Читать онлайн Невеста плейбоя, автора - Донован Сьюзен, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста плейбоя - Донован Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста плейбоя - Донован Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста плейбоя - Донован Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Сьюзен

Невеста плейбоя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

– Сэмми, с тобой все в порядке? Ты выглядишь осунувшейся. Мне кажется, что ты похудела.
– Я? Хо-хо! Это ты похудела и очень заметно! И вообще, знаешь, Монти, ты стала выглядеть просто потрясающе.
Саманта оторвала взгляд от кучки конвертов, лежавших на столе, и тепло посмотрела на подругу. Кто бы мог подумать, что два месяца в спортзале возымеют такой эффект!
– Да. – Монти провела рукой по заметно постройневшим бокам и бедрам и довольно улыбнулась. – Неплохо получается, правда? В некоторых местах я вроде как похудела, и поэтому кажется, что в других – гораздо более важных местах – у меня даже кое-что прибавилось.
Женщины дружно рассмеялись.
Саманта бросила взгляд в сторону бассейна. Дети купались и, как обычно, переругивались. Сэм прислушалась. Надо же, просто приятно слышать, что Грег за всю долгую и выразительную тираду, обращенную к сестре, ни разу не заикнулся.
Саманта вернулась к просмотру счетов и рекламных буклетов, из которых по большей части и состояла почта. В душе ее царили мир и покой. Действительно, у нее есть все, чего может желать женщина. Замечательные дети. Любимый мужчина. Она перестала бояться этого слова и теперь получала огромное удовольствие от того, что любит. Избирательная кампания Джека продвигается с успехом. Они договорились, что после выборов сообщат заинтересованным лицам, что действительно решили остаться вместе и что благодаря им они теперь счастливая пара. Будущее выглядело безоблачным, и впервые за много лет Сэм без страха думала о том, что будет завтра, в следующем месяце или через год.
Она улыбнулась своим мыслям, взглянула на простой белый конверт, который лежал перед ней на столе, – и ей показалось, что сердце в груди остановилось. Сжав зубы, чтобы прекратить охватившую ее тело дрожь, Саманта два раза прочла адрес, написанный столь хорошо знакомым почерком. Этого не может быть. Она закрыла глаза, пытаясь унять головокружение, но дурнота не отступала.
– О Господи, – прошептала Сэм.
– Что там? – лениво спросила Монти. – Банк уведомляет тебя, что у них не хватает места, чтобы хранить твои деньги? Подвалы под завязку, и ты должна срочно пригнать грузовик за излишками золота? Эй, Сэмми, да на тебе лица нет!
Саманта смотрела на Монти, но встревоженное лицо подруги предательски расплывалось перед глазами.
– Я получила письмо от Митчела„– прошептала она.
– Чего? – Монти с тревогой посмотрела на побледневшую подругу.
– Слушай, я… я не могу его открыть. Давай ты. – Сэм толкнула конверт к Монти и откинулась на спинку кресла, обхватив плечи руками.
– Хочешь, чтобы я открыла? А если там споры сибирской язвы?
– Нет там никакой язвы, – пробормотала Саманта. – А вот дерьма может быть очень много.
Монти, хмурясь, разглядывала конверт.
– Слушай, а ведь это адрес в Индианаполисе. То есть твой бывший муженек в городе? И что, он совсем ничего не боится? Надо же… Похоже, мне надо наточить кое-что из своих инструментов и кое-куда прокатиться. Благо обратный адрес здесь имеется, и он вполне разборчив.
– Прочти письмо вслух. Пожалуйста.
Монти вскрыла конверт и достала сложенные листки бумаги.
– Так, что тут у нас?.. Не испачкаться бы…
Она взглянула в сторону бассейна, убедилась, что дети заняты игрой и не проявляют интереса к беседе взрослых, и принялась читать:
«Дорогая Сэм. Я понимаю, что ты испытаешь шок, когда получишь это письмо. Поверь, я сам себе не верю и очень переживаю даже сейчас, когда пишу его. Во-первых, я хотел извиниться за то, что оставил тебя так внезапно и не выполнял свои родительские обязанности. Знаешь, в последнее время я много думал, и мои душевные метания и искания не прошли даром. Я осознал, что был не прав, и не прошу, чтобы ты меня простила, так как понимаю, что это было бы слишком самонадеянно с моей стороны.»
– Ну хоть это понимает, – мрачно заметила Монти.
– Читай дальше.
«В моей жизни было много трудностей и слишком мало счастья, но теперь этот период заканчивается. В прошлом я наделал глупостей и навлек на себя большие неприятности, как личные, так и финансового плана. Однако сейчас все потихоньку налаживается.
Я прилагаю к письму копию чека, который должен поступить в банк не позже четверга. Я уплатил долг по алиментам и впредь надеюсь четко и добросовестно выполнять свои родительские обязанности. Все, что тебе нужно сделать, – это отправиться за чеком в офис прокурора или распорядиться, чтобы они перевели деньги на счет. Через пару месяцев мне предстоит предстать перед судом, где меня, возможно, ждет наказание за пренебрежение своим отцовским долгом и неуплату алиментов. Но я готов ответить за совершенные мной ошибки.»
Монти несколько секунд молча таращилась на подругу круглыми глазами. Потом убедилась, что в конверте действительно имеется копия чека на пятьдесят семь тысяч долларов, и показала его Сэм.
– Знаешь, как говорят: деньги к деньгам, – не скрывая растерянности, сказала она.
– Там больше ничего нет? Ты дочитала до конца? – спросила Сэм, которой все еще было трудно дышать.
Монти откашлялась и принялась читать дальше.
«У меня к тебе только одна просьба: давай встретимся, чтобы я мог лично извиниться перед тобой за все свои проступки; а кроме того, мне хотелось бы обсудить, каким именно образом я буду общаться со своими детьми.»
Монти сложила письмо и убрала его обратно в конверт. Конверт она бросила на стол перед Самантой. Сэм схватила его и, оглянувшись на детей в бассейне, спрятала в карман джинсов.
– Я не могу в это поверить. Это неправда, неправда! – Саманта закрыла лицо руками. Ей казалось, что на груди ее лежит большой камень, который мешает дышать, и тяжесть эта болью отзывается в сердце.
Потом она отняла руки от лица и тревожно уставилась на Монти. Подруга смотрела на нее с не меньшим беспокойством.
– Я и представить себе не могла, что когда-нибудь он умудрится выплатить долг, явится в город и захочет видеть детей. Как я им скажу, что Митч вернулся? Это их убьет! А Дакота? Что я скажу Дакоте? Он его знать не знает! Ни разу в жизни не видел!
Монти перегнулась через стол и взяла руки подруги в свои:
– Вот что я тебе скажу, Сэм. Поговори-ка ты с Денни. Она адвокат, должна знать, что закон думает по этому поводу. Может, по закону он не имеет права претендовать на общение с детьми. Такое может быть, правда? По крайней мере, мне это представлялось бы логичным. Нужно все выяснить.
Саманта кивнула. Она немного воспряла духом. Будем надеяться, что закон окажется на ее стороне и ей удастся изгнать Митча из своей жизни раз и навсегда. Но все равно она была расстроена. Такой долгожданный покой, поселившийся в душе, умиротворение и уверенность в завтрашнем дне – прекрасные чувства, которыми Сэм искренне наслаждалась. И вот все рухнуло в пять минут. Благодаря Митчелу Бергену. Горькая ирония, настоящая насмешка судьбы состояла в том, что еще недавно Саманта готова была на что угодно, лишь бы получить эти пятьдесят семь тысяч. Но теперь они ей были не нужны. Если окажется, что общения с Митчем можно избежать, отказавшись принять деньги, она сделает это, не задумываясь. Просто отправит их в какой-нибудь благотворительный детский фонд, и все.
Ну почему Митч появился именно теперь? С деньгами? Неужели он сумел заработать такую кучу денег?
– Мне это очень не нравится, – пробормотала Саманта. – Как-то это неспроста.
– Ты тоже так думаешь? – Монти кивнула головой. – Слушай, Сэм, я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала. Не ходи на встречу с Митчем одна. Давай вместе, хорошо?
– Клянусь. А ты не забудешь взять бритву?
Кристи злилась, она наверняка опоздает к назначенному часу в парикмахерский салон, и Марсия не успеет постричь и уложить ее за время, оставшееся до встречи с Брендоном. Сегодня они обедают вместе. Весь день пойдет кувырком из-за ненормального стоматолога, который чуть ли не умолял ее показаться хирургу. Вняв просьбам встревоженного врача, мисс Скоэн согласилась. И вот она сидит в приемной, а драгоценные минуты ее времени проходят напрасно, и Кристи тихо бесится, поглядывая на часы, не в силах сосредоточиться даже на такой простой вещи, как статья в «Космо». Последнее время зубы Кристи доставляли ей столько проблем, что она не могла думать ни о чем другом.
– Мисс Скоэн?
Ну наконец-то! Кристи последовала в кабинет за медсестрой и села в кресло. На этот раз ждать пришлось недолго. Когда дверь распахнулась, и в кабинет вошел молодой и очень даже привлекательный врач, Кристи подумала, что визит к стоматологу тоже может оказаться не лишенным смысла. Впрочем, присмотревшись, она поняла, почему доктор произвел на нее такое впечатление. Его серые глаза и темные волосы, смуглая кожа и широкая улыбка напомнили ей Джека Толливера. Осознав это, Кристи поморщилась. Секс с человеком, хоть как-то похожим на Толливера, невозможен для нее. А значит, доктор выбывает из числа претендентов на благосклонность.
Доктор заглянул ей в рот, потом просмотрел снимки и медицинскую карту и покачал головой:
– Не думаю, мисс Скоэн, что вам стоит дальше тянуть с удалением. Вы и так откладываете процедуру весь год. Боюсь, у вас будет воспаление, причем на этот раз инфекционное и гораздо более неприятное, чем все предыдущее. – Доктор улыбнулся, но Кристи не ответила, плотно сжав зубы. – Я всегда говорил, что неправильно растущий зуб мудрости – это как супружеская измена. Рано или поздно все выходит наружу. А у вас таких преступных секретов – то бишь зубов мудрости – целых четыре.
Кристи нахмурилась. А парень-то шутник. Стоит ли доверять такому весельчаку и позволять ему копаться у нее во рту?
– Как я понял, вы не в восторге от необходимости удалить зубы, – продолжал хирург. – Должен вам сказать, что многие пациенты боятся этой процедуры, но после ее завершения они бывают приятно удивлены, потому что дискомфорт и болевые ощущения оказываются намного меньше того, что они ожидали. Операция будет проходить под общим наркозом, а затем вам пропишут хорошее обезболивающее средство. Мы рекомендуем взять на работе пару дней отпуска, чтобы целиком оправиться после процедуры. Разговаривать и жевать нормально вы сможете не раньше чем через двадцать четыре часа после проведения операции.
«Что ж, тогда тут и говорить не о чем», – подумала Кристи. Она холодно улыбнулась доктору и заявила:
– Я не могу позволить себе такой роскоши, как выходной, до конца выборов. Если только после десятого мая…
Вскинув брови, доктор уставился на настенный календарь.
– Это через пять недель!
– Я знаю.
– Я не уверен, что вы протянете больше месяца.
– У меня просто нет другого выхода.
– Вы что, работаете на кого-то из политиков? Или баллотируетесь в мэры?
Кристи буквально подпрыгнула от негодования. Ну и невежда!
– В этом году не проводятся выборы мэра! – воскликнула она. – Речь идет о выборах сенатора от штата Индиана. А я – политический обозреватель Десятого канала. Я также веду программу «Столица сегодня с Кристи Скоэн». Мы выходим в эфир по воскресеньям в два часа дня и три раза в день по будням.
– Да? – Врач что-то писал в карте и лишь пожал плечами в ответ на возмущение женщины. – Вы извините, я редко смотрю телевизор.
Кристи, кипя от негодования, покинула кабинет с предписанием явиться к хирургу одиннадцатого мая к восьми утра, раздумывая, можно ли вообще доверять человеку – не важно, кто он по профессии, – который не смотрит телевизор и не знает о том, что вот-вот начнутся выборы в сенат.
Возможно, она займется поисками врача лично и тогда, несомненно, найдет более компетентного специалиста, чем этот молодой невежа.
Ее визит в парикмахерский салон прошел без особых приключений… Марсия неохотно откликалась на попытки обсудить Саманту Монро, и Кристи сочла за лучшее сменить тему.
Только с Брендоном ей не нужно было притворяться. Они встретились за ленчем в китайском ресторане «Майкл Пи», и Кристи в который уже раз похвалила себя за то, что взяла в помощники Брендона Милевски. Пока все ее инструкции он выполнял правильно и безукоризненно.
Правда, вся операция по возвращению Митчела Бергена в Индианаполис стоила ей, Кристи, немалых денег, и она морщилась, выписывая очередной чек. Но с другой стороны, эти траты вполне можно было рассматривать как инвестиции в будущее. Ей пришлось продать часть акций компании «Майкрософт», которые отец подарил ей к окончанию университета, но Кристи твердо рассчитывала вернуть все сторицей после того, как скандал выплеснется на экраны телевизоров и газет, а она получит предложение работать на национальном телевидении. Тогда ее доходы многократно возрастут, и она не только оправдает потраченные деньги, но и сможет позволить себе многое: покупки, поездки, квартиру… Ах, сколько всего заманчивого виделось Кристи в будущем!
– Так когда у тебя найдется свободный вечерок? Я очень хочу угостить тебя обедом и показать свой дом.
Кристи вздохнула. Вот с мужчинами всегда так. Нужно быть осторожной и тянуть, тянуть, не давая никаких обещаний, но и не отталкивая. Брендон нужен ей как помощник сейчас и как союзник в будущем. Милевски, с его плотной фигурой и готовностью услужить, ассоциировался у Кристи с надежностью и комфортом. Ей нравились и его улыбка, и сарказм, и находчивость. Но соглашаться на ужин вдвоем в обстановке, которая наверняка перерастет в интим? Увольте!
– Давай запланируем наш маленький праздник на тот день, когда вся правда о Толливере выйдет наружу, – сказала Кристи улыбаясь.
– Но я не могу ждать так долго! Я люблю тебя, Кристи! Это чувство пришло давно, и теперь я могу сказать тебе о нем… И я не хочу больше ждать!
Кристи Скоэн осторожно погладила руку Брендона, сжавшуюся в кулак.
– Следующие несколько недель мы будем очень заняты, – промурлыкала она. – Нас ждет большая работа и много развлечений для моих телезрителей. Так что время пролетит незаметно, вот увидишь.
Милевски отступился, и некоторое время они уделили еде. Но вскоре Брендон, который почти не сводил глаз с Кристи, спросил, почему она так плохо ест.
– У меня болят зубы. Это такое мучение! После выборов придется ими заняться. Врач говорит, что дальше тянуть нельзя.
Брендон перестал жевать, вытер рот салфеткой и расстроенно покачал головой.
– Тебе нужно взять неделю отпуска. Я буду приезжать каждый день… или, если захочешь, просто поживу у тебя. Буду тебя выхаживать.
– Неделю? – Кристи замерла на месте, хлопая глазами.
– Ну да. Я знаю, о чем говорю – мне удалили сразу три зуба мудрости из четырех. Это было еще в колледже, и я провалялся никакой целую неделю.
Кристи нахмурилась, услышав подобные новости. Господи, ну почему она не удалила чертовы зубы год назад, когда они заныли в первый раз? «Клянусь, – торжественно пообещала она себе, – я никогда не стану больше откладывать на завтра то, что нужно сделать сегодня! Кстати, о делах насущных…»
– Нам нужно, чтобы Митчел Берген связался с Самантой, – сказала она. – Он должен попасть в дом. Или хотя бы просто встретиться с ней.
– Пока она ничем не обнаружила, что знает о возвращении мужа. Хотя она не могла не получить письма.
– Это не очень хороший знак.
– И она не забрала чек. Я проверял.
– Черт! Это должно было сработать! Она не может вот так казаться от денег.
– Все пройдет как надо, не волнуйся! – Брендон улыбнулся и посмотрел на Кристи с нежностью. – Ты просто гений, и твой план обречен на успех. Так что, я думаю, надо просто немного подождать.
– Ты прав. – Кристи немного расслабилась, улыбнулась и даже позволила Брендону подержать ее за руку.
Маргарет Толливер была недовольна. Она вернулась в Неаполь в середине января, но никак не могла отделаться от тех неприятных событий, что произошли с ней в Индианаполисе. Более того, ей предстояло в скором времени вернуться в столицу штата и вновь окунуться в кошмарный спектакль, затеянный ее сыном.
Она совершенно не могла понять, что вообще происходит с Джеком. Сын категорически не желал слушать ее советов и вел себя как студент младших курсов, которому гормоны ударили в голову. Подумать только, мужчина из рода Толливеров настолько потерял голову из-за какой-то модельки… что она там демонстрировала? Нижнее белье, кажется. Так вот, он настолько увлекся этой неподходящей во всех отношениях женщиной, что поселил ее в семейном особняке на Сансет-лейн. Он дал ей свадебное кольцо своей бабушки, и теперь эта… женщина демонстрирует кольцо всему городу, словно это дешевая бижутерия. Все происходящее выходило за рамки разумного, но как бы Маргарет ни пыталась воздействовать на Джека, тот пресекал все разговоры на тему Саманты Монро. Она вспомнила их последнюю беседу – такую же безуспешную, как все предыдущие, – и ей снова стало не по себе. Мать и сын сидели в библиотеке, и Джек говорил скучным, лишенным эмоций голосом:
– Я думал, ты хочешь, чтобы я стал сенатором Соединенных Штатов Америки.
– Конечно, я этого хочу! Ты прекрасно справишься с этой работой, и я всегда считала, что твое место на Капитолийском холме.
– Тогда позволь мне самому заниматься своей личной жизнью и своей избирательной кампанией. Я знаю, что делаю.
– Нет, Джек, мне кажется, ты совершенно не понимаешь, к каким последствиям могу привести твои поступки! С самого начала идея с привлечением этой женщины была ошибочна. Если хоть что-то просочится в прессу… если хоть кто-нибудь узнает о том, что происходит, тебе придется распрощаться с мечтами о карьере и политике. Навсегда! Я не хочу, чтобы ты так пострадал, это будет ужасно…
– Давай будем называть вещи своими именами. Ты не хочешь, чтобы пострадало имя Толливеров.
– Дело не только в имени…
– Правда? Я не уверен в этом, Маргарет. Мне всегда казалось, что я для тебя имею значение только как носитель имени.
Эти слова причинили ей боль. Маргарет Дикинсон понимала, что ее трудно было бы назвать заботливой или нежной матерью, но она всегда гордилась Джеком и поощряла его карьерные устремления. Если он все же стал тем, кем стал – взрослым красивым мужчиной с успешной политической карьерой, – значит, она все сделала правильно.
Маргарет вздохнула. Ей пришлось вернуться в Неаполь. Здесь все выглядело очень мирно. Она сидела на открытой веранде и завтракала, одновременно наблюдая за тем, как Нестор, садовник, приводит в порядок клумбы. Предавшись созерцанию этой умиротворяющей картины, Маргарет позволила себе вспомнить о близнецах. Она знала, что если бы ее ангелочки выжили, то и ее жизнь, и жизнь Джека были бы совершенно другими. Но что случилось, то случилось. После их смерти она всецело посвятила себя карьере Гордона. Должно быть, Джек так сердит на нее до сих пор именно за это. Возможно, в то время ему немного не хватало внимания. Но ей пришлось пойти на это… просто чтобы выжить. Разве было бы лучше, если бы она сошла с ума от горя? Мальчику не нужна рыдающая и бьющаяся в истерике мать.
Маргарет попыталась припомнить, как тогда жил Джек. Кроме официальных фактов биографии, в голову ничего не приходило. И она сделала вывод, что он прекрасно со всем справился.
И вот теперь ее сын выкидывает какие-то немыслимые номера. Конечно, она всегда хотела, чтобы он нашел приличную девушку, остепенился, завел семью и детей. Больше того, она мечтала о внуках, надеялась на них, и мысль о том, что Джек так и не сподобится жениться, выводила Маргарет из себя. Ей нужны внуки, причем как можно скорее, пока она еще в силах порадоваться им, побаюкать и подержать малышей на руках. Пока она еще не слишком стара. И кроме того… кроме того, Маргарет Дикинсон желала при жизни увидеть продолжение своего рода.
Джек, увлекавшийся моделями и прочими доступными и продажными женщинами, разбивал ей сердце. Но она продолжала надеяться, что когда-нибудь он полюбит достойную женщину. И не важно, кем она будет – но не Самантой же Монро!
Подумать только, он спит с женщиной, которой платит, чтобы она изображала его невесту! Ведь это делает ее фактически… фактически платной женщиной. Проституткой! А дети? Шлюха с тремя детьми! Происходящее настолько встревожило Маргарет, что некоторое время она обдумывала идею поговорить со Стю и Карой и таким образом заставить их повлиять на сына. Но, поразмыслив, миссис Толливер решила, что этот план не сработает. С какой стати адвокаты будут добиваться прекращения отношений, которые сами же инициировали? Кроме того, настоящая любовная связь придаст достоверности их безумному спектаклю. Они, видимо, таким странным образом отрабатывают свои высокие гонорары. Куда катится этот мир?
Миссис Толливер отпила кофе из чашечки тончайшего фарфора и вздохнула. До выборов осталось немногим больше месяца. Ей придется вернуться в Индиану самое большее через неделю, чтобы поддержать Джека и придать вес его избирательной кампании.
Но самое ужасное – Маргарет вернулась мыслями к Саманте Монро – то замечание, которое позволила себе эта выскочка. Как она осмелилась критиковать ее прическу! Да она носит такую стрижку уже лет тридцать и всегда прекрасно выглядит!
– Не нужно ли подрезать гибискус покороче, миссис Толливер?
Маргарет невидящим взглядом уставилась на Нестора, все еще размышляя о своих волосах. Ведь не может быть, чтобы с ними было что-то не так! Кто-то, кажется, говорил ей, что эта Саманта и не модель вовсе, а парикмахерша. Брр! «Так что же не так с моими волосами?» – испуганно подумала Маргарет.
– Миссис Толливер? Так что насчет гибискуса? Подрезать?
– Что? Ох, да плевать мне на гибискус. Хотите, так вообще вырежьте его к черту!
Заседание клуба «Джин и депрессия» в этот пятничный вечер дамы провели нетрадиционно. Они встретились на Сансет-лейн, чтобы устроить вечеринку и пикник у бассейна. Вся пристройка гудела от смеха, звона бокалов и кипучей активности, которую развернули женщины. В одной из комнат они устроили импровизированный маникюрный и педикюрный салон, в буфетной разместилась парикмахерская, а в кухню они то и дело ныряли, чтобы подкрепить свои силы.
– Эй, Монти, говорят, ты подцепила шикарного парня в спортзале. – Оливия откусила кусочек печенья и не слишком разборчиво продолжила: – Давай рассказывай, на какой стадии пребывают ваши отношения? Ты же знаешь, этапов на тернистом пути связи с мужчиной несколько, но они повторяются с неизменным постоянством. Ну так? «Я счастлива, как никогда»? Это первая стадия помешательства. Потом наступает обострение: «Что-то я в этом парне не понимаю». Или мы продвинулись уже на тот уровень, когда пора подавать заявление в полицию, чтобы суд запретил ему приближаться к тебе на расстояние выстрела?
– Оливия, ты несешь чушь! – решительно заявила Денни. – Если бы ты встречалась с женщинами…
– Эй, это мое шоу! – остановила ее Монти. – И я вам скажу, девочки, что он замечательный! Еще могу добавить, что он разведен, у него двое детей, которые учатся в колледже, и – самое главное – он обращается со мной, как с королевой. Впервые за много лет я чувствую себя настоящей женщиной… а не рабочей лошадью. И он мне очень-очень нравится, вот.
– Ах, звучит почти как признание в любви, – заметила Кара.
– А еще он очень симпатичный, – добавила Марсия. – Он недавно приходил в салон, так все рты пооткрывали, и работа встала. Хорошо хоть никому ничего лишнего не отрезали.
– А что ты хочешь, в женскую парикмахерскую редко заходит настоящий мужчина, все больше голубые, – засмеялась Саманта.
– Сэм, а как там поживает твой роман? Мы следим за публикациями в газетах, но хотим знать больше! – воскликнула Ванда, усаживаясь поближе со стаканом вина в руке. – Вы уже назначили дату свадьбы?
– Пока нет, – безмятежно улыбаясь, заявила Сэм. – Мы решили ничего такого не планировать, пока не пройдут национальные выборы в ноябре.
Кара чуть заметно кивнула, что, по-видимому, означало «молодец». Адвокат была довольна. Сэм поднаторела в ответах на каверзные вопросы.
– Знаешь, я так рада за тебя, – сказала Кэнди. – Вас часто показывают по телевизору, да и фотографии в газетах появляются регулярно. И каждый раз он смотрит на тебя так нежно, так влюбленно!
– А он такой и есть, нежный и влюбленный, – спокойно подтвердила Саманта, убирая в ящик стола фен и расчески. – Я никогда прежде не встречала такого замечательного человека. И что самое главное, я могу оставаться собой, никто не требует, чтобы я жертвовала своими интересами или притворялась. Мне и в голову не могло прийти, что когда-нибудь отношения с мужчиной будут доставлять мне столько удовольствия. А теперь я с трудом верю, что когда-то жила без Джека.
– Готова поспорить, что он классно целуется, – с завистью сказала Ванда.
– Так и есть, – кивнула Сэм, и по лицу ее скользнула улыбка – нежная и мечтательная… и совершенно искренняя. Она на секунду застыла, думая о своем, позволив себе побыть счастливой. А когда подняла глаза, встретила удивленно-встревоженные взгляды Монти, Кары и Денни. Надо было что-то сказать, чтобы заглушить их удивление, которое могло перерасти в подозрение, но она ничего не могла придумать. И тут, слава Богу, появился Джек.
– Эй, дамы, поосторожнее с шутками. Откровенные заявления и публичные оценки таят в себе большую угрозу! – воскликнул он, выбирая на подносе булочку с шоколадом. – Помнится, я как-то не сдержался на одной учительской конференции, так у меня потом были большие неприятности. Меня ославили сексистом!
– Не думаю, что они сильно ошиблись в оценке, – пробормотала Монти.
– Да я так… Я просто. – Оливия вдруг ужасно смутилась и растерялась. Она не знала, то ли пугаться, то ли обижаться на слова возникшего в их женском царстве великолепного мужчины.
– Оливия, успокойся, он просто подшучивает над тобой, – сказала Кара. – Джеку нравится, когда женщины им восхищаются.
– Особенно когда мной восхищается одна особенная женщина. – Толливер подошел к Саманте и поцеловал ее в щечку. Для всех присутствующих это был просто дежурный поцелуй, очень уместный для людей, чьи отношения устоялись… или для тех, у кого вовсе нет никаких отношений. И только Сэм почувствовала, что его язык успел пощекотать ей кожу.
Джек повернулся к присутствующим и по всей форме представился тем, кого видел впервые. Бриджит едва дышала от волнения, у Оливии рот открылся, как у маленькой девочки, Ванда нервничала, Кэнди хихикала, а Марсия была преувеличенно радушной.
– Так чудесно познакомиться с вами! – воскликнула она, пожимая руку Толливеру. – Мы все так за вас рады! За вас и Сэм, я имею в виду!
– Угу, – послышалось из угла, где сидела Монти.
– Спасибо, девочки! – улыбнулся Джек. – А теперь скажите, у кого-нибудь есть минутка, чтобы постричь меня?
– Конечно! Да! – Хор получился на удивление дружным, даже Монти подала голос.
Однако он уселся в кресло к Саманте, и она немного освежила стрижку. Бриджит и Ванда проявили интерес к избирательной кампании, и Джек рассказал им, как можно присоединиться к команде волонтеров его избирательного штаба.
Дверь скрипнула, и в комнату заглянули дети.
– Привет, Джек! – воскликнул Грег ухмыляясь. – Никак решил сделать педикюр?
– Нет, жду своей очереди, чтобы сделать депиляцию в области бикини.
Мальчик захлебнулся от смеха, а Марсия улыбнулась и промурлыкала:
– Наш салон проводит подобные процедуры. Если надумаете, мистер Толливер, я к вашим услугам.
Успокоившись, Грег сказал матери, что они пошли наверх укладываться. Но он не успел закрыть дверь – в комнату влетел Дакота. Не снижая темпа, малыш кинулся к Толливеру на колени.
– Привет, мистер Джек!
Саманта наклонилась и поцеловала мальчика, которого Толливер ловко поймал, избежав удара в живот.
– Иди спать, – сказала Саманта.
– Ладно, мамочка. Пока-пока, мистер Джек. – Дакота вознамерился поцеловать Толливера на ночь, для чего ухватил ладошками его щеки, прицелился и запечатлел мокрый поцелуй где-то около носа. Джек засмеялся и взлохматил золотистые локоны малыша:
– Спокойной ночи, Дакота.
Дети ушли спать, Джек тоже распрощался и уехал к себе. Потом начали собираться по домам подружки. Пока разыскали разбросанные по дому купальники, инструменты, сумочки, прошло еще не меньше часа. Потом они все тепло прощались на крыльце.
– Я так рада за тебя, Сэм. – Марсия обняла подругу. – Но пожалуй, еще больше я рада за детей. Им явно пошло на пользу мужское влияние.
– Это точно, – отозвалась Саманта.
Пока Саманта провожала гостей, Монти прибиралась в кухне. Увидев входящую подругу, Монти швырнула губку в раковину – брызги полетели во все стороны – и голосом прокурора сказала:
– А ну-ка присядь, Сэмми.
Саманта вздохнула и послушно устроилась на одном из высоких табуретов возле стойки. Она подозревала, что рано или поздно это должно случиться. До сегодняшнего дня ей удавалось поддерживать иллюзию своей независимости от Джека, своей невлюбленности, но долго так продолжаться не могло. Саманта понимала, что Монти знает ее слишком хорошо, чтобы обманываться дальше. Честно сказать, в душе она даже рада была, что не придется больше притворяться перед лучшей подругой. Насколько легче ей станет, если она сможет наконец довериться Монти!
– Ты в него влюбилась, – мрачно констатировала Монти. Сэм молчала, крутя на пальце кольцо. Бриллианты и изумруды рассыпали по столу множество ярких зайчиков.
– Ты что, рехнулась, подруга? – не отступала Монти.
Сэм встретила ее сердитый взгляд с выражением полной безмятежности, но продолжала молчать.
– И как я раньше не догадалась? – Монти всплеснула руками. – Ведь он чуть ли не живет здесь же, в этом доме. Я заметила, как ты на него смотришь! А Дакота? Малыш явно принимает его за родственника! Сэмми! Ты соображаешь, что делаешь? Дакота слишком привязался к твоему нанимателю! Что ты молчишь? Ты меня вообще слушаешь?
– Поверь мне, все не так плохо.
Монти выкатила глаза и уперла руки в бока. Бока за последние пару месяцев существенно похудели, но зрелище все равно получилось внушительное.
– И как давно ты с ним спишь? – вопросила она.
– Некоторое время.
– И ты мне ничего не рассказала! Как ты могла? – Монти топнула ногой.
– Прости меня, ну пожалуйста! – Сэм покаянно спрятала лицо в ладонях. Когда она осмелилась вновь взглянуть на подругу, та сидела на соседнем табурете и печально качала головой. – Мне правда стыдно, Монти. Я должна была рассказать тебе, но к тому моменту, как я осознала свою ошибку, было уже слишком поздно. Я знала, что ты будешь злиться.
– Так как давно ты с ним спишь, я что-то не расслышала?
– С той ночи, когда была буря.
Челюсть у Монти отвисла, и она закрыла рот, клацнув зубами. Помолчав, ехидно заметила:
– Смотрю, ты решила не терять времени даром.
– Это было такое внезапное наваждение. Обоюдное.
– Да что ты говоришь? А ты не забыла, что для твоего мистера Джека секс не может иметь того же значения, что для тебя? Вы ведь принадлежите к разным мирам и играете с ним по разным правилам, Сэмми! А может, и игра у тебя другая и ты просто не понимаешь этого… И вообще – где это видано: укладываться с мужчиной в постель раньше третьего свидания! Тебе что – шестнадцать лет?
– Тот вечер, когда разыгралась буря, был нашим четвертым или пятым свиданием. И знаешь, Монти, ты напрасно волнуешься. Джек меня любит.
Теперь Монти выглядела по-настоящему встревоженной. Она взяла подругу за руку и заглянула ей в лицо:
– Нет, милая, тут ты ошибаешься. И я – как человек, который тебя действительно любит – хочу тебе кое-что сказать… понравится тебе это или нет. – Она помолчала, словно собираясь с силами. – Твой Джек – суперский парень. И мне он тоже нравится. Честно. Он хорош собой, умеет ухаживать и все такое. Возможно, он даже честный человек, что странновато для политика. Но его отношения с женщинами! Этим забит весь Интернет!
– Он изменился.
– Ты себя-то послушай! – Голос Монти усилился. Она качала головой и закатывала глаза, поражаясь затмению, которое нашло на обычно трезвомыслящую подругу. – Как ты думаешь, скольким женщинам он признавался в любви? И где они все?
– У нас с Джеком сложились особые отношения, Монти. Так получилось, понимаешь? Никто ничего не планировал, все вышло само собой. Джек относится ко мне с уважением, и я знаю, что желанна и любима. Я… я прежде ничего подобного не испытывала. Ты не поверишь, но я счастлива!
– О Господи! И что, он говорил, что любит тебя? Вот этими самыми словами?
– Да! – Губы Саманты сами собой расползались в широкую глупо-счастливую улыбку, и она ничего не могла с собой поделать. – Он часто повторяет, что любит… и я тоже. Я тоже говорю ему эти слова.
– Может, он предложил тебе выйти за него замуж? Вы обсуждали хоть какие-то планы на будущее?
– Ну, слова «выходи за меня» он не произносил. Но я не думаю, что он будет против брака.
– Просто не знаю, что и сказать. – Монти откинулась назад и внимательно рассматривала подругу, словно видела ее впервые. – У меня такое впечатление, что ты исключила меня из своей жизни. Как ты могла, Сэм? Я-то тебе все-все рассказываю! И про Роя Харрисона, с которым познакомилась в фитнес-клубе, я тебе сразу же доложила – хоть ничего серьезного пока нет. Я, конечно, надеюсь, но пока все это так – развлечения. А у тебя, оказывается, любовь, да еще какая! А ты мне ничегошеньки не рассказала!
– Прости меня, Монти. – Сэм действительно чувствовала себя виноватой. Меньше всего ей хотелось обижать любимую подругу и самого близкого человека. Она ненавидела себя за то, что расстроила ее. – Я бы тоже обиделась, если бы ты мне что-нибудь не рассказала.
– Я бы так никогда не сделала.
– Да, я знаю. Но попытайся и ты меня понять. Дело вовсе не в любви, как это ни странно. Если бы у нас просто был роман, я не стала бы ничего скрывать. Но я работаю на Толливера. И будущее моих детей зависит от того, насколько хорошо я смогу сыграть свою роль. Ты не поверишь, во что превратилась моя жизнь. Даже в туалете за мной охотятся журналисты. Они рассматривают нашу жизнь под микроскопом, надеясь найти нестыковки и обвинить во лжи и фальсификации. И еще… еще я не была уверена… я долго не могла поверить, что это настоящее чувство, что Джек любит меня! Думала, это временно, просто связь, которая ни к чему не обязывает и продлится недолго. Знаешь, я и правда собиралась все тебе рассказать.
– Ну да.
– Прости меня.
– Не знаю. Получается, ты навесила на меня еще одну тайну, которую я должна хранить так же свято, как и все предыдущие.
– Если ты не против – то да. – Сэм обняла подругу. – Ты не представляешь, насколько легче мне стало, – прошептала она. – Теперь, когда ты знаешь…
Они помолчали, потом Саманта робко добавила:
– Знаешь, ты действительно очень похудела. Даже на ощупь чувствуется разница. И вообще прекрасно выглядишь.
– Не пытайся сменить тему, делая мне комплименты и рассказывая, как хорошо я выгляжу. Я и так знаю, что я просто лапочка.
Саманта с облегчением рассмеялась.
– К сожалению, тебе не удастся обманывать Кару вечно, – задумчиво сказала Монти. – Она довольно скоро обо всем догадается.
– Я так не думаю, – покачала головой Сэм. – Люди видят то, что хотят видеть. Кара считает, что мы с Джеком талантливо разыгрываем спектакль, поставленный и срежиссированный ею же. Она получает удовольствие от собственной гениальности и ни о чем не подозревает.
– Ладно, как знаешь. – Монти встала и потянулась. – Думаю, пора пойти немного поспать. Сегодня я займу комнату, которая называется «спальня Линкольна». Там я еще не ночевала.
– Охота тебе каждый день обживаться в новой комнате! – Посмеиваясь, Сэм покачала головой.
Они выключили свет и пошли к лестнице, ведущей в гостевое крыло.
На одной из мраморных ступенек Монти внезапно остановилась и схватила Сэм за руку.
– Если Джек Толливер заставит тебя страдать, я не знаю, что с ним сделаю! Я…
– Нет-нет. – Саманта потянула подругу дальше. – Все будет хорошо. И прошу тебя, не надо размахивать острыми предметами вблизи Джека. Некоторые части его тела мне особенно дороги.
А несколько часов спустя Саманту разбудил телефонный звонок. Она села на кровати, нащупала выключатель и с укоризной взглянула на аппарат. Телефон звонил. Делать было нечего, и Сэм сняла трубку. Она совершенно не ожидала подвоха. Слишком мало людей знают этот номер. Рассеянный взгляд на табло показал, что номер телефона звонившего не определяется. Что ж, такое бывает.
– Алло? – сонно сказала Саманта.
– Сэм, это я Митч. Я так рад слышать твой голос!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста плейбоя - Донован Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста плейбоя - Донован Сьюзен



Роман живой. Мне понравилось как главный герой влюбился в главню героиню. Единственное в голову не укладывается как при муже гее можно было заиметь троих детей!?
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЮсик
15.10.2012, 18.05





Замечательный роман.хороший сюжет.не могла оторваться.читайте не пожалеете.
Невеста плейбоя - Донован Сьюзентатьяна
29.09.2013, 18.26





мне понравилось ,что все концы с концами совместились у автора,он молодец))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзенэлгочка
10.02.2014, 9.38





Приятное чтиво.. порадовало. Рекомендую))
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЛенка
27.02.2014, 0.28





Класс!!!
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЛика
14.03.2014, 22.44





Сюжет конечно банальный: она парикмахер, он балатируется в сенат, он ее нанимает изображать невесту, потом влюбляется и хэппи энд. В общем то, очередная интерпретация Золушки (правда с тремя детишками и бывшим мужем геем в придачу), о чем честно упоминает автор в конце романа. Но, в общем то, все было бы не плохо, ведь в романе были даже «щемящие» душу признания о вечной любви и тет-а-тет, и на публике. Но проблема в фактах, а они неумолимы. Большее количество ляпов я встречала лишь в «эпохальных творениях» г-жи Донцовой. В начале романа нам говорят «Лили и Грег были погодками», в конце Лили 20, а Грегу 18. Опять же, когда Сэм с детьми переехала в дом Джека, дети плескаются в бассейне за домом, а дамы загорают. А через несколько дней Сэм и Джек едут на прием, после которого начинается ледяной дождь и ураган. Перепад странный для умеренного климата Интианаполиса. А если учесть тот факт, что переезжала она в начале декабря, а климат, а погода в это время приблизительно такая как в наших областях центральной России, «загарать» у бассейна смогут только откровенные отморозки. И таких ляпов в романе полно. Вот ежели бы еще имена героев путала, то могла бы с достоинством носить «гордое» звание американской Донцовой. 3 из 10, и то лишь за легкое прикосновение к сказке.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенВарёна
27.03.2014, 16.47





Веселенькая сказка, для разнообразия можно почитать.
Невеста плейбоя - Донован Сьюзениришка
21.07.2014, 7.12





посоветуйте хороший роман с живыми подробностями страсти и любви,можно и пошловатый,а то тут уже все перечитано,все почти одно и тоже))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзеневгения
21.07.2014, 10.08





посоветуйте хороший роман с живыми подробностями страсти и любви,можно и пошловатый,а то тут уже все перечитано,все почти одно и тоже))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзеневгения
21.07.2014, 10.08





Очередная сказка про Золушку с тремя детьми.Можно почитать.Чисто американский сюжет,особенно финал.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенО.
24.03.2016, 21.14





хороший роман!бывают романы где половину можно смело не читать, но здесь не пропустила ни строчки!очень затягивает. твердая 8-ка из 10
Невеста плейбоя - Донован СьюзенСтранник
25.03.2016, 19.39





Приятный роман.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЕлена
27.03.2016, 9.22





Мне понравилась сказка..читается легко, герои не раздражают, хэппи-энд..rnпро ляпы не согласна, про бассеин я поняла что он внутри дома, а возраст хоть и погодки может и полтора года составлять Лили уже исполнилось 20, а Грегу еще не исполнилось 19..так что эти ляпы несущественны имхо..
Невеста плейбоя - Донован СьюзенМария
20.04.2016, 9.36





Роман просто супер !!!!!!!!! Супер
Невеста плейбоя - Донован Сьюзенмика
2.05.2016, 7.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100