Читать онлайн Затерянные во времени, автора - Донован Кейт, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Затерянные во времени - Донован Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Затерянные во времени - Донован Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Затерянные во времени - Донован Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Кейт

Затерянные во времени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Слышался плач женщин, скорбный и мелодичный. По их удрученному, унылому виду Шеннон поняла, что немедленная опасность деревне не угрожает. Деревня не казалась настороженной, скорее – вымершей, безлюдной. Кахнаваки торопливо шел навстречу своему «брату». Шеннон физически почувствовала его боль – более глубокую, более мучительную, чем от небольшой раны, которую он нанес себе вечером. Инстинктивно ее потянуло к нему, но Джон остановил.
– Иди в вигвам и жди. Как только смогу, приду и расскажу новости. Иди!
Шеннон быстро миновала плакальщиц. Нет, она не пойдет в задымленный вигвам. Что она будет делать там одна? Присела к костру, пытаясь понять, кто же умер. Было ясно, что умерший занимал высокое положение в племени, – возможно, это мать вождя? Шеннон нахмурилась и упрекнула себя в забывчивости. Скоро погибнут все саскуэханноки. Будут стерты с лица земли! Уничтожены! Не пора ли ей смириться с этим?
Она переключилась на свое чувство к Джону, которое так много обещало – намного больше, чем ей подсказывал ее горький опыт. Ее нежная душа всегда мечтала и искала романтику, страсть, но никогда еще она не встречалась с ними. Теперь в ее жизнь вошел Джон Катлер. У Шеннон были мужчины, но связь с ними не принесла ей счастья и была печальной ошибкой.
Первый роман – обычное, вполне невинное трепыханье шестнадцатилетней Шеннон с двадцатидвухлетним студентом юридического факультета. Колином Марсалисом. Он настолько потряс ее, что полтора года после этой встречи она никому не назначала свиданий. Она мечтала о дне, когда встретит Колина в университете, и он будет считать ее равной себе – женщиной! А не несовершеннолетней с податливым телом.
Когда мечты ее сбылись и они встретились, Колин был обручен с дочерью богатого адвоката. И страсть Шеннон мгновенно переросла в платоническую дружбу и ревностное служение общей цели спасения окружающей среды и находящейся в опасности живой природы.
Страсть к судьбе земли. На время этого было достаточно. Но Шеннон жаждала интимных отношений. Жизнь осложнялась еще и тем, что помолвка Колина висела на волоске. Это ее страшно огорчало. Нет ли в этом ее вины? Смеет ли она принять его любовь? Только из-за этого она твердо сопротивлялась его настойчивым попыткам заняться любовью. Внешне Шеннон проявляла стойкость, внутренне же таяла от желания…
Потом в их жизни появился Дасти Камберленд. Колин настоятельно советовал помнить о деле, об «особых случаях». Свое время, свободу, будущее она отдала «Дастиз компани». За это фирма перечислила четверть миллиона долларов коллегии адвокатов по защите окружающей среды, то есть Колину Марсалису. Потом Дасти захотел большего, осмелился просить ее руки и всего, что за этим следует. Колин толкнул ее в объятия миллионера, объявив о своей помолвке с блестящей рыжеволосой студенткой, отец которой был сенатором.
В объятиях Дасти Камберленда Шеннон потеряла не только свою невинность, но и свои иллюзии. Возраст Дасти лишал их секс эмоциональной окраски. Не то, чтобы Шеннон обвиняла себя за равнодушие к его ласкам, отсутствием у него техники. Она точно знала причину: она не любила. Шеннон прямо сказал об этом Дасти уже через неделю после того, как они впервые оказались в постели. Он рассмеялся и ответил, что влюбляться «глупо». Настанет день, и они станут самой преуспевающей парой на земле, как в финансовом, так и в сексуальном плане.
Колин использовал ее. Дасти попирал ее чувства.
Но теперь Джон Катлер с хриплым голосом и сильными мускулами пробудил в ней чувства и желания, которые могли существовать между мужчиной – настоящим мужчиной – и женщиной. Его заигрывания на пруду, его ласки через леотард… Его вызывающе жадное желание овладеть ею у ручья… даже изучающий поцелуй в хижине, когда он побрился… Все вело к рождению новой Шеннон Клиэри – озорной, страстной, оживающей только в руках Джона Катлера. Шеннон, которую может удовлетворить только его, равная по силе страсть.
– Шеннон.
– О, Джон, кто-то умер? Сочувствую, – она крепко обняла его. – Кто-нибудь из близких тебе людей?
– Убили кузена Кахнаваки.
– Которого? Не…
– Того, что привел тебя ко мне. Его очень любили. Он был единственной надеждой своей овдовевшей матери…
– Как тяжело! – Шеннон вздохнула. – Он был таким славным, и глаза у него были необыкновенно добрые. – Она нервно прикусила губу. – Ты сказал, – убили?
– Похоже, что так. Его товарищ говорит, что сенеки напали на них без всякого повода. Для Кахнаваки это двойное горе. Он три года терпеливо строил хрупкий, но многообещающий мир между саскуэханноками и сенеками.
– Вот как…
– Кахнаваки – вождь племени. Его тетя, мать юноши, требует кровавой мести, а не выкупа.
– А выкуп возможен?
Они отошли от женщин оплакивающих юношу, и Джон прошептал:
– Кахнаваки может напасть на обидчика. Это – его право. Он может обратиться к семье убийцы и потребовать выкуп для своего племени. Если ему нужна кровь, действовать надо быстро. Существует правило: кровавая месть совершается в течение двух дней. В противном случае, Кахнаваки лишается этого права.
– И хотя сенеки признают за ним это право, он боится, что хрупкий мир будет разрушен?
– Такая опасность существует. Я предложил, чтобы вместо Кахнаваки я совершил месть. Надеюсь, сенеки меньше будут обижаться на саскуэханноков, если удар нанесет белый человек…
– Джон! Ты предложил убить человека?
– Это мой долг, также как и Кахнаваки. Когда меня приняли в клан Волка, я обещал следовать их законам, – в волнении он запустил руку в пышную каштановую шевелюру. – Сенеки знают, что у мне есть право. Кроме того, я надеялся спасти этим авторитет Кахнаваки, как миротворца. Но это не имеет значения. Кахнаваки отказался наотрез. Он собирается все сделать сам, если его тетя не смягчится. Сейчас он разговаривает с ней у своего вигвама.
Шеннон взглянула на встревоженного вождя, напрасно старающегося уговорить убитую горем женщину, и покачала головой. Месть не вернет милого юношу. Она могла понять трагедию несчастной женщины и требование справедливого возмездия.
– Таков их закон, – сказал Джон.
Закон, который через два месяца послужит причиной еще более страшной мести…
– Может быть, мне поговорить с ней? Ты поможешь мне, Джон?
– Нет. Мы не должны вмешиваться. Видишь тех людей? Они идут, чтобы выразить свое соболезнование. Они из кланов. Черепахи и Медведя. Они пришли оказать поддержку кланам Волка и Бобра, понесшим тяжелую утрату. Такой ритуал. Для них это большое утешение. Наблюдай и учись, Шеннон, но не вмешивайся. – Джон погладил ее по щеке. – Не хотелось бы оставлять тебя здесь одну. Человеку постороннему ритуалы могут показаться странными и утомительными.
– Я здесь не одна, – холодно поправила его Шеннон.
– Я единственный брат Кахнаваки и должен идти с ним. Наконец, я сам хочу пойти с ним.
– Я иду с вами.
– Нет, – отрезал Джон.
– Я дойду с вами до хижины и останусь там с Принцем.
– Нет.
Шеннон уже знала, что он настроен решительно и непреклонно, поэтому сделала вид, что подчиняется.
– Вы уходите на рассвете?
– Мы уходим через несколько минут. Я вернусь через неделю, может, позже. Не знаю, точно.
– Герцогиня останется со мной?
– Конечно. – Выражение глаз смягчилось. – Ты все поняла, Шеннон?
– Да, Джон.
– Не хочу, чтобы ты сердилась на меня.
– Как я могу сердиться на тебя? – Она вздохнула и поцеловала его. – Будет ли у нас когда-нибудь возможность заняться любовью?
– До некоторой степени я рад, что нам помешали, – пробормотал он в раздумье. Послышалась отрывистая команда Кахнаваки, и Джон расправил плечи. – Вернусь, как только смогу. Герцогиня, присматривай за ней. – Джон повернулся и направился к своему брату, даже не поцеловав Шеннон.
Она смотрела ему вслед с чувством разочарования, граничащим со злостью. Что бы это значило? Он доволен, что их прервали? И это тот человек, который собирался на ней жениться? Мужчина, который не мог сдержать своих чувств, когда она рядом? Не говорят ли все эти чертовы кланы Волка, Медведя и прочих, что он раздумал на ней жениться и снова хочет саскуэханнокскую жену?
Шеннон украдкой наблюдала за беременной женой вождя Малиновкой. Пожалуй, поведение Джона легко объяснить. Он не хотел, чтобы его сумасшедшая возлюбленная осталась с ребенком, потому что…
«Потому что его могут убить», – печально сказала она себе. Ей хотелось побежать за ним, сказать, что любит его, что он ей нужен… Для него это было бы пыткой, если он ее любит. Если нет, он мог попасть в затруднительное положение. Спустя два месяца боль стала бы еще невыносимее, когда в один миг он потерял бы близкий ему народ и свою сумасшедшую женщину.
Если он переживает эту ночь… На сердце Шеннон, полное печали, легла невыносимая боль. Она тяжело вздохнула, глядя, как исчезают в лесу двое мужчин, двое братьев. Нужно взять свою сумку, тщательно спрятанную под одеялом в вигваме. Никто ее не заметит. Все поглощены ритуалом погребения. И хотя все были к ней добры, ей хотелось уйти из деревни как можно быстрее. Казалось, выполнить ее намерение совсем нетрудно. Герцогиня все время была рядом. Как бы бесцельно, они бродили по деревне, чтобы успокоить боль и беспокойство. Потом золотоволосая девушка и ее четвероногий друг исчезли.
* * *
Спустя несколько часов Шеннон проснулась, прислушалась к успокаивающему журчанию весеннего ручейка, потянулась, и на ее губax заиграла ленивая улыбка. Ей снился Джон Катлер. Сон был скандальным и недвусмысленным. Даже сейчас она трепетала от возбуждения и желания, отгоняя тревожные мысли. Почему Джон не с ней? Что его ждет? Кровавая месть…
– Не беспокойся, Герцогиня, – Шеннон вздохнула и погладила собаку. – Я уверена, с Джоном все в порядке. Он с Кахнаваки. А Кахнаваки будет жив по крайней мере до 16 июня. Правда? Поэтому давай верить, что они живы и здоровы. Как и решили ночью, мы с тобой вернемся в хижину. Ты можешь отвести меня туда? Можешь ты найти Принца?
Собака усиленно замахала хвостом, выражая свое согласие, и побежала к тропинке, по которой они шли ночью. На кустах вдоль тропинки росли темные ягоды. На вкус они были горькими, недозрелыми. Чтобы не утомить Герцогиню, Шеннон шла не спеша. День только начинался, и они успеют добраться к хижине до наступления ночи. Там они будут ждать возвращения Джона.
Несомненно, он будет недоволен, что они ушли тайком. Но он будет рад, что у них все в порядке, и его раздражение быстро пройдет. И она подарит ему любовь. Шеннон подробно обсудила этот вопрос с Герцогиней, и они решили, что она обязана сделать ближайшие недели самыми счастливыми в жизни Джона.
– Мне ясно, Герцогиня, – говорила она, спускаясь по пологому склону к прогалине, – Джон считает себя саскуэханноком. Ночью я не поняла, почему. Когда он сказал, что вызвался отомстить, потому что он в клане Волка, я осознала, что он всегда будет драться на стороне Кахнаваки. Значит, если бы меня не перенесли сюда, он бы погиб вместе со всеми 16 июня. Но я здесь. И могу все изменить. Правда, Герцогиня? Я спасу ему жизнь вопреки его желанию… даже, если это изменит ход истории… Да, я не позволю, чтобы с Джоном Катлером случилось что-нибудь плохое. Вот и все! – Шеннон усмехнулась, когда собака лаем подтвердила, что согласна с ней во всех отношениях. – Если передо мной стоит ясная цель, я всегда делаю все возможное, чтобы добиться ее. Поэтому, Герцогиня, старушка, если я и поклялась отказаться от этой дурной привычки, еще не значит, что я не спасу Джона Катлера. Я спасу его жизнь и сделаю все, чтобы он насладился каждой минутой этой жизни.
Казалось, выглянувшее из-за темной тучи солнце наполнило Шеннон своей энергией. И к величайшему удовольствию Герцогини, она прошлась «колесом» по залитой ярким светом прогалине.
– Пожалуй, я немного раздражена, – она помассировала запястье и сморщилась, заметив на предплечье порез. – Как только я начинаю чувствовать себя счастливой, обязательно что-нибудь напомнит мне, в какую переделку я попала. – Шеннон опустилась на траву и пожаловалась: – Что бы я не делала, я все время чувствую себя виноватой. Знаю, что не имею права так резко изменять направление развития истории. По-моему, единственный человек, кто может изменить историю, это – Джон Катлер. – Хихикнув, Шеннон вспомнила свой сон. – Он удивительный мужчина. Верно, Герцогиня? – Она осмотрелась. – Герцогиня, где ты?
Ее показная храбрость исчезла, как и ее собеседница. Шеннон вскочила на ноги. Она уже сомневалась в принятом решении. Допустим, она спасла Джона Катлера… Захочет ли он принять жизнь, за которую заплатили своими жизнями его друзья? Простит ли себе, что в трудную минуту не был рядом с ними, а занимался любовью с сумасшедшей? Не будет ли его постоянно преследовать мысль, что он, возможно, смог бы их спасти?
И наконец, не возненавидит ли он ее, Шеннон, за то, что она помешала ему драться рядом с Кахнаваки? Нетрудно представить себе его ярость, если, или когда, он узнает, что Шеннон могла предотвратить трагедию.
– Мне все равно! – Эхо от ее слов прокатилось по поросшим лесом холмам. – Я спасаю его. Решено! Герцогиня! – И не задерживаясь, Шеннон двинулась по направлению к хижине Джона. Она надеялась что собака, которой надоели ее бесконечные рассуждения, побежала на поиски Принца. К тому же, ей нужно подготовиться к встрече с Джоном.
Прежде всего, надо привести себя в порядок. Она искупается, постирает одежду и вымоет волосы шампунем, пахнущим сосной. Помнится, Джону понравился аромат ее волос. На всякий случай подкрасит ресницы.
Продолжая звать Герцогиню, Шеннон быстро шла по тропе, которая вскоре привела ее к ручью. Она переоделась в леотард, постирала грязную одежду и повесила сушиться на ветвях деревьев. Потом вошла в прохладную прозрачную воду.
Под ногами пружинил мягкий ил. Из него получится маска не хуже, чем в салоне красоты. Шеннон наложила ил на лицо, расплела волосы и тщательно вымыла шампунем. Раньше у нее никогда не было ощущения легкости и покоя – даже на водах, куда ее часто посылал Дасти. Ей хотелось, чтобы Джон увидел ее такой, какой она была в ту минуту – красивой, естественной, переполненной любовью. Ей даже захотелось, чтобы он появился здесь сейчас, пусть это и нарушило бы ее планы. «Не говоря уже о том, что ему никогда не понять, что такое косметическая маска», – поддела она себя, смывая с лица глину и с удовольствием проводя пальцами по мягкой, шелковистой коже.
Одежда еще не высохла, и Шеннон решила позагорать. Она нанесла крем для загара и вытянулась на траве на берегу ручья. Легкий загар ей не помешает. Когда Джон вернется домой, она должна быть неотразимой…
Судьба сыграла с бывшей моделью очаровательную шутку. До сих пор, по первому же требованию в ее распоряжение предоставлялись лучшие косметологи и парикмахеры. Ей никогда не доводилось приводить себя в порядок самой. Втайне она презирала многие из этих мелочей, возмущаясь тем, что такие несерьезные и незначительные вещи ценила намного выше, чем нравственность, любовь и доброту.
«Просто в те дни у тебя не было мужчины, которого хотелось свести с ума», – посмеивалась она над собой, вспоминая, как фотограф умолял ее: «Подай себя, Шеннон, детка! Оближи губы! Встряхни кокетливо головой, чтобы волосы рассыпались по плечам. Своди с ума этих парней!» И она равнодушно встряхивала гривой золотистых волос и улыбалась в объектив сексуальной улыбкой.
Сейчас ей было кого околдовывать. Шеннон расчесывала свои длинные золотистые волосы, кокетливо встряхивая головой и улыбаясь той улыбкой, которая сводила с ума миллионы парней и приносила фирме Дасти миллионные прибыли. «Думай о сексе, Шеннон», – часто говаривал ей фотограф.
– С удовольствием, – прошептала она.
Из кустов выскочила Герцогиня, и сексуальные мысли Шеннон мигом улетучились. Кажется, собака решила, что ее новой хозяйке пора обедать. Она положила к ногам Шеннон мягкий пушистый серый комочек. Та только ахнула от ужаса. Кролик! Явно мертвый! Собака смотрела на нее, довольно помахивая хвостом.
– Это мне? – прошептала Шеннон. – О, Герцогиня, дорогая… – Шеннон разрывалась между любовью к невинным животным и любовью и благодарностью к своей верной спутнице. Потом погладила собаку. – Спасибо, девочка. Очень мило с твоей стороны…
Собака выжидательно смотрела на Шеннон.
– Ты хочешь, чтобы я его приготовила? Думаю, что не смогу сделать этого, Герцогиня. А если мы закопаем его? – Тут Шеннон пришло в голову, что собака, возможно, тоже проголодалась. Надо заставить ее съесть кролика, и где-нибудь подальше, чтобы ей не было видно. – Давай отнесем его домой. И там… я приготовлю его для вас с Принцем. Потом подумаем, что можно сделать, чтобы такое не повторялось. Я сейчас оденусь, и мы пойдем… – Шеннон надела сухое белье и футболку, повесила джинсы на сумку, сунула ноги в серые теннисные туфли, оглянулась и задохнулась от неожиданности.
Перед нею стоял Джон. Герцогиня не залаяла, когда он подходил. Вот он здесь, высокий, стройный, покрытый пылью. Зеленые глаза скользили по стройным длинным ногам.
– Добрый день, мисс Шеннон, – лениво сказал он.
– Джон! – она бросилась ему на шею и стала осыпать его поцелуями. – Ты здесь!
– Ты тоже здесь, – заметил он. – Разве я не сказал, чтобы ты ждала меня в деревне? – его рука скользнула под футболку. – И разве я не просил тебя сжечь «эту штуковину»? – жалобно спросил он.
Шеннон легко рассмеялась.
– Ты опередил свое время на сотни лет, – в ее грудном голосе послышались хрипловатые нотки. – Я очень рада видеть тебя. Я так за тебя беспокоилась. Все обошлось? А где Кахнаваки?
– Он с Малиновкой. Он хотел пойти со мной, чтобы найти тебя, но я знал, что Герцогиня не даст тебя в обиду.
– Она даже пыталась накормить меня, – Шеннон внимательно вглядывалась в лицо Джона. В нем было что-то новое: то ли изменилось выражение глаз, то ли тверже стала линия рта. Она не могла понять, и это вызывало беспокойство. Его лицо, чувственное, страстное, таинственное, волновало ее. – Что случилось? Что-то изменилось?
– Это так заметно? – поразился Джон. – Сядь рядом со мной, Шеннон. – Да, кое-что произошло…
«Родился ребенок?» – Она подумала, что только чудо появления на свет нового существа могло привести в восторг такого сурового человека, как Джон.
– Я хочу разделить с тобой свою радость, Шеннон. Я хочу… делить с тобой… все… – Он провел пальцем по ее стройной ноге.
– Вы с Кахнаваки отправились на поиски убийцы, – Шеннон вспыхнула, когда его палец погладил внутреннюю часть бедра. – Вы нашли его?
– Я думал, нам придется долго преследовать его.
– Но ведь вы знали, кто он?
– Знали. Он всегда причинял беспокойство… Они взяли его в плен во время «траурной войны». Ты слышала о такой?
– Нет.
– Долгие годы сенеки воевали с северными племенами. В одной жестокой схватке погибло несколько детей. «Траурные войны» велись не ради мести, а как средство захвата детей, чтобы заменить погибших.
– Вы воруете детей?
– Обычная практика. Мне тоже это кажется странным, но здесь так принято. Этот ребенок был испорченным и обидчивым. Он и до этого причинял неприятности своему племени. К несчастью, его приемные родители – люди могущественные. Они всегда защищали его.
– И что было дальше?
– Мы остановились на отдых часа через два после того, как покинули деревню. Кахнаваки готовился к худшему: к панике, которую могло вызвать у его народа крушение надежд на мирную жизнь, когда, как из-под земли, перед нами появилась группа индейцев-сенеки. Оказывается, наша охрана заснула. Одно это могло привести в уныние. Как сказал Кахнаваки, неподходящее время, чтобы умирать. Он ждет своего первенца, мне… – Джои нежно погладил Шеннон по щеке, – только что посчастливилось встретить женщину, с которой я мечтаю прожить всю свою жизнь. Совсем неподходящее время, чтобы умирать.
– Я счастлива, что ты жив.
– Я тоже. Но в то мгновение показалось, что все против нас. И то, что мы захвачены врасплох, и то, что один из воинов, такой здоровый малый, был тем, с кем совсем недавно мне пришлось столкнуться. Из-за него я сломал ногу.
– Как я его ненавижу!
– Он чуть не разорвал меня на части. Его женщина – свидетель… нашей… ссоры. Она во многом виновата. Никогда не забуду, как она вопила на него, подстрекала, даже, когда он лежал без сознания…
– Подожди, подожди! – Шеннон метнула на него подозрительный взгляд. – Разве ты не говорил, что победил в той схватке? Что он пострадал больше тебя?
– Сначала я не почувствовал, что у меня сломана нога. Мы свалились с насыпи. Наверное, тогда она и сломалась. В любом случае, тогда победил я. И, когда я увидел его вчера вечером, сразу подумал, что новая схватка неизбежна. На этот раз с ним был его старший брат.
– Он был здоровым парнем, и с ним был его старший брат? – повторила Шеннон, широко улыбаясь. – Раз ты сидишь здесь, можно заключить, что или вы не дрались, или Кахнаваки помог тебе?
– На долю Кахнаваки приходилось еще пять воинов, – рассмеялся Джон. – Но, к счастью, стычка не состоялась. Вперед выступил их вождь и говорил с Кахнаваки. Он говорил о мирном разрешении конфликта. Он предлагал мир.
– Какое облегчение!
– Больше, чем облегчение. Намного больше. Впервые в жизни один из старших по возрасту вождей принял точку зрения Кахнаваки. Мы все здесь переживали, что сенеки откажутся от дальнейших переговоров с нами. Но оказалось, что сенеки беспокоились больше нас. Они боялись, что семья Кахнаваки будет оскорблена, и он откажется вести с ними мирные переговоры. Видишь, как все обернулось?
– Они оценили Кахнаваки?
– И высоко. Они назвали его «Провидцем» и сказали ему, что не хотят вражды между союзом ирокезов и саскуэханноками. До сих пор они звали его «Младшим братом», и, казалось, посмеивалась над его планами и видениями.
Шеннон была поражена и надеялась, что эта неожиданная встреча пробудит ее возлюбленного. Но опять помешали ее знания о будущем, и она спросила слабым голосом: «А как же месть? Кровавая месть?»
– Поразительно, но они передали убийцу в наши руки. Они просили Кахнаваки поступить, как он сочтет нужным, но сохранить мир. Они дали понять, что подтверждают его права безоговорочно.
– Но убить одного из них…
– Несомненно. Кахнаваки обязан сделать это. Это его долг. По его лицу было видно, что он полон решимости. Но я знал, что душа его страдала. А потом… – Джон на минуту задумался и вдруг зарылся лицом в волосы Шеннон. – Ты мыла голову хвоей?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Затерянные во времени - Донован Кейт



Мне очень понравился роман!!!rnОсобенно концовка!rnКак же она разрывала мне сердце!rnПрямо ощущаешь боль героев романа как свою...
Затерянные во времени - Донован КейтГалина
22.10.2012, 14.58





Кому нравятся романы с перемещением во времени-читайте! Мне понравилось! А концовка аж до мурашек пробирает.
Затерянные во времени - Донован КейтМари
5.11.2012, 18.51





Супер!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Затерянные во времени - Донован КейтНика
6.11.2012, 11.59





Да, отличный роман. Прочла его еще в конце 90-х - до сих пор помню - значит стоящая книжка.
Затерянные во времени - Донован КейтОльга Танец
15.07.2013, 17.36





Мне понравилось. Люблю романы с перемещением ,сама бы с удовольствием где нибудь побывала. Читайте
Затерянные во времени - Донован Кейтрумиса
16.10.2013, 13.55





это самый замечательный роман
Затерянные во времени - Донован Кейтгалина
22.11.2013, 15.52





перечитываю уже третий раз очень нравится роман
Затерянные во времени - Донован Кейтгалина
4.12.2013, 9.51





классный роман почаще таких мужчин даже перемещение во времени не жалко.
Затерянные во времени - Донован Кейтелена
5.03.2014, 17.49





Бред....не понравилось. Автор сам себе противоречить. Гг-ня в своем времени умеет говтовить, а тут у неё все подгорает и не вкусное, она чутко относится к живоным, борец за чистоту окружающий среды, а спасти племя из несколько десяток человек она не может...отворачивается. Я даже не дочитала, не интересно.
Затерянные во времени - Донован КейтGala
13.03.2014, 12.11





Меня интересуют романы с перемещением во времени. Читаю даже самые бредовые. Эта книга вошла в разряд "прочитать и забыть". Обосную моё мнение:во-первых, книга получилась незавершённой. то есть, цикл метаний из вашего времени в наше у героини будет продолжаться до седых волос.Ведь автор ясно даёт понять, что в определённый момент девушку будут возвращать обратно.Во-вторых, кроме похоти мне не удалось найти ни любви, ни нежности, ни красоты отношений. В-третьих, диалоги героев настолько непродуманны и скомканы, будто роман писался на скорую руку где-то в тряском автобусе.Очень много нестыковок и нагромождения нелепицы.Два с натяжкой.
Затерянные во времени - Донован КейтNatali
7.07.2014, 18.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100