Читать онлайн Невеста плейбоя, автора - Донован Сьюзен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста плейбоя - Донован Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста плейбоя - Донован Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста плейбоя - Донован Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Сьюзен

Невеста плейбоя

Читать онлайн

Аннотация

Фантастическая парочка!
Он – богатый и избалованный холостяк, она – замученная жизнью парикмахерша с тремя детьми.
Представить их вместе невозможно.
Поверить в то, что они жених и невеста, трудно.
Однако газеты утверждают, что это так.
А как на самом деле… знают лишь Джек и Саманта. Между ними деловое соглашение.
Джек хочет стать сенатором. Саманта мечтает хоть немного пожить без забот.
Ни слова о чувствах!
И все бы шло хорошо, если б в дело не вмешалась… любовь.


Следующая страница

Глава 1

Звуки музыки и смех окружали Саманту. Они накатывались, словно волны прибоя, и Саманта почувствовала легкую дурноту, как будто ее действительно укачало на море. Возможно, виной всему были две «Маргариты», выпитые на пустой желудок, или ужасная неделя, которая, казалось, никогда не кончится. Или очередное письмо, которое Саманта получила из детского сада. Письмо было написано высоким и даже вычурным стилем и содержало завуалированные, но недвусмысленные угрозы: «Принимая во внимание нерешенные проблемы вашего ребенка, связанные с отправлением естественных нужд, мы настойчиво рекомендуем вам в течение двух недель подыскать другое место, где он будет проводить дневное время».
– …А потом – вы просто не поверите!.. – Монти, лучшая подруга Саманты, развлекала компанию историей о своем последнем субботнем свидании с неким представителем мужского племени по имени Мистер Всегда-готов.
Рассказ состоял из описания подвигов данного экземпляра на сексуальном фронте и количества половых актов, которые приходились на единицу времени или площади. Саманта эту замечательную историю уже слышала и теперь лишь рассеянно улыбалась.
Взгляд ее бесцельно блуждал по залу кафе. В «Ящерице» было полно народа, что неудивительно, ведь местечко это весьма популярно, а кроме того, в течение дня хозяин устраивал так называемый счастливый час, когда напитки продавались со значительной скидкой. Им вообще сегодня повезло, что сумели занять столик… Взгляд Саманты остановился на компании незнакомых молодых женщин, теснившихся у бара. Этим столика не досталось, но Саманта вдруг ощутила приступ острой, почти болезненной зависти. Женщины были действительно молодые и какие-то… беззаботные. Они так искренне веселились и наслаждались жизнью, что Саманта вдруг подумала: «А выглядела ли я когда-нибудь такой же счастливой? Чувствовала ли себя такой же свободной и сексуальной? Неужели я тоже когда-то ходила на таких умопомрачительных каблуках? И неужели я правда была когда-то такой же молодой?.. Нужно позвонить домой и спросить у Лили, съел ли Дакота ужин… и напомнить Грегу, что ему разрешено играть на плейстейшн не больше часа».
– …а мужик просто встает с дивана, расстегивает штаны и говорит: «Монти, детка, на кой черт нам идти в зоопарк, когда у меня тут есть питон!»
Громкий взрыв смеха заставил Сэм очнуться, и она заулыбалась, делая вид, что все это время была с друзьями. За столом сидели очень разные женщины, и, обводя взглядом хохочущих подруг, Саманта растроганно подумала, что ужасно любит каждую из них… даже если иногда они и ведут себя вызывающе до неприличия. Вот как сегодня. Впрочем, раскованное поведение было той формой отдыха, которую они и практиковали во время своих пятничных встреч. Подруги собирались в кафе «Ящерица» в последнюю пятницу каждого месяца, чтобы выпить по паре коктейлей, посплетничать о мужчинах и работе, поделиться проблемами, посмеяться и обсудить планы на следующую неделю. Кто-то сказал, что они отводят специальное время для «Джина и депрессии», и так они и называли эти посиделки: ДД-клуб.
В кафе было шумно, но тепло и уютно, полосатые стульчики и скатерти на столах делали атмосферу заведения неформально праздничной. Саманта бросила взгляд в сторону широкого окна. Там, на улице, угасал короткий ноябрьский день, было влажно и холодно, и первый в этом году снег посыпал белой крупой улицы Индианаполиса. Стрелка часов не добралась и до семи, а на улице уже стемнело. Скоро рождественские каникулы… Сочетание холода и близких праздников сильно сократило обычно большую и шумную компанию. Сегодня ДД-клуб собрал самых стойких.
Справа от Сэм сидела ее лучшая подруга – Монти Маккуин. Она рассказывала очередную смешную историю, и ее многочисленные косички колыхались и подпрыгивали в такт словам. Сэм и Монти уже тринадцать лет работали вместе в салоне красоты, носившем интригующе французское название «Ле сёрк». Саманта искренне считала, что Монти великолепный стилист и уж точно самая верная подруга на свете. Когда муж Саманты бросил ее три года назад, именно Монти все время была рядом и не уставала повторять, что женщина, у которой трое детей, просто не имеет права сдаваться. Учитывая жизненный опыт самой Монти, Саманта знала, о чем говорила подруга.
Справа от Сэм сидела Кара Демаринис – одна из ее самых постоянных клиенток. Кара и сегодня выглядела, как всегда, роскошно. Воплощение аристократизма и в то же время очень практичная и приземленная. Рядом с Карой владелица салона «Ле сёрк» Марсия Фишбакер с подругами Денни и Вандой Уинстон. Дамы родились на свет не просто сестрами, но близнецами, однако стиль их очень сильно отличался.
Сейчас все от души хохотали и хлопали ладонями по столу, выражая восторг и благодарность Монти за прекрасный рассказ. Вот только Сэм сидела с задумчивым видом и никак не могла заставить себя развеселиться. Это встречи всегда были для нее глотком свежего воздуха, настоящим сеансом психотерапии. Но сегодня… сегодня Сэм слишком устала.
Саманта с тоской подумала, что в этот вечер ее уже ничто не сможет порадовать или просто развеселить. Вот даже если самый красивый на свете мачо вломится в кафе полуголым и скажет, что ждет только ее, Саманту, – все равно она останется равнодушной, потому что усталость убила все чувства и либидо тоже.
Сэм вздохнула и заказала третью «Маргариту», чего раньше с ней не случалось. Когда коктейль прибыл, Саманта провела кончиком языка по краю стакана, ощущая холод стекла и горьковатый вкус кристалликов соли, и начала медленно пить… Она сегодня практически не ела, и алкоголь очень быстро стал туманить усталый мозг Саманты. А в голове ее кружились безрадостные мысли… Через три дня нужно вносить плату за жилье, но мистер Уэстеркамп так и не починил мусоропровод, хоть и обещал… Может, сослаться на это и отказаться платить? Будет ли неработающий мусоропровод достаточной причиной для отсрочки или ее и детей просто выселят? Лили заявила, что на следующее лето хочет поехать с одноклассниками в Париж, но девочка совершенно не понимает, что ее матери просто неоткуда взять три тысячи долларов, чтобы осуществить эту мечту. А Грег отказался ходить к врачу, заявив, что уж лучше будет заикаться – так его меньше дразнят. Больше всего одноклассники издевались над ним именно за посещение занятия в «специальном» классе, где работал сурдолог.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Сэм одним глотком осушила бокал с «Маргаритой», прислушалась к тому, как алкоголь теплой волной вливается в пустой желудок.
– Я никогда не понимала, почему люди так предвзято относятся к содержанкам, – сказала она вдруг. – Если бы мне предложили стать чьей-то игрушкой… платной подругой, девушкой по вызову – хоть кем, – но при этом жить в пентхаусе, иметь шофера, горничную, повара и все в обмен на то, чтобы я время от времени ублажала какого-нибудь старого пердуна… Господи, да я бы с радостью! Ну если бы это не навредило детям, конечно. Думаю, это было бы просто здорово…
За столом воцарилось напряженное молчание, и только тут Сэм осознала, что высказала свои мысли вслух.
Кара осторожно взяла подругу за руку и с тревогой посмотрела на нее своими прекрасными карими очами.
– Ну, если бы он был не очень старый и не очень противный, – торопливо добавила Сэм, пытаясь хоть как-то исправить ситуацию.
– Само собой, – заявила Марсия. – Девушка должна знать предел, ниже которого нельзя опускаться.
– Если найдешь такого старикашку, поинтересуйся, нет ли у него брата, – хихикнула Денни. – И уж тогда не забудь про меня, ладно? Я бы тоже не прочь пожить в пентхаусе и покататься с личным шофером. А может, удастся найти такого папика, который любит смотреть на лесбиянок?
– Вряд ли у лесбиянок бывают папики, – осадила сестру Ванда.
– Мне кажется, тебе пора домой, Сэм, – заявила Монти, решительно отнимая у подруги бокал, который Сэм никак не хотела выпускать из рук. – Я отвезу тебя и уложу в постель. Завтра с девяти утра у нас будет куча народу: придет невеста, ее подружки и бог знает кто еще, чтобы мы всем сделали укладки и накрасили для предстоящего торжества. Так что, подруга, тебе надо отдохнуть как следует и набраться сил.
– Господи, как я ненавижу свадьбы! – простонала Саманта. – Ненавижу хихикающих невест. Ненавижу их сложные прически! Как можно быть счастливой в девять утра? Это извращение какое-то! Знаете, мне всегда хочется схватить очередную дурочку за плечи и крикнуть ей в лицо: «Не делай этого! Беги! Спасайся, пока не поздно!»
Марсия смотрела на Саманту с тревогой. Заметив ее взгляд, Сэм мысленно поклялась себе, что никогда больше не станет пить больше двух коктейлей на глазах у собственного босса. Тем временем Монти удалось оторвать ее от стула и поставить на ноги.
– Пошли, Золушка! – Она засмеялась, и ее косички весело взметнулись. – Время покидать бал. Так и быть, я прокачу тебя в карете, но нам надо спешить, а то она превратится в тыкву, и домой пойдем пешком.
Кара Демаринис удобно устроилась в кожаном кресле, и не спеша рассматривала Джека Толливера. Во всем мире, думала она, не найдется ни одной женщины, которая назвала бы его пердуном или папиком. Само собой, она не раз слышала, как его награждали другими интересными именами: садистом, мерзавцем, высокомерным негодяем, сексуально озабоченным ублюдком. Пока Кара вспоминала все многочисленные и яркие эпитеты, которые за много лет их дружбы и сотрудничества доставались Джеку, сам мистер Толливер искренне хохотал, прислонившись к бюро красного дерева. Когда-то это бюро принадлежало его отцу, покойному губернатору штата Индиана Гордону Толливеру, которого до сих пор многие люди вспоминали с уважением и благодарностью.
Отсмеявшись, Джек вытер глаза. «Надо же, – лениво удивилась Кара, – похоже, я насмешила его до слез».
– Мне всегда нравилось, что ты умеешь найти нетрадиционный подход к проблеме, – сказал Джек. – Но сейчас, Кара, милая, твое предложение не просто оригинально, оно абсолютно безумно. Уж прости за прямоту.
– Ничего подобного. Ну-ка вспомни Эррола Байндера, который одолжил у соседа золотистого ретривера. Серия снимков, на которых он играл с собакой, подняла его популярность весьма существенно. А ведь он ненавидел животных. А как насчет Чарлтона Манхеймера, который притащил на свое тридцать второе публичное выступление детишек своей секретарши вместо собственных внуков? Знающие люди шептались, что своих внучат он отправил в интернат в Вермонте.
– Не может быть. – Джек выглядел удивленным.
– Еще как может! Так что мы вовсе не изобретаем порох: прецедент был создан давным-давно. Послушай, я знакома с Самантой Монро двенадцать лет. Это чудесная женщина, добрая и милая. Она очень много работает и, прошу заметить, любит свое дело. Она ответственный человек. Принадлежит к самому что ни на есть среднему классу – именно то, что нам нужно, потому что ты не можешь похвастаться ни одним из вышеперечисленных положительных качеств. Кроме того, она заслужила, чтобы с ней наконец случилось хоть что-то хорошее. То есть она подходит нам по всем параметрам. И вообще Сэм – само совершенство.
Джек с недоверием изогнул бровь, и губы его скривились в насмешливой улыбке:
– Уж не пытаешься ли ты намекнуть, что я безответственный лентяй, напрасно прожигающий жизнь?
– Именно это я и хотела сказать! Потому что ты такой и есть! – Кара широко улыбнулась.
– Ах так! Ну раз мы перешли на личности и заговорили начистоту, то позволь напомнить тебе, что ни одна женщина не может быть совершенна, особенно когда она готова себя продать.
– Ничего подобного! Саманта не из тех, кто продается. Но в аренду, думаю, ее можно взять…
Джек, не удержавшись, опять принялся хохотать.
– Кара, милая, ну что ты говоришь! Я никогда не соглашусь нанимать фальшивую невесту! Это аморально, отталкивающе… в конце концов, я буду просто жалко выглядеть!
Толливер отошел от стола, взъерошил волосы и принялся мерить шагами комнату, рассуждая вслух:
– Кроме того, если мне предлагается извлечь пользу из ее достоинств, то я должен буду смириться с ее недостатками, верно? Может, у нее криминальное прошлое? Штрафы за превышение скорости. Просроченный кредит и неоплаченные счета. Может, она вообще недееспособна!
Кара слушала молча, улыбалась и с удовольствием смотрела на Джека: широкие плечи, красивые руки, прямая спина и узкие бедра. Не мужчина, а само совершенство… И уж кому как не ей было доподлинно известно, что в женщинах самый завидный холостяк Индианаполиса недостатка не испытывает.
Но тут и таился подводный камень. Джек всегда делал упор на количество женщин, меняя их как перчатки. А для рывка в политической карьере, который ему предстояло совершить, количество женщин нужно было ограничить до одной, и желательно, чтобы именно этот конкретный экземпляр оказался достаточно качественным и понравился избирателям.
– Честно сказать, я уже провела некоторое расследование: мы должны быть готовы и знать все, что смогут накопать против нее твои противники и конкуренты, не так ли? – сказала Кара. – Ничего особо страшного я не нашла, да и не думала, что найду. Работа еще продолжается, но пока единственное, что можно поставить ей в вину: нерегулярные выплаты по кредиту, что вполне объяснимо после развода. Даже более того – это вызовет симпатию и сочувствие людей.
Джек стоял спиной к Каре и смотрел в окно. Покачав головой, он негромко и почти жалобно произнес:
– Помнишь Тину? Давай она будет моей невестой. Черт, она рыженькая, а я обожаю рыжеволосых женщин.
– Вы встречались всего месяц.
– Ну зато это был чудесный месяц!
– Ей двадцать пять лет, и она зарабатывает на жизнь, исполняя танец живота в каком-то ночном клубе. Возможно, именно это тебя и заводит, Джек, но избирателям твой выбор вряд ли понравится. Кроме того, она крашеная.
– Может, золотистый цвет ее волос и взят из пузырька или чего там… но он ей идет. И между прочим, Тина учится на педиатра, а танец живота – это ради заработка и острых ощущений. И она невероятно гибкая… в смысле умеет приспособиться к любым неожиданностям.
– Неужели? Что ж, тогда она легко переживет ваш разрыв.
– Да все равно никто не поверит, что я собираюсь жениться! – Джек нервно хмыкнул. – Как это должно выглядеть? Я просыпаюсь одним прекрасными утром – и бам! Меня одолевает желание соединить с кем-то свою судьбу навеки? Да ладно! Никто не поверит в такую глупость!
– Люди меняются, Джек. Избиратели решат, что ты наконец достиг зрелости, повзрослел, нашел подходящую женщину и надумал остепениться. Это, знаешь ли, случается со многими мужчинами.
Толливер взглянул через плечо на своего адвоката и консультанта. И эта женщина возглавляет его избирательную кампанию! Кара видела в его зеленых глазах недоверие, но упорно продолжала гнуть свою линию:
– До выборов еще масса времени. Все будет выглядеть вполне естественно. Обед, поход на баскетбольный матч, намек корреспонденту «Стар» и так далее. Мы и оглянуться не успеем, как весь город будет судачить о твоем романе. К февралю, когда придет время выставлять твою кандидатуру на первый тур выборов в сенат, все будут смотреть на вас как на устоявшуюся пару, решительно настроенную на крепкий семейный союз. И ты будешь в шоколаде.
– Я буду в дерьме. – Джек наконец повернулся к Каре. – Ты понимаешь, что если кто-нибудь обнаружит этот маленький заговор, то он станет последним гвоздем в крышку гроба, в котором похоронят мою политическую карьеру? А если Кристи Скоэн что-нибудь пронюхает?
Кара кивнула: ее тоже беспокоила такая перспектива. Именно Кристи была самым опасным врагом Джека.
– Я сама буду вести все переговоры с представителями средств массовой информации и клянусь, журналисты сделают все, чтобы удержать Кристи на коротком поводке.
– Сомневаюсь, что это кому-нибудь удастся! Да эта зараза переедет любого, кто попытается помешать ей выдать очередную сенсацию для «Капитал апдейт»!
Кара не раз была гостьей на воскресной программе, которую вела Кристи, и прекрасно знала о патологической ненависти журналистки к Джеку Толливеру, а также была в курсе, что ненависть эта выросла из любви. Кара даже не могла винить мисс Скоэн за то, что та регулярно отравляла Джеку жизнь: он на людях отверг ее, проявив неприличный интерес к другой женщине, – кому такое понравится?
– Джек, но, согласись, ты обошелся с ней как настоящий негодяй, – сказала Кара.
– Может, и так. Но время для извинений давно прошло.
– Что ж, мы справимся с Кристи. У нас просто нет другого выхода, – заявила Кара. – Что до остальных, они с готовностью купятся на предложенную сказку. А если тебе захочется ограничить информацию, так ты всегда сможешь сказать, что Сэм и ее дети не хотят делать их семейную жизнь достоянием гласности.
– Дети? – Глаза Джека округлились, а в голосе прозвучал неподдельный испуг. – Эта твоя женщина сдается вместе с детьми?
Кара Демаринис пожала плечами и поудобнее устроилась в кресле, готовясь продолжить нелегкий разговор. Она знала, что именно эта часть беседы – когда Джек узнает о детях – станет для него самой проблематичной. Но с другой стороны, именно дети привлекут к Джеку большее число избирателей.
– У Саманты трое замечательных детей. Самый милый, конечно, малыш. Его зовут Дакота, и он такой…
– Прекрати! – Джек опять смеялся, но теперь это был горький смех человека, увидевшего под ногами пропасть вместо ожидаемой тропы. – Слушай, Кара, я совсем не прочь стать сенатором от штата Индиана, но я не могу для этого брать в аренду детей. Так нельзя! Это же ненормально!
Кара помахала в воздухе пальцем с идеально накрашенным ногтем:
– Ты просто не хочешь подумать как следует, Джек. Ну-ка поставь себя на место избирателей. Люди поверят, что ты действительно изменился, только если в твоей жизни произойдут действительно радикальные перемены. А что может быть радикальнее, чем помолвка с разведенной парикмахершей, у которой трое детей? Если ты проведешь свою партию без срывов, то все получится. Это идеальный план.
– Я так не думаю. – Джек сунул руки в карманы и посмотрел на Кару исподлобья. – Разве ты меня недостаточно хорошо знаешь, чтобы предлагать подобную авантюру? В конце концов, мы вместе уже двадцать лет. Четыре кампании…
– Вот об этом я и говорю! – резко перебила его Кара. Она решила идти ва-банк: – Я знаю тебя достаточно долго. Я не просто твой консультант, но и друг, и могу рискнуть и сказать тебе в глаза всю правду. А правда, мой друг, состоит в том, что предстоящая кампания – это твой последний шанс сделать серьезную политическую карьеру. То, что Алан Дитто решил вдруг не выставлять свою кандидатуру, – это подарок небес. И если ты не пройдешь в сенат сейчас, если ты провалишь эту избирательную кампанию – ты никогда не станешь сенатором.
– Это лишь один из возможных сценариев.
– Это твой последний шанс, Джек. – Кара встала, приблизилась к Джеку и дружески погладила его по плечу. – Прошло четыре года с тех пор, как закончился твой срок в должности помощника губернатора… И два года – с того скандала, который устроила Кристи. Помнишь, что тогда было? Избиратели решили, что ты сексист и вообще полный кретин, они кричали, что такому человеку не место во власти.
Джек поморщился, но Кара решительно продолжила:
– Мы провели кучу социологических опросов, собрали мнения разных возрастных и социальных групп, и все они говорят практически одно и то же: избиратели хотели бы поддержать тебя, но они не могут забыть о твоей дурной репутации. В их глазах ты по-прежнему игроки любитель слабого пола. Особенно сказанное касается женской части электората. И именно это препятствие закрывает тебе путь к победе. Все остальное у тебя есть! И деньги будут – имя Толливеров и сейчас вызывает достаточно положительных эмоций – слава твоим предкам, достойные были люди, – и спонсоры с готовностью станут выписывать чеки на твою кампанию. Нам потребуется три миллиона; средства уже начали поступать, и я уверена, что и дальше проблем с финансированием не будет. Но если хочешь знать мое мнение: даже в Форт-Нокс не хватит денег, чтобы пропихнуть тебя в сенат, если люди не поверят, что ты изменился, и не пойдут голосовать за тебя!
Джек хмурился и только что не шипел от отвращения и неудовольствия. Кара знала, что не она вызывает столь негативные эмоции, а его собственная совесть, а потому продолжила:
– Ты должен показать избирателям, что ты стал другим, что ты уже не тот засранец, который два года назад беззастенчиво разглядывал зад выступавшей на конгрессе учителей дамы. Люди должны поверить, что у тебя появились новые перспективы, новые стимулы, такие как любовь и семья, и теперь ты сможешь лучше представлять интересы жителей штата Индиана в Вашингтоне. – Кара сделала паузу и, убедившись, что Джек внимательно слушает и уже не выглядит таким раздраженным, продолжала: – Подобная стратегия в избирательной кампании кажется очень многообещающей. Кроме того, относись к данному вопросу так, как он того заслуживает: это всего лишь деловое соглашение. С помощью такой тактики мы сможем за короткое время привести твою личную жизнь в то состояние, когда она не будет вызывать возмущения у широкой публики.
– Помоги мне, Господи, – пробормотал Джек.
– Давай договоримся следующим образом, – неумолимо гнула свое Кара, – Саманта Монро и ее дети в течение шести месяцев будут находиться поблизости от тебя, затем, после выборов, вы тихо и дружески расстанетесь, и мы попросим прессу не очень напирать на это обстоятельство, сославшись на право каждого на личную жизнь. Попросим не травмировать детскую психику и все такое. Никто не пострадает, я гарантирую.
– А почему ты так уверена, что она никому не проболтается?
– А мы напишем небольшое приложение к нашему договору. Если она проболтается, ей придется вернуть деньги, а они ей очень, очень нужны. Поверь, я знаю, о чем говорю.
– Да?
– Джек, включи же мозги, наконец! Вспомни, как Манхеймер вещал во время недавней встречи политиков «за круглым столом»: Толливеры, мол, слишком богаты, чтобы думать о тех, кто нуждается в деньгах! Как он приплел сюда ваше состояние: Толливеры могут позволить себе содержать огромный дом, в котором никто не живет, в то время как трудящиеся граждане вынуждены отдавать значительную часть своих доходов за жилье! Слушай, мне только что пришла в голову блестящая мысль: Сэм и дети могли бы переехать в тот дом. Это был бы поистине королевский жест. Широта души и щедрость. Ну разве я не гениальна?
Кара наблюдала за Джеком, который мрачно кусал губы. Его зеленые глаза невидящим взглядом скользили по комнате, и женщина понимала, что Джек Толливер взвешивает аргументы «за» и «против», обдумывая ее план, возможные риски, а заодно просчитывая дальнейшие шаги. Она знала, что Джек очень умен, и не сомневалась, что он придет к единственно правильному решению. Они с Толливером дружили с первого курса, и Кара всегда поражалась, насколько быстро он соображал и как ясно видел перспективы. Умение сделать нужный шаг в нужное время – бесценное качество для политической карьеры, а Джек был прирожденным политиком. Так же как его отец и его дед.
Кара терпеливо ждала, чтобы Джек высказал свое решение… чтобы сказал хоть что-нибудь! И вот, наконец, когда прошла уже целая вечность, он поднял на нее свои яркие зеленые глаза и решительно кивнул. Кара почувствовала гордость за Толливера-политика и за Толливера-человека. Какой молодец, думала она. Он принял верное решение и сейчас найдет нужные слова, чтобы сказать об этом.
Джек вздохнул, приподнял бровь и нерешительно спросил:
– А она, случайно, не рыжая?
Сэм устроила свою двухчасовую клиентку под сушкой, снабдив ее журналом и чашкой ромашкового чая. Установила таймер на двадцать минут, счастливой улыбкой встретила клиентку, которая была записана на два тридцать, и, подозвав ассистентку, отправила ее мыть голову. А сама нырнула в небольшую кухоньку, которая находилась в задней части салона. Взглянув на часы, Саманта поняла, что у нее есть максимум десять минут, чтобы перекусить и позвонить миссис Брейшерс, администратору дорогущего детского садика, из которого Дакота, похоже, скоро вылетит, несмотря на все старания матери и кучу денег, которые Сэм заплатила за пребывание малыша в чертовом детском саду.
Сэм уселась на стол, откусила от холодного пирожка с курицей и, схватив телефон, принялась набирать номер.
– Миссис Брейшерс?
– Да, здравствуйте, миссис Монро. Я как раз ждала вашего звонка.
Сэм торопливо жевала и покаянно думала о том, что хоть с того момента, как она получила письмо с угрозами отчислить Дакоту, прошла неделя, она так и не смогла придумать, как ей справиться с администрацией садика. Сейчас миссис Брейшерс представляла для Саманты самую настоящую угрозу. Если Дакоту выгонят из садика, что она будет делать? Не-ет, надо найти какой-то способ справиться с этой мафией клана Монтессори.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Сэм уже применяла тактику упрашивания и мольбы и сильно подозревала, что миссис Брейшерс исчерпала свои лимиты симпатии и жалости. «Может, на них в суд подать?» – с тоской думала Саманта. Нет, ничего не получится. Конечно, если нанять дорогущего адвоката и создать прецедент дискриминации по признаку описанности… то есть доказать, что администрация детского садика избавляется от детей, не приученных к горшку, тогда…
– Как я писала вам ровно неделю назад, миссис Монро, Дакота не сделал практически никаких успехов. – Миссис Брейшерс была само сочувствие. – Вы уже определились, куда он перейдет после того, как покинет наш сад?
– Просто не знаю, что и делать, – залепетала Саманта, с неудовольствием думая, что придется опять давить на жалость, но других вариантов у нее не было. – Чего я только не пробовала! Наклеивала портреты его любимых мультяшных героев на дверь туалета, покупала белье как у старшего брата, давала пятнадцать центов за каждый успешный поход в туалет и аплодировала как ненормальная, если он хотя бы соглашался сесть на унитаз. Господи Боже мой! Я просто не знаю, что еще можно сделать, и главное, совершенно не понимаю, в чем проблема. Мои старшие дети приучились к горшку так естественно, что я абсолютно…
– Миссис Монро…
– Я даже пообещала Дакоте еще одну собаку, если он начнет себя вести как взрослый мальчик!
– Это порочный путь. Подкуп – неподходящий фундамент для построения детской независимости и не будет способствовать решению ваших проблем. И уж наверняка еще одна собака в вашем семействе не добавит порядка и не приведет к положительному развитию ситуации.
– Наверное, вы правы. – Саманта отпила из банки диетической колы и посмотрела на часы. Если передержать двухчасовую клиентку под лампой, то у нее фольга расплавится, и будет она не крашеная, а лысая.
– И я хотела бы поделиться с вами своими мыслями, миссис Монро. Мне кажется, последнее время вы стали меньше бывать с детьми. Вам следует пересмотреть свой рабочий график, может, стоит подумать о частичной занятости и неполном рабочем дне до тех пор, пока…
– Пока что? Пока вернется мой бывший муж и заплатит все долги по алиментам? – Сэм и не заметила, как спрыгнула со стола и теперь стояла посреди тесного помещения и мысленно умоляла Бога дать ей сил и терпения пережить трудный разговор – сегодняшний день – да и вообще всю эту неделю.
– Я просто предлагаю вам…
– Знаете, миссис Брейшерс, последние три года я только и слышу, что о творческом подходе к решению моих проблем и динамичных формах развития. Да я по задницу в этих самых проблемах, ясно? И только и делаю, что решаю их. Как смеете вы заявлять, что я недостаточно забочусь о детях?!
На том конце раздалось тихое восклицание. Миссис Брейшерс не понравилось то, что она услышала. Саманта понимала, что не видать больше Дакоте частного садика как своих ушей, но раз толку с него все равно никакого, то она хоть душу отведет. Впрочем, Саманта все равно не смогла бы остановиться. Должно быть, сегодня для мафии Монтессори настал судный день.
– Я на все готова ради блага своих детей, и это единственная причина, по которой я последние полгода позволяла вашему неприлично дорогому заведению буквально держать меня в заложницах! Я жила только мыслью, что, пока я работаю как лошадь, о моем мальчике заботятся так хорошо, как только возможно. Но в вашем саду правил и ограничений больше, чем в армии!
– Право же, миссис Монро…
– Я работаю чуть ли не сутками, чтобы у Дакоты, у его брата и сестры была крыша над головой. Я одна содержу троих, понимаете? А если прибавить собаку, то четверых! А если посчитать и меня – я тоже иногда ем и покупаю пару-другую трусов – то нас пятеро. Пятеро человек живут на зарплату одной парикмахерши! А вы мне тут рассказываете про какую-то долбаную динамику!
В трубке было тихо. Через некоторое время миссис Брейшерс пришла в себя и, откашлявшись, заявила:
– Вы не единственная мать, у которой имеются проблемы. Многие наши детки растут в неполных семьях, но тем не менее успешно пользуются унитазом и вовремя освоили управление сфинктером…
– Управление сфинктером? – Саманта не смогла удержать смех. – Что вы несете!
В эту минуту в кухню заглянула ассистентка и, сделав страшные глаза, прошептала:
– Твоя двухчасовая сейчас взорвется.
Сэм прикрыла трубку ладонью и быстро сказала:
– Вынь ее из-под лампы. Я буду через минуту.
– У вас есть одна неделя, миссис Монро, – услышала Саманта окрепший голос администратора.
– Да, я понимаю… – Что она сможет найти за неделю? – Послушайте, я хотела извиниться за грубость, но не могли бы вы дать мне немного больше времени?
– Неделя. – Миссис Брейшерс просто повесила трубку, позабыв вдруг про конструктивную динамику диалога и вежливость.
Саманта стояла посреди кухни. В одной руке она держала пирожок, от которого успела откусить всего пару раз, в другой – телефонную трубку, а по щекам ее катились слезы.
Ну вот, она позволила слабости и отчаянию взять над ней верх. На целых две минуты. Плечи Саманты поникли, спина сгорбилась, а из груди вырывались отчаянные рыдания.
Сэм положила на место телефонную трубку, выкинула пирожок, высморкалась, умылась и вернулась в салон.
Ее встретила знакомая волна запахов: шампуни, духи, средства для завивки – образовывали неповторимый коктейль. Стены салона Марсия Фишбакер приказала выкрасить в светло-зеленый цвет, а музыка в этом сезоне звала всех назад, к природе. Вот сегодня, например, звуки флейты смешивались с песнями волков. Именно так, с точки зрения Марсии, должен был выглядеть оазис юго-западного леса в сердце деловой части Индианаполиса.
Сэм расправила плечи и вздернула подбородок, потому что ее ждала работа и, хоть все в ее жизни пошло наперекосяк и неизвестно, не придется ли ей на следующей неделе ночевать с детьми в машине, клиенты ждут, что она будет им улыбаться. И Саманта улыбалась и щебетала, и выслушивала чужие проблемы, и, как всегда, измотанные работой и стрессом женщины уходили довольные и отдохнувшие, не забыв записаться наследующее посещение, ибо к Саманте не так-то просто было попасть без предварительной записи. Искусные мастера и душевная атмосфера – салон «Ле сёрк» был известен именно этим, и в заведении Марсии Фишбакер отбоя не было от клиентов, несмотря на весьма высокие цены.
Монти подошла к дому Саманты Монро и без стука распахнула дверь черного хода. Саймон, ее сын, проскочил под рукой матери и побежал вперед, вопя во все горло, чтобы сразу порадовать лучшего друга Грега своим приходом. Монти ногой закрыла дверь и рухнула на диванчик в прихожей.
– Обед подан! – крикнула Монти и, собрав остатки сил, все же дотащила три здоровые коробки с пиццей до кухни. – Налетайте, пока я сама все не съела.
Первой на зов явилась Лили, бледненькая и тонкая девочка-подросток с лицом не очень счастливой женщины. За ней следом спешил Дейл, небольшая лохматая дворняжка.
– Привет, Монти, – сказала девочка.
– Привет, зайка. Как твоя школа? И куда подалась мама?
Лили молча пожала плечами и сунула нос в первую коробку. Волна золотистых волос упала налицо.
– А вегетарианская пицца есть?
– Та, что снизу, – ответила Монти.
Она повесила на спинку стула свою сумочку и кожаную куртку, вытянула ноги и принялась разглядывать девочку. «С ума сойти, – подумала она вдруг, – а ведь совсем недавно эта девчушка была розовощеким пухленьким ангелочком». Монти прекрасно помнила, как смеющаяся рожица девочки выглядывала из кенгурушки, которая сослужила Сэм хорошую службу: она таскала в ней всех троих детей по очереди. Точно все это было вчера. Монти даже помнила такой миленький розовый комбинезончик с заячьими ушками, в котором девочка выглядела особенно прелестно. Может, это просто потому, что чужие дети растут быстрее своих собственных, и ей проще было замечать перемены в ребятах подружки, а не в своем сыне, которому уже тринадцать и он почти догнал мать ростом, а она и не заметила, когда это произошло. Как-то слишком быстро.
– Так где же твоя мать? – повторила Монти.
– Гоняется за Дакотой. Она купила ему трусы с Бэтменом и теперь пытается их надеть.
Лили достала из кухонного шкафа несколько тарелок. Монти, внимательно оглядев хрупкую фигурку девочки, покачала головой: длинные ноги и длинные волосы, а глаза так сильно обведены черным карандашом, что Лили похожа на худого енота.
– Будете салат? – спросила Лили.
– Давай. – Монти от мыслей о быстробегущем времени вдруг охватила печаль, но она постаралась, чтобы голос звучал бодро: – Сделаем вид, что это настоящий ужин, в который каждый привнес свой кулинарный вклад.
Лили хмыкнула, и Монти немного расслабилась. Она уж начала тревожиться: как-то это настораживает, если четырнадцатилетняя девочка даже не улыбнулась, несмотря на три пиццы к ужину и трусы с Бэтменом для младшего брата.
– Как прошел день в школе? – Монти рискнула повторить вопрос.
Лили опять пожала плечами и положила себе два куска пиццы. Она уже собиралась что-то сказать, как в кухню ворвались Грег и Саймон. В помещении сразу стало ужасно шумно, и Монти показалось, что от громких мальчишеских голосов, смеха и лая прибежавшего Дейла заходила ходуном лампа над столом. А потом вошла Сэм, неся на руках Дакоту. Малыш прижимался щечкой к плечу матери, его рыжие волосы отсвечивали золотом, и выглядел он как ангелочек с рождественской открытки. Увидев Монти, малыш оживился и с готовностью перебрался к ней на колени. Потом обвил ручонками ее шею и наградил слюнявым поцелуем.
– Тетя Монти-и, – ласково пропел он, и подруги, встретившись глазами, нежно и понимающе улыбнулись друг другу. Среди хаоса и детского смеха Монти и Сэм прочли во взглядах друг друга одну и ту же мысль: нам совершенно не нужны никакие мужики, мы и так абсолютно счастливы.
К девяти часам Дакота уже крепко спал, Сэм разогнала старших детей по спальням, а Монти помыла посуду. Потом они устроились на диване, поставив на ближайший столик бутылку шардоннэ.
– Если я осилю второй бокал, то останусь у тебя ночевать вместе с Саймоном, – сказала Монти, забираясь с ногами на диван.
– Чем больше народу, тем веселее, – отозвалась Сэм и тут же спохватилась: – Я забыла тебя предупредить: сюда едет Кара. Она звонила и сказала, что у нее ко мне срочный разговор.
– Кара едет к тебе домой в понедельник вечером? Что могло такое случиться? Что ей надо?
– Не знаю. – Сэм пожала плечами. – Она сказала только, что разговор очень важный и не терпит отлагательств. Мы договорились, что подъедет после того, как я уложу детей.
Монти нахмурилась. Не то чтобы она не любила Кару Демаринис, просто временами эта дама казалась несколько… высокомерной и далекой от их проблем. Она уже более десяти лет ходила в салон и только к Саманте и вот уже шесть лет как являлась членом ДД-клуба. Монти не слишком хорошо знала, чем именно она занимается, когда не сидит в парикмахерском кресле и не пьет мартини. Сэм говорила, что Кара что-то вроде политического консультанта у больших шишек и работает в шикарном офисе в респектабельной части города. По образованию она юрист и часто появляется во всяких телевизионных шоу, где политики и представители властей спорят о законах и правах. В глубине души Монти считала, что Кара слишком богата, чтобы искренне дружить с такими, как она и Сэм, но не могла не признать, что та ни разу не дала почувствовать свое превосходство напрямую. Кроме того, нельзя было отрицать, что Кара очень стильная и яркая женщина. А когда муженек Сэм смылся сразу после развода и не стал платить алименты, Кара Демаринис и Денни Уинстон консультировали Сэм в качестве адвокатов и не взяли за это ни копейки. Такой щедрый жест вполне можно рассматривать как доказательство искренности и дружеских чувств. И все же чертовски странно, что Кара решила навестить Саманту так поздно вечером, да еще в будни.
– Может, ты ее плохо покрасила или еще что? – с надеждой спросила Монти.
– Ты же знаешь, такого просто не может быть, – рассмеялась Саманта. – Кара сказала, что это имеет какое-то отношение к ее работе.
– К ее работе? – С каждой минутой предстоящий визит Кары казался Монти все более странным и загадочным.
– Ты уезжаешь завтра с утра? – спросила Саманта.
Монти внимательно взглянула на подругу. Неужели она намеренно меняет тему? Нет, не похоже. Сегодня Сэм выглядела еще более измученной и уставшей, чем обычно. Она уж хотела спросить, какие у подруги неприятности… ну, в смысле, что нового в длинной череде неприятностей, из которых последнее время состояла ее жизнь, но потом взглянула на бледные щеки подруги и ее печально опущенные уголки рта и решила не мучить Саманту. Если вдуматься, вообще странно, что Сэм удалось как-то прожить эти три года и сохранить для детей дом. Не так-то легко удержаться на плаву после того, как твой муж объявил, что он гей, и подал на развод, а потом просто сбежал и до сих пор не заплатил ни цента алиментов. Сэм тянула троих детей, проводя на ногах по шестьдесят часов в неделю. Если она достигла предела своих сил, то тут уж ничего не поделаешь.
– Да, – легко отозвалась Монти, – завтра с утречка. Кстати, как тебе последние новшества в нашем заведении? – Она подождала ответа, но Сэм смотрела прямо перед собой рассеянным взглядом, и подруга продолжала: – Мне-то главное, чтобы света было достаточно, а так Марсия может хоть крушение «Титаника» устраивать – плевать. Хотя если бы меня спросили, я бы уж не смолчала: какого черта она ударилась в эту тематику пустыни? Подумать только: поставить здоровенный кактус в самом центре салона! Это явный перебор. Мне интересно, что Марсия решит отмочить в следующий раз. Может, притащит каких-нибудь космических монстров? А что? Купит на распродаже в Голливуде… Или – самое страшное – заставит нас носить бирюзовую форму. А ты же знаешь, я жутко выгляжу в любом оттенке зеленого!
К радости Монти, Сэм наконец рассмеялась и заявила:
– Крушение «Титаника» всегда было моим любимым сюжетом. Как тебе такая декорация? – И она широко развела руки, указывая на обстановку своего жилища.
Монти задумчиво оглядела хорошо знакомую гостиную. Та же кушетка, сделанная из какого-то сверхпрочного материала, который, к счастью, не брали даже когти Дейла. Диванчик неяркой расцветки, недорогой музыкальный центр, овальный кофейный столик и пара напольных ламп. Этот интерьер составлял в основном фон для деталей семейного быта: тут и там валялись разнокалиберные носки, клочья собачьей шерсти, комиксы Грега, диски Лили, детали конструктора, которые забыл собрать Дакота.
– Сегодня у тебя почти идеальный порядок, – торжественно провозгласила Монти.
Сэм вздохнула, но ничего не ответила. Она кинула взгляд на свои картины, развешанные по стенам.
– Когда-нибудь ты снова сможешь писать, – сказала ей Монти тихо.
Сэм отпила вина, и на губах ее промелькнула слабая улыбка:
– Нет. Я возьму в руки кисть лишь после того, как ты снова выйдешь на сцену, как в старые добрые времена.
– О, это нечестно! И ты сама это знаешь, – отмахнулась Монти. – Да я даже ради спасения жизни не смогу втиснуться ни в одно из моих старых концертных платьев.
– Купишь новые.
– Ну уж нет. Если к чему и возвращаться – так это к учебе. А что, я, между прочим, подумываю о том, чтобы вернуться в вечернюю школу, получить диплом и найти работу, которая позволит мне проводить меньше времени на ногах.
В дверь позвонили, и Сэм сползла с дивана и пошла открывать. Скоро она вернулась, сопровождаемая Карой.
– О, привет, Монти! – воскликнула Кара.
Это звучало вполне по-дружески, но Монти ясно поняла, что Кара не слишком рада ее видеть. Теперь она уверилась, что затевается нечто экстраординарное. Если бы Каре вдруг приспичило просто облегчить душу или найти у Сэм дружеское утешение – это можно было бы пропустить. Но Монти чуяла приключение и твердо пообещала себе, что отделаться от нее этим двоим не удастся.
– У нас тут есть вполне приличное вино, – сказала она, улыбаясь Каре как можно приветливее и демонстрируя полную невинность. – Выпьешь бокальчик?
Кара Демаринис нерешительно оглядела комнату; было понятно, что она раздумывает, как ей поступить: уйти или остаться? Видимо, решение было принято в пользу остаться, потому что она улыбнулась в ответ, согласилась выпить вина, с благодарностью приняла бокал из рук Саманты и села на диванчик. В туже секунду Кара с криком подскочила и зашарила рукой по подушкам.
– Прошу прощения, – сказала Сэм, забирая у гостьи пластиковую фигурку. – Кажется, ты села на Боба Строителя.
– Надеюсь, ему понравилось так же, как и мне, – отозвалась Кара, и все дружно рассмеялись.
– А теперь рассказывай, что случилось. Почему нам вдруг понадобилось увидеться так срочно? – спросила Сэм и выжидательно уставилась на гостью.
Монти затаила дыхание.
Кара бросила на Монти задумчивый взгляд, полный невысказанных сомнений, и Саманта быстро сказала:
– Я доверяю Монти как себе, и она может услышать все, что ты собираешься мне сказать. Если сама захочет слушать, конечно.
– Видишь ли… – Кара все еще колебалась. Она поставила бокал на столик, смахнула воображаемую пылинку с рукава своего замшевого пиджака и протянула: – Это дело личное… и оно связано с заключением договора, то есть я выступаю в роли адвоката.
Несколько секунд Сэм и Монти переваривали это заявление, потом Монти недоверчиво спросила:
– Ты хочешь предъявить иск «Ле сёрк»?
– За что?! – вскрикнула Сэм.
В комнате появился Дейл и, обрадовавшись новому человеку, моментально вскочил на колени Кары.
Реакция гостьи была молниеносной. Монти показалось, что лапки пса еще не успели коснуться юбки, а Кара уже подхватила собаку и аккуратно поставила ее на ковер. Она улыбнулась подругам и покачала головой, отметая нелепое предположение Монти:
– Нет-нет, ни о чем подобном и речи нет. Я вас всех люблю, особенно Сэм. Только благодаря ей никто в городе не узнал, что я поседела в двадцать семь лет.
«Та-ак, – подумала Монти и на всякий случай села прямо. – Ну уж теперь им не удастся меня выдворить ни за что».
– Тогда в чем дело? – удивленно спросила Сэм.
– Мам… Мне нужно поменять памперс.
Никто не заметил, как в комнате появился Дакота. Он стоял у дивана, сонно моргая, одетый только в футболку, которая заканчивалась на уровне пупка. Его розовая попка влажно поблескивала, а в руке он сжимал тяжелый памперс, впитавший порядочное количество жидкости.
– Если бы ты пользовался туалетом как взрослый мальчик, тебе бы не было мокро, и попка бы не чесалась, – со вздохом сказала Сэм.
– Не-ет. Я не люблю большой туалет. Переодень меня. – Дакота протянул матери полный памперс.
Монти сочувственно наблюдала за подругой. Эта сцена повторялась на ее глазах со сводящей с ума регулярностью. Мальчишка выглядел сущим ангелочком, но характер имел чертовски упрямый и, несмотря на несолидный возраст, умел настоять на своем.
– Давай-ка мы все же заглянем в туалет, – ласково завела Сэм. – Просто на всякий случай…
– Нет! Нет! Нет! Переодень меня сейчас же! И салфетки не забудь!
Монти и Кара обменялись понимающе-сочувственными взглядами, а Сэм, подхватив своего упрямца на руки, покинула гостиную. Она вернулась через несколько минут, рухнула на диван и испустила глубокий вздох:
– Если мы будем и дальше продолжать в том же духе, то он и диплом по окончании колледжа отправится получать в памперсе.
– А вот, кстати, о колледже, – нерешительно начала Кара.
– Ах вот как! – Сэм выпрямилась, и глаза ее сверкнули. – Вы нашли Митча, да? Ты поэтому приехала?
– О нет, Сэм, твой муж тут совершенно ни при чем. – Кара вздохнула, еще раз бросила неласковый взгляд на Монти, которая буквально вросла в диван и, наконец решившись, быстро заговорила: – У меня есть для тебя деловое предложение. Если ты согласишься, то ваши жизни – твоя и детей – могут измениться к лучшему. Честно сказать, предложение не совсем обычное и может даже показаться странным, но я хочу, чтобы ты над ним хорошенько поразмыслила.
– Ладно, – сказала Саманта. Теперь она сидела прямо и слушала чрезвычайно внимательно.
– Хочу для начала напомнить тебе твои собственные слова, – заявила Кара. – В прошлую пятницу в «Ящерице» ты высказалась в том смысле, что не отказалась бы стать содержанкой богатого человека.
– Я это сказала? – Брови Сэм поползли вверх.
– Это точно твои слова, – подтвердила Монти. – Я прекрасно помню.
– Да ты что? – охнула Сэм, расстроенно хлопая ресницами.
– Именно. Ты объявила, что сделаешь это не задумываясь, если подобный шаг не повредит твоим детям.
– Э-э, должно быть, я здорово устала, – пробормотала Саманта, потом усмехнулась и спросила: – Неужели ты приехала сюда так поздно, чтобы сказать, что нашелся какой-то придурок, который возжелал взять меня в содержанки?
Кара с непроницаемым выражением лица выдержала паузу, наблюдая, как улыбка сползает с лица Саманты, и сказала:
– Я надеюсь, что ты согласишься на его предложение и более того – поможешь ему попасть в сенат.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста плейбоя - Донован Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста плейбоя - Донован Сьюзен



Роман живой. Мне понравилось как главный герой влюбился в главню героиню. Единственное в голову не укладывается как при муже гее можно было заиметь троих детей!?
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЮсик
15.10.2012, 18.05





Замечательный роман.хороший сюжет.не могла оторваться.читайте не пожалеете.
Невеста плейбоя - Донован Сьюзентатьяна
29.09.2013, 18.26





мне понравилось ,что все концы с концами совместились у автора,он молодец))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзенэлгочка
10.02.2014, 9.38





Приятное чтиво.. порадовало. Рекомендую))
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЛенка
27.02.2014, 0.28





Класс!!!
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЛика
14.03.2014, 22.44





Сюжет конечно банальный: она парикмахер, он балатируется в сенат, он ее нанимает изображать невесту, потом влюбляется и хэппи энд. В общем то, очередная интерпретация Золушки (правда с тремя детишками и бывшим мужем геем в придачу), о чем честно упоминает автор в конце романа. Но, в общем то, все было бы не плохо, ведь в романе были даже «щемящие» душу признания о вечной любви и тет-а-тет, и на публике. Но проблема в фактах, а они неумолимы. Большее количество ляпов я встречала лишь в «эпохальных творениях» г-жи Донцовой. В начале романа нам говорят «Лили и Грег были погодками», в конце Лили 20, а Грегу 18. Опять же, когда Сэм с детьми переехала в дом Джека, дети плескаются в бассейне за домом, а дамы загорают. А через несколько дней Сэм и Джек едут на прием, после которого начинается ледяной дождь и ураган. Перепад странный для умеренного климата Интианаполиса. А если учесть тот факт, что переезжала она в начале декабря, а климат, а погода в это время приблизительно такая как в наших областях центральной России, «загарать» у бассейна смогут только откровенные отморозки. И таких ляпов в романе полно. Вот ежели бы еще имена героев путала, то могла бы с достоинством носить «гордое» звание американской Донцовой. 3 из 10, и то лишь за легкое прикосновение к сказке.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенВарёна
27.03.2014, 16.47





Веселенькая сказка, для разнообразия можно почитать.
Невеста плейбоя - Донован Сьюзениришка
21.07.2014, 7.12





посоветуйте хороший роман с живыми подробностями страсти и любви,можно и пошловатый,а то тут уже все перечитано,все почти одно и тоже))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзеневгения
21.07.2014, 10.08





посоветуйте хороший роман с живыми подробностями страсти и любви,можно и пошловатый,а то тут уже все перечитано,все почти одно и тоже))
Невеста плейбоя - Донован Сьюзеневгения
21.07.2014, 10.08





Очередная сказка про Золушку с тремя детьми.Можно почитать.Чисто американский сюжет,особенно финал.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенО.
24.03.2016, 21.14





хороший роман!бывают романы где половину можно смело не читать, но здесь не пропустила ни строчки!очень затягивает. твердая 8-ка из 10
Невеста плейбоя - Донован СьюзенСтранник
25.03.2016, 19.39





Приятный роман.
Невеста плейбоя - Донован СьюзенЕлена
27.03.2016, 9.22





Мне понравилась сказка..читается легко, герои не раздражают, хэппи-энд..rnпро ляпы не согласна, про бассеин я поняла что он внутри дома, а возраст хоть и погодки может и полтора года составлять Лили уже исполнилось 20, а Грегу еще не исполнилось 19..так что эти ляпы несущественны имхо..
Невеста плейбоя - Донован СьюзенМария
20.04.2016, 9.36





Роман просто супер !!!!!!!!! Супер
Невеста плейбоя - Донован Сьюзенмика
2.05.2016, 7.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100