Стюартом. Я даже настаиваю на нашем присутствии.
– Да уж, пожалуйста, поприсутствуйте, – язвительно буркнул Джек. – Ведь именно тебе принадлежит та замечательная идея, которую мы теперь претворяем в жизнь.
– Нам нужно подать наш план как стопроцентно верный, понимаешь? Ты должен выразить уверенность, что все пройдет так, как задумано. Иначе Маргарет нас съест.
– С потрохами, – мрачно добавил Джек. Он залез в холодильник и достал еще одну бутылку «Короны». Снял пробку и отпил из горлышка. – Знаешь, Кара, наверное, это не совсем нормально, когда взрослый мужчина не может поговорить с собственной матерью, если при нем нет двух адвокатов.
– Ну, знаешь, многое зависит оттого, какая это мать. Твою трудно назвать матерью Терезой.
– Да уж, скорее леди Макбет.
– Мои соболезнования. Но – нравится тебе или нет – на этих выборах тебе понадобится любая поддержка, в том числе и голос матери. Она играет заметную роль в обществе, и люди прислушиваются к ее мнению. Если она не поддержит тебя… даже если просто промолчит, многие заметят столь несвоевременную сдержанность и это заставит их задуматься и заколебаться. Мы должны убедить ее сотрудничать с нами. Маргарет придется изобразить восторг по поводу того, что ее непутевый сын наконец решил остепениться.
– С трудом представляю себе подобный ход событий. Она будет в ярости.
– Переживем. Кстати, Джек, Сэм рассказала мне о том, что произошло, когда вы вернулись домой после ужина. Надеюсь, ты не слишком сердишься?
Джек как раз собирался отхлебнуть еще пива из горлышка бутылки, но при этих словах рука его дрогнула, и пиво выплеснулась на рубашку. Облизав горлышко и забыв сделать глоток, Джек прохрипел в трубку:
– Она тебе рассказала?
Одновременно он прижал трубку плечом, схватил рулон бумажных полотенец и принялся отрывать одно за другим и промокать рубашку; пиво было холодным, а кроме того, струйки текли по животу и подбирались к брюкам. Оказаться в мокрых брюках Джеку совсем не хотелось.
– Ну да, – безмятежно продолжала Кара. – Само собой, она очень расстроилась и даже предложила вычесть ущерб из ее месячного содержания, оговоренного договором, но я ее обнадежила и сказала, что ты не слишком расстраиваешься из-за таких вещей.
Джек бросил полотенца и перехватил трубку поудобнее. Он уставился на микроволновку и дважды пересчитал кнопки на ее панели. Потом перевел растерянный взгляд на кофеварку, но она также отказывалась вносить ясность в происходящее. Толливер выглянул в окно. Фонари лучились желто-розовым светом, и им тоже казалось странным, что Сэм решила рассматривать прерванное соитие как инцидент, за который стоит вычесть из ее денежного содержания.
– Кара, – осторожно начал Джек, – боюсь, я не совсем…
– Она сказала, что Монти все видела.
– Черт…
– Ну так что ты сам скажешь? Ущерб действительно велик?
Джек решительно поставил на стол бутылку пива и растерянно взъерошил волосы.
– Да нет, никакого неисправимого вреда причинено не было. Просто ошибка… такое случается. Больше не повторится. В конце концов, мы взрослые люди и вполне в состоянии справиться со своими эмоциями.
– Никогда прежде не слышала, чтобы о царапинах на машине говорили с таким философским спокойствием, – задумчиво протянула Кара. – Но если ты так к этому относишься, и решил не предъявлять претензий, то я, честно говоря, только рада. К тому же, чтобы закрыть на сегодня собачью тему, могу добавить, что Дейл еще нагадил на один из ковров в доме.
– Это хорошие новости! – Джек, который наконец понял, что они с Карой говорили о совершенно разных вещах, вздохнул с облегчением, но Кара поняла его слова по-своему.
– Вот только не надо впадать в сарказм, – предостерегающе заявила она.
Адвокаты явились, как и обещали, меньше чем через час. Они устроились за столом в гостиной и до двух ночи обсуждали, как обернуть в свою пользу преждевременное заявление Джека о помолвке. В конце концов, было решено, что можно несколько форсировать развитие событий и почаще появляться вместе на публике, но официальные заявления о предстоящей свадьбе и об участии Джека в выборах должны прозвучать одновременно. Толливеру предстояло совершить этот исторический шаг на открытии дельфинария.
– Было бы глупо упустить такую возможность, – сказала Кара, закрывая свой ноутбук. – Детишки в зоопарке – что может быть более искренним и привлекательным для публики?
В ожидании решающего момента Саманте и Толливеру предписывалось видеться как можно чаше. Ближайший выход в свет – субботний рождественский бал.
– Избегай прямых ответов на вопросы о помолвке, но ничего не отрицай, – инструктировала Кара Джека.
– Точно, мы их заинтригуем, – добавил Стюарт.
– Легко говорить – избегай, не отрицай, – фыркнул Джек. – Сами бы попробовали.
– Ничего, постараешься, – решительно заявила Кара и, не удержавшись, добавила: – Тебе еще не приходилось бывать в шкуре того, кого дразнят.
Наконец Джек распрощался с адвокатами и остался один. Как же он не сообразил? Джек улыбнулся. Теперь все стало на свои места! Наверняка именно это и случилось в машине сегодня вечером. Она дразнила его! Может, даже ненамеренно, но результат оказался весьма впечатляющим.
Толливер вспомнил свои ощущения, когда Саманта убежала из машины. Он дышал как бегун на короткой дистанции, желание снедало его, а едва ли не больнее физической неудовлетворенности было чувство неудовлетворенного любопытства. Эта женщина явила совершенно неожиданное сочетание красоты и удивительного чувства юмора – и Джек не смог устоять перед подобным сочетанием. Она зацепила его, и он набрался смелости и признался себе в этом.
Все еще думая о Саманте Монро, Джек погасил свет в кухне и в гостиной и двинулся в спальню. Он думал о том, что многие годы его жизнь была словно пиршество гурмана, где самыми изысканными блюдами были женщины. Он знал женщин, совершенных телом и лицом, чьи мозги можно было с успехом заменить пучком редиски – никто бы не заметил разницы. У него были интеллектуалки, которые стремились все анализировать, и это мешало им просто по-человечески получать удовольствие от жизни и от секса. Он отдал должное девушкам-тусовщицам, завсегдатаям вечеринок. Те всегда готовы были устремиться навстречу радостям секса и завести легкую и ни к чему не обязывающую интрижку. Но такие отношения всегда заканчивались одинаково: Джек чувствовал себя неудовлетворенным, и ему становилось скучно. Хотелось чего-то большего, некой глубины чувств.
Саманта Монро оказалась вне его опыта. Толливер никогда прежде не сталкивался с женщиной столь сексуальной и красивой. И в то же время ее юмор мог обжечь, как самый острый перчик чили. Против такого сочетания трудно устоять. И вдруг Джеку пришла в голову странная мысль: ни к одной из женщин, с которыми он спал прошедшие десять лет, он не смог бы прийти за утешением или сочувствием. Ни одна не поняла бы его, попроси он встретиться просто для того, чтобы поговорить. Ни одна из его подруг не смогла – да и не хотела – держать втайне их отношения. Ему и в голову не приходило доверить кому-то из них секрет или просто личную информацию. Отсюда можно сделать простой и неутешительный вывод – он ни с одной женщиной не мог переспать так, чтобы это не попало в газеты и не повредило его кампании. А значит, ему предстоит жить монахом еще довольно долго. До выборов, если быть точным. Если взглянуть на сложившуюся ситуацию с более глобальной точки зрения, то картина открывалась совсем неутешительная. «Черт возьми, как же я дошел до такой жизни»?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста плейбоя - Донован Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста плейбоя - Донован Сьюзен



Роман живой. Мне понравилось как главный герой влюбился в главню героиню. Единственное в голову не укладывается как при муже гее можно было заиметь троих детей!?
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЮсик
15.10.2012, 18.05





Замечательный роман.хороший сюжет.не могла оторваться.читайте не пожалеете.
Невеста плейбоя - Донован Сьюзентатьяна
29.09.2013, 18.26





мне понравилось ,что все концы с концами совместились у автора,он молодец))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзенэлгочка
10.02.2014, 9.38





Приятное чтиво.. порадовало. Рекомендую))
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЛенка
27.02.2014, 0.28





Класс!!!
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЛика
14.03.2014, 22.44





Сюжет конечно банальный: она парикмахер, он балатируется в сенат, он ее нанимает изображать невесту, потом влюбляется и хэппи энд. В общем то, очередная интерпретация Золушки (правда с тремя детишками и бывшим мужем геем в придачу), о чем честно упоминает автор в конце романа. Но, в общем то, все было бы не плохо, ведь в романе были даже «щемящие» душу признания о вечной любви и тет-а-тет, и на публике. Но проблема в фактах, а они неумолимы. Большее количество ляпов я встречала лишь в «эпохальных творениях» г-жи Донцовой. В начале романа нам говорят «Лили и Грег были погодками», в конце Лили 20, а Грегу 18. Опять же, когда Сэм с детьми переехала в дом Джека, дети плескаются в бассейне за домом, а дамы загорают. А через несколько дней Сэм и Джек едут на прием, после которого начинается ледяной дождь и ураган. Перепад странный для умеренного климата Интианаполиса. А если учесть тот факт, что переезжала она в начале декабря, а климат, а погода в это время приблизительно такая как в наших областях центральной России, «загарать» у бассейна смогут только откровенные отморозки. И таких ляпов в романе полно. Вот ежели бы еще имена героев путала, то могла бы с достоинством носить «гордое» звание американской Донцовой. 3 из 10, и то лишь за легкое прикосновение к сказке.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенВарёна
27.03.2014, 16.47





Веселенькая сказка, для разнообразия можно почитать.
Невеста плейбоя - Донован Сьюзениришка
21.07.2014, 7.12





посоветуйте хороший роман с живыми подробностями страсти и любви,можно и пошловатый,а то тут уже все перечитано,все почти одно и тоже))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзеневгения
21.07.2014, 10.08





посоветуйте хороший роман с живыми подробностями страсти и любви,можно и пошловатый,а то тут уже все перечитано,все почти одно и тоже))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзеневгения
21.07.2014, 10.08





Очередная сказка про Золушку с тремя детьми.Можно почитать.Чисто американский сюжет,особенно финал.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенО.
24.03.2016, 21.14





хороший роман!бывают романы где половину можно смело не читать, но здесь не пропустила ни строчки!очень затягивает. твердая 8-ка из 10
Невеста плейбоя - Донован СьюзенСтранник
25.03.2016, 19.39





Приятный роман.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЕлена
27.03.2016, 9.22





Мне понравилась сказка..читается легко, герои не раздражают, хэппи-энд..rnпро ляпы не согласна, про бассеин я поняла что он внутри дома, а возраст хоть и погодки может и полтора года составлять Лили уже исполнилось 20, а Грегу еще не исполнилось 19..так что эти ляпы несущественны имхо..
Невеста плейбоя - Донован СьюзенМария
20.04.2016, 9.36





Роман просто супер !!!!!!!!! Супер
Невеста плейбоя - Донован Сьюзенмика
2.05.2016, 7.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100