Читать онлайн Невеста плейбоя, автора - Донован Сьюзен, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста плейбоя - Донован Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста плейбоя - Донован Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста плейбоя - Донован Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Сьюзен

Невеста плейбоя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Джек спрашивал себя, когда именно он испытывал подобное волнение. Пожалуй, это было во время матча за Суперкубок. Точно, его первый и последний год в Национальной футбольной лиге в качестве квотербека. Тогда Джек впервые оказался под прицелом множества телекамер и вдруг понял, что они будут так же – если не более – беспощадны, как болельщики. Его ладони стали влажным от страха, он промедлил лишнюю секунду, прежде чем сделать нужный шаг, и, обмирая от ужаса, почувствовал, как кожаный мяч выскальзывает из рук и ударяется о покрытие поля. Вот и теперь он с удивлением обнаружил, что ладони стали влажными. Джек без конца поправлял узел галстука, но все никак не мог избавиться от ощущения, что ему катастрофически не хватает воздуха.
Несколько последних дней он испытывал мучительный дискомфорт. Все началось с того момента, как он осознал правоту Кары Демаринис, какими бы жестокими ни показались ее слова. Безумный план Кары – единственная и последняя для него возможность победить на выборах и пройти в сенат.
Джек снова занервничал: только бы не испортить встречу, не упустить свой последний шанс сделать эту чертову политическую карьеру.
– Расслабься, Джек. Самое трудное уже позади. Остались чистые формальности, – добродушно заметил другой его адвокат, Стюарт.
Толливер хмыкнул и попытался вдохнуть, но кислород опять кончился где-то на половине вздоха. Джек нервно крутил в пальцах перьевую ручку и старался сделать вид, что не слушает Стюарта.
– Позволю себе заметить, что дамочка оказалась не промах. По крайней мере, переговоры она вела с похвальным упорством и настойчивостью. – Адвокат подошел к окну и опустил жалюзи. – Оплата частных школ, фонд для обучения в колледже, ежемесячное пособие… да я столько не работал с 1999-го, когда мы обсуждали с работниками скотобоен вопросы кошерного питания.
Джек опять дернул галстук и с неудовольствием покосился на Стюарта.
– Мне не нравится это замечание, – мрачно буркнул он. – Я и так чувствую себя быком, которого тащат на ту самую скотобойню. Или ослом.
– Да ладно, расслабься, – улыбнулся Стюарт. – Лучше скажи, ты читал сведения, собранные нами о миссис Монро?
– Да. Ваша скрупулезность произвела на меня неизгладимое впечатление, – вынужден был признать Джек.
Кара и Стюарт проделали огромную работу, и вся биография Саманты была изложена на бумаге в мельчайших подробностях. Джек даже чувствовал себя немного неловко: он еще не видел эту женщину, но уже знал о ней практически все – от размера обуви до количества денег на текущем счете.
Он выяснил, например, что Саманта Монро абсолютно здорова и не принимает никаких лекарств. У нее аллергия на кодеин, и в больнице за свою жизнь она была всего три раза – только в связи с рождением детей. Все роды проходили без осложнений. Она жаловалась на боль в кистях, и врач диагностировал карпальный синдром – профессиональное заболевание парикмахеров и машинисток, руки которых постоянно находятся в напряжении. Отчет стоматолога порадовал краткостью: всего четыре пломбы. Во время и после развода Саманта посещала психоаналитика, который отметил наличие небольшой депрессии, что неудивительно, учитывая обстоятельства.
В прошлом году миссис Монро заработала сорок пять тысяч долларов, не считая чаевых. У нее была задолженность в несколько тысяч по кредиту за учебу, но кредит за машину – «тойота» 1997 года выпуска – она выплатила полностью. За аренду дома она платила девятьсот долларов в месяц и плату эту частенько задерживала. На кредитке «Виза» не было ровным счетом никаких денег.
Также Джек узнал, что Саманта закончила государственную школу в Вальпараисо, а потом окончила колледж для увлеченных не столько наукой, сколько искусством, но с очень приличными баллами.
Развод произошел немногим больше трех лет назад. Бывший муж, Митчел Джеймс Берген, настоящий адрес неизвестен, должен ей пятьдесят четыре тысячи долларов алиментов. У Саманты не имелось приводов в полицию и вообще никаких нарушений закона, если не считать трех талонов за превышение скорости и предупреждения за неработающий сигнал поворота. Но если учесть, что эти три талона были получены за пятнадцать лет вождения, то Саманта Монро являла собой практически образцово-показательный типаж. У ее детей также не было приводов, и они не состояли на учете в отделе несовершеннолетних.
Послужной список Саманты был абсолютно безупречен: пятнадцать лет работы в одном салоне и только положительные и восторженные отзывы клиентов. В досье также имелась запись о том, что раньше миссис Монро писала картины. Кара сказала, что ее работы даже продавались и что у Сэм талант, но поскольку она пишет только абстрактные вещи, то они не по вкусу большинству.
Родители Саманты, младший брат и его семья по-прежнему живут в Вальпараисо, но они никогда не были особенно близки. Самой близкой подругой Саманты, если верить досье, была некая Монти Маккуин, мать-одиночка, которая в свое время пела в группе рок и блюз (к настоящему времени группа распалась).
– Кажется, они опаздывают. Наверняка мисс Саманта Монро передумала. – В голосе Джека звучала надежда.
Стюарт взглянул на часы:
– Они не опаздывают, просто еще рано. И я уверен, Саманта Монро просто мечтает подписаться под нашим контрактом.
– Господи, неужели я действительно ввязываюсь в эту авантюру? – Джек вскочил и, пытаясь хоть как-то выпустить пар, толкнул офисное кресло на колесиках. Оно с готовностью уехало на другой конец комнаты.
Джек направился к бару. Мысли его были в полном беспорядке. Алан Дитто объявил о своем отказе переизбираться на новый срок совершенно неожиданно и тем самым смешал карты многим политикам штата Индиана. Конечно, ему уже исполнилось семьдесят три и на посту сенатора он провел тридцать лет, но остроты ума не утратил, и все как-то предполагали, что он собирается оставаться в должности до самой смерти. Дитто же взял и поверг окружающих в шок своим отказом от сенаторского кресла. «Я никогда не мечтал дослужиться до того момента, когда меня вынесут из кабинета вперед ногами, – заявил он на пресс-конференции. – Предпочитаю покинуть свой пост сейчас, пока я еще в расцвете сил. Пусть меня вспоминают добрым словом. Теперь избиратели Индианы имеют возможность заранее обдумать, за кого именно они будут голосовать на следующих выборах».
Джек про себя не раз вспомнил старика недобрым словом: мог бы и намекнуть на то, что собирается уходить, тогда он успел бы как следует подготовиться, и оказался бы на шаг впереди остальных претендентов.
– Ты не захватишь мне бутылочку минералки, раз все равно уже открыл бар? – попросил Стюарт.
– Пожалуйста. – Джек вытащил из недр бара бутылку минеральной воды и еще разок вздохнул. Во всем виноват Дитто, сказал он себе. Если бы старый хрыч изволил предупредить его заранее, он привел бы в порядок свою личную жизнь и ему не пришлось бы нанимать невесту.
Господи, как ужасно это звучит!
Джек отдал минеральную воду адвокату, потом уперся ладонями в стол и, опустив голову, рассмеялся. Черт! Ему совершенно не нужна невеста! Если бы он созрел для брака, то уж выбрал бы себе даму сердца самостоятельно и по доброй воле. Но все дело в том, в который раз объяснил себе Джек, что среди множества женщин, которые встретились на его жизненном пути, он ни одну не захотел назвать своей невестой…
И вот теперь он готовится заключить ни больше ни меньше как юридически оформленный договор с совершенно незнакомой женщиной. В глазах всего света она станет той счастливицей, которой удалось заполучить плейбоя и кутилу Джека Толливера и остепенить его.
А его мать? О, об этом лучше не думать! Она просто лопнет от злости, когда узнает, что он задумал. Джек представил себе, как мать узнает последние новости – главное, чтобы не от него, – и рассмеялся.
– По какому поводу веселимся? – спросил Стюарт.
– Мне только что пришло в голову, что я и миссис Саманта Монро собираемся признаться на бумаге и заверить своими подписями тот факт, что хотим использовать друг друга. Такая взаимность не может не радовать, а? – Он выпрямился и, положив руку на плечо адвоката, торжественно заявил: – Знаешь ли, Стюарт, ведь это, похоже, самые честные отношения с женщиной из всех, какие у меня когда-либо были.
Тут распахнулась дверь, и секретарь Стюарта ввела в комнату группу людей. Первой вошла женщина, и Толливер мгновенно впился в нее взглядом. Она выглядела выше и массивнее, чем на фотографиях, а светлые волосы были острижены коротко и торчали в разные стороны как белые иголочки (черт, кто мне обещал рыжие локоны?). А ее лицо! Тонкие губы и глубоко посаженные глаза создавали впечатление суровости и неприступности, если не сказать неприветливости. Джек в панике взглянул на входившую следом Кару, а за ней следом в комнате появилась та самая золотоволосая хрупкая женщина, чьи фотографии Джек так внимательно изучал.
Он застыл на месте, переводя дух. Саманта Монро оказалась хороша. Чертовски хороша! Она выглядела точно как та милая женщина на снимках из досье. Она казалась взволнованной и нервозной, но при данных обстоятельствах это было вполне естественно. Она поискала среди присутствующих его, и взгляды их встретились. Джеку показалось, что по комнате поплыл звон, как от столкнувшихся клинков. Должно быть, один из этих воображаемых клинков вошел ему в грудь, потому что Джеку вдруг стало не хватать воздуха.
Саманта Монро наклонила голову, приветствуя противника и одаривая его самой обезоруживающей улыбкой на свете. Одна это улыбка несла в себе так много, что Джеку хотелось любоваться ею не спеша и желательно без посторонних. В ее улыбке были и смущение, и насмешка, и естественное очарование красивой женщины. Стюарт представлял всех присутствующих, и Джек перегнулся через стол, торопясь пожать маленькую ручку. Это прикосновение породило в нем такой вихрь чувств, что на какой-то момент Толливер ушел в себя и, усаживаясь на стул, на долю секунды опоздал с воспоминанием, что стул по-прежнему пребывает в другом конце комнаты для переговоров.
Джек поднялся с пола, стараясь сохранять невозмутимость, и опустился на стул, который Стюарт быстро прикатил на место. Нога болела так, что он на некоторое время ослеп и оглох, но Джек сумел быстро взять себя в руки. Бросив беглый взгляд на присутствующих, он увидел вытаращенные глаза Кары, услышал хихиканье той белобрысой амазонки, которую сначала принял за Саманту (она оказалась ее адвокатом), а потом встретился взглядом с миссис Монро. Саманта смотрела на него с жалостью и готовностью помочь. Словно собиралась сейчас же достать из сумки пластырь и заклеить им больное место.
Господи, сказал себе Джек. Такого унижения не заслуживает не то что должность сенатора, но и президентское кресло.
– Давайте начнем, – сказал Джек, и голос его прозвучал невозмутимо и ровно, ведь составная часть образа всякого политика – умение делать вид, что все в порядке, даже если оказался в очень глубокой луже.
Сэм решила, что не стоит паниковать раньше времени. Ну и что, что Джек Толливер оказался таким кретином и сел мимо стула. Она же не собирается за него замуж по-настоящему. Она даже не рассмеялась, потому что очень трудно развеселиться в зале для переговоров, где полно юристов, которые недвусмысленно пообещали ей перевести весьма солидную сумму на счет. А к возможности поправить свое материальное положение Саманта отнеслась самым серьезным образом.
Толливер выглядел точно как на фотографиях. То есть великолепно. Дорогой, идеально сшитый темно-серый костюм. Атлетическая фигура – длинные ноги, узкие бедра, прямая спина, широкие плечи. Густые темные волосы. Прямой нос, зеленые глаз и сексуальный рот.
При виде чуть изогнутого рисунка губ у Сэм что-то дрогнуло внутри.
Джек заговорил, и Саманта с удовлетворением отметила, что голос у него тоже очень приятный, бархатный, завораживающий. У него был голос человека, привыкшего к выступлениям на публике и умеющего этой публикой манипулировать. Голос политика. Голос актера. Он умел подчеркнуть смысл слов интонацией и своевременным и уместным жестом.
– Сэм? – Денни, ее адвокат, смотрела на клиентку, вопросительно приподняв брови.
– Да. Да конечно, мы должны уладить вопрос о жилье. – Саманта улыбнулась, с облегчением отметив, что ей очень пригодилось умение слушать вполуха и думать о своем – неотъемлемое мастерство, которым рано или поздно овладевают все матери и парикмахеры. – Я уже говорила мистеру Фостеру, что мы бы предпочли собственный дом.
– Прошу вас, зовите меня Стюарт. – Адвокат Джека одарил Сэм широкой дружеской улыбкой. – А что касается дома, то могу лишь повторить то, что уже говорил раньше. Вам придется выбирать: или мы покупаем вам дом, или оплачиваем учебу детей в частной школе и кладем деньги на счет для дальнейшей учебы в колледже. И то и другое получить невозможно. Никто не может иметь все. Финансовые возможности мистера Толливера небезграничны.
Сэм улыбнулась, понимая, что ограниченность ресурсов в ее понимании и в понимании Джека Толливера – вещи абсолютно разные. Ограниченность ее собственных финансовых возможностей привела к тому, что на прошлой неделе ей пришлось выбирать между новыми покрышками для «тойоты» и вечеринкой по поводу дня рождения Грега. Само собой, они устроили вечеринку, кто бы сомневался! Как и всегда, Саманта сделала выбор в пользу детей.
– Я понимаю, – кивнула она Стюарту. Тот опять заулыбался и продолжил:
– В течение всего срока, пока действует соглашение, вы сможете пользоваться домом, находящимся по адресу Сансет-лейн. Срок вашего пребывания по данному адресу истечет за четырнадцать дней до выборов, то есть 23 мая. – Он заглянул в бумаги и продолжал: – В соглашение включен пункт, который гласит, что вы не имеете права официально обращаться в какое-либо агентство недвижимости с просьбой подыскать вам жилье до 31 мая.
– Раз это необходимо, то пусть будет так, – пожала плечами Сэм.
– Именно необходимо. – Стюарт по-прежнему улыбался, но взгляд его был абсолютно серьезен. – Пресса легко выяснит, что вы подыскиваете жилье, а те дома, которые будут находиться в рамках вашего ценового диапазона, убедят их, что ни о каком постоянном союзе с мистером Толливером речи не идет.
– Но могу я искать дом неофициально? Без привлечения агентства по недвижимости.
– Только если вы будете делать это очень осторожно и не привлечете внимания прессы. – Адвокат вновь заглянул в бумаги. – Кроме того, мы условились, что Джек будет проживать в своей городской квартире, но он имеет право пользоваться офисом, оборудованным в доме по указанному адресу. Вы подтверждаете это, Саманта?
– Конечно! В конце концов, это же его дом! И потом, это же совершенно естественно, что время от времени он будет там появляться. – Саманта искоса взглянула на Джека и увидела, что он откровенно и самым внимательным образом разглядывает ее. Выражение его лица смягчилось, и Сэм вдруг поняла, что под маской политика скрывается довольно симпатичный человек.
– Но вы будете нести ответственность за любой ущерб, причиненный дому, – неожиданно сказал Джек. – И расходы на необходимый ремонт будут вычтены из вашего ежемесячного содержания.
«М-да, – подумала Саманта, – а может, он вовсе не такой уж и милый?» Тут встрепенулась Денни, ни на секунду не забывавшая, что она адвокат, и вступила в привычную полемику:
– Естественный износ не должен учитываться, потому что это неизбежный процесс. Моя клиентка не может нести ответственность за все поломки, которые могут иметь место. Например, если один из ставней слетит с петель, клиентка не будет нести расходы по ремонту.
– Будет, если выяснится, что ее дети катались на этом ставне, – заявил Джек.
Теперь Сэм смотрела на него с еще меньшей симпатией. И как она могла подумать, что он симпатичный, ранимый и достойный человек? Да его нельзя назвать даже порядочным!
– Мои дети не катаются на ставнях, мистер Толливер, – холодно заметила Саманта.
– А на люстрах?
– Почему бы вам не взять эти люстры и не засунуть их… – Денни больно наступила ей на ногу, и Сэм опомнилась. – В чулан, например? Пусть полежат в темноте и безопасности ближайшие полгода.
Стюарт нахмурился и покачал головой, а Кара издала тихий стон. Денни положила ладонь на руку Саманты, но та смотрела только на Джека. Взгляд ее синих глаз, как клинок фехтовальщика, встретился со взглядом его темно-зеленых глаз, которые блеснули вдруг веселым удивлением.
Мистер Джек Толливер ухмыльнулся и встал:
– Думаю, нам с миссис Монро пора немного перекусить. Мы, с вашего разрешения, прервемся на ленч.
– Нам надо перекусить? – удивленно повторила Сэм.
– Именно. – Он уже был рядом и осторожно взял Саманту за локоть. – Мне кажется, стоит поболтать наедине, прежде чем кто-то из нас подпишет хоть что-нибудь действительно важное.
– Что ж, это здравая мысль. Я иду. – Саманта подхватила сумочку и поспешила к выходу следом за Джеком. Уже в дверях она обернулась и, глядя на Денни, сказала: – Если я через час не вернусь, вызывайте полицию.
– К таким шикарным обедам очень просто привыкнуть, знаете ли, – сказала Саманта, медленно потягивая содовую из высокого стакана. – Вы сюда всех своих невест приводите?
Джек усмехнулся, не собираясь отвечать на вопрос. Он без всяких угрызений совести наслаждался своим бургером – как всегда поджаренным и хрустящим снаружи и восхитительно сочным внутри. Неожиданно он почувствовал, как по подбородку потекла горчица, и прежде чем успел что-то предпринять, Саманта схватила салфетку и вытерла ему подбородок.
– Зачем вы это сделали? – опешил Джек.
– Ну… – Саманта задумчиво обвела взглядом битком набитый зал ресторанчика. – Я подумала, что если вы собираетесь баллотироваться, то не годится, чтобы люди видели вас, перепачканного горчицей.
– Вообще-то я еще не делал заявлений о своем намерении бороться за пост сенатора. Знаете, я привел вас сюда именно потому, что здесь делают лучшие бургеры в городе. А вообще-то вопрос был не о горчице, и вы это поняли. Тянете время и увиливаете?
Саманта молчала, и Джек с новым интересом разглядывал сидящую напротив женщину. Вне всякого сомнения, это очень сильная духом особа, думал он. Она смогла выжить, несмотря на то, что весь мир ополчился против нее. Джек припомнил, что муж в досье характеризовался как тип с художественными наклонностями. И тип этот сбежал из дома сразу после рождения третьего ребенка.
Джек наклонился через стол и спросил, понизив голос до шепота:
– Я действительно хочу знать: почему вы соглашаетесь участвовать в этой фальсификации и разыгрывать какие-то отношения?
– Ради будущего моих детей.
– Наверное, это честный ответ, но все же…
– Послушайте, Джек, Кара озвучила этот безумный план две недели назад, и с тех пор я только и делаю, что думаю об этом. Я рассматривала этот план и так и этак, под всеми возможными углами и с разных сторон. И каждый раз приходила к одному и тому же выводу: если я и мои дети в течение шести месяцев будем играть наши роли, то плоды этого представления мы сможем пожинать всю оставшуюся жизнь. Скорее всего, мне никогда больше не представится возможность за такой короткий срок заработать столько денег. Дети тоже это понимают и готовы участвовать.
– А они знают, что о спектакле нельзя рассказывать никому – даже лучшим друзьям? Иначе сделка аннулируется.
– Знают и понимают.
– То же касается и вас, Саманта.
Она кивнула, и Джек, задержав дыхание, наблюдал, как ее тонкая ручка поправляет рыжеватые локоны, обрамляющие красивое лицо с тонкими чертами. Джек знал, что Саманте тридцать шесть, но ей трудно было дать больше двадцати девяти. Чистая гладкая кожа наводила на мысль о молодости и здоровье. Саманта даже не пользовалась косметикой; только чуть-чуть светлой помады на губах, ну и, может, тушь. Скользнув взглядом по ее точеной фигурке, Джек задержался на бледно-голубой шерстяной кофточке, которая застегивалась на множество пуговичек, обтянутых шелковой тканью. Ему вдруг пришло в голову, что понадобилась бы куча времени, чтобы расстегнуть их все.
– Тут вы немного опоздали, – сказала Сэм. – Моя лучшая подруга в курсе. Ее зовут Монти Маккуин, и она работает вместе со мной. Она была у меня в тот вечер, когда Кара приехала, чтобы сделать это предложение. Также в курсе ее сын Саймон. И мой адвокат Денни Уинстон, вы ее сегодня видели.
– Да, имел удовольствие.
– А как насчет вашей стороны? Там не может быть утечки информации?
– В курсе только Стюарт и Кара. Но нам рано или поздно придется поставить в известность мою мать.
– Ах да, ваша мама. – Саманта как-то раньше не подумала об этой несомненно важной фигуре. – Я о ней что-то читала. Она играет большую роль в обществе, да? И когда вы собираетесь ей сказать?
Джек опять почувствовал, что ему не хватает воздуха, и схватился за галстук. Маргарет Дикинсон-Толливер вряд ли придет в восторг, когда узнает об их плане, это уж точно. Она не скрывала своего глубокого разочарования собственным отпрыском и не раз давала Джеку понять, что его долг перед обществом – выбрать себе достойную жену и продолжить славный и благородный род Дикинсон-Толливеров, прижив с ней нескольких потомков.
В течение последних двух десятилетий Джек успешно свел контакты с матерью к минимуму, но он не обманывал себя и понимал, что она по-прежнему в курсе всех подробностей его жизни. А потому очень скоро до нее дойдет информация о том, что ее единственный сын, отпрыск Гордона Толливера, появляется на людях в обществе разведенной парикмахерши. И тогда ему неизбежно предстоит встреча с матерью, потому что она захочет лично высказать свое мнение по поводу происходящего.
Джек откашлялся и, стараясь, чтобы его голос звучал уверенно, произнес:
– Думаю, мы не будем с этим спешить. И уж точно надо подождать до того момента, пока сделка не станет свершившимся фактом. Моя мать обычно проводит зимы во Флориде, так что сейчас ее нет в городе. Мы можем подождать с новостями.
– Толливер? Привет! Как жизнь?
Тяжелая ладонь с размаху опустилась на плечо Джека как раз в тот момент, когда он очередной раз откусывал свой супербургер. Джек поднял глаза и увидел перед собой красное и блестящее от пота лицо Брендона Милевски, известного в городе лоббиста. На данный момент Милевски пытался протащить в законодательном собрании штата какой-то закон в пользу азартных игр. Когда Джек был заместителем губернатора, ему не раз приходилось сталкиваться с этим человеком как по работе, так и вне ее.
– Я слышал, ты собираешься поучаствовать в крысиных бегах и попробовать занять пост Дитто? Неужто это правда? – с преувеличенной веселостью прогудел Милевски. – А кто твоя очаровательная спутница? Ты меня представишь?
Милевски уже пожимал руку Саманте, и Джеку ничего не оставалось, как соблюсти формальности:
– Это мой друг Саманта Монро, – сказал он.
– Очень рад знакомству. – Брендон просто лучился счастьем. Потом его взгляд переместился обратно на Джека, и он настойчиво спросил: – Ну так что по поводу выборов, Джек? Это правда, что ты участвуешь?
Толливер вздохнул. Милевски стоял над ними, расставив ноги и позвякивая мелочью в карманах. Было ясно, что он никуда не двинется, пока не получит ответ. А когда получит, немедленно разнесет информацию по всему городу.
– До меня тоже дошли слухи о моем предполагаемом участии в выборах, – сказал Джек. – Должен признать, Брендон, что это весьма заманчивая перспектива.
Тот расхохотался:
– Заманчивая перспектива? Да ладно тебе притворяться, Джек! С тех пор как старик Дитто бросил бомбу в наше болото, заявив, что не станет принимать участие в следующих выборах, все только и гадают, будешь ты бороться за его место или нет! У тебя будут все шансы победить, если только избиратели смогут простить тебе… э-э… – Милевски осекся, бросив взгляд на Саманту, которая занималась своей картошкой фри, но слушала его с огромным вниманием. Милевски откашлялся и торопливо сказал: – Что ж, приятно было повидаться. Дай мне знать, когда придет время устраивать вечеринку. – И он отошел от столика посмеиваясь.
– Я далеко не все поняла в вашем разговоре, – задумчиво произнесла Саманта, промокая губы салфеткой. – Каюсь, я никогда не следила за политическими событиями особенно внимательно.
– Это позволит вам прожить долгую и счастливую жизнь, – горько улыбаясь, отозвался Джек.
– Вы говорите так, словно вам совсем не нравится заниматься политикой, – сказала Саманта. – Но если это действительно так, зачем вообще вся эта суета по поводу выборов в сенат?
Толливер задумчиво смотрел на Саманту. Она ждала его ответа, а он не знал, что сказать. Сколько раз он сам задавал себе этот вопрос и ни разу не набрался смелости до конца разобраться в себе и ответить на него честно. Пожалуй, он не сможет сделать этого и сейчас. Да и место здесь не особенно подходящее, вон Милевски все еще торчит у прилавка, поджидая свой заказ. Джек выдал обычную версию:
– Видите ли, я Толливер. Исторически сложилось так, что мужчины из нашего рода преуспевали в двух областях: в футболе и в политике. Я повредил колено и не смог достичь высот на футбольном поле, поэтому перешел сразу к политической карьере.
Саманта молчала, рассматривая Джека и обдумывая услышанное. Она откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. Джек тоже не торопился прерывать паузу. Он разглядывал миссис Монро с отчаянным желанием найти какой-нибудь недостаток, зацепившись за который можно было бы почувствовать неприязнь к ней, но не находил ничего. Саманта Монро оказалась на диво хороша.
– Знаете, Джек, – начала Сэм, – если бы Кара не придумала такой необычный план, то мы с вами не только никогда не получили бы и шанса стать друзьями, но не смогли бы даже встретиться. Мы принадлежим к разным мирам, и… сказать вам честно… я даже не уверена, что вы мне нравитесь.
– Да вы что? – Джек изо всех сил пытался сохранить серьезность, но его совершенно по-мальчишески тянуло брякнуть какую-нибудь глупость.
– Может, вам это не понравится, но я хочу с самого начала сказать, что я о вас думаю. Вы испорченный деньгами плейбой, который за всю свою жизнь не заработал и цента, и если бы не та глубокая… финансовая яма, в которой я оказалась… Если бы не безвыходная ситуация, я никогда в жизни не согласилась бы на этот фарс. Но моя семья отчаянно нуждается в деньгах, и поэтому я готова подписать договор и выполнять условия нашего соглашения. Вот, я хотела, чтобы вы знали, как я отношусь к сложившейся ситуации.
– Саманта Монро, парикмахер в отчаянном положении, – хмыкнул Джек.
Саманта явно не оценила его юмора, потому что в следующий момент встала и подхватила сумочку, давая понять, что ленч окончен. Джек подал ей куртку и, придержав дверь, пропустил на улицу. Они оказались на холодном ветру, который гнал редких прохожих по Белмонт-авеню. Толливер прекрасно понимал, что Милевски по-прежнему не сводит с них глаз, и потому подхватил Саманту под руку. Оглянувшись, он порадовался собственной проницательности: Брендон таращился на них через стекло витрины и походил при этом на диковинную рыбу с выпученными глазами.
– Мы уже начали наш спектакль? – спросила Саманта, подняв взгляд на Джека. Он видел неуверенность в ее красивых синих глазах, а гладкие щеки начали розоветь от смущения.
– Представление началось! – торжественно подтвердил Джек, наклоняясь с намерением запечатлеть на ее чистом лбу невинный поцелуй: пусть Брендон порадуется. Но какой-то бес заставил его наклонить голову на несколько дюймов ниже. Может, потому что от Саманты так чудесно пахло… или губы ее, приоткрывшиеся от удивления, были так свежи и соблазнительны. Но Джек приподнял подбородок Саманты и накрыл ее губы своими.
Поцелуй продолжался секунды три, не больше, но то чувство восторга и возбуждения, которое Джек испытал в офисе Стюарта, вернулось, усилившись многократно…
Саманта Монро оказалась именно такой, как он и мечтал: ее губы были сладкими и влажными, мягкими и чудесными на вкус. И она чуть задохнулась от удивления, а он уловил этот вздох. Потом Саманта отстранилась и, усмехнувшись, сказала:
– Деньги вперед.
Джек расхохотался и крепче прижал к себе спутницу. Чувство юмора – великая вещь! Всю дорогу до офиса Стюарта они хихикали как двое школьников, устроивших какую-то гадость администрации. А потом Джек смотрел, как Саманта ставит свою подпись под договором, и вновь вспомнил прикосновение ее губ, жар в крови и напряжение в некоторых частях тела.
Джек очень, чертовски, безумно надеялся, что Саманте Монро тоже понравился этот поцелуй… хотя зачем ему это нужно, если речь шла всего лишь о политике, черт бы ее побрал?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста плейбоя - Донован Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста плейбоя - Донован Сьюзен



Роман живой. Мне понравилось как главный герой влюбился в главню героиню. Единственное в голову не укладывается как при муже гее можно было заиметь троих детей!?
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЮсик
15.10.2012, 18.05





Замечательный роман.хороший сюжет.не могла оторваться.читайте не пожалеете.
Невеста плейбоя - Донован Сьюзентатьяна
29.09.2013, 18.26





мне понравилось ,что все концы с концами совместились у автора,он молодец))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзенэлгочка
10.02.2014, 9.38





Приятное чтиво.. порадовало. Рекомендую))
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЛенка
27.02.2014, 0.28





Класс!!!
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЛика
14.03.2014, 22.44





Сюжет конечно банальный: она парикмахер, он балатируется в сенат, он ее нанимает изображать невесту, потом влюбляется и хэппи энд. В общем то, очередная интерпретация Золушки (правда с тремя детишками и бывшим мужем геем в придачу), о чем честно упоминает автор в конце романа. Но, в общем то, все было бы не плохо, ведь в романе были даже «щемящие» душу признания о вечной любви и тет-а-тет, и на публике. Но проблема в фактах, а они неумолимы. Большее количество ляпов я встречала лишь в «эпохальных творениях» г-жи Донцовой. В начале романа нам говорят «Лили и Грег были погодками», в конце Лили 20, а Грегу 18. Опять же, когда Сэм с детьми переехала в дом Джека, дети плескаются в бассейне за домом, а дамы загорают. А через несколько дней Сэм и Джек едут на прием, после которого начинается ледяной дождь и ураган. Перепад странный для умеренного климата Интианаполиса. А если учесть тот факт, что переезжала она в начале декабря, а климат, а погода в это время приблизительно такая как в наших областях центральной России, «загарать» у бассейна смогут только откровенные отморозки. И таких ляпов в романе полно. Вот ежели бы еще имена героев путала, то могла бы с достоинством носить «гордое» звание американской Донцовой. 3 из 10, и то лишь за легкое прикосновение к сказке.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенВарёна
27.03.2014, 16.47





Веселенькая сказка, для разнообразия можно почитать.
Невеста плейбоя - Донован Сьюзениришка
21.07.2014, 7.12





посоветуйте хороший роман с живыми подробностями страсти и любви,можно и пошловатый,а то тут уже все перечитано,все почти одно и тоже))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзеневгения
21.07.2014, 10.08





посоветуйте хороший роман с живыми подробностями страсти и любви,можно и пошловатый,а то тут уже все перечитано,все почти одно и тоже))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзеневгения
21.07.2014, 10.08





Очередная сказка про Золушку с тремя детьми.Можно почитать.Чисто американский сюжет,особенно финал.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенО.
24.03.2016, 21.14





хороший роман!бывают романы где половину можно смело не читать, но здесь не пропустила ни строчки!очень затягивает. твердая 8-ка из 10
Невеста плейбоя - Донован СьюзенСтранник
25.03.2016, 19.39





Приятный роман.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЕлена
27.03.2016, 9.22





Мне понравилась сказка..читается легко, герои не раздражают, хэппи-энд..rnпро ляпы не согласна, про бассеин я поняла что он внутри дома, а возраст хоть и погодки может и полтора года составлять Лили уже исполнилось 20, а Грегу еще не исполнилось 19..так что эти ляпы несущественны имхо..
Невеста плейбоя - Донован СьюзенМария
20.04.2016, 9.36





Роман просто супер !!!!!!!!! Супер
Невеста плейбоя - Донован Сьюзенмика
2.05.2016, 7.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100