Читать онлайн Охваченные страстью, автора - Донован Кейт, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охваченные страстью - Донован Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.58 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охваченные страстью - Донован Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охваченные страстью - Донован Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Кейт

Охваченные страстью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

«Спите крепко, если сможете…»
Прощальное пожелание Маккалема стало истинно пророческим, и когда Эрика наконец умудрилась задремать, сон ее был некрепким и беспокойным. Где-то среди ночи она решила, что самое лучшее покончить с этим. Она чувствовала себя прискорбно неверной Джеку, даже вопреки своей относительной нетронутости, но у нее не нашлось счастливых воспоминаний, которые уравновесили бы неприятные, позволившие капитану Маккалему подчинить ее своему обаянию.
Эрика думала, что утром Дэниел станет ворчать и жаловаться, так что она сможет вести себя с ним холодно и неприязненно. Но он держался сердечно и спокойно, и Эрика решила, что вчерашний эпизод не произвел на него никакого впечатления. Чувствуя себя в его глазах ненужной помехой, Эрика бродила без цели по дому и пляжу, в то время как капитан и его старший помощник играли с близнецами или перетаскивали тяжелую мебель по лестницам на верхние балконы, окружающие жилые комнаты дома по всему его периметру.
– Дэниел уверяет, что скоро пойдут дожди, – объяснила Абигайль. – Через месяц или даже раньше. Случается, что остров затопляет, и лучше заранее перенести все наверх, открыть двери и ставни и переждать, пока все закончится.
– О Боже!
– Если возникает угроза, что вода поднимется на фут или два, я с детьми перебираюсь на несколько дней на какой-нибудь большой остров, чаще всего на Кубу. Я, честно говоря, жду этого с нетерпением, потому что это одна из немногих возможностей приобщиться к светской жизни. – Она мягко улыбнулась и добавила: – Как мне приятно, что вы здесь, Эрика. Поневоле порадуешься, что Дэниел такой упрямый.
– Что вы имеете в виду?
– Понадобится по крайней мере несколько недель, чтобы убедить Дэниела жениться на Саре, а я тем временем буду пользоваться вашим обществом. Я полагаю, ваш жених не намерен был отпускать вас больше чем на неделю или две, но ведь он не знал, что такое Дэниел и каким он может быть.
– Никто из нас не знал, – задумчиво протянула Эрика. – Что же касается его женитьбы на Саре, то я не уверена, что уговорю капитана.
– Чепуха! Он просто на удивление доверяет вашему суждению. Понадобилось всего два дня, чтобы он согласился позволить мальчикам плавать и уговорил Полли вести себя как леди, а не как мальчишка-сорванец. Я бы этому не поверила, если бы не слышала собственными ушами.
– Он говорил с ней?
– После завтрака. Вам бы его послушать. Это было прямо-таки трогательно. Словно бы Дэниел впервые увидел в ней девочку, а не только ребенка.
– А как Полли воспринимала это?
– Я считаю, что она была и смущена, и польщена одновременно. Во всяком случае, Дэниел убеждал ее слушаться вас в ближайшие несколько дней и принимать ваши советы, и она согласилась.
– Должна признаться, что я сама смущена и польщена. Это были такие странные, необычные дни. – Эрика накрутила на палец прядь волос. – В прошлую ночь… да, в прошлую ночь я подумала, что, быть может, напрасно приехала сюда. Но вроде бы все обернулось к лучшему.
– Мы все неважно спали прошлой ночью из-за духоты, – пояснила Абигайль. – Так всегда бывает перед штормом – зеленоватая дымка в воздухе и ни ветерка.
– Это вас не пугает?
– Нет. Дэниел уверяет, что это будет лишь короткий шквал. Мы привыкли к такой жизни, Эрика. В известном смысле здесь чувствуешь себя спокойнее, чем где бы то ни было. Именно поэтому Дэниел хочет, чтобы дети жили на острове, а не в Салеме.
– Но я думаю, им стоит находиться в Салеме хотя бы часть года.
– Вот как?
– Да. Я изменила мнение на этот счет и намерена поговорить с капитаном. Собиралась сделать это прошлым вечером, но…
– Полли вам помешала? – Абигайль рассмеялась. – Я побранила ее за это, но она способна часами слушать рассказы Дэниела и просто обожает их. Этот его приезд самый приятный из всех, какие я помню. Мы все так благодарны вам, Эрика. Если вы и в самом деле убедите его перевезти нас в Салем…
– Я сделаю такую попытку. И больше не стану упоминать о Саре. Я уже не верю, что они подходящая пара, Абби. Надеюсь, что вы согласитесь со мной.
Абигайль взглянула на нее не без лукавства.
– Вам самой он понравился, верно?
– Не смешите меня. Я всего лишь считаю, что ему не нужна другая жена. Есть мужчины, предназначенные для брака, – мой жених, например. А Дэниел Маккалем не из таких. – Она помолчала и добавила: – Я сказала капитану вчера вечером, что мой жених приедет за мной через день или два. Он говорил вам об этом?
– Нет.
– Жалею, что скрыла это от вас. Я хотела, чтобы это стало нашим романтическим воссоединением – тайным и глубоко личным, – и потому ни с кем не делилась подробностями, но теперь это необходимо сделать. Надо, чтобы вы поняли, почему я продлила свой визит, хотя уже и не настаиваю, чтобы капитан женился на Саре.
– Да, это романтично, – спокойно согласилась Абигайль.
Тем не менее она была явно разочарована, и Эрика поняла, что Абигайль заметила их с капитаном взаимное притяжение. Если бы она только знала, как им повезло, что это всего лишь мимолетное увлечение, объясняющее несчастным расположением Эрики к флирту и соблазнам и естественной склонностью моряка к обладанию женщиной, которая этого хочет.
– Когда вы познакомитесь с Джеком, вы поймете, за что я его люблю. Он красив и обаятелен, терпелив и добр. Он хочет жениться на мне и обзавестись дюжиной ребятишек, хочет жить в доме, построенном его отцом, а больше ничего ему не требуется. Я могу на него положиться, Абби. И он тоже мог на меня полагаться, пока я не удрала из дома, чтобы найти мужа Саре.
– Так все это время?… – Абигайль осеклась и грустно улыбнулась. – Значит, вот почему вы все время смотрите на море? Вы ждете Джека?
– Да. А вы что думали?
– Это не имеет значения, – пожав плечами, ответила пожилая женщина. – Самое главное, что вы любите Джека и что он скоро будет здесь. Я рада за вас, Эрика. И это к лучшему, что Дэниела здесь не будет. Его присутствие могло бы осложнить положение, а это ни к чему.
Эрика прикусила губу.
– Капитан уезжает?
– А как вы думаете, зачем он переносил мебель? Он сейчас на берегу, отправляет Шона заранее в Гавану собрать команду… Эрика! Куда вы?
Эрика была уже у двери, но остановилась, чтобы объяснить:
– Он не должен уезжать из-за меня. Дети так радуются его присутствию. И шторм надвигается, вы же сами мне сказали. Извините меня, Абби, но я должна поговорить с ним.
– Эрика, подождите!
Не обратив внимания на умоляющий вопль Абигайль, Эрика выскочила за дверь и добежала до берега как раз вовремя, чтобы успеть увидеть красивую парусную шлюпку, плывущую уже на некотором расстоянии от «Ночной звезды» по направлению к востоку. На деревянной площадке у берега стоял и пристально следил за удаляющимися парусами не кто иной, как Дэниел Маккалем.
– Капитан!
Он обернулся; выражение его лица не изменилось.
– Что-нибудь не так?
– Абби говорит, что вы уезжаете. – Эрике пришлось отдышаться, прежде чем продолжать. – Это из-за меня? Но вы не должны прерывать свое пребывание дома из-за моего… моего скверного поведения. Дети так радуются вам.
– Никакого скверного поведения не было, к сожалению.
– Вот как? – Эрика поморщилась. – Но вы уезжаете потому, что я мешаю вам? Если это так, то уехать должна я, а не вы. Пожалуйста, капитан! Может, вы передумаете?
– А как же насчет вашего романтического воссоединения с Райерсоном?
Эрика снова поморщилась.
– Нет необходимости, чтобы оно состоялось здесь. Я думаю, он, как и я, сначала прибудет в Кингстон… или на Кубу. Я оставлю для него сообщение, где меня искать. И готова уехать прямо сегодня.
– Да? – Синие глаза Дэниела оставались холодными. – Вы решили покончить со сватовством? Поняли, что я не достоин вашей подруги?
– Конечно, нет! Как можно говорить такое?
– Значит, виной тому прошедшая ночь?
– Прошедшей ночью ничего не произошло, – возразила Эрика с пренебрежительным фырканьем.
Некий намек на улыбку наконец тронул его губы.
– Не напоминайте мне.
– Несвоевременное появление Полли было, с вашей точки зрения, неудачным. А мне оно кажется поистине даром богов. Я хотела бы забыть об этом, капитан Маккалем. Джек не явился сюда так скоро, как мне бы хотелось, а я не была ему настолько верна, как следовало бы, но когда он, наконец, приедет, я предстану перед ним относительно нетронутой, и мы осуществим нашу романтическую встречу. Это все, чего я сейчас хочу.
– И не хотите, чтобы я женился на Саре?
– Совершенно верно.
– И вам больше не хочется целовать меня?
– Да, это так.
– Но вы таким образом останетесь в неведении.
Эрика не удержалась от смеха.
– Постараюсь как-нибудь пережить это огорчение.
Дэниел покачал головой.
– Что ж, пусть так и будет, но я должен уехать. Мужчине не выдержать подобную пытку. – Прежде чем она успела возразить, он ласково погладил ее по щеке и проговорил: – Мне пора уезжать, Эрика. Мои люди будут беспокоиться. А вы оставайтесь сколько хотите. Устройте себе романтическое рандеву с Райерсоном на пляже при лунном свете. Обстоятельства те же, – негромко произнес он, – только роль пирата сыграет другой мужчина.
– Это не та роль, которую Джек мог бы сыграть, – со вздохом сказала Эрика, но поспешила добавить: – Да ему это и не требуется.
– Вы совершенно непостижимая девушка, – пожаловался Дэниел. – Хотите получить совет?
– Я предпочла бы обменяться советами – Эрика улыбнулась, надеясь, что вид у нее при этом бодрый и уверенный. – Позвольте мне начать и сообщить вам, что я допустила ошибку, пытаясь сосватать вас и Сару. Не потому, что вы не можете быть хорошим мужем – вы уже доказали, что можете. Это нечто совершенно другое. То, что я узнала и оценила в вас.
– Вечно я не могу понять ни слова из того, что вы говорите, – грустно заметил Дэниел. – Что на этот раз у вас на уме?
Эрика вспыхнула.
– Я всего лишь пытаюсь объяснить вам, почему я против брака Сары с вами. Я поняла, что вы были правы. Вам не нужна другая жена.
– Вот как?
– Вам нужно больше свободы.
Этот ответ явно удивил его.
– Свободы от чего?
– От ответственности, разумеется.
– О чем это вы толкуете? – вскипел он. – Когда это я уходил от ответственности и поворачивался спиной к своим обязанностям?
– Никогда, – поспешила заверить его Эрика. – Именно поэтому вам и не нужна еще большая нагрузка.
– Ясно. – Дэниел кивнул. – Продолжайте.
– Если я продолжу, вы обещаете не откусить мне голову?
Дэниел кивнул еще раз.
– Я считаю, что вы должны пойти на компромисс с Абигайль. Она могла бы оставаться с детьми на острове зимой, а летом они жили бы с ней в Салеме. Там в это время чудесно, и они будут в безопасности от штормов.
– Эрика…
– Позвольте мне закончить. Вы сможете предпринимать более длительные выходы в море. Дети, конечно, будут скучать без вас, но вы, в свою очередь, получите возможность оставаться с ними подольше между плаваниями, а это им понравится. Полли сможет путешествовать с вами, только ей придется брать с собой учебники и одеваться подобающим образом. Само собой, когда она повзрослеет, то будет больше времени проводить в Салеме. Я бы навещала ее, и она могла бы приезжать ко мне в Бостон, где я знакомила бы ее с юношами и девушками из хороших семей.
Дэниел положил свои большие загрубевшие руки Эрике на бедра.
– Ну и к чему вы клоните?
– Я клоню к тому, что вам надо повидать мир. – Она совершенно невинно обняла его за шею. – Разве вы не понимаете, капитан? Мне предстоит чудесное приключение – выйти замуж за Джека. И я хочу приключений для вас. Но брак для вас уже не приключение, во всяком случае, он не будет чем-то неизведанным. Вы через это прошли. Теперь вам надо повидать белый свет. Поплавать по морям. Посетить неизвестные и экзотические страны. Вот чего я хочу для вас.
– Почему? – спросил он хриплым от волнения голосом.
– А почему бы и нет? – Эрика поцеловала его в щеку. – Может, стоит над этим задуматься?
– Лучше я подумаю о вас, – проворчал он. – О неисправимой любительнице вмешиваться в чужие дела.
Обиженная и смущенная, Эрика отшатнулась от него, но Маккалем снова притянул ее к себе.
– Не будь вы такой красивой, один из нас уже придушил бы вас к этому времени.
– Кто это «один из нас»?
– Райерсон или я, – пояснил он. – Ну а теперь мой черед дать совет вам.
– Какой же?
– Когда он приедет, то непременно спросит, не тронул ли я вас. Скажите ему, что нет.
– Вы хотите, чтобы я лгала любимому человеку? Тому, с кем я проведу остаток жизни?
– Именно это я и хочу сказать. – Дэниел наклонился к ней и быстро провел губами по ее губам. – Не говорите ему и об этом тоже.
Эрика поспешила высвободиться из его объятий.
– Что подумают ваши дети? Целовать меня средь бела дня! Лучше пойдите и попрощайтесь с ними. И прекратите все эти глупости.
– Эти глупости для меня большая честь, мисс Лейн.
Эрика прикусила губу.
– Вы можете быть таким романтичным, капитан. У меня даже возникает желание, чтобы вы и Сара нашли счастье друг в друге, но… – Она задумчиво посмотрела на него. – Ведь вы не из тех, кому нужен брак, верно?
– Достаточно верно.
– Ну что ж. – Эрика отступила на шаг и посмотрела на «Ночную звезду». – Когда вы отплываете?
– Шон отправился собирать команду. Когда он вернется на той маленькой парусной шлюпке, которую вы видели, мы отчалим.
– На маленькой парусной шлюпке? Вы имеете в виду баркас?
– Вы выражаетесь как заправский моряк. Но в данном случае надо бы сказать «тендер» или «однопарусная яхта».
– Вот оно что. Понятно.
– Шон попросил меня попрощаться с вами за него. И кое-что передать вам.
– Да?
– Он последует вашему совету насчет его будущего. Полагаю, вы не скажете мне, о чем речь.
Эрика не удержалась от улыбки при мысли о том, что Шон женится на загадочной Бетси.
– Вы очень скоро узнаете это сами, капитан. Скажу только, что ему не угрожает опасность жениться на племяннице Абигайль.
Дэниел по привычке склонил голову набок.
– Примерно то же Шон сообщил и мне.
– Значит, это истинная правда, верно?
Дэниел помолчал, потом спросил осторожно:
– Вы не хотите, чтобы я остался? На тот случай, если Райерсон не сможет…
– Не говорите глупостей! – перебила его Эрика. – Если бы вы его знали, то не усомнились бы в нем. Джек обязательно объявится здесь. Предварительно он договорится о наиболее выгодной оплате рейса, по пути может заняться делами, но, в конце концов, прибудет за мной. Эти два его свойства – практичность и терпение – и привязывают меня к нему, и вызывают желание заорать от злости. Но он хороший человек, капитан, и по-настоящему меня любит. Если вам необходимо уехать, так и поступайте.
– Я хотел бы сделать еще один рейс в Новую Англию до начала сезона штормов, – признался Дэниел. – Поздновато, конечно, но, если нет причин оставаться, я предпочел бы отплыть.
«Нет причин оставаться», то есть, иными словами, нет шанса поцеловать ее еще хоть раз. С одной стороны, это лестно, но с другой – даже к лучшему, что капитан уедет до появления Джека. И Эрика согласилась:
– Успеха вам, капитан Маккалем, и благослови вас Бог.
Кажется, он удивился, но почти тотчас пожал плечами и попрощался, пожелав Эрике счастливого замужества. Резко повернулся и зашагал к дому. Эрика уселась на песок и попыталась не думать о грубом моряке, а обратиться всеми мыслями к своему нареченному, который мог прибыть в любую минуту. «Вспомни о первом поцелуе Джека, – твердила она себе. – Вспомни, что он сказал тебе тогда. Что ты самая красивая девушка из всех, кого он знал. Что он ждал тебя всю свою жизнь. Разве это не более важно, чем глупые фантазии о пиратах в обществе самоуверенного морского бродяги?»
Это и в самом деле было так, потому что Эрика хотела стать центром существования любимого мужчины, смыслом его жизни – и она могла стать таким центром для Джека. Ведь это лишь кажется, что он ценит свои вложения выше своей помолвки, она-то понимает, что это неправда. Джек старается преуспеть в бизнесе для того, чтобы обеспечить достойную жизнь своей семье – Эрике, своим сестрам и собственным будущим детям. Чего еще может желать девушка.
«Ты можешь попросить у него немного романтики, и он научится давать ее тебе», – решила она со свойственной ей смелостью суждений. «Урок номер один» уже принес свои плоды, и Джек Райерсон мчится на всех парах или на всех парусах к далекому прекрасному острову, на котором он либо соблазнит сам, либо будет соблазнен девушкой своей мечты.
Из-за необходимости сосредоточиться на Джеке Эрика избегала капитана – вопреки своему желанию присутствовать при его общении с детьми перед отплытием. Каким бы привлекательным и трогательным ни было прощание, оно ее отвлечет, а ей не следовало этого допускать. Когда она закрывала глаза, в ее воображении ясно всплывало красивое лицо Джека и Эрика почти чувствовала, как он касается губами ее щеки или шеи. И уж конечно, сейчас ей было абсолютно ни к чему пронзительно-живое воспоминание о сцене на берегу, когда губы капитана прикасались к ее щекам и он смотрел на нее не просто ласково…
Тем не менее когда Шон вернулся на маленькой красивой яхточке и Дэниел вброд направился к ней, чтобы подняться на борт, Эрике ужасно захотелось подбежать к нему – в последний раз, чтобы только повторить свои советы, не более. «Позвольте Абби увезти детей в Салем… Поплавайте по всему миру, посетите экзотические страны…» И разумеется, чтобы сказать Шону: «Женитесь на Бетси».
«Оставь их в покое, Эрика», – мудро приказала она себе, глядя на то, как мужчины переговариваются. Но тут, к ее удивлению, капитан покинул яхту и вернулся на берег. Остановился и посмотрел на окна ее комнаты взглядом, какого она ни разу не замечала у него прежде. Недоуменным. Нерешительным. Лишенным той уверенности в себе, которую Эрика считала неотъемлемым свойством дерзкого моряка.
Внезапно ей пришло в голову, что он, быть может, влюбился в нее. На это намекала Абби, а Полли так прямо утверждала это. Да и сама Эрика в глубине души, в самых тайных ее уголках, фантазировала на этот счет. Но сейчас она испугалась. Что она ему скажет? И как поступит? Ведь она любит Джека… А если бы и не любила – что вовсе не так! – так ведь Маккалем хочет свободно бороздить моря, не связывая себя узами брака. О чем же он думает? Собирается сделать ее своей любовницей? Уж не спятил ли он в конце концов!
«Просто скажи ему, что ты польщена, но помолвлена с другим, очень достойным человеком, – обратилась она к себе. – Не думай о том, как он смотрит на тебя, и о том, какие чувства в тебе пробуждает. В этом нет будущего. Ни для него, ни для тебя».
Дэниел подошел ближе, и Эрика заметила, что брови его хмуро сдвинуты. Он чем-то встревожен. Боится получить отказ? Вроде бы не похоже. Ведь он явно считает себя неотразимым. Убежден, что если найдет верные слова и даст точные обещания…
– Прекрати! – одернула она себя вслух. – Ты просто дура! Пойди и узнай, чего он хочет, и помни, что ты обручена.
Эрика выбежала из комнаты во двор и дальше на пляж, столкнувшись с капитаном как раз в ту минуту, когда он отряхивал с ног последние крупицы влажного песка.
– Капитан?
Он смерил ее взглядом от свободно распущенных волос и до босых ног, а потом глянул ей прямо в глаза.
– Шон привез для вас письмо.
– Письмо? О, вы имеете в виду письмо от Джека?
Эрика облизала губы, смущенная совершенно неожиданным для нее поворотом событий. Потом взяла конверт и осторожно его распечатала.
– Видимо, он должен задержаться и не хотел, чтобы я беспокоилась, – объяснила она скорее самой себе, разворачивая единственный исписанный листок и начиная читать.
«Дорогая Эрика!
Я позаботился о твоем безопасном возвращении в Бостон. Если капитан Маккалем или его драгоценная теща смогли бы отправить тебя на Ямайку, то мой тамошний партнер обеспечит все остальное. Я понимаю, ты разочарована тем, что я сам не примчался к тебе, однако существуют препятствия, связанные с моими делами. Ты воспримешь это как доказательство того, что я недостаточно люблю тебя. Но ведь именно из-за любви к тебе я и отказался за тобой приехать. Пора прекратить заниматься играми, дорогая. Я ни на секунду не поверил твоему предположению, что капитан мог бы соблазнить тебя вместо Сары. Твоя записка поэтична, но глупа. А Сара утверждает, что ты намеревалась возбудить мою ревность. Не сердись на нее. Она призналась в этом лишь потому, что я заподозрил тебя в обмане. Хоть я и досадую по поводу твоих постоянных манипуляций, но, тем не менее, скучаю по тебе. И потому намерен передвинуть день свадьбы. Декабрь еще очень далек. Не можем ли мы назначить свадьбу на сентябрь? Не сердись, милая. Поспеши ко мне, и мы скоро забудем эту глупую историю.
Твой любящий и преданный Джек».
Эрика вручила письмо Дэниелу и отвернулась, пытаясь разобраться в той буре эмоций, которые вспыхнули у нее в душе. То не было негодование. И не разочарование. То было нечто более сильное. Новый тип боли, вызванный глубоким унижением, от которого ей хотелось зарыться в мелкий и мягкий песок, раствориться в нем. К счастью, она не расплакалась. По крайней мере пока.
– Он просто полный идиот, – утешил ее капитан. – Но судя по письму, любит вас.
– Неужели? – пробормотала Эрика, опустив голову и глядя себе под ноги.
Дэниел повернул ее к себе и заставил посмотреть ему в глаза.
– Постарайтесь понять, почему он не приехал. Ваш Джек решил проявить стойкость по отношению к двум вашим подстрекательским выдумкам. Он соскучился по вас.
– Так он утверждает. Выходит, мне должно льстить, что он нашел время написать мне такое невероятно длинное письмо. – Она снова облизнула пересохшие от волнения губы и спросила: – Капитан, вы могли бы отвезти меня на Ямайку? Партнер Джека позаботится о дальнейшем.
– Вы поплывете с нами в Салем, – заявил он. – Отходим на рассвете. Это дает вам возможность попрощаться с Абби и мальчиками. Полли отправится с нами, чтобы вам было веселее. Это вам подходит?
– Это больше, чем то, на что я могла бы рассчитывать, – еле слышно ответила Эрика. – Я совершила ошибку, приехав сюда. И Джек прав, я лжива.
– Ну хватит вам, – успокоил ее Дэниел. – Он вовсе не это имел в виду. Он изменил день свадьбы, не так ли? Он тоскует по вас сильнее, чем хочет показать, Эрика. Будьте с ним строгой, но не жестокой. Когда вы встретитесь, накричите на него и дайте затрещину. Если Джек хоть наполовину мужчина, он этого ожидает. Он должен даже обрадоваться этому.
– Вы пытаетесь подбодрить меня? – со слабой улыбкой спросила Эрика. – Это славно, капитан. – Она посмотрела на море, туда, где стояла «Ночная звезда». – Ваши люди готовы. Не можем ли мы уплыть куда-нибудь еще? Я боюсь возвращаться домой. Встретиться с ним. Взглянуть ему в глаза…
Дэниел кивнул.
– Если вы хотите этого, пусть будет по-вашему. Мое судно к вашим услугам.


Эрика рада была чем-то заняться. Что-то делать, а не валяться на кровати, заливаясь слезами. Она крепко обняла Абигайль и пообещала писать ей как можно чаще, потом позволила Белле накормить себя в последний раз и обняла ее тоже. Близнецы были милы с ней до самой последней минуты, когда она уже ступила в шлюпку и заняла место рядом с уверенной в себе и чрезвычайно серьезной Полли, одетой в синюю шерстяную куртку.
Все это время Дэниел Маккалем был тверд как скала и не позволял ей распускаться, вместе с тем заверяя ее, что она не виновата в происшедшем. Что она совершенство. И что Джек Райерсон – самый счастливый, самый благодарный и самый влюбленный дурень во всем мире.
Но Эрика чувствовала себя беспомощной. Обманутой, хоть и не могла определить, обманул ли ее ожидания Джек или ее собственные инстинкты. Она так верила, что он за ней приедет. Она предполагала, что он обрадуется возможности быть смелым и страстным. Будет счастлив заниматься с ней любовью вопреки своим джентльменским убеждениям, которые вынуждали его дожидаться первой брачной ночи.
Самым неприятным в письме было то, что он предполагает прекратить заниматься играми. Возможно ли такое? Ведь именно игра свела их вместе. Глупая маленькая «манипуляция» в прохладный июльский вечер, когда она прикинулась, что упала в обморок, а он галантно взял ее на руки и уложил на расстеленное для пикника одеяло. Он шептал ее имя, приблизив губы ей к самому уху, а она придвинулась к нему, радуясь прикосновению обнимающих ее рук.
Следующие два года он ласково поддразнивал ее, напоминая о том вечере, но не могло ли быть, что все это время тот случай беспокоил его? Считал ли он это ложью и обманом? Именно это последнее слово он употребил в сегодняшнем письме. «Обман». Оно звучит так резко. Осуждающе. Как приговор.
Возможно ли, что он ее вообще не любит? По меньшей мере, он ее явно не одобряет. Это очевидно. Ему не нравятся в ней те качества, которые сделали ее такой, какая она есть, – кокетливой, страстной, влюбчивой. Он никогда не одобрял этого и надеялся ее изменить. Приручить.
Быть может, и она повинна в этом грехе? Разве она не старалась изменить Джека? Изменить его практичную натуру и вынудить сойти с привычной для него ровной дороги? И возможно ли, что она его не любит?
Дэниел сложил чемоданы Эрики в крохотном чуланчике при каюте на корме, а после настоял, чтобы она вышла на палубу, на свежий воздух, и посмотрела, как команда поднимает паруса. Это было и в самом деле замечательное зрелище, и Эрика на некоторое время почти забыла о своих горестях. Потом ей вспомнилось, как она ждала, что Джек приплывет за ней на таком же великолепном судне, и сердце у нее снова заныло.
Даже когда они прибыли в Гавану, где Дэниел должен был принять партию сигар, которые собирался продать торговцам в Салеме, Эрика буквально вынудила себя взглянуть на город. Неужели это она еще совсем недавно мечтала об экзотических морских гаванях и захватывающих приключениях? Все это она сейчас охотно променяла бы на уверенность в том, что она не потратила зря целых два года своей жизни. И жизни Джека. Годы надежд и мечтаний, стремлений и планов. Но пытаясь заснуть на узкой, хоть и вполне удобной кровати, которую своими руками смастерил старший помощник в небольшой пассажирской каюте, Эрика поняла, что именно это она и сделала.
Утром, когда Эрика с еще заспанными глазами выбралась на палубу, «Ночная звезда» шла уже полным ходом. По движению шхуны она поняла, что море неспокойно, но почему-то не ожидала увидеть сплошь затянутое облаками небо и почувствовать порывы резкого ветра.
– Доброе утро, мисс Эрика!
Она обернулась, с улыбкой ответила на приветствие Шона и спросила:
– Мы давно уже в открытом море?
– С самого рассвета. – Он указал ей на матросов, занятых работой с парусами. – Видите, как обстоят дела? Это вам не то что путешествовать на таком корабле, как «Бесстрашный».
– Вы говорите так, словно предпочитаете плохую погоду.
– Я научился этому у Дэнни, – признался Шон и спросил мягко: – Вам уже лучше?
– Что рассказал вам капитан?
– Что ваш жених дуралей, но мы не собираемся выбивать из него дурь, поскольку вы объявили, что любите его.
Эрика рассмеялась.
– Какая удача для Джека!
– Да. – Первый помощник подступил к ней поближе. – Только глупец в состоянии обидеть такую прелестную девушку, как вы. Вам надо хорошенько все взвесить…
– Я уже взвесила, – перебила его Эрика. – Я ошибалась, полагая, что такой человек, как Джек Райерсон, погонится за мной, когда мне взбредет в голову сбежать на острова Карибского моря.
– Мне кажется, погоня за вами была бы наилучшим проявлением любви к вам.
– Это очень мило, Шон. Не забудьте сказать такие слова Бетси.
Старший помощник поморщился и опасливо оглянулся, словно боялся, что эту фразу услышит капитан.
– А вы не голодны, Эрика?
– Я еще не вполне обрела морские ноги, как вы, моряки, выражаетесь. Но я охотно попила бы чего-нибудь. У вас есть чай?
– Для вас – все что угодно. Идите наверх и поздоровайтесь с капитаном, пока я все приготовлю. Дэнни будет рад узнать, что вас не укачало в вашей каюте.
Некоторые члены команды заметили Эрику и улыбались с той же смесью опасливости и восхищения, на которую она обратила внимание еще на «Бесстрашном». Капитан Лоуренс объяснил ей, что в старину считалось, будто присутствие на корабле рыжеволосой женщины приносит несчастье. «В наши дни, – галантно заверил он ее, – любой просоленный морем матрос только радуется присутствию на борту красивой женщины, будь она рыжеволосая или с любым другим цветом волос».
Голос Полли, назвавшей ее по имени, вернул Эрику к реальности.
– Смотри, папа, Эрика проснулась.
Эрика повернулась и застыла на месте, пораженная видом лихого капитана. Он был одет точно так же, как в тот день, когда они встретились впервые: белая рубашка, расстегнутая до пояса, вздувалась на резком ветру, который хозяйничал на юте. Он выглядел бы вылитым пиратом, таким же, как те, что хозяйничали на его острове много лет назад, если бы не выражение нежности и заботы в глазах.
– Я себя отлично чувствую, – заверила она Дэниела. – Не смотрите на меня с таким беспокойством. – Порыв ветра подхватил ее распущенные волосы и закутал ими лицо Эрики; она обеими руками поспешила отвести их назад. – Капитан, мне надо спуститься вниз и заплести волосы в косы. Предупредите, пожалуйста, Шона…
– Не смейте заплетать ваши волосы. Я это запрещаю.
– Что?
Синие глаза так и засверкали.
– Вы на моем корабле, и будете поступать так, как я велю. А я говорю, что мне нравится, когда волосы падают вам на плечи. Так и носите их – вы же знаете, что это вам идет.
– Папа всегда такой на «Ночной звезде», Эрика. Иногда на острове, когда бабушка отдает приказания… – начала было Полли, заливаясь смехом, но отец не дал ей договорить.
– Она? Отдает приказания на моем острове? – взревел он. – Это мятеж, дочь моя!
Девочка снова расхохоталась.
– А бывает, что Белла говорит нам, что делать, – заявила она. – Но здесь, на шхуне, – только папа.
– Постараюсь это запомнить, – тоже смеясь, сказала Эрика. – У вас есть для меня еще приказания, капитан Маккалем?
– Да, – кивнул он. – Последите за этой непоседой. Море сегодня буйствует, и я не хочу, чтобы кто-нибудь свалился за борт. В особенности вы, миледи.
– Мы постараемся вести себя как следует, сэр, – отрапортовала Эрика, включаясь в игру.
– И еще одно, – объявил он, поймав ее за талию и привлекая к себе так, что губы его едва не касались уха Эрики. Она услышала: – Постарайтесь ладить со мной, и ваш плен доставит удовольствие нам обоим.
– Не понимаю.
Дэниел пожал плечами и отпустил ее.
– Вы можете весело проводить время, пока не доставят выкуп, а можете сопротивляться. Но и в том и в другом случае у меня есть планы на сегодняшний вечер.
– Ах, выкуп! – Эрика покраснела. – Я не сообразила, что вы шутите.
– Я вовсе не шучу. – Дэниел смотрел на нее с бесконечным восхищением. – Добро пожаловать на «Ночную звезду». У моей команды убийственная репутация, но мы знаем, как обращаться с леди, особенно с такими красивыми, как вы.
– Папа притворяется пиратом. Это такая игра, – объяснила Полли. – Он рассказал мне об этом сегодня утром. Он главарь, а я сирота, которую он спас от кашалота, а ты принцесса. Король обещал заплатить огромный выкуп, если мы вернем ему тебя целой и невредимой.
– Понятно. – Эрика строго посмотрела на Дэниела. – Очень умная мысль. К сожалению, я решила прекратить всякие игры.
– Но в эту игру вы сыграете, – безапелляционно заявил он, – иначе вам придется пройтись по краю бортовой обшивки корабля с завязанными глазами.
Эрика попыталась нахмуриться, но вместо этого невольно улыбнулась. Ведь Дэниел старается подбодрить ее, почему же ей не подыграть ему? Ее это отвлечет от мыслей о Джеке, а Полли обрадует. Он не вправе ожидать от нее отклика на любовные авансы, несмотря на игривый намек на какие-то вечерние планы. Он ведь только прикидывается грубым морским волком, а на самом деле с искренним сочувствием относится к ее осложнившимся отношениям с Джеком. И уж конечно, он совсем не хочет доставить ей еще большие огорчения.
Тем временем появился Шон с душистым чаем и сладкими сухими бисквитами; он накрыл Эрике чай в штурманской рубке на юте. То было чудесное местечко с полированной обшивкой из красного дерева, удобными кожаными креслами и большим столом, привинченным к полу. В высоком шкафу у одной из стен за чистыми стеклами хранились инструменты, а в маленьком бюро, тоже привинченном к полу, было множество перьев, кистей, тетрадей и книг, чтобы Полли, путешествуя с отцом, могла продолжать свои занятия.
– Никогда не видела более славной комнаты, Шон, – произнесла Эрика со вздохом. – Абби не преувеличивала ваши способности.
Шон зарделся от гордости.
– Капитан сказал мне, чего он хочет. Мне только оставалось все сделать. Но я согласен, местечко и впрямь замечательное. Мое самое любимое на шхуне.
– И мое тоже.
– Ты еще не видела папочкину каюту, – вмешалась в разговор Полли. – Тебе она еще больше понравится, Эрика. Там большая-большая кровать.
Эрика вспыхнула при этом возбуждающем намеке.
– Не могу представить, что мне доведется ее увидеть. – Шон усмехнулся, и Эрика строго посмотрела на него. – Хватит.
– Я просто подумал…
– Я понимаю, о чем вы подумали, и попросила бы вас больше не упоминать об этом.
– А вы не станете упоминать о Бетси?
– Вы с вашим капитаном вечно торгуетесь, – со смехом сказала Эрика. – Хорошо, не буду.
– А кто такая Бетси? – немедля поинтересовалась Полли.
– Моя мать, – совершенно спокойно ответил Шон. Девочка, видимо, не поверила и повернулась к Эрике, ожидая подтверждения, но та лишь улыбнулась и попросила:
– Полли, а ты не покажешь мне весь корабль? Я думаю, ты знаешь здесь почти каждый уголок.
– Не почти, а точно знаю все не хуже папы и дяди Шона.
– Вот и хорошо, мне просто не терпится начать обход. Только давай сначала отнесем посуду на камбуз, согласна?
– Согласна, – кивнула Полли. – Сначала на камбуз, а в папину каюту напоследок, потому что самое лучшее всегда нужно оставлять под конец. Так папа говорит.
Не обращая внимания на смех Шона, Эрика взяла чайный поднос и двинулась следом за Полли на палубу.
В начале дня Эрика питала надежду хотя бы раз или два переключиться с тяжелых раздумий о Джеке на что-нибудь приятное, но ей не пришлось прилагать усилий, потому что весь день оказался восхитительным, несмотря на скверную погоду. Из Полли получился отличный гид и наставник. Шон словно только и думал о том, как получше накормить и чем развлечь Эрику. Команда, если можно так выразиться, осыпала ее молчаливыми комплиментами, и каждый матрос, занимаясь своим делом, старался устроиться так, чтобы наблюдать за ней. Капитан Дэниел Маккалем упорно разыгрывал роль предводителя пиратов, бросал на Эрику издали страстные взгляды, а когда они оказывались рядом, нашептывал нежности.
Вдоволь насладившись вниманием, Эрика вскоре начала еще в большей степени наслаждаться созерцанием того, как моряки ведут борьбу со стихией. Они карабкались по вантам, поднимали и убирали паруса – и все это в бесконечном движении крепких мышц, дразнивших воображение Эрики вопреки данному ей обету более не предаваться опасным фантазиям. Она понимала, что винить в соблазне должна Маккалема. Самого капитана и его пиратское воображение.
К тому времени как Полли ввела ее в капитанскую каюту, Эрика уже целиком погрузилась в предложенную Маккалемом игру – погрузилась до такой степени, что смотрела на дорогое темное дерево и начищенную до блеска медь глазами похищенной принцессы, которая, несмотря на свои героические усилия, не в состоянии подавить сексуального влечения к негодяю, похитившему ее.
Каюта капитана была вдвое больше других помещений на шхуне. Она вмещала огромную кровать, красивые резные сундуки и шахматный столик возле уставленных рядами книг шкафов со стеклянными дверцами. «Сундуки, – внушала себе Эрика, – набиты сокровищами, захваченными с других кораблей. Книги – дань хитрости предводителя пиратов: он изучает тактику и культуру, чтобы выработать стратегию, необходимую для победы над любым противником. Но главная стратегия проста: ведь команда обладает убийственной репутацией, не так ли? И судя по тусклому блеску мечей, которые висят на стене над кроватью Дэниела, репутация эта вполне заслужена».
– Ну? Я вижу, вы так же взбудоражены, как и я, милая девушка?
Эрика резко обернулась и вспыхнула, встретив его откровенный взгляд.
– Право, капитан Маккалем, это уж слишком! – Она кивнула в сторону Полли, предостерегая его. – Ведите себя пристойно.
Дэниел повернулся к дочери.
– Твой дядя не прочь позволить тебе постоять у штурвала, если ты окажешься на месте, пока он досчитает до десяти.
Полли с громким восторженным возгласом выскочила из каюты, даже не оглянувшись на Эрику.
– Это было неумно и грубо.
– Не говорите со мной подобным тоном, – предостерег Дэниел, закрывая за дочерью дверь каюты. – Вы можете быть принцессой там, откуда явились, но здесь я верховный правитель.
– Игра становится утомительной. – Эрика охнула и попробовала увернуться, когда он ловким движением прижал ее спиной к двери. – Дэниел Маккалем, держите себя в руках!
– Это была ваша идея, – напомнил он. – И надо признать, идея отличная. Как раз то, что нужно нам обоим.
– Но вам-то она к чему? – спросила Эрика. – Вы, очевидно, считаете, что мне это понадобилось из-за письма Джека, но вам…
– Я мужчина, а вы вот уже три дня дразните меня. Поэтому мне это и нужно, – произнес Дэниел с поистине дьявольской ухмылкой.
– Я вовсе не хотела дразнить вас.
– Такая уж у вас натура, и, поверьте, я о том не жалею. От души признателен вашей бабушке за то, что она передала вам это ваше лучшее свойство.
– Я обручена.
– Мой излюбленный вариант, – заявил он все с той же ухмылкой. – Я решил посвятить себя тому, чтобы предоставить каждой обрученной женщине, каких мне доведется встретить, последний шанс испытать нечто новенькое перед тем, как она свяжет себя брачными узами.
Эрика не удержалась от смеха.
– Полли может вернуться в любую минуту.
– Вот и прекратите терять драгоценное время, – произнес Дэниел менторским тоном, который привел Эрику в восторг. – Я и прошу-то всего-навсего о единственном поцелуе.
– О единственном поцелуе? – переспросила Эрика, чувствуя, что ее сопротивление слабеет с каждой секундой. – Видимо, это самое малое, что я могу сделать после того, как дразнила вас целых три дня.
Дэниел с торжествующей усмешкой наклонился и прижался губами к шее Эрики, в то время как его пальцы потянулись к пуговицам на ее блузке. Эрика хотела было воспротивиться, но ее охватило знакомое оцепенение. Она не могла протестовать, не могла вырваться и убежать, могла только чувствовать Дэниела всем своим телом.
Рука Дэниела скользнула к ней под блузку, высвободила грудь из-под нижней рубашки. Он поцеловал сосок, потом слегка прикусил его, как делал это на пляже, только теперь материя плотного коричневого платья не мешала ему трогать горячим языком нежную кожу, а потом прижаться лицом к груди и жадно вдыхать ее запах.
Эрика застонала, охваченная волнами неизведанных ощущений, влекущих ее в мир новой и опасной фантазии – мир без Джека Райерсона. Мир запретный, но в эти секунды единственный, в котором она почувствовала бы себя ценимой и желанной. Она зарылась лицом в густые черные волосы Дэниела и шепотом произнесла его имя.
Он поднял голову.
– Чего ты хочешь?
– Я хочу, чтобы ты поцеловал меня. В губы.
Горящие страстью глаза не приняли ее ответа.
– Скажи мне правду.
– Я хочу, чтобы ты поцеловал меня. Хочу… – Она гулко сглотнула и призналась: – Ты говорил, что есть способы.
– Какие? О чем ты?
– Чтобы ты достиг желаемого, а я осталась бы девственницей.
– Ты именно этого хочешь?
– Да, капитан. – Она вздохнула и обвила руками его шею. – Именно этого я хочу.
– Больше всего?
– Да.
– Хорошо, но придется дождаться ночи. Полли скоро вернется. А сейчас я могу только целовать тебя. Как это у меня получается?
– Чудесно, – призналась она, поднимаясь на цыпочки и касаясь губами его губ. Дэниел нежно погладил ее по щеке, потом положил ладонь Эрике на затылок, привлек ее к себе и поцеловал крепко, вложив в поцелуй всю силу своего желания. Отступив затем на шаг, он склонился в глубоком поклоне, достойном самого изысканного пирата былых времен.
– До вечера, миледи.
Когда Эрика в ответ сделала глубокий реверанс, Дэниел на секунду задержал взгляд на ее все еще обнаженной груди, рывком отворил дверь каюты и вышел, не сказав больше ни слова.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Охваченные страстью - Донован Кейт

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Охваченные страстью - Донован Кейт



Мне очень понравился.
Охваченные страстью - Донован Кейткатя
6.10.2013, 15.25





Восхитительнейший роман,буду читать его уже 5 или 6 раз и все равно интересно
Охваченные страстью - Донован КейтКсения
4.06.2015, 1.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100