Читать онлайн Игра сердец, автора - Донован Кейт, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра сердец - Донован Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра сердец - Донован Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра сердец - Донован Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Кейт

Игра сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Люк! Джонни! Неужели это вы?
Они повисли на ней, сшибли ее на землю и принялись тискать, дергать и обнимать, ничего не замечая вокруг.
— Ты здесь! Ты приехала! — вопил Джонни. — Откуда ты взялась, Сюзанна?
— Я приехала, потому что страшно соскучилась без вас обоих. Господи, да вас не узнать! Ты уже почти с меня ростом, Люк Йейтс!
— И я тоже! — выкрикнул Джонни.
— Тогда стой, где стоишь, Джон Деннис, чтобы я лучше разглядела тебя. Хочу посмотреть, насколько ты прав.
Крошечный мальчуган, поднявшись с земли, выпрямился, вытянул руки по швам и замер.
— Видишь?
— Да, ты уже совсем большой, — кивнула Сюзанна.
Люк тоже поднялся на ноги и, к удивлению Сюзанны, протянул руку, чтобы помочь ей встать.
— Благодарю вас, мистер Йейтс, вы стали самым настоящим джентльменом. — Легко вскочив, Сюзанна порывисто прижала мальчиков к себе. — Не могу поверить, что мы снова вместе. И где! — Понизив голос, она ласково добавила:
— Ваш отец все рассказал мне. Это так.., несправедливо.
Карие глаза Люка затуманились, — Нам было по-настоящему страшно, Сюзанна. Мама сначала сильно кашляла и чем дальше, тем больше слабела.
В последние дни она так изменилась…
— Мне очень жаль, милый.
— Да, она сильно-сильно кашляла, — эхом повторил Джонни. — А мы боялись огорчить ее, потому что она казалась очень усталой.
— Я нисколько не сомневаюсь, что вы старались ей помочь, — сочувственно пробормотала Сюзанна. — А доктор Лэнгем навещал ее?
— Он приходил каждый день, даже после того как дядя Алекс забрал нас к себе.
Сюзанну захлестнула волна благодарности к соседям, которые поступили так благородно по отношению к несчастной семье.
— Хорошо, что Монро не оставили вас в беде.
— Да, — кивнул Джонни. — У них такой большой дом — там можно в салочки играть. Только нам не разрешали.
— Ну теперь у вас тоже есть большой дом, где можно вволю побегать, не так ли? Должно быть, вы страшно удивились, когда увидели ранчо?
— Угу. Теперь мы живем здесь. — На лице малыша появилась неуверенная улыбка. — Сюзанна?
Она откинула с его лба прядь темных волос.
— Да, дорогой.
— Ты теперь наша новая мама?
— Что? О Господи… — Она закусила губу, но тут же заставила себя улыбнуться. — Не знаю, с чего ты это взял, но…
— Папа сказал, что привезет нам новую маму, — твердо заявил малыш. — Стало быть, теперь ты наша новая мама.
— Но папа сказал, что привезет незнакомую тетю, — перебил брата Люк. — А Сюзанна — знакомая. Она наша.
— Люк прав. — Сюзанна ласково улыбнулась Джонни. — Я приехала ненадолго. А невеста вашего папы немного задержалась, но она приедет сюда еще до конца лета и обязательно вам понравится, обещаю.
— Нам она не нужна. — Люк независимо пожал плечами.
— Нам нужна ты, — прибавил Джонни, обхватив руками Сюзанну за шею. — Пожалуйста, останься!
— Не могу, дорогой. И давай не будем об этом, чтобы не портить радость от этой встречи.
— Сюзанна!
— Да, Люк?
— А мы не можем потом поехать с тобой?
Сюзанна внимательно посмотрела мальчику в глаза.
— Это теперь твой дом, Люк. Когда ты привыкнешь к нему…
— Мы не хотим привыкать к нему, мы хотим уехать с тобой и не будем тебе в тягость, обещаю. Я могу работать…
— Хватит об этом, — вмешался хриплый мужской голос, и Сюзанна, виновато вспыхнув, обернулась к Ангусу. Она не слышала, как он подошел, но прекрасно понимала его и не винила — неожиданный оборот, который принял разговор с мальчиками, вывел бы из себя кого угодно.
— Прости, Ангус, мне и в голову не могло прийти, что они посчитают меня за твою невесту.
— Сюзанна просто приехала в гости, — сухо объяснил сыновьям Ангус. — Она даже хотела приготовить ужин, но гроза приближается быстрее, чем я думал, так что нам придется возвращаться в город. Жена судьи была так добра — она обещала покормить нас…
— Я не хочу есть у него в доме, — запротестовал Джонни. — Вечно она все пересаливает! И спать там тоже не хочу!
У них все перины в комках и шишках. Может, давай лучше оставим у себя Сюзанну?
— Посмотри на него, — сухо посоветовал Люк младшему братишке, кивнув в сторону отца. — Он просто не хочет, чтобы она осталась.
— Довольно! — прорычал Ангус. — Отправляйтесь в дом и приведите себя в порядок.
Люк уже открыл было рот, собираясь возразить, но Сюзанна, заметив это, тут же вмешалась:
— А знаешь, кто вас ждет в городе? Меган Брэддок! Она просто умирает от желания увидеть вас обоих. Ну скажи, разве это не здорово?
Глаза Джонни засияли.
— И собаку она привезла?
— Коппера? Нет, дорогой, Коппер уже слишком стар, чтобы пускаться в такое длинное путешествие. Мы оставили его у дяди в Чикаго.
— Черт!
— Чтобы я больше никогда такого не слышала, Джон Деннис! — Сюзанна старалась казаться рассерженной, но у нее это не очень получилось. Не выдержав и рассмеявшись, она шутливо потормошила мальчика. — А теперь беги и умойся, как велел папа; у нас впереди долгая дорога.
Повернувшись к Люку, Сюзанна ласково погладила его по щеке. Лицо малыша было хмурым — похоже, он здорово обиделся на отца.
— Ты ведь тоже рад повидаться с Меган, да, Люк?
Тот молча кивнул, старательно избегая ее взгляда.
— Тогда, может, пойдешь умоешься?
Он снова кивнул, потом порывисто схватил братишку за руку.
— Мы сделаем это ради тебя, Сюзанна, а не потому, что он так велел! — Оба стремглав понеслись к дому, словно испугавшись, что после такого заявления Ангус ринется за ними и надерет уши.
Сюзанна, подбоченившись, повернулась к Ангусу.
— Ну.., и что все это значит?
— Не вмешивайся.
— А ты не смей указывать, что мне делать!
— Ладно, не стоит ссориться. Желаешь посмотреть дом?
— Я приехала, чтобы увидеть твоих сыновей, а не твой дом!
Ангус кивнул:
— Что ж, еще один довод в пользу того, что им следует поторопиться.
Сюзанна шагнула навстречу, ее голос немного смягчился.
— Ты был так резок с ними, Ангус. Почему?
— Привычка.
— Но это на тебя не похоже, — возразила она. — Скорее, ты разозлился, когда увидел, как сильно они привязаны ко мне. Ну что, я угадала?
— Вздор! С чего бы мне злиться!
— Не хочешь признаться? Тогда ты просто упрямый осел! — Сюзанна вскинула руку, давая понять, что больше не намерена спорить. — А теперь, если ты не против, я бы и в самом деле хотела увидеть дом.
Кивнув, Ангус взял ее за руку.
— Только смотри под ноги — тут полно ям.
Сюзанна шла рядом, молча гадая, что же заставило Ангуса выйти из себя. Его ровный, спокойный характер и голос, от которого на душе сразу становилось легче, когда-то завоевали сердце Сюзанны. Судя по всему, ту же самую спокойную уверенность чувствовали и лошади, охотно подчиняясь ему. Сильный, уверенный в себе, невозмутимый Ангус был неотразим.
Поднявшись на крыльцо, Сюзанна обернулась и окинула взглядом ранчо. Даже под хмурым небом окрестности поражали красотой. Этакий суровый край, решила она про себя; как раз такое место может показаться раем любому ребенку, в особенности если это мальчик. Однако сыновья Ангуса явно мечтают уехать отсюда. Почему? Скучают по дому, конечно, и.., по матери. Дай-то Бог, чтобы это оказалась единственная причина, от души пожелала Сюзанна.
Взяв девушку за руку, Ангус провел ее в дом. Внутри было чисто, но дом выглядел настолько безликим и унылым, что с первого взгляда становилось ясно — женская рука никогда еще не касалась его. Неудивительно, что несчастные малыши чувствовали себя здесь одинокими. Сюзанна вздохнула — теперь понятно, почему они умоляли ее забрать их с собой.
— Хочешь пить?
Очнувшись от своих мыслей, она увидела, что Ангус протягивает ей кружку с водой.
— М-м.., как раз об этом я и мечтала. — Сделав глоток, Сюзанна улыбнулась. — Кажется, я догадываюсь, отчего ты так разочарован. Впрочем, в конце концов, может быть, все к лучшему. Теперь, когда точно известно, кто тебе нужен, мы с Меган поможем дяде Расселу подыскать для тебя подходящую женщину, и она станет как следует присматривать за домом. Все будет хорошо, обещаю.
На губах Йейтса появилась злая усмешка.
— Спустя восемь лет ты решила снова дать мне совет?
Сюзанна расхохоталась.
— Сдается, мой дорогой сэр, сами вы просто не в состоянии сделать правильный выбор! Так что не вам бы жаловаться!
— Кажется, ты права.
Сюзанна окинула его одобрительным взглядом.
— Может, ты и безнадежен, когда речь идет о выборе подходящей невесты, однако письма пишешь просто бесподобно. Когда Рассел Брэддок дал нам почитать то, которое; ты прислал ему, мы с Меган расчувствовались до слез.
— Должно быть, я хорошенько напился, перед тем как написать его.
Предполагая, что Ангус снова ее дурачит, Сюзанна сделала негодующее лицо.
— Только не вздумай сказать об этом Меган! — предупредила она. — Мег считает, что его автор в душе настоящий поэт!
— Приятно слышать.., оказывается, хоть кто-то думает обо мне хорошо.
Оглушительный раскат грома прервал их разговор. Ангус поспешно выбежал на крыльцо и принялся вглядываться в потемневшее небо; при этом лицо его все больше хмурилось.
— Придется тебе все-таки готовить ужин, — не оборачиваясь, бросил он через плечо.
Люк вихрем пронесся мимо Сюзанны и бросился к отцу.
— Пап? Загонять лошадей?
— Да, займись ими. И чтобы все было в порядке, — кивнул сыну Ангус. — Я помогу тебе, только сначала отгоню фургон — похоже, он нам вряд ли понадобится.
— Погоди! — вмешалась Сюзанна. — Уж не хочешь ли ты сказать, что сегодня мы не вернемся в Бент-Крик?
Ангус с усмешкой взглянул на нее.
— Не слишком ли ты волнуешься?
— Перестань валять дурака, Ангус Йейтс! — грозно предупредила девушка и повернулась к Люку. — Ступай, займись лошадьми, как велел отец, а фургон оставь — пусть постоит на месте, пока мы не решим все окончательно с твоим отцом.
Мальчик стремглав понесся к конюшне, а Сюзанна, проводив его взглядом, обернулась к хозяину дома.
— Я волнуюсь не за себя, а за Меган: мне не очень-то хочется оставлять ее на ночь, да еще в компании Бена.
— У них отдельные комнаты, кроме того, ты забыла про судью и его жену, — напомнил Ангус.. — Так что с ней все будет в порядке.
— Ты не знаешь Бена Стила — он упрям, словно сам черт, и так же хитер. К тому же у него есть план, как заполучить Меган.
— — План? — Ангус ухмыльнулся. — Забавно! У меня на этот вечер тоже имелись кое-какие планы!
— Только умоляю, избавь меня от деталей и.., отвези в город после ужина, ладно?
— Нет, тогда уж ты останешься, а я вернусь в город и сам пригляжу, чтобы этот игрок вел себя примерно. Надеюсь, тебе не страшно остаться здесь одной с мальчишками?
— Конечно, нет. Как только такое могло прийти тебе в голову!
Заметив, что он потянулся за дождевиком, Сюзанна схватила его за руку.
— Может, сначала поешь?
— А что, пожалуй. Сказать по правде, терпеть не могу пересоленное. Думаешь, Меган выдержит еще пару часов?
— Не сомневаюсь.
— Тогда пойду помогу Люку, а тебе поможет Джонни — покажет, где что лежит. И еще…
— Да?
— Хорошо, что ты все-таки приехала. Честно говоря, я чертовски боялся появления в этом доме совершенно незнакомой женщины, боялся снова сунуть голову в ту же петлю…
— Могу себе представить, — пробормотала она. — Держу пари, что и мальчики чувствовали бы себя не очень счастливыми.
Ангус кивнул и широко улыбнулся:
— А теперь у нас в гостях малышка Сьюзи Хеннесси, которая пообещала приготовить нам ужин, — одного этого достаточно, чтобы человек поверил в чудеса!
У Сюзанны сразу зачесался язык. Она уже больше не «малышка Сьюзи», и ему не мешает об этом знать. Впрочем.., возможно, годы, когда они были детьми, представляются Ангусу лучшими в его жизни — ведь тогда он еще не встретил Кэтрин.
Собственно говоря, то же самое происходило сейчас и с ней. Перед ней снова стоял тот самый юноша, которого она помнила с детства, — рослый, сильный, со спокойным, уверенным голосом и темно-синими глазами, от одного взгляда которых ноги у нее становились словно ватные.
— Думаю, малышке Сюзанне Хеннесси лучше бы заняться ужином. — Смущенно улыбнувшись, она чуть отодвинулась от него. — А ты иди помоги сыну, мистер Йейтс. И постарайся нагулять аппетит, потому я намерена испечь вам бисквиты по рецепту моей матушки.
— Неужели не шутишь? — Синие глаза вспыхнули. — Я еще не забыл, как она приберегала их для меня, когда я по воскресеньям забегал к вам поужинать.
— Она всех нас баловала, благослови ее Бог!
Ангус кивнул:
— Да, и при этом трудилась как вол, работая на Монро.
Сюзанне показалось, будто он хотел что-то добавить, но оглушительный удар грома прервал их воспоминания.
Ангус поспешно двинулся к двери.
— Если тебе что-то понадобится, пошли за мной Джонни.
Глядя ему вслед, Сюзанна поклялась, что приготовит нечто необыкновенное, способное напомнить о домашнем уюте не только Ангусу, но и Джонни с Люком. Мальчики не должны чувствовать себя осиротевшими и со страхом ожидать появления чужой женщины, которая станет их мачехой.
А Ангус и Сюзанна смогут снова ощутить себя детьми, вернувшись в те дни, когда в их жизнь еще не вошла Кэтрин.
Они будут смеяться знакомым шуткам и сделают вид, что ничто не изменилось.
* * *
— Ну-ка открой нам правду, Сюзанна. — Ангус засунул себе в рот половину бисквита. — У них там много кукол?
— Не меньше пяти сотен, если хочешь знать. Ряд за рядом, ряд за рядом. У Ноуэл Брэддок больше кукол, чем у любой другой девушки в мире. Днем от них глаз нельзя оторвать, а вот ночью… — Сюзанна понизила голос до шепота:
— ..Я готова поклясться, что ночью они смотрят на меня в темноте.
Мальчики от удивления вытаращили глаза.
— Правда?
— Честное слово! Я изо всех сил стараюсь уснуть, но мне страшно. Я все время думаю: а что будет, если все они разом кинутся на меня? — Улучив момент, она с рычанием схватила младшего из мальчиков за бока.
Джонни пулей взвился в воздух, а Люк с Ангусом покатились со смеху.
— Кукол боишься! — насмешливо бросил Люк братишке. — Даже девчонки их не боятся!
Джонни надменно вздернул подбородок.
— Я боюсь только тех, которые таращатся в темноте. Ты их тоже боишься, а если говоришь, что нет, значит, ты врун, каких еще свет не видывал.
Люк усмехнулся:
— Напугай его снова, Сюзанна! Мне понравилось.
— Потом, — пообещала она. — Самую свою страшную историю я приберегу, чтобы рассказать вам на ночь. И на твоем месте, Люк Йейтс, я бы так не задирала нос — вдруг ты испугаешься сильнее Джонни?
— Я уже слишком взрослый, чтобы пугаться каких-то девчачьих историй, — важно заявил Люк. — Давай рассказывай прямо сейчас!
— Сначала мы поедим, — вмешался Ангус. — Все приготовлено, верно? Будет несправедливо, если Сюзанна останется голодной.
Хотя сказано это было самым доброжелательным тоном, Люк дернулся, как от удара хлыстом, и глаза его недобро сузились. Пробормотав что-то себе под нос, он принялся за еду.
Ангус, казалось, ничего не заметил, но Сюзанна видела все. От ее острого взгляда не укрылось и то, что из глаз Джонни вдруг исчезла вся радость. Чем бы тут помочь, гадала она.
Скорее всего ничем — дело зашло уже слишком далеко.
Ужин доедали в молчании. Только когда с едой было покончено, Джонни решился наконец обратиться к отцу.
— А можно мне пойти в конюшню посмотреть, как там новый жеребец?
Кивнув, Ангус повернулся к Люку.
— Ступай с братом, присмотри за ним.
— И побыстрее возвращайтесь — мне без вас скучно, — поспешно добавила Сюзанна.
Дождавшись, когда за мальчиками захлопнется дверь, Ангус улыбнулся:
— Спасибо, дорогая. Ужин получился отменный.
— Джонни так же обожает бисквиты, как ты когда-то. — Сюзанна улыбнулась. — Он просто очарователен.
— Да. Славный парень.
— И Люк тоже.
Ангус кивнул.
— Похоже, мне пора, а то гроза совсем разойдется. Ты точно не боишься остаться одна с мальчишками?
— Я боюсь только за тебя.
— Ну да, а вдруг меня шарахнет молнией! — пошутил он и, вскочив на ноги, направился к двери. — Надеюсь, тебе будет меня не хватать.
— Еще как! — Подбежав, Сюзанна привстала на цыпочки и поцеловала Ангуса в щеку. — Помни, что с Бена Стила ни на минуту нельзя спускать глаз, и поскорее возвращайся, Ангус Йейтс, Я буду скучать по тебе.., и твои сыновья тоже.
Ангус внимательно посмотрел на нее с высоты своего роста.
— Спокойной ночи, Сюзанна, я постараюсь вернуться как можно скорее, обещаю.
Убедившись, что Ангус ушел, Сюзанна неторопливо прошлась по комнате и села перед огромным каменным камином, наслаждаясь одновременно исходившим от него теплом и запахом Ангуса, оставшимся у нее на губах. Прощальный поцелуй — такой невинный, точь-в-точь как тот, которым они обменивались, когда были еще детьми, — сейчас стал воплощением ее девичьей менты, и она была благодарна судьбе за этот подарок.
— Сюзанна!
— А, Джонни! Я и не слышала, как ты вошел! — Заметив, что у мальчика в глазах мелькнула тревога, Сюзанна мягко спросила:
— Что-нибудь не так?
— Ты прогнала папу?
— Господи, какой ты глупый! Просто он отправился проведать Меган и убедиться, что жена судьи не насыплет ей в тарелку слишком много соли.
Лицо мальчика просветлело, и он весело расхохотался.
— А Люк сказал, прогнала, потому что он вечно на всех; рычит.
Поколебавшись, Сюзанна привлекла мальчика к себе.
— Просто у папы много забот, — объяснила она и, тут же заметив стоявшего в дверях Люка, поманила его к себе. — Я попросила вашего отца съездить посмотреть, как там Меган.
— Ты уже говорила это Джонни. — Пройдя через комнату, Люк устроился напротив них возле самого камина. — Я рад, что он наконец уехал. А ты?
Склонив голову на плечо, Сюзанна с усмешкой оглядела ребят.
— Между прочим, ваш папа, уезжая, сказал, что вы оба славные.
— Зато он — не славный. Он плохой!
Сюзанна, не соглашаясь, покачала головой:
— Он столько лет жил один. Может, стоит дать ему время, тогда он научится и станет хорошим папой?
— Он и так знает, как им стать. — Глаза Люка и Сюзанны встретились. — Ему надо всего лишь вспомнить прежнее время. Тогда я был еще совсем маленьким…
— Я-то не забыла, — вздохнула Сюзанна.
— И я, — присоединился к ним Джонни.
Сюзанна хорошо знала, что это не так: когда Ангус уехал из города, младший Йейтс даже не научился ползать. А вот Люк скорее всего хорошо запомнил отца.
Тогда весь город с умилением любовался, как маленький Люк Йейтс гордо восседает на спине вороного жеребца вместе с отцом. Мальчишка старался копировать каждое движение, каждый жест Ангуса, ставшего для него кумиром, — он хмурил брови и улыбался в точности как отец.
Теперь Люк Йейтс надеялся, что Сюзанна поможет ему справиться с его кошмарами. Сначала мальчишка потерял отца, а вслед за ним мать. Отца он вскоре обрел снова, но по странной иронии судьбы до сих пор почти не знал его;
Девушка со вздохом погладила мальчугана по щеке.
— Почему бы вам, ребята, не раздеться и не отправиться в постель? А как только вы устроитесь под одеялом, я приду к вам, и мы придумаем что-нибудь интересное.
Вскочив на ноги. Люк обрадованно кивнул. От слов Сюзанны ноша, тяжким грузом лежавшая у него на плечах, казалось, сразу стала легче. Но на румяном личике Джонни по-прежнему было написано беспокойство.
— Сюзанна… — запинаясь пробормотал он.
— Да, милый?
— А ты расскажешь нам страшную историю, как обещала?
— Хм… Видишь ли, такие истории обычно называют под одеяльными — как ты думаешь, почему?
Глаза малыша вспыхнули.
— Потому что их рассказывают под одеялом, да?
— Угадал. А теперь марш в постель, живо!
* * *
Сюзанна начала с истории о том, как один мальчик услышал страшный «бум-бам-бам!» и решил, что это жеребец стучит копытом в стойле. Но, как оказалось, он ошибался — это были шаги деревянной ноги одноногого пирата — она грозно топала на крыльце, решив отомстить всякому, у кого хватит духу стащить с тарелки последний бисквит.
Когда жизнерадостный смех детей немного утих; она окинула взглядом два улыбающихся личика, раздумывая, что бы им еще рассказать. На огромной постели, в уютном деревянном доме посреди ранчо, они, казалось, были в такой же безопасности, как и Ноуэл Брэддок — в Чикаго. Однако Сюзанна хорошо знала, что это не так.
В конце концов она расцеловала мальчишек в обе щеки.
— Я люблю вас обоих, так и знайте.
— И мы тебя любим, — уверил ее Джонни, после чего, к радости Сюзанны, уютно свернулся клубочком и засопел.
С трудом оторвав от него взгляд, она обошла кровать и уселась на краешек возле Люка, который терпеливо ждал этой минуты.
— Я познакомилась с твоим отцом, когда мне было столько же лет, сколько тебе, — смущенно начала она, — и сразу поняла, что он за человек. Ангус и тогда избегал шумных компаний, был серьезным парнем и больше всего на свете любил лошадей. Лошади тоже любили его. Я всегда считала, что это очень важно, — раз лошади ему доверяют, значит, и я тоже могу ему доверять.
— Лошади и сейчас его любят, — кивнул Люк.
— Правда? — Сюзанна немного помолчала, чтобы дать мальчику время поразмыслить над ее словами. — Теперь твой отец стал сильным, мужественным и очень красивым — совсем как настоящий герой из книги.
Люк с серьезным видом кивнул:
— Ага. Я понимаю!
— Но несмотря на свою серьезность, он вечно меня дразнил. Тогда глаза его вспыхивали — точь-в-точь как сейчас глаза Джонни. А когда случалось что-то по-настоящему забавное, он мог совершенно неожиданно засмеяться, и мне это страшно нравилось.
— Мне это тоже нравится.
— Вот почему я так люблю вас с Джонни. К Джонни перешла его улыбка, а к тебе — его смех.
— Ко мне?
— Ну да. Ты смеешься в точности как он, я сама слышала сегодня вечером, и от этого у меня сразу потеплело на душе. Теперь нам с тобой и нужно поговорить, верно?
Люк молча кивнул.
— Расскажи мне, что случилось после того, как умерла твоя мама, и.., откуда твой отец узнал о ее смерти?
— Дядя Алекс знал, где он живет, и, когда мама умерла, послал за папой.
Стало быть, Ангус вовсе не исчез бесследно и позаботился, чтобы в случае необходимости ему немедленно дали знать.
— Итак, ваш папа приехал за вами в Адамсвилл. Жаль, что меня там не было.
— Мне тоже жаль. Почему ты уехала из города, Сюзанна?
— Наверное, потому, что после смерти моей мамы чувствовала себя очень одинокой. Мне была нужна семья, Люк.
— Но ведь у тебя же были мы!
— Это верно. — Сюзанна закусила губу, тронутая слезами, затуманившими глаза мальчика. Неужто ее отъезд так сильно ранил его?
— Сначала отец нас оставил, потом ты, а после этого мама…
— Ох, Люк, мне так жаль!
— Когда папа вернулся, он стал совсем другой.., чужой.
Ты тоже вернулась, но ненадолго, а мама вообще никогда уже не вернется. Мы с Джонни всегда ждали…
— Чего? — со страхом спросила Сюзанна.
— Кого-то.., кто останется с нами. — Шмыгнув носом, мальчуган утер глаза рукавом рубашки.
— Поди сюда. — Крепко прижав Люка к себе, Сюзанна упавшим голосом произнесла:
— Если хочешь, я могу рассказать тебе настоящую историю.., из своей жизни. Мой папа умер так рано, что я его не успела узнать. Потом человек, которого я любила, женился на другой, а однажды ночью, не проболев ни единого дня, вдруг умерла моя мама. Меган всегда была мне как сестра, я любила ее и все-таки чувствовала себя ужасно одинокой.
— Но у тебя же были мы, — упрямо заметил Люк.
— Нет, это не так. Вашей матерью была другая женщина, и я не могла стать частью вашей жизни. Не знаю, поверишь ты мне или нет, но если бы я тогда не уехала, а твоя мама осталась в живых, могло случиться, что в один прекрасный день тебе пришлось бы выбирать между мной и ею.
Мальчик кивнул:
— Думаю, это правда. Но ведь она умерла, и теперь ты можешь остаться, если захочешь.
— Все не так просто, милый. Твой отец…
— Я ненавижу его! — Люк отчаянно вцепился в руку Сюзанны. — Ладно, не оставайся, но только возьми нас с собой, когда уедешь отсюда! Мы вернемся втроем в Адамсвилл и будем жить в нашем старом доме, я стану работать на дядю Алекса и буду очень стараться, обещаю!
Сюзанна печально вздохнула.
— Можно тебя спросить кое о чем?
Люк кивнул.
— Ты мне веришь?
Он снова кивнул.
— Правда веришь?
— Да.
— Тогда слушай меня внимательно, потому что все это чистая правда. Есть один человек в Чикаго, его зовут Рассел Брэддок. Ты когда-нибудь слышал о нем?
— Брэддок? — Люк нахмурился. — Так же, как Меган?
— Верно. Это ее дядя. Но он не только ее дядя, он — настоящая легенда! Ты знаешь, что это такое?
Люк сдвинул брови.
— Так он не настоящий?
— Некоторые легенды действительно не настоящие, — согласилась Сюзанна. — Но мистер Брэддок — самый что ни на есть настоящий. Я жила у него в Чикаго.
— В доме с куклами?
— Совершенно верно. С виду он кажется совсем обычным человеком, но на самом деле обладает особенной властью. У него дар, и он творит чудеса.
Глаза Люка стали круглыми.
— Чудеса?
— Он устраивает свадьбы. Видишь ли, мистер Брэддок чувствует, когда один человек может сделать другого счастливым; например, знакомит мужчину с женщиной, и, хотя до этого ни он, ни она в глаза друг друга не видели, они вдруг неожиданно влюбляются. Это очень здорово, — с жаром добавила Сюзанна, — потому что женщина пробуждает все самое лучшее, что есть в мужчине. И на этот раз мистер Брэддок обещал особенно позаботиться об одном знакомом Меган. Знаешь о ком?
— Ну?
— О твоем папе.
Глаза Люка тут же потухли.
— Так вот, значит, откуда возьмется эта наша новая мама.
— Да.
— Но она мне не нужна, потому что я хочу тебя!
Сюзанна глубоко вздохнула — ей вдруг показалось, что она ступает по очень тонкому льду.
— Хорошо, предположим, у тебя есть выбор: я или твой папа, но такой, каким он был до того, как уехал из Адамсвилла.
Слезы снова выступили на глазах мальчика. Он силился что-то сказать и не мог.
— Теперь ты понимаешь, что может сделать хорошая, добрая женщина? Понимаешь, Люк? Она может сотворить чудо — сделать так, чтобы твой папа вновь стал счастливым.
Рассел Брэддок пустит в ход свои чары, и чудо произойдет прямо на твоих глазах — ты увидишь, как твой папа изменится, станет прежним. Конечно, на это потребуется время, но так и будет, вот увидишь. Считай, что я дала тебе слово.
Люк молчал, и тогда Сюзанна заговорила снова:
— А если ничего не случится, то через год, день в день, ты напишешь мне в дом мистера Брэддока в Чикаго. Тогда я приеду и заберу отсюда тебя и Джонни.
От изумления Люк приоткрыл рот.
— Обещаешь?
— Да, Люк, обещаю.
На лице мальчика появилась радостная улыбка.
— Год — это ведь совсем недолго!
— Недолго. — Поцеловав его в щеку, она подоткнула его одеяло. — А теперь спи, хорошо?
— Да. Спасибо, Сюзанна, и.., я тебя люблю.
— Я тоже тебя люблю. — Осторожно поднявшись, Сюзанна на цыпочках вышла из комнаты и направилась в хозяйскую спальню. Отчего-то ей казалось, что она устала больше, чем за всю предыдущую жизнь. Она стащила с себя одежду, закуталась в одну из старых фланелевых рубашек Ангуса и юркнула в широкую постель. Только забравшись под одеяло, девушка вдруг с горечью подумала, что этот день принес ей все, о чем она мечтала: поцелуй Ангуса Йейтса И возможность спать в его постели. Только вот сам Ангус оказался сплошным разочарованием. Что же это за человек, если он смог оттолкнуть от себя двух самых славных мальчишек на свете? Господи, да что она вообще в нем нашла?
Вдруг в комнате громко скрипнула половица, и Сюзанна испуганно приподнялась, решив, что Ангус вернулся. Но это оказался Джонни.
— Мне приснилось что-то плохое, — сонным голосом объявил он.
— Иди сюда и расскажи мне.
Малыш быстро вскарабкался на постель и устроился возле нее.
— Это было так страшно!
— Нисколько не сомневаюсь.
— Сначала я уснул, а потом вдруг услышал на крыльце какой-то шум и подумал, что это он.
— Кто? Твой отец?
— Да нет же, пират!
— Кто? Господи помилуй, Джонни, как же ты меня напугал! — Со вздохом облегчения Сюзанна покрыла его лицо поцелуями. — Ладно. Хочешь сегодня спать здесь?
Малыш робко улыбнулся и торопливо закивал.
— Тогда закрывай глаза. — Укрыв Джонни одеялом, Сюзанна крепко прижала его к себе, словно желая хоть ненадолго защитить от всех горестей, страхов, разочарований, пиратов и Ангусов, которые по какой-то жестокой несправедливости судьбы омрачили его жизнь.
* * *
Сюзанна, упросив Ангуса охранять честь ее подруги, вряд ли могла предположить, что он проведет добрую половину ночи за вином и картами, причем именно с тем человеком, от которого, как предполагалось, должен защищать Меган.
Впрочем, кто мог его в этом упрекнуть, если в итоге мисс Брэддок как была, так и осталась девственницей. К тому времени, как он поставил лошадь в конюшню и подошел к дому, солнце только-только появилось над горизонтом, обещая ясный, погожий день.
Ангус на цыпочках прокрался к себе в спальню и замер на пороге, до глубины души растроганный тем, как доверчиво маленький Джонни посапывал в объятиях Сюзанны. Вне всякого сомнения, это была самая спокойная ночь, которую мальчик провел со времени смерти Кэтрин. Странно было только, что Люк не последовал за младшим братом, хотя, возможно, он просто счел это постыдной слабостью.
Бесшумно спустившись на кухню, Ангус принялся готовить Сюзанне кофе, рассеянно удивляясь при этом, насколько сильно реальность отличается от того, чего он с таким страхом ожидал всю последнюю неделю.
Ему припомнилось, как он воображал себе невесту — немного странноватой, домовитой, хозяйственной особой с темным, возможно, преступным прошлым, — и он, улыбнувшись, покачал головой. Стоило ли вообще прибегать к столь крайним мерам? Но ведь тогда у него почти не было выбора…
Конечно, невеста могла бы решить проблему с ребятами Монро, и в этом смысле ситуация нисколько не прояснилась. Появись она, как было обещано, Ангус со спокойной совестью переложил бы на нее ответственность за детей. Тогда наступило бы облегчение для всех, и в особенности для Люка.
Заглянув в маленькую спальню, Йейтс задумчиво вгляделся в лицо старшего мальчика. Во сне Люк опять стал похож на прежнего сорвиголову — точно таким он был в те дни, когда Ангус решился навсегда уехать из дома. Воспоминания о тех днях снова зашевелились в его груди. Самые первые дни его отцовства…
Впрочем, о чем тут можно Говорить, коль скоро отцом ребят являлся вовсе не он, а Алекс Монро; ему же в этом фарсе досталась неблагодарная роль обманутого мужа, простофили. Смирившись в конце концов, он при каждом удобном случае хвастался тем, какие замечательные у него сыновья, носил их на плечах, учил охотиться и ловить рыбу.
При первом же воспоминании о маленьком Джонни в груди Ангуса разлилось тепло. Очаровательный малыш, всегда веселый и на редкость славный ребенок. Зато Люк нисколько не походил на брата: осмотрительный и серьезный, он, как ни странно, был точной копией человека, которого боготворил и который благодаря целому вороху лжи считался его отцом.
Ангус нагнулся над спящим мальчиком, и в сердце его проснулась знакомая щемящая боль. Возможно, ему было бы куда легче, окажись он за сотни миль отсюда, но теперь уж ничего не поделать.
Забывшись, он придвинулся ближе.., и тут память услужливо воскресила перед его глазами картины прошлого.
Люк, которому недавно исполнилось четыре, сидит, весело болтая ногами, на пони Алекса Монро. Маленький Джонни ковыляет вокруг брата. В то утро Ангус собирался съездить на аукцион, но в последнюю минуту передумал: аукцион не обещал ничего интересного, а у маленького Джонни прошлой ночью вдруг начался жар. Кэтрин почти всю ночь не спала; возможно, она обрадуется, узнав, что он решил остаться дома. А если и нет, что ж, он по крайней мере хотя бы попытается внести немного тепла в их натянутые отношения.
Вот почему он очень удивился, встретив обоих ребят довольно далеко от дома.
— Мама велела побыть здесь и сказала, чтобы я глаз не спускал с Джонни, — объяснил Люк. — И не возвращаться домой, пока она не позовет.
— Наверное, она решила сделать нам сюрприз и что-то испечь? — попытался угадать Ангус.
— Нет… — Мальчик замялся. — Просто она секретничает.
Ангус невольно улыбнулся:
— Иначе говоря, сплетничает, да? Кто там у нас — миссис Лэнгем?
— Дядя Алекс.
— Алекс?
— Они вечно секретничают, когда ты уезжаешь на аукцион.
Ангуса словно обухом по голове ударили. Он отказывался верить.
— Секретничают? — глухо повторил он.
— Так мама говорит.
Ангус торопливо направился к дому. Впрочем, подсознательно он уже догадывался, что его там ждет. В последние две недели Кэтрин еще больше отдалилась от него, а Алекс Монро представлял собой слабовольного и к тому же на редкость сластолюбивого мужчину.
Однако даже в этой ситуации Ангус оказался абсолютно не готов к тому зрелищу, которое его ожидало. Кэтрин в постели вместе с Алексом.., что ж, это еще он мог бы снести.
Но вид обнаженной жены, оседлавшей его вероломного приятеля, ее искаженное похотливой гримасой лицо заставило молодого мужа буквально взвыть от ярости.
Отчаянно струсив, Алекс поспешно натянул штаны и опрометью выскочил из дома" нисколько не заботясь о дальнейшей судьбе своей любовницы… В отличие от него Кэтрин сохранила присутствие духа и, не дрогнув, выслушала горькие обвинения, которые Ангус швырял ей в лицо.
— Убирайся отсюда! — бросил он под конец. — Собирай вещи и уходи. Все остальное я пришлю тебе потом.
— И не надейся, Ангус, никуда я отсюда не пойду, — невозмутимо заявила Кэтрин. — Жаль, конечно, что так вышло, но, как говорят, все к лучшему. Ведь мы с тобой никогда не любили друг друга…
— Что ж ты не подумала об этом, когда залезла ко мне в постель в первый же вечер нашего знакомства? — неприязненно хмыкнул Йейтс. — Я поступил как честный человек, женился на тебе, и вот какова твоя благодарность! Не смей говорить мне о любви, Кэтрин, ты не имеешь на это никакого права. — Тяжело опустившись на край постели, он закрыл лицо руками и тихо добавил:
— Обещаю, что ни слова не скажу об этом нашим сыновьям, можешь мне поверить. Просто уходи, а я уж как-нибудь постараюсь объяснить им, почему тебя нет.
— Тебе никогда не приходило в голову спросить себя, как давно мы с Алексом встречаемся?
— Какое мне до этого дело?
— А что, если я скажу тебе, что стала его любовницей задолго до того, как встретила тебя?
Ангус ошеломленно посмотрел на жену.
— И все эти годы…
— С самого первого дня. — Кэтрин насмешливо кивнула. — Собственно говоря, это была идея Алекса, чтобы я вышла за тебя.
— Что?! Ах вот как?
— Ну да. Мы с ним влюбились друг в друга, но он ни за что бы не оставил Эйлин, точнее, ее деньги. Обнаружив, что беременна, я явилась сюда и сообщила ему об этом, наивно полагая, что теперь-то он наконец оставит Эйлин. Однако у Алекса не оказалось никакого желания стать отцом, не то что у тебя. — Натянув платье, Кэтрин невозмутимо присела рядом с мужем. — Неужели тебе никогда не приходило в голову, что для законного ребенка Люк родился слишком рано, спустя всего лишь семь месяцев после того, как я соблазнила тебя?
— Такое бывает, — дрогнувшим голосом возразил Ангус, — и довольно часто. Послушай, Кэтрин, но ведь мальчишка.., он похож на меня как две капли воды!
— Это тебе так кажется. — Кэтрин тяжело вздохнула. — К счастью, он пошел больше в меня, а не в Алекса, поэтому…
— Прекрати! — Схватив жену за плечи, Ангус грубо тряхнул ее. — Не хочу даже слышать об этом! Он — мой сын!
— Нет! — Кэтрин бросила на него презрительный взгляд; потом ее лицо вдруг смягчилось. — Хотя.., ты всегда был ему хорошим отцом, и мы с Алексом благодарны тебе за это. И мужем ты тоже был хорошим, во всяком случае, лучшим, чем я заслуживала. — Запустив руку в вырез рубашки, она погладила его грудь. — Конечно, между нами не все шло гладко, но было и кое-что хорошее, верно? Ты всегда жаждал романтики и все такое, но теперь, когда моя тайна выплыла наружу, я смогу дать тебе нечто получше.
— Да ты спятила, — хрипло прошептал он, — мне теперь и дотронуться-то до тебя противно!
— Всему свое время, — проворковала Кэтрин. — Как любовник ты само совершенство, Ангус. И к тому же отличный отец, стоящий двоих таких, как Алекс Монро. Угораздило же меня влюбиться в него, а не в тебя! Но тут уж ничего не поделаешь. Что нам мешает и дальше жить, как жили?
Или ты против?
Но Ангус уже не слышал ее; в голове у него шумело, и только скорбный шепот где-то в самом отдаленном уголке его сердца едва слышно повторял: Люк… Люк… Люк… Внезапно он вздрогнул как от удара.
— А Джонни? — едва шевеля губами, прошептал он.
Кэтрин невозмутимо пожала плечами:
— Ты-то как думаешь?
Руки Ангуса сжались в кулаки. Он готов был придушить Кэтрин, но лишь молча вышел из дома и захлопнул за собой дверь. Она не может точно знать. Даже если сказанное о Люке правда, то насчет Джонни — это совсем другое дело! Конечно, малыш не похож на него, но на Монро он тоже не похож. Впрочем, и во внешности Люка нет ничего от Алекса. Однако Ангус не мог не признать, что ни один из мальчиков не унаследовал ни его ярко-синих глаз, ни его золотисто-каштановых волос, ни смуглой от природы кожи. У обоих глаза темно-карие — такие же, как у Кэтрин. У Алекса Монро глаза немного светлее, карие с золотистой искоркой, и такие же искорки сияли в глазах Люка. К тому же оба родились темноволосыми, в мать или.., в Алекса. А вообще-то кто знает…
Но в одном Кэтрин не солгала: Люк в самом деле родился рановато и при этом вовсе не выглядел слабым или хилым; даже соседские кумушки не преминули это отметить.
Теперь-то Ангус понимал, в чем тут дело.
Выйдя на порог, Кэтрин окликнула его по имени.
— Что ты собираешься делать? Подумай хорошенько — если скажешь Люку, что не ты его отец, это разобьет ему сердце. Он боготворит тебя…
Ангус с удивлением взглянул на нее.
— И что?
— Я бы хотела, чтобы мальчики, как и все остальные, по-прежнему считали тебя отцом. Да и бедняге Алексу не поздоровится, если Эйлин узнает правду.
— А Алексу известно, что это его сыновья?
— Ну разумеется.
— Обычно он даже не смотрит в их сторону!
— Просто не осмеливается — боится, что кто-то пронюхает.
— Будь ты проклята!
— Я уже проклята, — устало вздохнув, прошептала Кэтрин. — Ну и как ты решил: уедешь или останешься? Мне в общем-то все равно; в любом случае Монро о нас позаботится. Об одном прошу — не пытайся отобрать у меня детей, не заставляй рассказывать им правду.
Ангусу хотелось ее убить, даже не из ревности, а… Умри Кэтрин, он бы просто забрал с собой детей и уехал отсюда навсегда. Монро в жизни бы не осмелился заявить о своих отцовских правах и расписаться перед всем светом в собственной неверности.
Теперь Ангус был обречен вечно видеть перед собой Алекса Монро. И это все меняло.
К тому же Эйлин Монро тоже может умереть, и тогда Алекс, забрав к себе малышей, порадует их тем, что они — наследники династии скотоводов. Люк Монро — неплохо звучит. Мальчик умен и сметлив не по годам; если добавить к этому влияние и деньги, которых у Монро в избытке, он далеко пойдет.
А малыш Джонни Монро.., что с ним будет? Впрочем, при его обаятельной внешности да при влиянии родного отца мальчик сможет добиться всего, чего захочет, и уж тогда ему меньше всего будет нужен Ангус Йейтс в качестве наставника.
— Папа?
Очнувшись от невеселых дум, Ангус, вздрогнув, взглянул в лицо ребенку, которого он когда-то бросил.
— Доброе утро. Люк Хорошо спал?
Мальчик сонно потер глаза.
— А где Джонни?
— У Сюзанны.
— Правда? — На лице малыша появилась улыбка. — А я уж решил, что она мне приснилась.
— Понятно. — Ангус вздохнул. — Ступай разбуди его, только тихо — Сюзанна пусть еще поспит.
— Я потихоньку, не волнуйся.
— Люк…
— Да, пап?
— Когда покончишь с делами, можешь съездить в город к Меган Брэддок. Она сгорает от желания увидев тебя.
— Ладно, папа, непременно. — Казалось, мальчик собирался добавить что-то еще, но вдруг соскочил с постели и, поспешно прошмыгнув мимо Ангуса, выволок младшего братишку из-под одеяла. Вскоре, прихватив с собой по горячей ячменной лепешке, оба мальчика отправились заниматься ежедневными делами, а Ангус постарался выкинуть из головы горестные воспоминания и перенес все свое внимание на Сюзанну, которая, свернувшись клубочком, уютно посапывала в его огромной теплой постели.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Игра сердец - Донован Кейт

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Игра сердец - Донован Кейт



Прекрасные романы, с удивительно красивыми главными героями, и непонятно почему такие низкие оценки. Вся серия, а эти 5 романов - это серия, прекрасная.
Игра сердец - Донован КейтOlga DB
4.01.2015, 15.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100