Читать онлайн В оковах страсти, автора - Донован Никки, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В оковах страсти - Донован Никки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В оковах страсти - Донован Никки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В оковах страсти - Донован Никки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Никки

В оковах страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Николь покачала головой, не в состоянии говорить. Сжигаемая лихорадкой вожделения, она умирала от нетерпения и ни о чем другом не могла думать, кроме как о непреодолимой потребности ощутить Фокса в себе.
Он несколько минут колебался, чувствуя ее возбуждение. Потом твердый конец могучего древка его пики, готовой к решительному натиску, приложил некоторое усилие, чтобы осуществить вторжение. И вот он очутился внутри, и ее наполнило его восхитительное, умопомрачительное тепло. Это наполнение утихомирило терзавшую ее боль, растянув ткани, столь длительно пребывавшие в состоянии напряжения.
— Приподними ноги, — пробормотал он. Она повиновалась и почувствовала, , как он еще глубже погрузился в ее недра. Он резко качнулся вперед, и его стенобитные ядра ударили в стены ее крепости. При каждом его рывке на нее обрушивались удары крутых ядер. Николь обняла его за бедра в отчаянной надежде достичь чего-то недосягаемого, сама постигая новые ощущения.
Ритм его скачки нарастал. Она еще выше подняла и еще шире развела ноги, жадно ловя каждое движение его тела и подстраиваясь под плавное скольжение твердого, толстого тарана, ходившего туда и обратно. Он был такой длинный, что то и дело толкал ее детородную утробу. Трение усиливалось.
Достигнув вершины ощущений, она содрогнулась, вонзив ногти в его спину, и исторгла громкий стон.
Осознав, что женщина испытала блаженство, он перестал оттягивать благословенный момент собственной развязки и излил в нее семя. По его телу пробежали судороги. Она как будто расплавилась под ним и потекла. Тогда она опустила ноги, и его копье выскользнуло из вместилища. Фокс лежал, распластавшись, сверху, наслаждаясь изысканностью форм женского тела и запахом любви, смешанным с редкостным ароматом ее духов. Николь слегка пошевелилась, давая ему понять, что ей неудобно. Фокс скатился в сторону и от яркого солнечного света, ударившего в глаза, зажмурился.
Только сейчас вспомнил он о своем плане. Ведь он собирался довести ее до крайней черты, а потом задать вопросы, на которые искал ответы. Но его обезоружили, заставив забыть обо всем на свете. Николь возбудила его настолько, что он едва не потерял контроль над собственным телом. Но теперь, как ему казалось, самообладание вновь к нему вернулось.
Фокс открыл глаза и повернулся к Николь, желая на нее взглянуть. Она сидела. Ее блестящие волосы цвета эбенового дерева свободной волной ниспадали с плеч, едва прикрывая грудь. Ее губы покраснели и опухли. Она была неотразимо хороша и полна колдовских чар. Не потому ли некоторые мужчины считали ее колдуньей? Фокс подумал, что лучшего момента, чтобы получить у нее ответы на волновавшие его вопросы, он не найдет.
Протянув к Николь руку, он начал перебирать пряди ее волос. Она обернулась и улыбнулась ему.
— Сегодня было лучше, чем вчера? — осведомился он. Она повела плечами, и ее большие серые глаза засияли.
— Я бы так не сказала. Разве небеса и рай — не одно и то же? Какая сладкая похвала! От гордости он раздулся как индюк, но все же решил не отступать от намеченной цели.
— Однако вчера мы отдавались друг другу в сыром сарае. Нас застала гроза, и мы оба промокли до нитки. — Он на секунду замолчал и, собравшись с духом, продолжал: — Скажи, а откуда ты прибыла, когда искала там укрытия от ненастья?
Выражение на ее лице изменилось, а глаза сузились до щелочек.
— Я… я возвращалась из лесу. Была там по делу. Он по-прежнему лениво перебирал ее локоны.
— По какому такому делу?
От Фокса не ускользнуло, что ее дыхание стало прерывистым. Он нутром почуял, что она готова в любое мгновение сорваться с места и бежать от него куда глаза глядят. Время шло, а она не спешила с ответом.
— Выполняла поручение Гленнит, знахарки.
— Ты выполняешь поручения деревенских женщин? — Фокс удивленно вскинул брови. — Я знаю, что Гленнит обладает могущественной силой, но ты ее госпожа.
Николь вспыхнула.
— По правде говоря, поручение касалось меня. Я собирала травы для себя. — Она перевела дух. — Я ходила к Гленнит за сонным зельем, а у нее не оказалось нужных компонентов. Она утверждала, что не имеет ни времени, ни возможности собрать их, потому что занята какой-то работой. Еще она сказала, что если я хочу, чтобы она приготовила питье, то должна сама пойти в лес и найти необходимые травы.
— И на ее поручения у тебя ушел весь день? — Он отпустил прядку, с которой играл, и принял сидячее положение, чтобы лучше видеть ее лицо.
Она украдкой взглянула на него.
— Я заблудилась. Я всегда плохо ориентировалась на местности. Особенно в лесу. Я закружилась и не могла вспомнить, какой дорогой приехала, — пояснила Николь. — Потом началась гроза, и я совсем запуталась.
— Все же ты нашла дорогу, — указал Фокс. — И в разгар грозы приехала к сараю.
Она кивнула.
— Да, я хотела поставить лошадь в сарай и пойти к Гленнит, чтобы спрятаться от непогоды у нее в хижине.
— Но в сарае ты нашла меня.
Она вновь подтвердила правильность его догадки кивком.
Она бессовестно лгала ему, и он ничуть не сомневался в ее лжи. Ее история была от начала до конца нелепой выдумкой.
— Но часовому на башне ты сказала в то утро, что держишь путь в деревню, чтобы помочь в организации праздничных торжеств, — заметил Фокс.
— Я действительно собиралась помогать им. Я не ожидала, что сбор трав отнимет у меня столько времени. Я полагала, что Гленнит приготовит мне снадобье, и я тронусь в обратный путь.
— Но зачем тебе понадобилась лошадь? До деревни недалеко, можно вполне прогуляться пешком.
Она посмотрела на него вызывающе.
— А вы с воинами? Почему вы отправились в деревню на лошадях, а не пошли пешком?
— Мы другое дело. Мы рыцари, — сказал Фокс с раздражением. Он видел, что Николь лжет. Пытается скрыть свои истинные мотивы. Он опять решил, что она взяла лошадь, потому что ехала в лес на тайное свидание. В нем всколыхнулось уже знакомое чувство ревности.
Она встала с одеяла, нагая и восхитительная.
— Здесь есть поблизости какая-нибудь речка или ручей?
Сначала Фокс хотел попросить, чтобы она приводила себя в порядок на его глазах, как в прошлый раз. Но с другой стороны, ему нужно спокойно, без нее пораскинуть мозгами. Ее обольстительный и неотразимый вид не давал бы ему сосредоточиться.
— Да, здесь есть маленький ручеек внизу по оврагу неподалеку от того места, где мы оставили твою кобылу.
Николь склонилась, чтобы надеть чулки и обувь. Он пристально за ней наблюдал. Потом она выпрямилась и грациозной походкой скрылась в зарослях. Он решил, что позже снова овладеет ею, какой бы коварной лгуньей она ни была.
Николь присела на корточки у ручья и как следует помылась холодной водой. Потом она встала и, роняя капли воды, устремила невидящий взгляд в лесную чащу, гадая, что делать дальше. Осмелится ли она вернуться назад? Фокс загнал ее в угол.
Его расспросы, оказавшиеся для нее полной неожиданностью, совершенно сбили ее с толку. То, что произошло между ними, желание Фокса доставить ей наибольшее удовольствие, ввели Николь в заблуждение, позволив предположить, что у нее с мужем все налаживается. Но она ошиблась. Она не сомневалась, что он подстроил все нарочно: привез ее сюда, довел ласками до потери рассудка, а потом поставил в тупик невинными на первый взгляд вопросами.
Ей следовало предвидеть, что рано или поздно он поинтересуется причиной ее отсутствия, и подготовить какое-нибудь благовидное объяснение. Подобная непредусмотрительность с ее стороны — непростительная ошибка. Но он настолько вскружил ей голову, что она забыла обо всем на свете. С момента их бурной встречи в сарае все ее помысли связаны с одним: как потрясающе хорошо ей с ним и как заставить его повторить с ней то же самое. Она расслабилась и забыла, что должна сохранять осторожность, что обязана в первую очередь заботиться о благополучии Саймона. Она уступила своим эгоистическим желаниям и подвергла жизнь сына опасности. Фокс от нее не отстанет, она знала. Он продолжит свои расспросы. Николь содрогнулась. В ее душу закрался страх. Что она наделала?
Она снова присела и еще раз плеснула на себя водой. Проклятое вероломное тело, сыгравшее с ней дурную шутку. Оно подвело ее, сделало уязвимой. Но, может, теперь, после того как она утолила ненасытный голод, она сумеет держать себя в руках и контролировать ситуацию? Николь решила, что впредь, если позволит ему опять владеть собой, постарается сохранить ясность ума и не скатываться до первобытного безрассудства.
Выпрямившись, она пошла на поиски Пахты, где оставила свои юбки. Николь хотела одеться, чтобы избавить себя от жадных, алчных взглядов мужчины.
Когда Николь вернулась к Фоксу одетой, его разозлил ее поступок. Он усмотрел в нем попытку спрятать от него свое тело подобно тому, как она скрывала от него свой секрет. Но ничего, одежда не препятствие, он сумеет быстро с ней справиться. Он пока еще не в полную меру насладился своей женой.
Николь приблизилась к нему и опустилась на одеяло. Он выложил припасенную им снедь, хотя аппетит у него пропал.
Она взяла абрикос и откусила маленький кусочек. Он смотрел на нее не спуская глаз. Ему показалось, что рука женщины, державшая плод, дрожала.
— Как ты обнаружил такое красивое место? — осведомилась Николь.
— Я набрел на него несколько лет назад, когда служил в Вэлмаре оруженосцем. В былые годы я приводил сюда служанок и продажных девок.
Интересно, подумал он, вызовет ли его откровение у женщины ревность или разочарование, ведь она была не первой женщиной, с которой он здесь развлекался?
— Я пользовался у женщин успехом. Одно время я даже полагал, что именно по этой причине Мортимер выбрал меня для того, чтобы овладеть тобой.
Грубое слово заставило ее поморщиться. Вероятно, теперь, когда она не трепетала от страсти, оно резануло ей слух. Оно и вправду прозвучало холодно и грубо и не могло не напомнить ей о драматизме событий трехлетней давности, когда Мортимер обошелся с ней как с племенной кобылой.
— Но теперь, — добавил Фокс, — я, безусловно, знаю, что мое умение обращаться с женщинами не имело никакого отношения к его выбору. Все дело в цвете моих волос. Мортимер скорее всего руководствовался тем, что мы с тобой похожи. Чтобы ни у кого не возник вопрос о родителях ребенка. — Он фыркнул. — Словно кто-нибудь мог поверить, что он был в состоянии прижить ребенка. Если бы ты знала, — продолжал он, — как часто в последние годы я мучился, одолеваемый мыслью, что он каким-то образом исхитрился тебя изнасиловать. Я представлял, что ты носишь под сердцем не мой, а его плод. Я часто задавался вопросом: что будет, если, вернувшись, я обнаружу тебя с белокурым и голубоглазым младенцем? Что я сделаю? Смогу ли вынести вид мортимеровского отродья?
Николь порывисто вскочила на ноги с исказившимся от ужаса лицом. Уж не упоминание ли о ребенке расстроило ее до такой степени? Оплакивала ли она его смерть или страдала от укоров совести, повинная в его гибели?
— Ты уже расспрашивал меня о младенце, — сказала Николь. — Клянусь, он умер при родах. Я показала Мортимеру его бездыханное тело, чтобы уязвить его самолюбие. Но я воспользовалась смертью ребенка только потому, что его нельзя было спасти. — Она обратила к Фоксу взор, исполненный боли и горечи. — Почему ты постоянно говоришь о ребенке? Неужели ты думаешь, что я недостаточно натерпелась?
Фокс проникся к ней сочувствием. Однако волнение Никол ь позволило ему безошибочно определить ее слабое место. Теперь он знал, как на нее воздействовать, чтобы выведать правду.
— Среди обитателей крепости ходят упорные слухи, что ты то ли отравила Мортимера, то ли заколдовала, словом, навела на него какую-то порчу. Ты же не станешь упрекать меня в том, что я хочу получше узнать женщину, с которой делю ложе. Если ты строила козни против своего первого мужа, то нет никаких гарантий, что не станешь плести интриги против второго.
— Ты не Мортимер. Ты не давал мне повода ненавидеть тебя, — произнесла Николь холодно и бесстрастно. Но ее слова не убедили его.
— А предположим, если я дам тебе повод для ненависти, тогда ты обойдешься со мной так же, как и с Мортимером? — поинтересовался он вкрадчиво.
Она порывисто вздохнула.
— Я сомневаюсь, что ты способен на такую степень жестокости и злобности. Ты не представляешь, каким он был гадким. Почти год он продержал меня в заточении. Безусловно, порой я вела себя несдержанно, дразнила его и проявляла открытое неповиновение. Но я всегда контролировала себя, потому что знала, что если зайду слишком далеко, то пробужу в нем зверя. Он мог бы меня убить, если бы его звериная натура возобладала над человеческой.
— Но в конце концов тебе удалось одержать над ним победу, — заметил Фокс. — Все это подтверждают. Да я и сам видел, когда дрался с ним в поединке. Он стал совсем другим.
Она снова сделала глубокий вздох.
— После того как умер ребенок, я перестала бояться смерти. Мне стало все равно. Тогда я начала не только дразнить его, но и угрожать. Я сказала ему, что он никогда не получит от меня того, чего желает. Что я его ненавижу и что молю Господа о его смерти. Потом я ему сказала, что прокляла его, что отныне он забудет, что такое половое возбуждение, что его орган иссохнет и станет бесполезным. — Она истерично рассмеялась. — Не знаю, что на меня нашло. Но за моими словами не стояла никакая сила. Как ни странно, но он мне поверил. Я видела, что в его глазах промелькнул ужас. Уходя от меня, он даже забыл запереть дверь. Тогда я поняла, что нащупала его слабое место, его тайный страх. Грех был им не воспользоваться. Я велела служанке доставить в замок Гленнит. Я спросила ее, не знает ли она какое средство или зелье, которое делало бы мужчину бессильным. Она сказала, что знает, и дала его мне. В ту ночь я впервые подсыпала порошок Мортимеру в вино. — Она покачала головой. — К моему удивлению, снадобье сработало. Он прибежал в мою комнату и набросился на меня с проклятиями и кулаками. Но я видела, что он перепуган до смерти. Я воспользовалась его страхом. Я сказала ему, что отныне он больше никогда не сможет предаваться своей противоестественной страсти к мальчикам, что он вообще никогда не узнает полового удовлетворения. Я думала, что причиной его бессилия стало зелье, и с ужасом ждала дня, когда его действие иссякнет и Мортимер обретет утраченную веру. Вскоре я перестала подсыпать ему порошок, но он оставался испуганным и настороженным. С тех пор он больше не запирал меня на замок и все переменилось.
Его люди заметили перемену в нем. Особенно Фитцер. Они заподозрили меня в колдовстве и обвинили в том, что я травила своего мужа какой-то гадостью. Но у них не оказалось никаких доказательств моего коварства. По правде говоря, я прекратила какие бы то ни было попытки на него влиять. Достаточно было заронить в душу Мортимера зерно сомнения. Почва оказалась плодородной, сомнение пустило корни и дало всходы, как сорняк в запущенном саду. Его разъедал страх, а страх порождал слабость. Так что больших усилий не потребовалось, чтобы Мортимер вступил на путь, ведущий к безумию.
Николь подняла на Фокса глаза, чтобы убедиться, что он ей верит. Фокс действительно поверил ее рассказу.
— Я очень хорошо помню, как Мортимер пришел в твои покои после того, как мы занимались любовью, как обзывал тебя шлюхой, хотя самолично прислал меня к тебе специально для того, чтобы я овладел тобой. — Фокс скептически покачал головой. — С тех пор я заподозрил, что у него с головой явно не в порядке. Потом, похоже, все, что бы ты ни делала, только еще сильнее толкало его к безумию.
— Я разделяю твое мнение. Мне кажется, решающую роль сыграла моя угроза лишить его того, что он боялся потерять больше всего на свете. Он просто свихнулся. — Николь сделала паузу, потом с сомнением спросила: — Ты меня осуждаешь за то, что я с ним сделала?
— Нет, я не могу винить тебя. Ты делала все с единственной целью — выжить. — Фокс поднял мехи с вином и сделал глоток. Он не осуждал ее, но и не доверял ей.
Она села на одеяло и взяла жареного каплуна с сыром из приготовленных Фоксом припасов. Он взглянул на нее и отметил, какой далекой и замкнутой она казалась. Трудно вообразить, что некоторое время назад она предлагала ему себя, умоляла завладеть ею. Такой она нравилась ему гораздо больше — открытой, раскрепощенной и уязвимой. Он положил винные мехи на место.
— Ты что-то совсем не ешь, — обронил Фокс.
— Я не голодна, — прозвучало в ответ.
— А я проголодался. Я просто не могу насытиться.
Она взмахнула ресницами, и ее взор застыл на его лице. Он понял, что женщина догадалась, какой смысл вкладывал он в свои слова, что говорил не о желудке, а о плотском аппетите. Он ждал ее дальнейшей реакции. Как поведет она себя? Отделается ли скромным молчанием или что-нибудь скажет?
Она наблюдала за ним затаив дыхание, как самка оленя, обнаружившая в кустах рысь, приготовившуюся к прыжку. Охватившее Николь волнение напомнило Фоксу о ее недавней лжи, о том, что он по-прежнему не имел представления о том, где его жена провела предшествующий день. Подобные размышления вызвали у него новый прилив крови к чреслам, сделав восставшую плоть еще крепче. Он опять жаждал обладать ею, подчинить ее своей воле, сделать ее неопровержимо своей, чтобы у нее и в мыслях не было изменять ему. Возможно, ему никогда не удастся выведать у нее, где она пропадала накануне и имелся ли у нее любовник: Но он был в состоянии позаботиться о том, чтобы она и думать забыла о других мужчинах; Он будет играть в любовь с ней до тех пор, пока она не сдастся, пока не станет его беспрекословной рабыней.
Фокс начал раздеваться. Теперь он снял с себя всю одежду. В прошлый раз он только приспустил штаны. Она догадывалась, что его нежелание обнажить полностью нижнюю половину тела было преднамеренным. Николь видела, как сильно он возбужден.
Он жестом указал на одеяло, давая понять, что хочет, чтобы она расположилась здесь.
Его ласки доставляли ей сладостно-невыносимые мучения. В следующий момент, когда она почувствовала влажную прохладу его рта, прижавшегося к ее обнаженной плоти, Николь пронзила дрожь. Теперь она не сомневалась, что находится всецело в его власти.
Николь беззвучно стонала. Ее тело сотрясала мелкая дрожь. Фокс сознавал, что она готова, но позволил себе еще немного продлить удовольствие. Для него теперь это был единственный способ повелевать такой гордой и неприступной женщиной. Он почувствовал, как напряглось и замерло ее тело. По конвульсивной реакции он догадался, что довел ее до экстаза. Ее сладкий, жаркий сок любви наводнил его рот. На мгновение он от нее отпрянул, гадая, сколько раз еще сумеет заставить ее испытать блаженство.
Николь Издала громкий стон, и Фокс сжалился над ней. Хотя у него в голове промелькнула мысль, что не помешало бы вынудить ее просить, умолять его прекратить пытку, но он сам дошел до крайней черты и больше не в состоянии был оттягивать волнующий момент. Ему самому не терпелось проникнуть в нее и понестись вдвоем в захватывающем ритме.
Прошло некоторое время, прежде чем солнечные лучи, ласкавшие ей лицо, вернули Николь к реальности и она осознала, что находится посреди поросшей цветами лужайки. Рядом с мужем. Отныне она разделилась надвое. Ее сердце принадлежало ее сыну. А ее тело — Фоксу де Кресси.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В оковах страсти - Донован Никки



интересная история обман любовь страсть ненависть все есть в этом романе и счастливый конец
В оковах страсти - Донован Никкинаталия
4.03.2012, 16.49





Хороший роман
В оковах страсти - Донован НиккиАйрис
30.08.2013, 8.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100