Читать онлайн В оковах страсти, автора - Донован Никки, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В оковах страсти - Донован Никки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В оковах страсти - Донован Никки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В оковах страсти - Донован Никки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Никки

В оковах страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Вам нужно, леди, спуститься вниз! Замок жужжит как пчелиный рой. Лорд де Кресси поставил всех с ног на голову!
Николь отошла от окна, когда в ее спальню ворвалась встревоженная Старушка Эмма. Все утро Николь ходила взад-вперед по комнате, обдумывая тактику своего поведения, но так ничего и не придумала. Она не представляла, как держаться со столь непредсказуемым и опасным человеком, женой которого стала. Как сможет она защититься от него сама… и защитить Саймона?
— Леди, вы должны послушать! — верещала Старушка Эмма. — Он устроил настоящий бедлам! Повар, кухарки и судомойки бьются в истерике. Его собственные рыцари ропщут, не стесняясь возмущаться во всеуслышание. И все из-за чего? Он поднял их спозаранку и приказал построиться во дворе в полной боевой выкладке и с оружием на изготовку. Естественно, такого подвоха от него никто не ожидал. У половины солдат после вчерашних возлияний раскалывались головы. Другие ночь напролет развлекались с девками. И конечно, все они спросонок искали способ предстать перед ним хоть немного в форме. Но Фокс, не дав им времени на раскачку, назвал их жалким подобием воинов, позорящих его имя, и бездельниками, каких он еще не видел. Затем он приказал своему рыжеволосому капитану, чтобы он задал им жару, а сам обрушился на нас!
Но Николь не обращала внимания на жалобы служанки. Ее мысли занимала встреча с Фоксом ранним утром. Он интересовался, не убила ли она их ребенка. Как мог он поверить, что она способна на подобное злодейство? Такая мысль ее удручала. Но, может, все было к лучшему. Если он будет считать ребенка мертвым, то перестанет изводить ее многочисленными вопросами.
— Куда только он не совал свой нос! — продолжала Старушка Эмма свою гневную тираду. — На кухне потребовал ключи от кладовых, сказал, что хочет собственными глазами взглянуть на запасы продовольствия, имеющиеся у нас на случай осады. Потом вызвал управляющего и велел принести мерные шесты, чтобы определить количество зерна в закромах и…
— Управляющий! — воскликнула Николь, встрепенувшись, словно только что очнулась от сна. Чем Фокс занимается? Шатается по замку и расспрашивает о ней слуг? Пытается наводить справки о ребенке, которого она родила?
— О да, настроение у него отвратительное, — не унималась Старушка Эмма, помогая Николь закрепить на голове вуаль. — Орал на повара, когда тот поначалу отказался отдать ему ключи от кладовых. Он заставил всех вертеться как ужей под вилами, нашел для каждого занятие и теперь ходит и вопит как безумный, когда ему кажется, что кто-то недостаточно расторопен. Он рвет и мечет как взбеленившийся бык. Он явно не в духе. И все из-за чего? Конечно, из-за вас, миледи.
Николь покачала головой. Какая муха его укусила? Неужели Фокс полагает, что может отыграться на ней, спуская собак на слуг?
— Хорошенькое дельце, миледи, что мы все должны страдать из-за ваших промашек, — ворчала Старушка Эмма. — Лучше бы он просто взял да поколотил тебя, чтобы выпустить пары… Право, даже не знаю.
Николь направилась к двери. Старушка Эмма права. Нужно пресечь безобразие в корне. Она не должна позволять ему глумиться над своими слугами.
Первым делом она устремилась в зал. Помещение имело неприглядный вид. Со вчерашнего пира никто не позаботился о том, чтобы убрать объедки и выскоблить дощатые столы. Никто не побеспокоился и о камине, из которого валил густой дым. Из зала Николь двинулась на кухню, где увидела не меньший беспорядок и запустение. Никого из слуг она не обнаружила. На разделочных столах высились горы овощей и несколько наполовину выпотрошенных тушек каплунов. Огонь в очаге едва тлел. Николь кликнула пажа. После минутной заминки мальчик выполз из-за корзины с черемшой.
— Позаботься об огне, — приказала она. — И скажи, где остальные?
— Лорд снарядил всех в подвалы замерять съестные припасы, — ответил перепуганный паж.
— Всех до единого человека?
Мальчик кивнул. Николь вздохнула. Старушка Эмма говорила правду. Фокс пребывал в ярости и не давал спуску никому, кто попадался ему под горячую руку. У нее в ушах до сих пор стоял его ледяной тон голос, когда он справлялся о младенце, когда допытывался, почему она предала его. Вероятно, Фокс нашел ее ответы неубедительными и теперь срывал зло, заставляя страдать окружающих.
— Где лорд де Кресси?
Мальчик пожал плечами и подбросил в очаг дров.
Сначала Николь решила восстановить хотя бы видимость порядка в зале и на кухне. Первым делом она разыскала повара и кухарок и велела им вернуться к своей повседневной работе. Потом отправилась на поиски остальных людей из замковой прислуги. Она обнаружила их в помещении арсенала. Они чистили и полировали доспехи и оружие. Николь приказала им заняться обыкновенными делами. Люди повиновались не сразу, проявив замешательство, но она их успокоила, убедив, что объясняться с де Кресси им не придется.
— В любом случае, кроме нее, никто не даст ему то, чего он хочет, — услышала она, как бросила одна из женщин своим подругам, когда они гурьбой устремились в зал. — Если миледи будет с ним поласковее в постели, то, уверена, нам всем придется гораздо легче.
— Но, может, она считает себя чересчур благородной и утонченной для него, — предположила другая.
В первую минуту Николь испытала желание задать сплетницам трепку за то, что перемывают косточки своим хозяевам, но потом передумала. В общем-то они абсолютно правы. Если бы Фокс не ставил под сомнение ее лояльность, то не вел бы себя подобным образом.
Николь совершала обычный утренний обход. Встречая слуг, она отдавала им привычные распоряжения, посылая выполнять то, что им полагалось делать согласно должности. Когда она выходила из прядильни, до нее донесся оглушительный треск, словно за внешними стенами замка кто-то свалил гигантское дерево. Женщину окатила холодная волна страха. «Неужели кто-то пошел на приступ крепости? Что, если Фокс знал о грядущем штурме и поэтому теперь к нему готовился? Вдруг неизвестный враг уже захватил Марбо? Саймон! — произнесла она имя сына в немой молитве. — Господи, умоляю, спаси и сохрани его!»
Не чуя под собой ног, она метнулась к воротам и, задыхаясь, окликнула стражников на сторожевой башне:
— Что за шум? На нас напали?
— Да нет, — ответил один из часовых. — Это лорд де Кресси и его капитан дерутся.
У Николь словно гора с плеч свалилась, но от пережитого волнения она испытала мгновенную слабость и на минуту прислонилась к стене, не в силах тронуться с места. Переведя дух, женщина поднялась по ступенькам сторожевой башни, чтобы посмотреть, что же такое происходит. На открытом пространстве поля, прямо напротив замка, два конных рыцаря в полном боевом облачении, вооруженные тяжелыми копьями, разъезжались в противоположные стороны.
В одном из них Николь узнала Фокса по его доспехам и гнедому боевому коню в изодранном в клочья малиновом чепраке. Вторым, по всей видимости, был рыжеволосый воин, помощник де Кресси. Мужчины тем временем развернулись и, пришпорив своих скакунов, резво понеслись навстречу друг другу.
Затаив дыхание, Николь наблюдала за стремительным сближением. Копья с громоподобным грохотом скрестились, но оба всадника удержались в седле. Натянув поводья, они снова поскакали на исходные позиции, чтобы повторить гибельный рывок.
— Они что, умом рехнулись? — пробормотала Николь. — Они же могут убить друг друга!
Стражник, что стоял рядом с ней, покачал головой.
Рыцари снова ринулись в атаку. Теперь, когда копья противников скрестились, Фокс резко подался всем корпусом вперед и сбросил второго воина с лошади. Тот тяжело рухнул на землю. Николь следила за происходящим, не спуская глаз. Поверженный рыцарь, тяжело дыша, поднялся на ноги и выхватил меч. Тогда конный воин повернул лошадь и помчался навстречу пешему.
— Господи милостивый! — воскликнула Николь. — Непонятно, это учебный бой или настоящий поединок?
И снова стражник затряс головой.
— Когда они выезжали на поле, то выглядели вполне миролюбиво. А теперь они дерутся так, словно собираются вышибить друг другу мозги.
Из-под широких копыт гнедого коня вылетали комья земли и травы. Под лоснящейся коричневой шкурой ритмично бугрились, сокращаясь, могучие мышцы. На солнце поблескивало серебро доспехов, а выброшенное вперед копье горело ярким лучом света. Лошадь, человек и оружие двигались в совершенном единстве смертоносной гармонии.
В последний момент конный рыцарь свернул, проскакав мимо, и массивное копье вместо трепетной плоти со свистом распороло воздух. Николь испустила вопль облегчения. Всадник развернулся и приблизился к другому воину и что-то ему прокричал. Рыцари из гарнизонной охраны, собравшиеся на крепостной стене, потрясли воздух ликующими криками.
Только теперь Николь осознала, что стала свидетельницей невероятной демонстрации воинского искусства, силы, безупречной выучки и молниеносных выпадов. У нее захватило дух.
Фокс де Кресси показывал непревзойденное мастерство не только в спальне, но и на поле брани. Николь невольно подивилась, как такой могучий и сильный телом мужчина мог становиться при желании невыразимо нежным и ловким. Она пережила новый прилив тоски. Ей так хотелось ощутить в себе твердость и всевластие его горячей плоти, почувствовать утонченные, изощренные ласки его рук и губ.
Фокс спрыгнул с лошади. К нему тотчас подбежал конюх, чтобы взять под уздцы его взмыленного гнедого коня. Сражавшиеся ратники тем временем сняли шлемы и, зажав их под мышками, тронулись в сторону замка. За ними следом шагали оруженосцы с вооружением и конюхи с лошадьми. Николь наблюдала за их приближением алчными глазами, дав волю воображению. Она представляла, как Фокс пересечет двор крепости и подойдет к ней, как чувственная, обольстительная улыбка тронет его губы. Как он наклонится над ней, обдав запахом человеческого и конского пота, разгоряченного мужского естества, и прошепчет на ухо, что мнит с ней проделать, как только они очутятся наедине в стенах ее чертога.
Она тяжело проглотила набежавшую слюну. Однажды они пережили прекрасные мгновения. Кто сказал, что она не найдет способ, как повторить волшебный опыт, как соблазнить его, как снова возбудить в нем дикую, неуемную страсть, скрывавшуюся в глубинах его существа? С момента прибытия в Вэлмар он вел себя как сдержанный, хороший воин, но она должна побороть его сопротивление, даже если придется сломить его защитный бастион и взять его штурмом. Как и у Мортимера, у него должны иметься слабые места. Ей оставалось обнаружить их и использовать себе во благо.
Де Кресси достиг ворот крепости. Его разгоряченное боем лицо пылало румянцем. Мокрые волосы прилипли ко лбу иссиня-черными прядями. Он бурно обсуждал с товарищем итог их поединка. Его темные глаза сияли, а уголки рта приподнимались в радостном настроении. Николь захлестнула могучая волна неутолимой страсти к такому неотразимому мужчине. Она была не в состоянии с ней бороться. Спустившись со сторожевой башни, она торопливым шагом направилась к замку, поставив себе целью во что бы то ни стало заставить его возжелать ее с прежней силой.
— Милорд. — Как только Фокс вошел в ворота, ему навстречу выступил кастелян — смотритель замка Адам Фитцер. — Вы продемонстрировали захватывающее дух зрелище. Мне ничего подобного видеть не доводилось.
Фокс удовлетворенно кивнул.
Рейнар чувствительно хлопнул его по защищенной металлическими пластинками спине.
— Вот видишь, ничего ты не растолстел и не утратил подвижности. Теперь, когда ты доказал себе и всем, что самый неистовый и самый доблестный воин, может, стоит расслабиться и не держаться с гарнизоном крепости, как свирепый погонщик рабов?
Фокс искоса взглянул на товарища. Действительно, всегда приятно проверить себя в деле, помериться силой и воинским искусством с равным противником. Он чувствовал, как вдоль позвоночника еще текли ручейки пота, а мышцы от недавнего физического напряжения ныли. Он испытывал усталость, но она принесла ему удовлетворение. Угнетавшие его до сих пор печали вдруг отодвинулись на второй план и больше не казались важными. Однако Фокс сознавал, насколько рискованным было его совместное с Рейнаром предприятие. Подвергать подобным образом опасности свою жизнь и жизнь друга каждый день он, естественно, не мог и не имел права. Придется поискать иной способ снимать напряжение.
Войдя во двор крепости, он невольно огляделся в поисках Николь и тут же молча выругался. Как он ни старался изгнать ее из своей памяти, она продолжала преследовать его воображение.
— Нужно побыстрее скинуть это чертово облачение, — пробормотал он, направляясь к казармам.
Мужчины помогли друг другу стащить тяжелые длинные кольчуги и повесили их на крючья. Там же они оставили свои щиты и рукавицы. Фокс расстегнул стеганую тунику, которую надевал под кольчугу, и помахал отворотом, чтобы остудить жар тела.
— Я планировал через несколько дней отправиться в Марбо, взяв с собой лучших воинов, чтобы они могли возглавить тамошний гарнизон.
— Ты так себя ведешь, словно ожидаешь вражеского нашествия.
Фокс не сразу придумал что сказать. Он собирался на некоторое время исчезнуть, чтобы обдумать создавшуюся ситуацию и решить, как держаться с Николь, но делиться своими соображениями с Рейнаром в его намерения не входило.
— Я всегда жду нападения. К тому же логично предположить, что если я с такой легкостью сумел овладеть Марбо, то что помешает другому человеку попробовать проделать то же самое.
— Но у тебя имелось письменное разрешение короля.
— Да, только в настоящий момент давший разрешение король гниет в германской темнице. А что, если Ричард никогда больше не вернется в Англию? Ты же не станешь спорить, что многие мечтают о таком исходе. К тому же есть ряд заинтересованных лиц вроде короля Филиппа Французского и принца Иоанна, которые в состоянии убедить его тюремщиков не выпускать Ричарда на свободу.
— А что произойдет, если Иоанн станет королем?
— Тогда каждый будет сам по себе. И я намерен предпринять все усилия для сохранения того, что мне принадлежит. Я должен позаботиться о достаточном количестве продовольствия и припасов на случай любой осады и наличии звонких монет, чтобы откупиться от нового государя, если ему взбредет в голову отдать мое имущество другому человеку.
— Что касается меня, то я даже и не задумывался о таком повороте событий, — промолвил Рейнар со вздохом. — Сказать по правде, я полагал, что после захвата Вэлмара нас ждет легкая, беспечная жизнь.
— Ты мыслил, что будешь каждый день играть в кости, пьянствовать и каждую ночь развлекаться со шлюхами?
— Что-то вроде того. — Рейнар грустно улыбнулся. — Похоже, что нас обоих постигло разочарование, поскольку мечты разошлись с действительностью. Я прав?
У Фокса внутри все напряглось. Слова Рейнара возбудили в нем прежнюю злость и чувство досады.
— Я не разочарован, — заметил он резко. — Я завоевал два замка. А что до моей жены, то пока между нами еще не все гладко.
Рейнар смерил друга косым взглядом.
— Насчет Марбо. Может, нам не стоит отправляться туда самим, а послать Фитцера? Как ты считаешь? Здесь он нам не нужен. Мы в состоянии защитить Вэлмар собственными силами.
Предложение приятеля заставило Фокса задуматься. Один только вид кастеляна напоминал ему о предательстве Николь и о мертвом младенце. Избавиться от него было бы недурно. Тогда ему не будет нужды ехать в Марбо самому, что, может статься, и к лучшему. С одной стороны, если он уедет из Вэлмара, то освободится от колдовских чар жены, смущавших его покой. Но с другой стороны, исчезнув из замка, он оставит ее без присмотра. Зная коварство и лживость ее натуры, он не мог позволить себе такую непростительную роскошь. Нет, он не сделает такой ошибки.
— Ты прав, — сообщил он Рейнару. — Мы пошлем в Марбо Фитцера.
Друзья и не подозревали, что из окна башни замка за ними внимательно наблюдала Николь. По двору шагали двое мужчин, и трудно было поверить, что некоторое время назад они атаковали друг друга словно злейшие враги. Теперь они дружелюбно беседовали и держались, как беспечные мальчишки.
Николь заметила, что они уже сняли доспехи. Разглядывая с высоты Фокса, она невольно остановила взор на его загорелой коже и черных кустиках волос на груди. Его раскрепощенный вид вызвал у нее прилив вожделения, отозвавшийся сладким томлением внизу живота.
Мужчины направлялись к воротам сторожевой башни. Она слышала, как они кого-то окликнули, и вскоре к ним спустился Адам Фитцер, затем троица двинулась в сторону замка. Душу женщины охватило смутное беспокойство.
Она отошла от окна, пожалев, что не осталась в зале, где могла бы послушать, о чем будут говорить мужчины. Она не имела ни малейшего представления о дальнейшем плане действий Фокса. Может статься, он захочет избить ее, последовав ее саркастическому совету. А может, он перестанет обращать на нее внимание, сделав вид, что ее не существует вовсе? К тому же вопрос с ребенком по-прежнему был открытым. Она не думала, что все дело так и закончится и Фокс успокоится. Скорее всего он продолжит свои выяснения.
Мысль о ребенке заставила Николь действовать. Она бросилась на кухню, где отыскала Джиллиан — светловолосую стройную девушку, не в меру смешливую, что неизменно вызывало у Николь немалое раздражение. Но зато она была послушной и довольно миловидной, что при данных обстоятельствах как нельзя больше соответствовало ее целям.
— Лорд с рыцарями в зале, — сказала Николь служанке. — Я хочу, чтобы ты отнесла им вина, хлеба и сыра. Потом покрутись рядом, я должна знать, о чем они говорят.
Глаза девушки расширились.
— Вы хотите, чтобы я за ними шпионила, миледи?
— Не совсем так. Я просто хотела бы узнать о планах милорда, моего супруга. Как иначе смогу я удовлетворять его нужды, если не буду знать о его желаниях? — Она ослепительно улыбнулась девушке, стремясь изобразить из себя усердную жену.
— Конечно, миледи. — Джиллиан присела в глубоком реверансе.
— Вы отправитесь в Марбо, Фитцер, за то, что верой и правдой служили в Вэлмаре, — сообщил Фокс кастеляну. — В Марбо вы наделяетесь всей полнотой власти и будете распоряжаться гарнизоном крепости по своему усмотрению. Если вам будет угодно заняться совершенствованием фортификационных сооружений, я позабочусь о том, чтобы вы ни в чем не нуждались. Если вам понадобятся каменщики для обновления кладки куртины или вилланы для чистки рва, только скажите — и вы их получите.
— Конечно, милорд. — Лицо Фитцера оставалось бесстрастным, и Фокс по его выражению не смог угадать, как отнесся смотритель замка к своему новому назначению.
— У вас есть жена или семья, которых вы хотели бы взять с собой? — Задав такой вопрос, Фокс подумал, что следовало бы сразу по прибытии в Вэлмар поинтересоваться семейным положением каждого из воинов гарнизона. Однако, всецело поглощенный мыслями о Николь, он не удосужился узнать, кто из рыцарей имел семью.
Фитцер покачал головой.
. — У меня не было времени ухаживать за женщинами. Не проходило и дня, чтобы милорд Мортимер не напивался, так что все работы по поддержанию крепости и других укреплений в должном порядке лежали на моих плечах.
— Ваш труд заслуживает высшей похвалы, Фитцер, — оценил заслуги кастеляна Рейнар. — Именно поэтому лорд де Кресси доверяет вам заботу о фортификационных сооружениях Марбо.
Фитцер недоуменно перевел взгляд с одного рыцаря на другого, потом осторожно осведомился:
— Я все же не совсем понимаю, почему вас до такой степени волнуют укрепления замков? Вы ожидаете нападения на замок Марбо? Или на Вэлмар? Или сразу на оба?
Фокс изложил свои опасения Фитцеру в тех же выражениях, в каких некоторое время назад объяснял ситуацию Рейнару. Пока король сидит в заключении в Германии, произойти может всякое и от неприятностей никто не застрахован.
Внимательно выслушав объяснения, Фитцер поднялся.
— Вы весьма предусмотрительны, милорд, — промолвил он. — За вашими плечами годы боевой выучки и опыта, приобретенного у самого Ричарда Львиное Сердце. Между прочим, рыцарский поединок, который вы устроили утром, был удивительным, захватывающим дух зрелищем. Я бы хотел, чтобы его видел весь гарнизон, не говоря уже о солдатах, которые будут под моим командованием в крепости Марбо.
— Воины Марбо стали свидетелями боя милорда с Мортимером, — вставил Рейнар. — Думаю, они достаточно видели, чтобы у них создалось здоровое уважение к боевому искусству их нового хозяина. Фитцер кивнул и удалился.
— Его трудно раскусить, — обронил Фокс, глядя вслед удалявшейся фигуре смотрителя. — Его преданность Мортимеру не внушает мне доверия.
— С другой стороны, если бы он не был предан Мортимеру, то у тебя всегда имелась бы причина сомневаться в его верности тебе, — возразил Рейнар не без оснований. — Ты чересчур мрачен и подозрителен. Не нужно всех вокруг подозревать в коварстве и предательстве.
Фокс фыркнул:
— А как еще должен я, по-твоему, вести себя при данных обстоятельствах?
— Я знаю, что тебе нужно, — сообщил Рейнар. — Тебе нужно забыть о своих печалях в объятиях какой-нибудь неприхотливой красотки.
— Николь не оказывала мне сопротивления. Напротив, она… — Фокс запнулся. Ему не хотелось продолжать. В памяти тотчас всплыл образ нагой и возбужденной Николь, ласкавшей рукой свои набухшие прелести, к которым ему хотелось так страстно припасть. От мысли о ней у него болезненно затвердело в штанах. В то же время он все еще не определился со своими чувствами к ней. Не выработал план.
— Я имел в виду нечто другое. Тебе сейчас нужно вволю развлечься. — Рейнар имел обыкновение всегда называть вещи своими именами. — Забудь обо всяких там тайнах и объяснениях. Просто расслабься, попотей и получи наслаждение.
Фокс заскрипел зубами. Ему и самому начали в голову приходить такие мысли. Бремя неудовлетворенного полового напряжения делало его раздражительным и нервным. В сложившейся обстановке он мог и не хранить верность Николь.
Рейнар вскинул рыжую бровь.
— Ты не говоришь «нет». Тогда в чем, собственно, дело? Кто будет твоя счастливая прелестница? Я знаю с дюжину красоток, которые сочтут за счастье оказать подобные услуги своему господину. Элис, к примеру.
Фокс категорически затряс головой.
— Я не хочу иметь ничего общего с прошлым. Ни под каким предлогом.
— Ага, значит, желаешь начать сызнова. Тебе нужна молоденькая и невинная? — Рейнар кивнул в сторону юной служанки с белокурыми волосами, стоявшей в нескольких шагах от мужчин в ожидании возможности наполнить вином их кружки. — Чем она тебя не устраивает? Она, наверное, саксонка из соседней деревни. Возможно, ее прислали в замок родители в надежде, что здесь девчонка найдет получше долю, чем выйти замуж за краснолицего неотесанного мужлана из вилланов. Может, она и не девственница, но, во всяком случае, мало потасканная.
Фокс заставил себя посмотреть на девицу. Худощавая, с длинными, хотя довольно редкими волосами цвета спелой пшеницы, она и в самом деле выглядела достаточно наивной и простодушной.
— Почему бы и нет? — произнес он вслух и покачал головой. — Но как мне к ней подступиться? За долгое время отсутствия практики я уже и забыл, как это делается.
— Ты теперь господин. Тебе ни о чем не нужно се спрашивать. Просто вели ей пойти с тобой.
Фокс встал, настроившись на решительные действия. Он подумал, что должен брать быка за рога сразу, не задумываясь, иначе ничего путного у него не выйдет. Он сделал шаг в сторону девушки, но тут неуверенно замер и остановил вопросительный взгляд на Рейнаре.
— Да, но как я узнаю, согласна ли она побыть со мной?
— Даже не сомневайся. Она, бесспорно, согласна, — со знанием дела ответил его приятель. — Для хозяина замка им ничего не жалко. Ради него они готовы на что угодно.
Фокс подошел к девушке и ласково улыбнулся:
— Как тебя зовут?
Ее большие голубые глаза расширились, и она захихикала.
— Джиллиан, — представилась она.
Он взял ее за руку и повел через зал. Сопротивления она не оказала.
— Джиллиан, — спросил Фокс, — ты из деревни?
Они с девушкой обменялись еще парой вежливых фраз и стали подниматься по узкой лестнице на верхний этаж замка. Ему непроизвольно вспомнился тот памятный день три года назад, когда он шел в опочивальню Николь. Он страшно волновался и нервничал, не переставая гадать, что за женщина его ждет. Он боялся, что она окажется омерзительной уродиной и у него ничего не получится. Величайшая ирония судьбы! Он переживал, что не сможет исполнить свои мужские обязанности по отношению к невзрачной простушке, в то время как должен был опасаться, что навеки отдаст сердце самой прекрасной женщине на свете.
— Милорд, вы не хотите, чтобы я принесла вина? — Тонкий голос служанки оборвал поток его воспоминаний. Они стояли на пороге комнаты, которую он выбрал в качестве своих покоев.
— Нет, вино нам не понадобится, — сказал он, но тут же понял, что солгал. При тусклом свете факела, горевшего на другом конце коридора, девушка выглядела бледной и встревоженной. У Фокса невольно возникла мысль, уж не была ли она целомудренной.
Он открыл дверь и, придержав ее, пропустил Джиллиан вперед. Его обдало ее запахом. Она пахла потом и кулинарным жиром. Боже, она даже отдаленно не несла в себе пленительный аромат духов, исходивший от Николь. Он вздохнул и присел на низкую скамеечку, чтобы стащить сапоги. Ни слова не говоря, она взялась за подол своей заляпанной юбки и сняла ее через голову; Белья на ней под верхней одеждой не оказалось.
У нее была стройная девичья фигурка с высокой грудью, плоским животом и узкими бедрами. Совсем как у Николь, когда он увидел ее впервые. Ее ножны тогда оказались невероятно тесными для его оружия. Подумав так, он почувствовал, как плотский символ его мужественности шевельнулся и встал. Ему удалось, обхитрить наименее привередливую часть своего существа, но его зрение, обоняние и разум знали, что стоящее перед ним бесцветное, непредубежденное создание — жалкий заменитель его мечты.
Он сбросил тунику и поднялся на ноги, чтобы спустить штаны. Тогда девушка на него взглянула. Рот у нее открылся, а глаза округлились, став по плошке, но не от предвкушения радости, а скорее от страха. Если она и видела мужчин до сих пор, то, вероятно, они значительно уступали ему своими размерами.
— Ты девственна?
Она кивнула.
Теперь он знал, что ничего у него не выйдет. Он не хотел, чтобы его постигло горькое разочарование. Не хотел вместо удовлетворения получить боль обманутых надежд.
— Я передумал, — сказал он. — Возвращайся в зал.
Она метнула на него испуганный взгляд и, схватив в охапку скомканную юбку, затравленным зверьком шмыгнула в дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В оковах страсти - Донован Никки



интересная история обман любовь страсть ненависть все есть в этом романе и счастливый конец
В оковах страсти - Донован Никкинаталия
4.03.2012, 16.49





Хороший роман
В оковах страсти - Донован НиккиАйрис
30.08.2013, 8.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100