Читать онлайн Охваченные страстью, автора - Донован Кейт, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охваченные страстью - Донован Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.58 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охваченные страстью - Донован Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охваченные страстью - Донован Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Кейт

Охваченные страстью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Я ненавижу вас обоих! Ненавижу! Почему ты не приехал за мной, Джек Райерсон?
– Если ты присядешь хоть на пять минут, мы обсудим это.
– Обсудим?
Эрика схватила с дивана подушку и швырнула ее в грудь своего злосчастного нареченного.
– Ты самый скверный жених во всем мире!
– Но и ты далеко не идеальная невеста, – парировал Джек. – Не вдаваясь в подробности, я вправе прийти к заключению, что эскапада, которая состоялась у тебя с суженым Сары, менее чем приемлема.
– Но тебя это даже не трогает! – сквозь слезы полыхнула на него взглядом Эрика. – Дэниел не ревновал меня к тебе, а теперь ты не ревнуешь меня из-за того, что я влюбилась в него! Я ненавижу вас обоих!
– Ты все объяснила очень ясно, Эрика. Должен ли я приказать моему кучеру отвезти тебя домой?
– Домой? – Эрика вытерла глаза и трагически всхлипнула. – Там нет ни души, Джек. А мне нужно плечо, на котором я могла бы выплакаться.
– Я скорее мишень, нежели плечо.
– Мне так тяжело. – Эрика упала ничком на диван и зарылась лицом в ладони. – Сердце мое разбито. Ты даже представить не можешь, как это ужасно.
– Не могу? До тебя не доходит, что и мое сердце разбито? Я только что узнал, что любимая мною женщина вступила в любовную связь с каким-то моряком…
– Мы не вступили в любовную связь! Мы просто влюбились друг в друга. То есть я считала, что это так.
– От этого мне намного легче. – Джек с кривой усмешкой покачал головой и уселся за свой письменный стол. – Ты хотя бы прислушиваешься к тому, что говоришь, дорогая? Ты знаешь этого человека меньше двух недель, но вообразила, что это и есть величайшая любовь твоей жизни. И ты ожидаешь, что я стану выслушивать подробности? Я, человек, любивший тебя преданно и верно в течение двух лет, не позволивший себе даже голову повернуть в сторону другой женщины!
Пристыженная, Эрика встала, подошла к нему и обняла за шею.
– Очень мило и трогательно сказано. Но, дорогой Джек, ты и понятия не имеешь, что значит влюбиться по-настоящему. Я и сама не знала, пока не встретила Дэниела. Я только надеюсь, что у тебя это пройдет более гладко, чем у меня.
– Наверное, я не могу любить тебя так, как ты того желаешь, но тем не менее это любовь. Иначе зачем бы я стремился к браку вопреки тому, что узнал от тебя?
– Ты все еще хочешь на мне жениться?
– Боюсь, что так.
Эрика взглянула на него со строгим осуждением.
– Выходит, ты просто не слышал ни одного моего слова! Любовь – это нечто огромное и разрушительное. Она изменяет все – твои надежды, твои мечты, твои чувства. Это не просто соглашение, заключенное между двумя привлекательными друг для друга людьми. – Эрика погладила Джека по щеке и вздохнула. – Однажды ты это поймешь. И сказать по правде, тебя это потрясет больше, чем меня, потому что перевернет твой маленький упорядоченный мирок вверх тормашками. Ты не сможешь рассуждать здраво, а тем более читать свои гроссбухи. – При одной мысли об этом Эрика улыбнулась – впервые с тех пор, как покинула шхуну. Потом она вспомнила, какую боль может причинить любовь, и обняла Джека, как бы защищая его. – Бедный Джек. Надеюсь, любовь не разобьет тебе сердце.
– Рискуя повториться, скажу, что мое сердце уже разбито.
Эрика уселась к нему на колени.
– Я понимаю, – заговорила она, – ты считаешь, что так оно и есть, но настанет день, когда ты полюбишь по-настоящему и тогда скажешь себе: «Эрика была права. Это огромное, невероятное чудо и огромное страдание». – Она снова погладила его по щеке и ласково добавила: – Желаю тебе этого от всей души.
– Страдания?
Эрика рассмеялась – то ли грустно, то ли сочувственно.
– Ты видел, как капитан поцеловал меня, когда ты ждал на причале?
– К счастью, не заметил.
– О, Джек! – Эрика покачала головой, сильно огорченная. – Как же ты мог не заметить? Мы это проделали специально для тебя, чтобы ты знал, как нужно целовать свою нареченную.
– Вот как? – Джек посмотрел на нее с надеждой. – Так ты все-таки хочешь, чтобы я целовал тебя? Это в известной мере вдохновляет.
– Нет, глупый. Я хочу, чтобы ты так целовал свою будущую невесту. Ну, почти так. Это было не самое высшее достижение капитана Маккалема, – заметила она задумчиво.
– Он ублюдок.
– Да, – согласилась она. – Очень верное определение для него. Я почему-то не понимала этого. Просто удивительно почему.
– Потому что ты злилась на меня за то, что я за тобой не приехал, и хотела дать мне урок. Потому и позволила ему увлечь тебя. Это нетрудно понять, дорогая. И ясно, что то была моя вина, во всяком случае, отчасти. Я прошу у тебя прощения. – Джек прижался носом к шее Эрики. – Может, поцелуемся и помиримся?
Эрика вздохнула и встала с его колен. Вдобавок ко всем тяжелым переживаниям сегодняшнего дня еще и это немыслимое предложение. Раньше, когда Джек вот так прижимался носом к ее шее, у Эрики дрожь пробегала по спине. А сейчас ничего подобного. Разве недостаточно, что Дэниел разбил ее сердце?
– Не стоит, Джек. Думаю, мне надо поскорее лечь в постель.
– Здесь?
Она взглянула на него с обидой.
– Ведь ты только что признался, что это твоя вина. И хотя это не вполне верно, мне вовсе не хочется быть одной в нашем ужасном, огромном доме. Отец умер, мама в Париже, и в доме так пусто. Могу я остаться здесь?
– Конечно. Оставайся сколько захочешь. – Он помолчал и спросил негромко: – Как ты сама считаешь, это надолго?
– Джек!
– Прекрасно! Дни я буду проводить у себя в офисе, а по ночам слушать, как ты рыдаешь. Чувствуй себя как дома.
– Доброй ночи, милый Джек! – Эрика чмокнула его в щеку. – Я так рада, что ты встретил меня и выручил, когда капитан Маккалем от меня отвернулся. Если бы ты только приехал за мной пораньше… – Она осеклась, заметив, каким обиженным стало выражение лица у Джека, и поспешила добавить: – Я только загляну еще разок к Сape – ненадолго. Я провела с ней не больше пяти минут, она была так занята с девочками, но сейчас они, конечно, уже спят.
Джек кивнул с явным облегчением, и Эрика благодарно улыбнулась ему. Он был таким милым в экипаже, хотя она сразу дала ему понять, что любовные авансы ни к чему. И целых десять часов после этого он слушал ее рыдания, жалобы и сетования. Одного этого было достаточно, чтобы она пожалела о том, что уехала на Карибское море. Возможно, если бы она не сделала этого, они с Джеком были бы счастливы друг с другом, как и предполагалось.
Но она уехала, и со многих точек зрения это было к лучшему. Впрочем, нет смысла требовать, чтобы Джек это понимал.
Эрика быстро взбежала по лестнице и постучалась к Саре, открыв дверь только после того, как та отозвалась и пригласила ее войти.
– Сара? Можно к тебе?
– О, Эрика! – Сара тотчас встала из-за своего письменного стола и подошла к ней. – Бедная моя подружка! У нас с тобой не было возможности поговорить толком, но Мэри и Джейн просто засыпали меня вопросами о тебе и о твоем мрачном настроении.
– Не могу представить, что ты им сказала, но все равно спасибо. Я просто не могла притворяться веселой.
– Им ужасно тебя не хватало, и мне тоже. А мистер Райерсон был невероятно брюзглив, что ему вообще-то совершенно несвойственно. Тебе это должно польстить, – добавила Сара не без лукавства. – Я считаю, что это была та самая ревность, вызвать которую ты так в нем хотела.
– Сомневаюсь, – вздохнула Эрика. – Но если кто и изменился, так это ты. Никогда не видела тебя такой просветленной. Что-нибудь произошло?
Сара помедлила с ответом, потом призналась:
– Да, произошло нечто чудесное. Но я не хочу говорить об этом. По крайней мере пока. Мне хочется утешить тебя, бедняжечка. Насколько я могу судить по твоим письмам, все это было для тебя очень нелегко. Но вместе с тем и прекрасно.
– Письмам?
Эрика поморщилась. Она отдала Саре письма, написанные на «Бесстрашном» и на острове, но оставила у себя те, которые написала в последние дни на «Ночной звезде», потому что они могли открыть слишком многое. Только теперь она сообразила, что и первые письма содержали нескромные подробности ее отношений с Маккалемом.
– Я была польщена твоим доверием и благодарна тебе за то, что ты посвятила меня в свое приключение, – продолжала Сара. – Садись на кровать и расскажи мне все. Я хочу это услышать.
– Я в течение нескольких часов изливалась Джеку, – сказала Эрика с жалобной улыбкой. – Если в твоей жизни что-то произошло…
– Если в моей жизни что и произошло, то лишь благодаря тебе, – пылко проговорила Сара. – Если бы ты не убедила меня написать мистеру Брэддоку, я так и шла бы по жизни, думая, что каждый мой день похож на все остальные. Но ты вселила в меня надежду. Если я и выгляжу, как ты утверждаешь, «просветленной», то причиной тому твой подарок. Ты можешь представить, насколько я тебе благодарна?
– Сара… – Эрика с трудом изобразила на лице улыбку, лихорадочно соображая, не забыла ли она изъять из переданных Саре писем те, в которых ее отношения с Дэниелом изображены во всех деталях. – Если ты полагаешь, что капитан Маккалем может стать хорошим мужем для тебя…
Взрыв смеха прервал ее исповедь.
– Да ну же, Эрика, я вовсе не так романтична. Это я предоставляю тебе. Я говорю о надежде, а не о любовной истории.
– О надежде?
– Да. – Голос гувернантки понизился до взволнованного шепота. – Я почти утратила ее. Сказать по правде, я не раз думала покончить с собой…
– Сара!
– Не волнуйся, милая Эрика. Благодаря тебе у меня больше нет подобных мыслей. Теперь я понимаю, что не должна прибегать к таким, ну, к таким радикальным мерам, чтобы обрести покой. И все потому, что ты со свойственной тебе проницательностью угадала гений мистера Брэддока.
Эрика снова поморщилась, припомнив слова Джека о том, что попытки устроить личную жизнь Сары безнадежны, так как она «тронутая». Неужели это правда? Говорит какую-то чепуху, признается, что думала о самоубийстве…
– Ты меня пугаешь, Сара! – выпалила она. – Какое отношение имеет Рассел Брэддок к обретению покоя?
Карие глаза Сары широко раскрылись от волнения.
– Я считала, что ты поймешь это как никто другой. Кроме мистера Брэддока, ты единственный человек, истинно верующий в чудеса.
Эрика подошла к подруге и ласково обняла ее.
– Я все еще верую в чудеса. И в надежду тоже. Особенно для таких удивительных людей, как ты. Но объясни мне, на что ты надеешься, Сара? Я чем-нибудь могу тебе помочь?
– Ты уже помогла. Мне очень дороги твои письма, Эрика. Можно мне оставить их у себя? Они будут моим истинным и самым большим сокровищем.
– Разумеется. – Эрика ощутила некоторую неловкость оттого, что ее легкомысленные откровения так много значат для Сары. Но в то же время почему бы и нет? Гувернантка никогда нигде не бывала. Она измучена своей трагедией, обречена на подчиненную роль в жизни. А благодаря этим письмам она заглянула в мир Эрики, полный фантазий, широких возможностей и уверенности в себе. Даже это глупое письмо о волосах у Дэниела на груди… У Эрики оно могло бы сейчас вызвать слезы на глазах, но для Сары оно, вероятно, имеет дерзкий и возбуждающий смысл. – Я настаиваю, чтобы ты оставила их у себя. Ведь я писала тебе, верно?
– Я этого никогда не забуду, – со вздохом произнесла Сара. – А те, которые предназначались твоей матери и мистеру Брэддоку, я отправила почтой.
– Что-что?
– Я их не читала, – поспешила заверить Эрику гувернантка, – но могу представить, о чем в них идет речь.
– Можешь?
– Ты хотела бы посоветоваться, что тебе делать теперь, когда вы с капитаном поссорились. Но ты не нуждаешься ни в чем, кроме советов собственного сердца, Эрика. Все ответы ты найдешь в нем, если пожелаешь к нему прислушаться.
Эрика с внутренним содроганием подумала о том, что Сара сейчас начнет безудержно восхвалять достоинства Джека. Гувернантка всегда верила в их брак и, увидев сегодня днем Эрику в слезах, разумеется, тут же невзлюбила капитана Дэниела Маккалема.
– Ты считаешь, что я должна дать Джеку еще один шанс?
– Мистеру Райерсону? – Сара побледнела. – Я говорила о твоем морском капитане. Я надеялась… О, все это так сложно, не правда ли?
Эрика наклонила голову. Ее по-прежнему тревожила странная, даже болезненная исповедь Сары. Пожалуй, ее собственные заботы стоит отложить на дальнейшее.
– Знаешь, что я думаю, Сара? Нам с тобой надо проводить побольше времени вместе и поговорить о тебе – для разнообразия. Мои проблемы себя более чем исчерпали, ты согласна?
– Ты и так уже сделала для меня невероятно много, – со вздохом возразила Сара. – Мне больно видеть тебя с красными от слез, опухшими глазами. А сейчас тебе необходимо выспаться. Уверяю тебя, завтра ты на все посмотришь иначе.
Эрика кивнула и, крепко обняв Сару, тотчас отпустила.
– Завтра мы поговорим о твоем будущем. У меня прямо-таки десяток идей на этот счет.
– Чудесно сказано. Доброй ночи, Эрика.
Уже от двери Эрика обернулась, намереваясь сказать подруге еще несколько утешительных слов, но та уже сидела за своим письменным столом, погруженная в письма Эрики, словно бы заворожившие ее.
Интересно, чем? Быть может, тем, что какой-то незнакомый Саре человек по-настоящему полюбил Эрику, и теперь надежда Сары на чудеса укрепилась? О, если бы это было правдой! Эрика со вздохом затворила за собой дверь и направилась в комнату для гостей лелеять свое разбитое сердце.
Дэниел начинал презирать пивную «Черная башня» скорее всего потому, что это заведение находилось в Салеме, всего в одном дне пути от того места, где обитал Райерсон, Однако по причинам, непостижимым для обозленного капитана, Шон Линч нарадоваться не мог на это заведение, а если говорить точнее, на краснощекую официантку Бетси.
Это казалось особенно неуместным в свете недавнего отказа Дэниела от матримониальных намерений. Разумеется, все происшедшее между ним и Эрикой, чем бы оно ни кончилось, могло подогревать Шона, ибо сама атмосфера на «Ночной звезде» все еще сохраняла отсветы их пламенной страсти.
– Капитан Маккалем?
Дэниел поднял взгляд и тотчас сдвинул брови, узнав своего соперника.
– Я Джек Райерсон, – представился вновь прибывший. – Из Бостона. Вы Маккалем?
Дэниел хотел было отмахнуться от этой чумы, но, вспомнив обидное замечание Эрики насчет того, что Джек ростом выше его, встал и выпрямился. Про себя он даже порадовался. Есть некоторая надежда, что Райерсон узнал о его успешном посягательстве на девственность Эрики и явился сюда, чтобы отомстить. Ничто не принесло бы Маккалему большего удовлетворения, чем возможность намять бока «долговязому».
– Вы чего-то хотите от меня, Райерсон? – мрачно спросил он.
– Отчаянно, – признался Райерсон. – Могу я присоединиться к вам?
Едва этот раздражающе-приятный джентльмен уселся напротив него, Дэниел нетерпеливо спросил:
– Вы пришли сюда выпить?
– Я закажу то же, что и вы.
– Подходяще, – буркнул Дэниел, но тут же выругал себя. Эрика заслуживала большего. – Чем могу быть полезен?
– Я хотел бы поблагодарить вас. За то, что вы так бережно доставили Эрику домой.
– Мне для этого даже не пришлось отклоняться от моего маршрута, – пожал плечами Дэниел, пристально вглядываясь в собеседника и пытаясь уловить, догадывается ли тот об интимных отношениях между ним и Эрикой.
– Хорошо, – улыбнулся Джек. – Но я хотел бы зафрахтовать вашу шхуну для другого, более длительного путешествия.
– Позвольте мне высказать предположение, – проговорил Дэниел. – Вы хотите провести таким образом медовый месяц? Полагаю, мисс Лейн еще не знает о таком романтическом сюрпризе? Послушайте меня, Райерсон. Она не будет чувствовать себя уютно на «Ночной звезде». Я могу вам порекомендовать…
– Подождите! – прервал его Джек, выкладывая на стол увесистую пачку банкнот. – Отвезите ее в Париж. Бывает время, когда девушке необходимо поговорить со своей матерью, и именно сейчас оно настало.
Дэниел, безмолвный и обозленный, уставился на приличное обеспечение. Он не хотел денег Райерсона, он хотел его женщину. Другое дело, что он не принял бы ее при сложившихся обстоятельствах, но, тем не менее, денег от этого человека он брать не хотел.
– Я не осуждаю вас, Маккалем, – продолжал Джек доверительно и серьезно. – Судя по тому, как Эрика говорит об этом, она сама проявила инициативу. Но вам следовало хотя бы из простой вежливости закончить это красиво. Не умерли бы вы, если бы поцеловали ее на прощание, сказав, что никогда ее не забудете или еще какую-нибудь чепуху вроде того. Это упростило бы мою жизнь, заверяю вас. Вместо этого я существую в полном слез и рыданий аду, сотворенном вами за какие-то пять дней.
– А вам бы следовало быть более наблюдательным, когда вы встречали нас в порту.
– Ах да, постыдный поцелуй, – протянул Джек. – Тот самый, который научил бы меня, как надо целовать мою следующую нареченную. Рад сообщить, что я его не видел, однако спасибо за старание. Во всяком случае, то не был прощальный поцелуй, то был задуманный Эрикой подарок мне. – Джек потер глаза и вздохнул. – Она просто сумасшедшая, согласны?
– Простите, что вы сказали? – встрепенулся Дэниел. – Что мы учили вас, как целовать вашу следующую нареченную?
– Эрика все это придумала, Маккалем. Даже после фиаско, которое она потерпела с вами, она по-прежнему считает, что весь мир должен вертеться вокруг романтики, и ничего более. – Понизив голос, Джек добавил: – Сказать по правде, при всей ее красоте и при том, сколько времени я отдал ей, меня всегда немного пугало это ее свойство, а сейчас она просто неудержима. Может, какой-нибудь мужчина в Париже и решится принять вызов, но я намерен уклониться, пока еще нахожусь в здравом уме. Я практически не знаю вас, но все же советую вам поступить точно так же. Некоторые женщины просто невыносимы со дня своего рождения. Полагаю, наша очаровательная Эрика одна из них.
– Думаю, вы правы, – негромко признал Дэниел. – Девушка не в своем уме. И невыносима.
Джек Райерсон явно испытал облегчение от этих слов Дэниела.
– Значит, мы поняли друг друга? – спросил он с осторожностью.
– Безусловно, – последовал ответ Дэниела.
Эрика хотела только одного: погрузиться в горестные переживания по поводу своей несчастной любви, однако совесть не позволяла ей этого. Стоило ей подумать о Саре, о жестоких испытаниях, выпавших на долю этой женщины с нежным сердцем, и Эрика призывала себя к терпению. В настроении Сары в эти дни ей чудилось нечто странное, почти зловещее. У нее то и дело наступали периоды меланхолии, во время которых она отказывалась разговаривать с Эрикой и которые прерывались внезапными вспышками восторженного состояния. Тогда она принималась высказывать загадочные замечания о «вторых шансах», «гении» Рассела Брэддока и о чудесах. У Эрики создавалось впечатление, что разум несчастной женщины распадается у нее на глазах. Мало того что глупые письма Эрики Сара называла «самыми большими сокровищами», она еще, оказывается, обдумывала планы самоубийства!
«Ты считаешь, что твое сердце разбито, Эрика Лейн, а представь себе, что вся твоя семья погибла, когда тебе еще не исполнилось пятнадцати лет! Джек был совершенно прав. Разум бедной женщины пострадал так же, как и ее сердце».
Она жалела и Дэниела, вспоминая рассказ Шона о том, какие страдания его другу пришлось перенести в детстве и юности. Эрика в семнадцать лет тяжело переживала утрату отца и хорошо понимала, каково было Саре и Дэниелу перенести в раннем возрасте потерю всех своих близких.
«Шон был прав, – твердила она себе, – Дэниелу Маккалему не нужно любить кого-то еще. Он может любить море – оно всегда рядом, неукротимое и вечное. Он не в состоянии полюбить еще одну женщину и новых детей. И он не может любить тебя! Эгоистично с твоей стороны желать иного, и вполне разумно с его стороны, как человека холодного сердцем и практичного, положить конец вашим отношениям именно таким образом».
Если бы только он не повел себя так жестоко! Даже понимая, что он защищал себя от эмоций, которые могли бы терзать его, невозможно принять тон, каким он разговаривал с ней на палубе в то последнее утро. Приказал убираться со шхуны, назвал ее настоящим бедствием и не позволил ей попрощаться с Полли – эти поступки нельзя ни извинить, ни оправдать.
Вот почему, когда дворецкий Джека доложил, что капитан и Полли Маккалем приехали повидаться с мисс Эрикой, она ужасно разозлилась. Он защищал свое сердце от нее – почему бы ей не поступить точно так же и не попросить Джека выпроводить его? Но она должна повидать Полли – ведь девочка ни в чем не виновата. И Эрика быстро переоделась в скромное, но очень ей идущее зеленое платье.
Эрика едва успела собрать волосы в строгий, точно у почтенной матроны, пучок на затылке, как в комнату ворвалась невероятно возбужденная Сара.
– Он не может жить без тебя! И с ним ребенок! Скорее, Эрика! Мне не терпится с ними познакомиться.
Эрика уставилась на нее в полном изумлении.
– И тебя ничуть не волнует перспектива познакомиться с капитаном Маккалемом?
– Сомневаюсь, что он обратит на меня внимание. Он приехал повидать тебя. Он, наверное, хочет заключить тебя в объятия и увезти на свой остров.
– Не думаю, – невесело отозвалась Эрика. – Скорее всего Полли соскучилась по мне так сильно, что он решил привезти ее, чтобы я объяснила девочке, почему исчезла столь внезапно. Быть может, он и скверный возлюбленный, но отец, безусловно, хороший.
– Это судьба, – возразила Сара. – Все получается так, как и предсказывал мистер Брэддок. Счастливо в конечном итоге.
– Господи, Сара, это совсем не так! И с каких это пор ты превратилась в сваху? – Эрика покачала головой, тем не менее довольная, что у Сары снова хорошее настроение. Бросила последний взгляд на себя в зеркало и направилась к двери. – Приходи и познакомься с ними, если тебе хочется. Но не забывай, что Маккалем разбил мое сердце. Я бы ни за что не стала с ним встречаться, если бы не Полли.
Эрика сбежала по лестнице и вошла в гостиную, где Джек в это время угощал Полли леденцами, а Дэниел нетерпеливыми шагами мерил пол перед камином. Отказав себе в удовольствии полюбоваться красотой капитана, облаченного в свою обычную куртку и обтягивающие брюки, Эрика опустилась на колени, едва Полли подбежала к ней, и крепко обняла девочку.
– Эрика! Я так скучала по тебе!
– Я тоже соскучилась, девочка моя. Какая ты нарядная! Если бы я знала, что у тебя есть такое красивое платье, я бы заставила тебя надевать его каждый день.
– Папа купил мне его вчера. Он хотел, чтобы все было хорошо, когда мы увидимся с тобой.
– Ты всегда хороша, милая. – Эрика крепко прижала Полли к себе. – Я очень рада, что ты здесь. Прости, что я уехала со шхуны, ничего тебе не объяснив и не попрощавшись.
– Папа мне все объяснил.
– Правда?
– Правда. Он сказал, что вышло недоразумение.
– Понятно… – Эрика впервые посмотрела на капитана. – Какое точное определение для всего этого путешествия. – Она встала и гордо выпрямилась, протягивая Дэниелу руку. – Здравствуйте, капитан Маккалем.
Он приблизился, слегка поклонился и поцеловал Эрике кончики пальцев.
– Здравствуйте, мисс Лейн.
– Я не хотела бы вмешиваться, – забормотала Сара откуда-то сзади. – Но мне пришло в голову, что, если вам надо поговорить наедине, мы с Полли могли бы подняться в детскую и побыть с нашими девочками.
– Прекрасная мысль, Сара, – просиял Джек. – Девочки будут рады новой подружке. Ну как, Полли? Ты увидишь кукольный домик, который Эрика заставила меня купить им в прошлом году. Он стоил дороже, чем большой дом, в котором ты сейчас находишься.
– Джек! – одернула его Эрика, но тут же ласково улыбнулась Полли. – Хочешь посмотреть? Поскольку мне нет необходимости оставаться здесь с твоим папой, я могла бы сама отвести тебя туда.
– Не надо, – поспешила вмешаться Сара. – Нам с Полли и без тебя будет неплохо. Я уверена, что вам с капитаном есть о чем потолковать. – Застенчиво улыбнувшись, она протянула руку Дэниелу. – Я столько читала о вас, капитан. Для меня большая честь наконец познакомиться с вами лично.
Дэниел смутился, однако поцеловал кончики пальцев Саре столь же галантно, как и Эрике.
– Так вы читали обо мне? Вы имеете в виду письма Брэддока?
– И письма Эрики. – Сара засмеялась. – Не беспокойтесь, капитан. Я не больше заинтересована в вас как в супруге, чем вы во мне. Но я в восхищении от вас по множеству других причин.
– Хотелось бы мне когда-нибудь взглянуть на эти письма.
– Но вам это не удастся, – отрезала Эрика. – Полли, детка, может, ты и вправду побудешь с Сарой несколько минут?
К удивлению Эрики, девочка схватила ее за руку, вцепившись так, словно вообще не собиралась отпускать.
– Я хочу быть с тобой. Я очень по тебе соскучилась. Дядя Шон говорил, что мы, может быть, больше никогда тебя не увидим.
– Боже мой! – Эрика снова опустилась на колени и обняла Полли. – Напомни мне, чтобы я пробрала его как следует, когда мы с ним увидимся в следующий раз. Видеться мы будем часто, уж поверь мне. – Она сморгнула навернувшиеся слезы и ласково успокоила девочку: – Самое большое мое желание – увидеть тебя взрослой девушкой, вокруг которой так и вьются поклонники, а твои матросы спешат выполнить любую твою команду. Ты не отделаешься от меня много лет, это я тебе твердо обещаю.
– Ты всегда говоришь правильные вещи. – Полли вздохнула и прижалась головой к груди Эрики. – Я хочу быть такой, как ты.
– О нет, дружок, избавься от этого желания как можно скорее. – Эрика слегка сдвинула брови. – Если ты станешь похожей на меня, твой папа постарается от тебя отделаться.
– Что? – спросила Полли, явно не понимая, о чем речь.
– Ничего, дружок, – ответила Эрика и поцеловала ее в щечку. – Хочешь полюбоваться кукольным домиком? Сара обещает, что не задержит тебя надолго.
Полли кивнула.
– Я никогда не видела кукольных домиков.
Она взглянула на отца, молча спрашивая разрешения, и Дэниел согласно наклонил голову. Полли взяла протянутую ей руку Сары, они вышли в прихожую и стали подниматься по лестнице, дружески болтая по пути.
Едва Полли скрылась из виду, Эрика нахмурилась всерьез.
– Как ты смел сюда явиться?
– Я приехал попросить прощения…
– Можешь не трудиться! – отрезала она. – Джек, прогони его.
– Это не имело бы смысла, поскольку я сам его пригласил, – усмехнулся Джек.
– Что?! – выдохнула Эрика. – О чем ты думал?
Капитан снова приблизился к ней.
– Между нами, то есть между тобой и мной, произошло недоразумение…
– Ты имеешь в виду тот факт, что ты повел себя как бессердечный негодяй? – прошипела она, резко вырывая у Дэниела руку. – Есть ли еще какой-то повод для твоего появления?
– Он собирается отвезти тебя в Париж, – пояснил Джек. – Чтобы ты повидалась с твоей…
– Этого не будет!
Дэниел сочувственно усмехнулся.
– Позвольте мне уладить дело, Райерсон. На вашу долю и без того выпало немало неприятностей.
Джек признательно кивнул и ретировался в угол.
– Итак? – потребовала ответа Эрика. – Зачем ты здесь?
– Моя дочь была безутешна.
– Что ж, – несколько смягчила тон Эрика, – ты хорошо сделал, что привез ее. Но ты повел себя неправильно, прогнав меня и не позволив объяснить ей мой отъезд. Теперь я понимаю, почему ты так поступил, но все равно это непростительно.
– Я согласен. И смиренно прошу прощения.
– О-о! – только и произнесла Эрика в ответ и прикусила губу, чтобы не растаять и, что еще хуже, не поддаться его обаянию. – Я буду писать Полли каждый месяц и навещать ее раз в год. А теперь уходи.
– Я ведь пришел, чтобы пригласить тебя на званый вечер.
– Что? – возмутилась Эрика. – Ты воображаешь, что я пойду куда-то – куда бы то ни было! – с таким, как ты?
– Шон считал, что ты должна там быть. Поскольку это твоих рук дело.
– Шон и Бетси? – Эрика, как ни старалась, не смогла удержаться от улыбки. – О, Дэниел! Как это замечательно! Разумеется, мы там будем. Джек, я надеюсь, у тебя нет других планов…
– Ноги моей больше не будет в Салеме, – энергично возразил Джек. – Мне там нечего делать. Если хочешь, поезжай с Маккалемом. Или не езди, как угодно. Только избавьте меня от этого.
Дэниел подошел к ней совсем близко и упрямо повторил:
– Между нами произошло недоразумение. Будь я проклят, если собираюсь мучиться из-за этого всю оставшуюся жизнь.
– Не вздумай обвинять меня в своих мучениях, – заявила Эрика. – И не вини ни в чем твоих чудесных детей.
– Что такое?
– Тебе хотелось бы плавать на клипере в далеких просторах неизведанного Тихого океана, а вместо этого ты вынужденно привязан к берегу и винишь в этом всех, кроме самого себя, – еще более резко проговорила Эрика. – Но меня, пожалуйста, уволь, моей вины здесь нет. Я всего лишь просила тебя относиться ко мне с должным уважением в течение того короткого времени, пока мы были вместе. У меня даже мысли не было просить или хотеть большего. Ты льстишь себе, если думаешь иначе.
Эрика полагала, что Дэниел наконец-то потеряет терпение, но в это время вперед выступил Джек и что-то пробормотал капитану в самое ухо. Тот кивнул и провозгласил:
– Так ты поедешь со мной на свадьбу Шона или нет?
– Что ты ему сказал? – опалив Джека пылающим взором, потребовала ответа Эрика.
– Я спросил, не сходить ли мне за его дочерью, – спокойно сообщил тот. – Если вы не посетуете на мое кратковременное отсутствие, я именно этим и займусь.
Эрика вспыхнула от негодования, но не успела даже рта раскрыть, как Джек улетучился, перепрыгивая по лестнице через две ступеньки, а она осталась наедине с Маккалемом. К ее вящему неудовольствию, капитан смотрел на нее такими глазами, что ей припомнились все их совместные греховные радости.
– Оставьте при себе ваши дерзкие взгляды и фривольные мысли, капитан Маккалем! – дрожащим голосом предупредила она, переходя с ним на вы. – Джек – человек выдержанный, но если вы посмеете дотронуться до меня, он вас убьет. Можете в этом не сомневаться!
– Он очень привязан к вам, – согласился Дэниел. – И в самом деле долговязый.
Эрика сделала глубокий вдох, потом спросила с холодной усмешкой:
– Не окажете ли вы мне любезность, капитан?
– Все, что вам угодно.
– Сообщите, что вам на самом деле сказал Джек перед уходом?
– Напомнил мне, что вы не в своем уме, – вполне серьезным тоном поведал Маккалем. – Это обстоятельство позволяет нам с ним правильно относиться к вам, когда вы начинаете нести чепуху.
– Понятно. – Эрика попыталась изобразить совсем уж ледяную улыбку, но, повернув голову, увидела на лестнице Полли и воскликнула: – А вот и ты! Ну что, видела кукольный домик?
– Да, он очень красивый, – ответила девочка. – Сара хочет, чтобы я осталась здесь и играла с девочками, пока вы будете у дяди Шона.
– Нет! – в один голос запротестовали Эрика и Дэниел, после чего Эрика, спохватившись, добавила уже мягче: – Спасибо за предложение, но я очень скучала без Полли и не хотела бы с ней расставаться.
Сара наморщила лоб.
– Капитан, мне понятно ваше нежелание оставлять девочку с кем-то, кроме членов семьи. Но со мной она в полной безопасности. Мы очень славно провели время вместе, правда, Полли?
– Да, это было хорошо, – без особого энтузиазма подтвердила Полли, – но я хочу поехать вместе с Эрикой.
– Значит, решено, – с облегчением вздохнула Эрика. – Но мне понадобится несколько минут, чтобы собраться. А ты, Полли, пока поиграй с Мэри и Джейни.
– Берите, что вам нужно, в расчете на неделю, – посоветовал Дэниел. – Званый вечер будет завтра, а свадьба назначена на вторую половину дня в воскресенье.
Эрика посмотрела на Джека с обидой, однако еще раз приглашать его с собой не захотела. Судя по выражению его лица, он считал минуты, остававшиеся до того, когда он вернется к своим гроссбухам и привычному распорядку жизни.
– Я пробуду там до утра понедельника, ни минутой дольше. Джек, ты будешь хотя бы настолько любезен, чтобы прислать за мной твоего кучера? Капитан, я уже говорила, что на сборы мне нужно всего несколько минут.
– С удовольствием подожду вас, мисс Лейн, – заверил он ее. – Кого же мы увидим? Принцессу или крестьяночку?
Эрика вспыхнула, а Полли захлопала в ладоши от восторга.
– Принцессу! Нашу любимую! Правда, папа?
– Одну из любимых, – поправил капитан с дерзкой ухмылкой.
– А мне кого ожидать? – спросила Эрика. – Пирата или дикаря?
– Преданного слугу, несмотря на все его бурные выходки.
Джек зааплодировал.
– Отлично! Эрика, иди переодеваться. У меня дико много работы.
Эрика, обогнав его на лестнице, сделала недовольную гримаску.
– Я снова презираю тебя, Джек Райерсон.
– Я начинаю к этому привыкать, – ответил он. – С другой стороны, я всегда буду любить тебя, и с этим ты ничего не поделаешь.
– Любовь! – фыркнула она сердито. – Как будто хоть один из вас что-нибудь в ней понимает!
Она унеслась вверх по лестнице, ни разу не обернувшись и стараясь не думать о том, что они с Дэниелом – и с Полли, конечно! – скоро окажутся вместе в тесном пространстве экипажа, уносящего их назад в Салем.
– И она сказала, что хочет подарить мне на следующей неделе, в мой день рождения, совершенно особенную вещь. И еще она сказала, что я напоминаю ей о покойном братике, – болтала Полли (этим она занималась без перерыва с момента отъезда из Бостона). – Она такая добрая.
– Сара и ее маленький брат были очень близки, – объяснила Эрика. – Очень славно, что она сравнивает тебя с ним.
– Он был совсем маленьким, когда умер, – продолжала девочка. – Но Сара считает, что он стал бы моряком, потому что они жили у самого моря. Как мы.
– Так вот о чем она вела разговоры все это время? – нахмурился Дэниел. – О погибшем мальчике? Я думал, тебя позвали поиграть с сестрами Райерсона.
– Самое главное, что она хорошо провела время и посмотрела кукольный домик, – возразила Эрика, бросив на Дэниела весьма выразительный взгляд. – Полли, ты хочешь, чтобы я подарила тебе такой домик на день рождения? Чудесный, с прекрасной мебелью?
– Очень хочу! Мы еще будем в Салеме в мой день рождения, папа? Я не хочу остаться без подарков.
Дэниел сделал вид, что обдумывает ответ, потом произнес:
– Я бы сказал, что это зависит от Эрики.
Эрика старалась не смотреть на Дэниела и не разговаривать с ним без особой надобности, но тут она была вынуждена спросить:
– Бетси будет с вами, когда вы уйдете в плавание?
– Сомневаюсь. Хотя ей были бы рады. Шон это знает. Но с другой стороны, нам надо отплыть на остров не позже чем через неделю, до начала сезона ураганов.
– А ты поедешь вместе с нами, Эрика? – с надеждой спросила Полли.
– Бог мой, нет. Я, видимо, уеду в Париж. На большом океанском пароходе.
Эрика заметила, что Дэниел стиснул зубы, – быть может, при упоминании о большом пароходе, а может, по иной причине. Не имеет значения. Во время этой поездки в экипаже она в конце концов решила принять его извинения, но это вовсе не означало, что Эрика намеревалась продолжать с ним любовную связь. Надо сохранить с ним дружеские отношения, но брак между ними выглядел бы смешным.
– Почему бы вам, дорогие леди, не пообщаться между собой без меня? – вдруг предложил Дэниел и постучал по крыше. Едва экипаж остановился, он выскочил наружу, бросив Полли через плечо: – Встретимся в доме твоей бабушки. Ты уж проследи, чтобы О'Рурки устроили нашу гостью поудобнее.
Скрывшись ненадолго из виду, он появился снова, но уже верхом на высоком гнедом коне, который до того шел на привязи позади кареты, и весело попрощался по-французски:
– Au revoir, mademoiselles!
type="note" l:href="#n_4">[4]
И ускакал в облаке пыли, вынудив Эрику гадать, не слишком ли резко она его оттолкнула.
– Тебе не показалось, что он обиделся, Полли? – спросила она.
– Папа ненавидит экипажи, – объяснила девочка. – Но он говорит, что леди они нужны из-за их нарядных платьев. – Голос у Полли сделался мечтательным, когда она сказала: – Я люблю лошадей. А ты?
– Я их обожаю. Надо было нам настоять, чтобы мы все отправились в Салем верхом. Но ничего, зато в дороге нам с тобой удастся вдоволь поговорить. К тому же у тебя очень нарядное платье, и было бы жаль его испортить. У тебя есть костюм для верховой езды?
– Не для девочек.
– Постараемся подобрать для тебя что-нибудь элегантное и удобное. И вообще тебе нужно обзавестись новым гардеробом. Хорошо, что у тебя есть нарядное платье, в котором ты появишься на свадьбе у дяди Шона. Ты знакома с Бетси?
Полли кивнула.
– Она долго была подружкой дяди Шона. И приходила в гости в бабушкин дом, когда мы были здесь.
– Она хорошенькая?
Девочка снова кивнула.
– И милая. Я думала, ты ее знаешь. Дядя Шон говорил, что это ты их сосватала.
– Он так говорит? Это хорошо. – Эрика заметила, что глаза у девочки слипаются, и ласково обняла ее за плечи. – Ты не хочешь немного поспать, детка?
– Только одну минутку. – Полли зевнула и уютно устроилась рядом с Эрикой. – Я так скучала без тебя. Боялась, что ты не поедешь с нами, но папа сказал, что уговорит тебя. И уговорил. Это очень хорошо.
– Сейчас все хорошо, Полли, а потом, когда пройдет эта неделя, мы найдем способы видеться почаще.
– Папа говорит, что женится на тебе и ты уедешь с нами на остров навсегда, – бормотала Полли все тише, и голова ее сонно склонялась на плечо.
– Он так сказал? – встрепенулась Эрика, но девочка уже спала.
Прикусив нижнюю губу, Эрика мысленно пыталась разобраться, о чем же все-таки думает Дэниел. То он груб с ней, то хочет на ней жениться…
«Ты должна быть с ним очень строгой, – наставляла она себя. – Не забывай, как он ругал тебя тогда на палубе. Прими его извинения, потому что в глубине души он вовсе не такое несносное животное, каким прикидывается. И будь благодарна ему за то, что он позволил тебе побыть с Полли, пока «Ночная звезда» не уплывет отсюда».
Прижав к себе спящую девочку, Эрика старалась не грезить об их любви, которая, как она понимала, не могла быть простой, не могла быть спокойной и потому вообще вряд ли могла считаться любовью…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Охваченные страстью - Донован Кейт

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Охваченные страстью - Донован Кейт



Мне очень понравился.
Охваченные страстью - Донован Кейткатя
6.10.2013, 15.25





Восхитительнейший роман,буду читать его уже 5 или 6 раз и все равно интересно
Охваченные страстью - Донован КейтКсения
4.06.2015, 1.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100