Читать онлайн Охваченные страстью, автора - Донован Кейт, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охваченные страстью - Донован Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.58 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охваченные страстью - Донован Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охваченные страстью - Донован Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Кейт

Охваченные страстью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Эрика? Ты собираешься спать весь день? – нетерпеливым шепотом спрашивала Полли, толкая Эрику в плечо, укутанное теплым одеялом. – Разве ты не проголодалась? Дядя Шон говорит, что тебе надо поесть, пока не усилилось волнение на море, иначе ты потом не удержишь в животе ни кусочка.
Не открывая глаз, Эрика еще основательнее угнездилась в койке.
– Который час? Снаружи еще темно, Полли.
– Скоро полдень. А темно, потому что на море шторм.
– Господи!
Эрика поплотнее завернулась в рубашку Дэниела, прежде чем откинуть одеяло, сесть и протереть глаза. Шхуну качало на волнах, и это так славно убаюкало Эрику, что она и впрямь могла бы проспать весь день. Романтическая эскапада предыдущего вечера, несомненно, способствовала ее погружению в крепкий и безмятежный сон, но, как только воспоминания о пережитых часах вернулись к ней, Эрика вздохнула со смутным вожделением. Ах, если бы капитан Маккалем сам пришел разбудить ее…
Но ведь это она не велела ему приходить. И он, по своему обыкновению, поступил как джентльмен. Возможно, для него так легче… Эрика спохватилась, что совсем забыла о Полли, и улыбнулась девочке.
– Шторм, наверное, небольшой? Я даже грома не слышала.
– Не слышала? – Полли посмотрела на нее с недоверием. – Гремело всю ночь. И ты не слышала, как папа кричал на матросов?
– Твой папа не спал всю ночь?
– Никто не спал. Даже я вышла на палубу, но папа отправил меня назад в каюту.
– Вы все, должно быть, невероятно устали. Когда утихнет буря, свернете на время паруса и команда сможет поспать.
Полли весело рассмеялась над таким предположением.
– Когда буря утихнет, нам надо не спускать паруса, а поднимать их. Ты думаешь, мы могли плыть под парусами в такую погоду? Мы бы тогда пошли ко дну!
– Преклоняюсь перед вашим опытом, мисс капитан, – пошутила Эрика. – А что будет теперь?
– Папа и дядя Шон спорят о том, как лучше поступить. Дядя Шон считает, что надо держаться ближе к берегу, пока есть возможность пройти, а папа говорит, что надо перебороть шторм.
– Понятно, – сказала Эрика и спросила словно бы невзначай: – А какое у твоего папы настроение сегодня? Он ворчит из-за того, что не выспался?
Девочка помотала головой.
– Это дядя Шон ворчит, а папа веселый.
– Как это здорово! – восхитилась Эрика. – Сделай мне одолжение, детка, сходи и передай дяде Шону, что я просто умираю с голоду, ладно? Я только оденусь потеплее, умоюсь и присоединюсь к вам в штурманской рубке за чаем, как вчера.
– Они не хотят, чтобы ты выходила на палубу, – предупредила Полли. – Но если все-таки пойдешь, надень какую-нибудь папину куртку. И можешь не умываться – тебя дождь умоет.
– А я хотела попросить помощника кока, когда наступит затишье, приготовить мне ванну.
– Он сделает все, что ты захочешь, – заявила Полли. – Команда его дразнит, а он и внимания не обращает. Ему ужасно понравилась ты, одетая как принцесса, – добавила она лукаво.
– Это тебе урок на будущее, когда ты станешь капитаном собственного корабля. – Эрика ласково взъерошила волосы Полли. – Я вижу, ты хорошо пользовалась новой щеткой. Волосы стали мягкими и блестят, словно шелковые.
– Папа тоже так говорит. – Полли прикусила губу, немного подумала и добавила: – Я хочу стать настоящей леди и быть капитаном – вот чего я хочу.
– Значит ли это, что ты больше не станешь добираться до шхуны вплавь?
– Да. Папа тоже попросил меня больше так не делать. А просто плавать мне можно?
– Само собой! Я попрошу свою портниху сшить тебе что-нибудь для этой цели. Практичное и скромное. И плавай тогда в собственное удовольствие.
– А тебе она сошьет что-нибудь подходящее? Ты тогда сможешь плавать со мной и мальчиками, когда приедешь к нам в гости.
– В гости? – Эрика погладила девочку по щеке. – Думаю, я буду приезжать к вам в гости главным образом в Салем. Когда я была маленькой девочкой, мой отец обычно брал меня с собой в Ньюпорт, там прекрасный пляж. Мы с тобой съездим туда в ближайшее время. Хочешь? Мой друг Джек Райерсон отвезет нас… – Эрика вдруг замолчала, пораженная тем, что назвала Джека всего лишь другом. Неужели он для нее уже больше не нареченный? Неужели сердце приняло решение, пока она спала? Если так, то это и самонадеянно, и преждевременно. Джек Райерсон при всех его недостатках заслуживает лучшего отношения.
Эрика вспомнила, какое обещание дала себе перед сном – соблюдать дистанцию между собой и своим обаятельным любовником-моряком до тех пор, пока не примет твердого решения насчет Джека. Ее жених несравним с Дэниелом Маккалемом, в натуре которого столько страсти и стремления к риску. Да Джек в этом и не нуждается: он навсегда останется таким, какой он есть, – надежным, добросердечным, порой очень удачливым молодым предпринимателем, преданным своим сестрам и Эрике. Любая девушка была бы рада иметь такого нареченного.
И ведь было время, когда поцелуи Джека казались ей восхитительными и обещающими. Теперь-то она, правда, больше не верит, что такие поцелуи могли бы породить безоглядную страсть, легко возбуждаемую капитаном Маккалемом, но нет сомнения, что любовная близость с Джеком будет по-своему приятной. Остается лишь ответить на вопрос, можно ли восхищение и понимание считать любовью. Если нет, надо спокойно и мирно разойтись с Джеком при всем ее восхищении его достоинствами. А если это любовь, надо найти способ примирить Джека с ее неверностью.
Итак, в конечном счете Эрика не нуждалась в совете Рассела Брэддока насчет Джека Райерсона. А насчет Дэниела Маккалема? Тоже нет. Она будет с ним любезной, доброжелательной, но станет по возможности держаться на расстоянии. Эрика подозревала, что и сам капитан будет более чем счастлив вести себя так же.


К тому времени, как Эрика выбралась на палубу, команда старалась воспользоваться преимуществами долгожданного затишья, чтобы очистить палубу, закрепить получше снасти и тщательно проверить «Ночную звезду» от носа до кормы. Возле главной мачты возвышалась стройная фигура капитана Маккалема, который, запрокинув голову, пристально вглядывался в такелаж, словно отыскивая угрожающий, но трудноразличимый дефект в дереве. Два матроса поднялись на ванты и, ожидая указаний капитана, старались удержать равновесие. Когда капитан велел одному из матросов подняться на сигнальную площадку, Эрика с замиранием сердца наблюдала за поистине акробатическими трюками моряка: уцепившись одной рукой за линь, он на мгновение повис в воздухе почти перпендикулярно поверхности воды и быстро вскарабкался на узкую опору.
Удовлетворенный состоянием такелажа, капитан приказал развернуть марсели
type="note" l:href="#n_2">[2]
, и Эрика во все глаза смотрела, как, высвободившись, распахнулись во всю ширь и заполоскались на ветру огромные белоснежные полотнища! В ту же минуту «Ночная звезда» двинулась вперед, скользя по гребням волн, вздымавшихся порой выше восьми футов.
Завороженная, Эрика двинулась по направлению к носу корабля. Взгляд ее был прикован к горизонту, над которым виднелись бледно-голубые просветы в тех местах, где лучи солнца пробивались сквозь плотные серые груды облаков. Сильная рука ухватила ее за плечо и развернула в обратную сторону, а низкий знакомый голос произнес:
– Куда это вы направляетесь?
– Капитан… – Эрика подняла на него глаза, не зная, что она ожидала увидеть. Гордую улыбку того, кто, как он сам выразился, похитил ее лучшее сокровище? Печаль, вызванную тем, что он больше не будет обладать ею? Досаду или опасение, что она ищет его, чтобы прицепиться с вопросами?
Вместо всего этого Эрика увидела на его лице зеркальное отражение собственных чувств. Радость увидеться снова – в сочетании со страхом осознания, что происшедшее не повторится. Все кончено.
– Ну? – спросил он почти робко.
– Ну? – повторила Эрика, и оба рассмеялись. – Мне говорили, что я проспала грозу.
– У тебя на то были причины. – Дэниел легонько провел кончиком пальца по ее щеке. – Ты все-таки сердишься на меня?
– Нет, капитан. Ничуть.
Накатившая высокая волна подняла шхуну, и Эрику бросило прямо на капитана. Он удержал ее своими сильными руками и не отпустил даже после того, как она снова почувствовала себя уверенно стоящей на ногах. Эрика, удивленная и смущенная, подняла на Дэниела взгляд и хотела сделать ему выговор или, по крайней мере, напомнить об их уговоре, но вместо этого молча смотрела на мужественную красоту сурового лица.
Дэниел хотел поцеловать ее. Она догадалась об этом по выражению его глаз. Прямо здесь, на виду у команды он хотел подхватить ее и унести к себе в каюту для новых наслаждений. Единственное, что его удерживало, – это ее помолвка и ее любовь к Джеку Райерсону, которой, возможно, уже не существовало. Скажи она этому моряку, что именно так обстоит дело, и в одно мгновение она очутилась бы у него на руках.
Вместо этого Эрика проговорила мягко:
– Вам не мешало бы отдохнуть, до того как буря разыграется снова.
– Я как раз собираюсь это сделать. – Он помолчал и бросил небрежно: – Хочешь ко мне присоединиться?
Эрика задержалась с ответом всего на секунду.
– Звучит заманчиво, капитан, но, боюсь, это невозможно.
Дэниел стиснул челюсти, и Эрика поняла, что он старается удержать себя от дальнейшего разговора на эту тему, несомненно, подозревая, как и она сама, что в состоянии изменить ее настроение. Заманить к себе в каюту под каким-нибудь предлогом, а потом соблазнить сказками о пиратах и принцессах. Он мог прочесть в ее глазах желание, слабость, сожаление, и это смущало Эрику, но она не отвела взгляд. Им обоим нужно пройти через это – раз и навсегда. Скрепить печатью свою сделку.
– Полли тоже мало спала ночью, – сказал наконец Дэниел и убрал руки с ее талии. – Ты не могла бы присмотреть за ней сегодня? Девчонка удержу не знает, а палуба скользкая.
– Я за ней присмотрю, – пообещала Эрика. – И посоветую ей тоже подремать.
– Она не послушается.
– Теперь, когда ей в такой же степени хочется быть привлекательной девушкой, как и капитаном, это легко уладить. Я просто объясню ей, что делает нас красивее.
Дэниел снова погладил ее по щеке.
– Стоит посмотреть на тебя, чтобы убедиться, что это правда.
Потом Маккалем показал ей на помощника кока, который шел к трапу с подносом в руках, и посоветовал:
– Пойди поешь, пока море спокойное и ветер упал.
– Море спокойное и ветер упал? – Эрика расхохоталась. – Значит, я проспала настоящий ураган, если теперешнее море ты называешь спокойным!
– Прошлая ночь была всего лишь предупреждением. Я жду, что мы попадем под удар великолепного шквала сегодня во второй половине дня. Поэтому тебе и следует поесть сейчас. И постарайся оставаться в каюте по возможности весь день. Дел предстоит много, и команде вовсе ни к чему, чтобы под ногами путалась женщина, хотя бы и очень хорошенькая.
– Есть, капитан. Я постараюсь не попадаться на дороге у вашей милости.
– Я имел в виду только своих матросов, – возразил он с игривой улыбкой. – Мне ты можешь попадаться в любое время, когда захочешь.
Эрику развеселил этот безобидный флирт – средство уравновесить желаемое с действительным. Происходило почти то же, что до их сближения: помолвленная женщина и дерзкий обольститель. Или по крайней мере двое играющих эти роли.
– Вы даже забудете о том, что я на корабле, капитан, – заверила она его с притворно-высокомерным и тоже игривым смешком. – У меня меньше недели на то, чтобы научить вашу дочь вести себя как настоящая леди, и я давно уже не писала своей матери. Полагаю, что каждый час бодрствования я проведу у себя в каюте.
– Ну что ж…
Маккалем запрокинул голову и опять уставился на мачту. Эрика поняла, что он по-прежнему чем-то обеспокоен, хотя внешне вроде бы все было в порядке.
– Капитан, что вы разглядываете?
– Надо не столько разглядывать, сколько слушать. Что-то она скрипит не так, как ей положено. Наверное, ревнует, – подмигнув, добавил он. – Не привыкла к соперничеству.
– В таком случае спешу оставить вас наедине. И еще, капитан…
– Да?
– Будьте осторожны. И отдохните хоть немного.
Эрика поспешила уйти, не желая знать, как подействовали на него ее заботливые слова. Может, он и не заметил скрытого за ними теплого чувства. Если так, то спасибо шхуне за то, что отвлекла его. Не надо, чтобы Дэниел заподозрил, какой большой частью ее сердца он завладел.
Подойдя к трапу, Эрика оглянулась и увидела, что капитан уже полностью погрузился в свои заботы о такелаже. В эту минуту он сосредоточился на квадратном парусе, свободно провисшем оттого, что ловил не весь ветер. Дэниел что-то сделал с ним, и парус развернулся во всем своем великолепии.
«Он забудет о тебе через несколько недель, – сказала она себе. – Если повезет, то и ты о нем забудешь, когда окажешься дома, где одиночество Сары и пренебрежение Джека поглотят все твое внимание».
Эрика была бы рада прощальному, долгому и влюбленному, взгляду Дэниела, но понимала, что так лучше.
«На худой конец у тебя еще есть помощник кока», – философски напомнила она себе, снимая тяжелую шерстяную куртку капитана и подходя к накрытому столу в капитанской каюте. Юный обожатель Эрики взглянул на ее красивое желтое платье и, придя в весьма возбужденное состояние, засуетился возле нее.
Обещанный послеполуденный шквал ударил с такой яростной силой, что Эрика буквально испугалась за жизнь – свою и всех остальных. Строго приказав Полли оставаться вместе с ней в каюте, несмотря на то что девочка умоляла отпустить ее на палубу хотя бы на несколько минут, Эрика быстро перебрала в уме решения, принятые ею за последнее время. Все они, подумала она со страдальческим стоном, никуда не годятся. Каким-то образом все ее ошибки привели к теперешнему ужасному положению, и Эрика чувствовала свою вину.
Дверь каюты резко распахнулась, и Эрика была уже готова броситься в объятия Дэниела и тем самым совершить еще одну колоссальную ошибку. Но на пороге стоял не Дэниел, а Шон. Она поморщилась и попыталась удержаться в вертикальном положении, несмотря на сильную качку. Понизив голос, чтобы Полли ее не услышала, Эрика забросала Шона вопросами:
– Выдержит ли судно этот шквал? Нет ли опасности для матросов? Вам с Дэниелом удалось передохнуть перед штормом?
Старший помощник, не отвечая, обратился к Полли:
– Беги скорее к себе в каюту и собери свои вещи. Капитан велит тебе оставаться здесь до утра вместе с Эрикой.
– Но я хочу…
– Марш! – сердито рявкнул Шон. – И смотри, на палубу ни ногой, если понимаешь, что для тебя хорошо. Капитан клянется, что больше никогда не возьмет тебя с собой, если ты попадешься ему на глаза.
Девочка молча кивнула и выбежала.
– Шон, мы погибнем?
– Нет, худшее уже миновало. Вы только не отпускайте от себя малышку, тогда у нас хоть одной заботой будет меньше.
– Я так и сделаю. Обещаю вам. – Шон молча смотрел на нее, и Эрика догадалась, что ему нужно сказать ей что-то еще. – Вы чем-то расстроены? Я имею в виду – чем-то, кроме погоды?
– Я подумал, что вам следует знать – капитан решил пристать к берегу, пока вся эта заваруха не уляжется. По моему предложению, – добавил он многозначительно.
– Вот как?
– Я подумал, что так будет благоразумнее. Отстоимся в порту, а вы тем временем найдете судно, которое доставит вас прямо в Бостон, минуя Салем. Так удобнее для всех. Особенно для Райерсона.
– Это верно. – Эрика улыбнулась и обняла одной рукой помощника за шею – отчасти для того, чтобы увереннее держаться на ногах, но главным образом из-за охватившего ее теплого чувства к нему. – Знаете, мистер Линч, что мне в вас больше всего нравится?
– Что же?
– Когда я уйду с этой шхуны, а значит – из жизни капитана Маккалема, мне не придется беспокоиться о нем. Потому что я буду знать, что есть человек, который строго оберегает его интересы.
Шон очень внимательно вгляделся в нее.
– Что вы станете делать, когда покинете нас? Выйдете замуж за Райерсона?
– Я много думала об этом прошлой ночью.
– И что вы надумали?
– Мне пришло в голову, что если я не настолько люблю Джека, чтобы хранить ему верность, а он не настолько любит меня, чтобы приехать тогда, когда я в нем очень нуждалась, то нам лучше разорвать помолвку.
Ярость вспыхнула в зеленых глазах старшего помощника.
– Так я и знал!
– Не будьте таким нудным! Я просто поверить не могу, что прочила вас в мужья Саре. Или даже Бетси. Имеет ли она представление о том, насколько вы несправедливы? Вы пришли к заключению, что я намеренно стремлюсь разрушить жизнь капитана? Хочу встать на пути его любви к приключениям? Неужели вы думаете, что я могу уничтожить то, чем он привлек меня?
– Вы полюбили Дэнни?
– Могла бы полюбить, если бы не проявила осторожность. Но благодаря вашему предостережению я ее проявила. – Серьезный взгляд, устремленный на нее, вынудил Эрику покраснеть. – Ладно, я не была настолько осторожной, как следовало бы, но мне хотелось пережить приключение. Это плохо?
– Это опасно, Эрика.
– Опасно, быть может, для меня, но не для капитана, – твердо заверила его она. – Он сам говорит так – он может спокойно флиртовать со мной, потому что я помолвлена и не буду посягать на его свободу. И в этом он прав. И что самое главное, любовная интрига между мной и капитаном закончена. Я играла в опасную игру, но весь остаток нашего путешествия буду размышлять, как мне провести оставшуюся жизнь.
Впервые за время разговора тон помощника смягчился.
– Я сочувствую Райерсону, но вы заслуживаете лучшей доли. Вы красивая девушка, и у вас нежное сердце. Я рад, что вы не выйдете замуж за человека, который позволил вам убежать и не попытался спасти вас от самой себя.
– Кажется, я вечно буду гадать, что произошло бы, если бы он приехал за мной. Это сбивает с толку, – призналась она. – Я все спрашиваю себя… Ладно, оставим это. – Эрика ободряюще похлопала Шона по руке. – Не волнуйтесь. Я не собираюсь одомашнивать вашего друга.
Шон с облегчением рассмеялся и явно намеревался дать Эрике еще какой-то полезный совет, но грохот на палубе заставил его резко обернуться.
– Оставайтесь здесь. И не отпускайте Полли.
– Хорошо, – пообещала Эрика и вышла следом за ним в коридор, где они увидели Полли, уже собиравшуюся бежать к отцу.
– Полли Маккалем! Нужно, чтобы ты осталась со мной. Я умру от страха, если ты бросишь меня одну.
– И отец прикажет протащить тебя под килем
type="note" l:href="#n_3">[3]
, – шутя пригрозил Шон. – Так что береги Эрику, а когда шторм утихнет, я дам тебе подержать штурвал.
Он ушел, не слушая возражений Полли и предоставив обеим – ей и Эрике – с трепетом ожидать развития событий. С палубы доносился такой шум и крик, словно там вот-вот вспыхнет бунт, и один взгляд на лицо Полли подсказал Эрике, что ни девочка, ни она сама не смогут отвлечься от разыгрывающейся драмы.
– Я пойду и взгляну, что там, – не вытерпела наконец Эрика. – Меня-то он не накажет, как ты считаешь?
– Будь осторожна, – чуть не плакала Полли. – Не упади за борт.
– Вот уж о чем не мечтаю! – заявила Эрика, натягивая шерстяную куртку капитана и плотнее заворачиваясь в нее. – Я через минуту вернусь.
Куртка защищала ее тело, и все же Эрика не была готова к яростной атаке ледяных капель дождя и порывов сумасшедшего ветра, ударивших ей в лицо. Сквозь слепящую пелену она разглядела мечущихся по палубе матросов, а те немногие, кто не метался, словно вросли в мокрый настил и с каменными лицами смотрели на верхушку мачты, как это делал недавно Дэниел.
Не очень понимая ситуацию, Эрика последовала их примеру и тотчас увидела наполовину развернутый парус, который, видимо, зацепился за что-то в сложных переплетениях мокрых веревок. Она увидела также, как Дэниел послал наверх того же матроса, что и днем. Матрос был крепким, плотным парнем лет восемнадцати, не больше. Совсем мальчик, но, как видно, опытный и невероятно ловкий и проворный.
«Он самый подходящий человек для такой работы, – нервно твердила себе Эрика. – Он делает это по сотне раз в день».
Ветер швырнул ей в лицо целый каскад ледяных капель, и она живо представила, какой обстрел приходится выносить матросу. Как он может удерживать веревки, скользкие от воды и обжигающие ладони холодом? Как не соскальзывают с веревочных перекладин ноги, особенно сейчас, когда ему нужно перебраться на деревянную площадку?
К своему ужасу, Эрика точно предугадала беду. Юноша, ловко перехватывая веревки руками, поставил одну ногу на площадку, но в следующую секунду другая нога, которой он опирался на ванты, соскользнула. Бесконечно долгое мгновение казалось, что моряк вот-вот упадет на палубу и, конечно, разобьется насмерть. Эрика закричала – без всякой надежды, что крик ее будет услышан при таком реве ветра. Потом она увидела, как матрос одной рукой молниеносным движением схватил веревку, укрепился на своей позиции и уверенно повторил свой маневр.
Стараясь унять бурное сердцебиение, Эрика наблюдала, как мужественный юноша умело и успешно поднялся на площадку. Все люди на шхуне приветствовали его, а он помахал им с победной улыбкой на покрасневшем от холода и ветра лице.
Потом он полез еще выше. Эрика понимала, что падение с такой высоты убьет его. Между ним и опутанной веревками нок-реей не было никакой твердой опоры, и Эрика надеялась только на его опытность и умение, стараясь не думать о худшем. Пальцы у нее одеревенели от холода, и она удивлялась, как это моряки могут работать инструментами и вязать узлы в подобных условиях. Вот почему руки у Дэниела такие загрубелые. И такие сильные. Такие требовательные.
Эрика кинула быстрый взгляд на капитана. По выражению его лица она догадалась, что он мысленно помогает моряку безопасно добраться до нужного места и распутать петли, пока что-нибудь не сломалось или, что еще хуже, не рухнуло вниз, туда, где все они стояли. Каждый раз, как ветер принимался трепать запутавшийся парус, шхуна, как выражаются в таких случаях моряки, начинала беспорядочно «рыскать», и Эрика заподозрила, что опасность очень велика – судно стало уязвимым для резких порывов встречного ветра, несмотря на то что второй марсель был полностью развернут.
Когда матрос добрался до спутанных веревок, Эрика вздохнула с облегчением и снова посмотрела на Дэниела, но тот по-прежнему был глубоко сосредоточен, и она опять запрокинула голову – и именно в этот момент нок-рею с огромной силой развернуло в сторону матроса, ударив его. Уже в следующую секунду рея вернулась в прежнее положение. Но паренек явно растерялся, более того – ударился в панику; он ухватился за парусину и резко качнулся назад. Он непременно упал бы, однако его нога зацепилась за опору и матрос беспомощно повис, призывая на помощь криком, перекрывающим рев бури.
Три матроса кинулись к вантам, но Дэниел громовым окриком остановил их и сбросил с себя куртку. Потом он, к ужасу Эрики, выхватил из ножен на поясе нож и стиснул лезвие зубами. Насмерть перепуганная, Эрика бросилась к нему и успела схватить за руку до того, как он начал подъем.
– В-вы капитан, Дэниел! Пошлите кого-нибудь еще! Прошу вас…
Он ухватил ее свободной рукой за подбородок и поспешно бросил:
– Больше некого. Шон! Убери ее…
– Нет! – Эрика обняла его за шею и выпалила в самое ухо: – Я этого не вынесу! Обещай, что ты вернешься ко мне. Обещай, что будешь снова любить меня сегодня ночью.
– Забери же ее! – проревел капитан старшему помощнику и быстро добавил: – Ловлю тебя на слове, девочка.
И оттолкнул Эрику.
Шон решительно привлек ее к себе и ласково забормотал:
– С ним все будет хорошо, милая. Я видел много раз в былые времена, как он это делает.
– Но теперь он уже не худенький юноша! Как он проберется через всю эту путаницу?
Она высвободилась из рук Шона и беспомощно стояла и смотрела, как ловко, почти играючи Дэниел взбирается по вантам. Он достиг площадки, и прежде чем Эрика успела помолиться о его безопасности, Дэниел, с акробатической легкостью перебрасывая свое тело, уже стоял на месте. Эрика хотела подбодрить его, как все они сделали это для юноши-матроса, но лихого взмаха рукой от Дэниела не последовало – для этого просто не было времени. Вместо этого Дэниел полез выше и очень скоро добрался до матроса. Он схватил того за рубаху и поддерживал, пока не сумел надежно обнять за талию.
Только теперь Эрика сообразила, что парень больше не кричит и даже не двигается. Он был словно мертвый и ничем не помогал своему спасителю. Дэниел какое-то время, казалось, не мог справиться с инертной массой. Потом несколькими быстрыми, уверенными движениями перекинул тело через плечо и высвободил зацепившуюся за веревки, которые и спасли парню жизнь, ногу матроса.
Команда пришла в неистовство от восторга, все громко кричали и яростно аплодировали окоченелыми руками. Шон отправил двух матросов наверх, на площадку, чтобы там они встретили Дэниела и приняли у него потерявшего сознание товарища.
Глаза у Эрики наполнились слезами облегчения, она радостно обняла Шона, бормоча:
– С ним все в порядке, правда?
– Само собой, – успокоил ее Шон и повернулся к кому-то из стоявших рядом: – Отнесите его в мою каюту и укутайте потеплее, пока я не приду и не займусь им. А ты что тут делаешь? – Он грозно вытаращил глаза, глядя словно бы сквозь Эрику. – Помнится, я велел тебе сидеть и не высовываться. А ну-ка иди сюда!
Выскочив из-за спины Эрики, Полли подбежала к Шону и повисла у него на шее, обхватив ее своими тонкими ручонками.
– Ты видел папу? Я боялась, что он упадет, но он не упал.
– Долго тебе пришлось бы ждать, чтобы твой папа упал, – от всей души заверил девочку Шон.
– Возблагодарим Господа, – со вздохом проговорила Эрика, опускаясь коленями на мокрые доски настила. – Так ты все видела? Наверное, испугалась до смерти. – Она обратилась к Шону: – Мой отец был врачом. Я научилась от него не слишком многому, но мне нравится помогать раненым.
– Так идите к пострадавшему, – обрадовался Шон, – а мы с Дэнни присоединимся к вам, как только он закончит дело. Идите, идите. Они уже спускают О'Рурка вниз, и ему нужна помощь. Сделайте что можете, а о Дэнни не тревожьтесь, он рожден для таких передряг.
Эрика поспешила туда, где два матроса укутывали одеялами своего пострадавшего товарища.
– Матрос? – обратилась Эрика к нему. – Вы меня слышите?
Тот поднял на нее затуманенный взгляд и кивнул.
– Как вас зовут?
– Зовут? – Он помолчал, потом произнес с вопросительной интонацией: – О'Рурк? Да, так. Майкл О'Рурк.
– Вы можете двигать ногами, Майкл О'Рурк?
– Да.
– А шеей?
– Да.
Он подвигал головой из стороны в сторону и поморщился от боли.
– Хорошо. И я собственными глазами вижу, что ваше мужественное лицо не пострадало, так что все в порядке. – Улыбнувшись Майклу, Эрика велела его товарищам: – Отнесите его поскорее в каюту. Старайтесь, чтобы спина и шея у него по возможности оставались неподвижными, пока я не осмотрю его как следует.
– Да, мисс, – хором ответили оба.
Хотя ветер ярился по-прежнему, Эрика почувствовала, что шхуна держится ровнее. Даже не взглянув на капитана, еще не спустившегося на палубу, девушка поняла, что он высвободил парус и тот развернулся в полную ширь, больше не угрожая бедой.
Подойдя к Шону и Полли, Эрика повысила голос, чтобы ее услышали сквозь вой ветра, и сказала с гордостью и восхищением:
– Он сделал это, Шон! Вы правы – капитан рожден для таких передряг.
– Да. Помните это, – сурово произнес Шон, а потом, к удивлению Эрики, заключил ее в свои медвежьи объятия. – Что же вы делаете, Эрика? Сказали, что у вас с ним все кончено, а это не так.
– Я просто не в силах дать ему уйти… – начала она, но тут же запнулась и продолжала смущенно: – Хотя рано или поздно так и будет, но только не сегодня, Шон. Хорошо?
– Я опасался за него, но теперь тревожусь за вас, – очень тихо сказал Шон, касаясь губами волос Эрики.
– Эт-то что такое? – прогремел голос Дэниела. – Бунт на корабле?
Эрика высвободилась из объятий Шона и повернулась к капитану.
– Вы были на высоте, капитан. Вы спасли жизнь этому мальчику.
– Это всего лишь справедливо, – пожав плечами, возразил Маккалем. – Ведь это я отправил его наверх. – Он взял Полли на руки и добавил: – Значит, ты все видела, и в следующий раз я отправлю наверх тебя.
Полли засмеялась и крепко прижалась к груди отца.
– Ты самый храбрый из всех, папа.
– Все это моя вина, – проворчал Шон, обращаясь скорее к себе самому. – Это я посоветовал развернуть треклятый парус – хотел выиграть немного времени до того, как ударит шквал.
– А я глупец, что послушал тебя, – возразил Дэниел, – так что мы квиты. Как там О'Рурк?
– Эрика предложила поухаживать за ним.
– Правда?
– Мой отец был врачом. И я… – Она покраснела, встретив его благодарный взгляд. – Мне пора идти. Извините меня, капитан. – Несмотря на качку, Эрика умудрилась сделать реверанс. – Увижу ли я вас за обедом?
– Жду встречи с нетерпением, – усмехнулся он.
– И я тоже, – осмелилась признаться она, повернулась и быстро ушла.
Убедившись, что О'Рурк устроен удобно и спокойно отдыхает, Эрика поспешила к себе в каюту и переоделась в сухое, а потом вернулась к своему пациенту. Она обрадовалась, увидев, что он мирно спит. Мысль о том, что этот человек совсем недавно находился на волосок от смерти, внушала ей почти благоговейный страх. Странно, что он вообще смог уснуть. Еще до того, как погрузиться в дрему, он успел сказать ей, что больше всего озабочен тем, как бы не утратить доверия капитана.
– Вы говорите так, словно вам не терпится забраться туда еще раз и повозиться с этими ужасными веревками, – сердито ответила на это Эрика.
О'Рурк улыбнулся, преодолевая боль.
– Какой смысл жить, не имея возможности подняться на реи?
– Это почти в точности слова капитана Маккалема.
– Для меня это звучит словно высшая похвала, мисс Эрика. Я только надеюсь, что капитан не сочтет меня бесполезным.
– Он едва не лишил вас жизни, посылая на мачту. Быть может, для вас и это нечто вроде высшей похвалы?
– Да, самая высокая, какую мне когда-либо воздавали.
Эрика понимала, что чувствует этот юноша, потому что высший комплимент, услышанный ею от мужчины, исходил тоже от капитана Маккалема. С невеселой усмешкой она была вынуждена признать, что на этом корабле она узнала много нового для себя и о жизни, и о мужчинах.
До этого разговора возле постели Майкла О'Рурка Эрика, несмотря на все советы и сведения, полученные от Шона, не до конца представляла себе, насколько море может завладеть человеком. Ей казалось, что все моряки похожи на Шона: море влечет их к себе, они любят его, но не одержимы страстью постичь его полностью, во всех проявлениях. Теперь же она столкнулась с мистической одержимостью морем у О'Рурка и Маккалема. Эрика понимала, что таких людей немного. Остальным, пусть даже героям, это недоступно.
Еще Эрика отметила, что ее совсем не тянуло к Майклу О'Рурку, и она посчитала это окончательным доводом в пользу того, что она вообще не любила бедного Джека Райерсона. Во время плавания на «Бесстрашном» Эрика замечала каждого красивого моряка. Было на корабле и несколько привлекательных мужчин-пассажиров, она и на их счет строила многообещающие фантастические предположения – без малейшего намерения воплощать эти фантазии в жизнь. Так у нее бывало всегда. Именно поэтому она и считала себя обладательницей бабушкиного наследства. Эрика могла влюбиться, порой на краткий миг, в любого представительного мужчину, который, приветствуя ее, слегка коснулся своей шляпы.
А теперь для нее существовал только Дэниел Маккалем. Она не могла представить себе чье-то другое прикосновение, другой голос, другую постель. Когда она видела напряженные мускулы какого-то моряка, ее тянуло к Дэниелу. Каждый раз, когда помощник кока краснел, или Шон ее поддразнивал, или О'Рурк бормотал что-то сквозь сон, ей хотелось подбежать к Дэниелу и броситься к нему в объятия. Все другие мужчины, все ее мысли о них были подготовкой к тому чувству, которое вспыхнуло в ней, едва Дэниел Маккалем вошел в ее жизнь.
Даже Джек Райерсон оказался чем-то вроде романтической репетиции, позволившей Эрике вообразить себя замужней женщиной, хозяйкой большого дома, в котором она обитает вместе с милыми ее сердцу золовками и устраивает бесконечное количество приемов. Эта репетиция исподволь позволила ей определить, может ли подобная жизнь полностью удовлетворить ее. И Эрика предпочла убежать от этой жизни просто потому, что она не принесла бы ей счастья.
«Это парадокс, – размышляла Эрика. – Я хочу выйти замуж за человека, который может быть счастливым, только если он не женат! Мне, как постоянно твердил Джек, невозможно угодить».
– Как чувствует себя наш пациент?
– Ох! – Эрика обернулась и увидела перед собой смеющиеся глаза Дэниела. – Я не слышала, как вы вошли.
– Вы грезили наяву. Если не обо мне, а о ком-то другом, я должен буду его убить.
– О вас, – заверила Эрика. – Вы сегодня были таким смелым, капитан. У меня просто дух захватило.
– Это я и хотел услышать.
Он поднял ее на ноги, обнял, с нежностью припал губами к ее губам, а потом раздвинул их языком и коснулся ее языка. Эрика обняла Дэниела за шею и наслаждалась каждым прикосновением его рук. Он гладил ее бедра и ягодицы, тронул ее грудь, и Эрика прошептала:
– Не здесь, капитан. О'Рурк может проснуться.
– Я велю помощнику кока посидеть возле него, – предложил Дэниел. – Ты придешь ко мне в каюту? Прямо сейчас?
– Да, да! – откликнулась Эрика с дерзким озорством. – Ведь я живу лишь для того, чтобы исполнять ваши приказы, капитан, даже весьма опасные.
– Так поторопись, – сказал он и отпустил ее, наградив легким шлепком, после чего отправился за поваренком.
Эрика подождала, пока ее щеки немного остынут, потом наклонилась над О'Рурком, чтобы убедиться, что он проспал любовную интерлюдию. С облегчением услышав ровное, глубокое дыхание, она осторожно поправила одеяло и обратилась мыслями к ожидающим ее любовным ласкам.
Эрика ненадолго задержалась у себя в каюте, расчесала волосы и вытряхнула на себя из маленького флакончика остаток духов, которые привезла с собой на предмет соблазнения Джека. Она вновь вспыхнула жарким румянцем, обнаружив в ногах кровати одолженную ей Дэниелом рубашку: видимо, это поваренок, так аккуратно свернув, положил ее на постель.
Догадывался ли он об их отношениях? Разумеется, догадывался. Вся команда знает теперь, что она возлюбленная их капитана; уже одно то, как она бросилась к нему в объятия, когда он собирался лезть на мачту, сказало им все что надо. Эрика сомневалась, что это был первый раз, когда Дэниел взял с собой на корабль женщину, которая согревала ему постель. И само собой, не последний.
– А мне все равно, – сказала она, приподнимаясь на цыпочки, чтобы в последний раз посмотреть на себя в маленькое зеркало, прикрепленное к двери. – Эта любовная история в своем роде великолепна. И никто не убедит меня в обратном. Капитан будет вспоминать о ней с нежностью, и я тоже.
Эрика высунула голову в дверь, чтобы убедиться, что коридор пуст, быстро пересекла его и негромко постучалась в дверь каюты Дэниела. Никто не ответил, и тогда она толкнула дверь, вошла в каюту и оказалась там наедине с воспоминаниями о том, как Дэниел внес ее сюда на своих сильных руках, опустил на кровать и ласкал страстно и нежно.
Дрожа от возбуждения, Эрика положила его рубашку на комод. Потом, бросив взгляд на закрытую дверь, сняла с себя желтое платье и нижнее белье и накинула вместо своей одежды эту рубашку из тонкого, мягкого муслина. Поступок дерзкий, она это понимала, но ей хотелось воспламенить Дэниела, хотелось, чтобы их обнаженные тела соприкасались без ненужных помех.
Однако ничем не прикрытые ноги Эрики мерзли, и она осторожно отвернула покрывало. «Увидев меня в постели, Дэниел возбудится еще сильнее», – решила она и едва успела устроиться на мягком, теплом ложе, как дверь распахнулась и капитан-пират ворвался в каюту.
Опытный взгляд Дэниела сразу заметил сброшенную в беспорядке на пол возле комода одежду Эрики. Капитан улыбнулся в радостном предвкушении.
– Позволь мне посмотреть на тебя.
– Нет уж, позволь мне посмотреть на тебя, – возразила Эрика.
– Кто отдает здесь приказы?
Эрика весело засмеялась.
– Мне надоело играть в пирата и принцессу. Давай лучше так: я буду королевой, а ты – моим преданным рыцарем, давшим клятву защищать мою честь и жизнь. Ты знаешь, что ты сделал сегодня? Своим героизмом ты спас всех нас. Я склонна вознаградить тебя, если ты будешь вести себя почтительно.
– Если я буду вести себя почтительно, то никакого вознаграждения скорее всего не получится, – предостерег он.
– Ты так уверен в этом? – Эрика, завернувшись в одеяло, встала в постели на колени и жестом показана Дэниелу, чтобы он подошел к ней. – Иди сюда и слушай мои повеления. Заверяю тебя, что ты получишь удовольствие.
Пожав плечами, Дэниел подошел к ней и остановился так, что губы их почти соприкасались.
– Что прикажет миледи?
Эрика облизнула губы и улыбнулась.
– Хочу, чтобы вы поцеловали меня. – Дэниел протянул руки к ее талии, но Эрика отстранила их. – Только поцелуй, сэр. Нежный. И немедленно.
Дэниел поморщился, но кивнул и слегка коснулся губами ее губ, потом прижался крепче, но поцелуй оставался нежным.
– Это было прекрасно, сэр, – откинувшись назад, со вздохом произнесла Эрика. – Я верю, что вы способны доставить мне наслаждение. А теперь… – она с величайшим пренебрежением показала на его рубашку и брюки, – снимите с себя эти ужасные лохмотья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Охваченные страстью - Донован Кейт

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Охваченные страстью - Донован Кейт



Мне очень понравился.
Охваченные страстью - Донован Кейткатя
6.10.2013, 15.25





Восхитительнейший роман,буду читать его уже 5 или 6 раз и все равно интересно
Охваченные страстью - Донован КейтКсения
4.06.2015, 1.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100