Читать онлайн Брак по завещанию, автора - Донован Кейт, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брак по завещанию - Донован Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.86 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брак по завещанию - Донован Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брак по завещанию - Донован Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Кейт

Брак по завещанию

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Джек отправился в двухчасовую поездку в «Дельта-Вэлли» в хорошем настроении, уверенный, что оставляет сестер в добрых руках. Джейни встала на заре и помогала Элене кормить мелкую живность. Мэри еще спала, и лицо у нее было безмятежным, когда Джек просунул голову в дверь ее комнаты, чтобы взглянуть на девочку перед отъездом. А Тринити предстояло провести весь день в поисках спрятанного дедом ящика.
Даже Луиза казалась счастливой, появившись во время раннего завтрака, чтобы попросить у Джека разрешения поехать верхом вместе с Клэнси на пастбище. Прежде чем Джек успел возразить, она объяснила, что берет с собой книжку и просидит все время на вершине холма, на том самом месте, где они накануне устраивали пикник.
— Я только хочу посмотреть на парней, — сказала она сладким голоском. — Мистер Клэнси разрешает мне пользоваться его подзорной трубой. Он говорит, что не подпустит ребят к тому месту, где я буду сидеть. Я просто хочу на них посмотреть.
Получив от Клэнси заверения, что ковбои будут слишком заняты, чтобы беспокоить Луизу, а Луиза не станет, в свою очередь, беспокоить их, Джек дал согласие на такой порядок действий.
Когда впереди показался сиротский приют, маленький мальчик, который до того сидел на заборе, спрыгнул со своей жердочки и побежал навстречу Джеку, приветственно махая ему рукой. С тоской подумав, что несчастный мальчуган совершенно один на свете, Джек перевел Плутона на медленный шаг, поднял руку, приветствуя мальчика, и крикнул:
— Хелло!
Мальчуган глянул на Джека, и плечи его опустились, но он продолжал идти Джеку навстречу, пока расстояние между ними не сократилось до нескольких метров.
— Доброе утро, мистер. У вас быстрый конь.
— А у тебя хороший глаз, — ответил Джек, разглядывая худенькую фигурку недокормыша.
Мальчик был в том же возрасте, что и Джейни, может, на год или два старше.
— Мой папа разбирается в лошадях.
— И научил тебя? Это хорошо. — Джек, свесившись с седла, предложил:
— Не хочешь вернуться в приют верхом? Я бы с удовольствием прошелся пешочком, чтобы размять ноги.
— Мне надо быть здесь на случай, если папа приедет.
Он долго не может здесь оставаться, будет спешить, и я хочу подготовиться.
Джек озабоченно выпятил губы. Так, выходит, отец у мальчика не умер. Но почему ему надо спешить? Значит ли это, что он скрывается от правосудия? Для ребенка это, пожалуй, не менее тяжко, чем потерять отца окончательно.
— Ты ждешь его сегодня?
— Он приедет, как только узнает, что я здесь.
— Понятно. А как давно ты здесь находишься?
Мальчик пожал плечами:
— Не знаю. Наверное, две недели.
— И ты сидишь тут каждый день? Ждешь?
Мальчик кивнул.
— Как тебя зовут?
— Николас Холлоуэй, сэр. Рад с вами познакомиться, — добавил ребенок и поднял руку вверх для рукопожатия.
Джек поспешил пожать ему руку и сказал:
— Я Джек Райерсон.
— Если вы ищете помощников для перегона скота, то они большей частью уже уехали.
— Приют отдает мальчиков внаем?
— Только совсем больших. Не таких, как я. Но я бы все равно не поехал, мне нельзя прозевать папу.
— Верно. — Джек взъерошил темно-каштановые волосы мальчугана. — Ты уже позавтракал?
— Конечно. Мне велят есть, даже если я не голоден.
Джек засмеялся.
— У меня есть сестренка твоих лет, и должен признаться, я придерживаюсь с ней той же политики.
— Правда?
— Ей вечно не хочется есть, когда мы все садимся за стол, но я настаиваю, чтобы она съела хотя бы кусочек тоста.
— Тосты я люблю. Ей столько же лет, сколько мне?
— Примерно.
— Мне семь лет.
— А Джейни шесть, — Она выше меня ростом?
— Намного ниже.
Мальчик снова кивнул, в глазах у него появилось отсутствующее выражение.
— Мои сестры тоже были меньше меня. С тех пор как я с ними расстался, я не видел ни одну девочку.
Здесь их нет.
— Так мне и говорили. Это кажется странным.
— Да.
Джеку хотелось расспросить мальчика о его сестрах, но он не знал, как это сделать. И стоит ли. В словах ребенка определенно было что-то тревожное, пугающее.
— Мне надо встретиться с директором приюта, Николас. Ты уверен, что тебе не следует на какое-то время уйти с солнцепека?
— Вы можете называть меня Ники, мистер. Николасом меня называют, только когда ругают.
— Ладно, идет, Ники. Ну как?
— Я останусь здесь. На всякий случай.
— Хорошо, тогда вот что… — Джек не договорил. Ему было тяжело оставлять мальчика здесь. — Вот что, я привезу тебе чего-нибудь холодненького попить, когда поеду обратно. Как тебе это нравится?
— Мне это очень нравится, мистер.
— Джек.
Ники прикусил губу, потом кивнул:
— Мне это нравится, Джек.
* * *
— Мистер Эверетт примет вас прямо сейчас, мистер Райерсон.
Джек поблагодарил служителя, который встретил его в дверях, и прошел в кабинет Джозефа Эверетта, начальника приюта для мальчиков «Дельта-Вэлли». Как и все помещения здесь, кабинет был обставлен с почти аскетической простотой. До сих пор Джек не видел ни одного мальчика, кроме Ники, и хотя рабочие, снующие по двору, казались достаточно молодыми — и достаточно угрюмыми, — их вряд ли можно было принять за недавних сирот.
— Мистер Райерсон! Простите, что заставил вас ждать. — Крупный, плотного сложения мужчина с густой седой шевелюрой вышел из-за письменного стола, чтобы пожать Джеку руку. — По словам моего помощника, вы приехали поговорить об имуществе мисс Стэндиш. Грустная это история. Вы были близким другом Абрахама?
— Нет. Я деловой компаньон и Друг его внучки.
— А, милейшей мисс Тринити! Я не имел удовольствия познакомиться с ней, но слышал только похвальные отзывы. Она отдыхала в Европе, когда произошел несчастный случай, не так ли?
Джек нахмурился:
— Она была в Париже по делам.
— Да, разумеется. Я не имел в виду ничего плохого.
«Возьми себя в руки, Джек», — строго приказал он себе, удивленный собственной реакцией на слова «отдыхала» и «несчастный случай». Если он не будет осторожным и сдержанным, то, не дай Бог, ввяжется в эту проклятую кровную вражду и утратит способность рассуждать логически, как это произошло с Тринити.
— Пожалуйста, присаживайтесь, мистер Райерсон. Могу я предложить вам что-нибудь освежающее? Лимонад? Или что-то покрепче?
— Спасибо, ваш помощник уже дал мне стакан воды.
Я к тому же обратился к нему с просьбой. Речь идет о мальчике за воротами, маленьком Ники, которому тоже надо попить. Солнце сегодня припекает не на шутку, и у мальчика вид не наилучший.
Эверетт прищурился:
— Мы делаем все, что возможно, для этого ребенка, но он настаивает на том, чтобы сидеть за воротами целый день, в дождь и в жару. Если он сказал вам нечто иное…
— Он не жаловался, и я вовсе не предполагаю, что с ним плохо обращаются.
Джек глубоко вздохнул, обеспокоенный тем, что разговор принимает неприятный оборот. Такт и обаяние, его обычные союзники в деловых переговорах, нынче ему изменили. Надо срочно перестраиваться, если он хочет преподнести свое предложение в наилучшем свете.
— О вашем учреждении я не слышал ничего, кроме похвал, сэр, — заверил он Эверетта. — Сам факт, что Эйб Стэндиш делал ежегодные пожертвования приюту, не говоря уже о его завещании, свидетельствует в пользу вашей солидной репутации.
Эверетт явно почувствовал облегчение.
— Маленький Ники — это особо печальный случай, сэр. Поверьте, мы все отреагировали на него точно так же, как вы. Хочется ему помочь, но ребенок делает это почти невозможным.
— Есть ли надежда на возвращение его отца?
— Возвращение? — Эверетт сдвинул брови. — Его отец мертв, сэр. — Он усмехнулся и покачал головой. — Он сказал вам, что ждет его? Это он говорит каждому, потому что несчастный малыш этому верит. Правда слишком ужасна, чтобы он мог ее принять.
— И какова же эта правда?
— Грегори Холлоуэй убил свою жену и двух дочерей выстрелами в голову, а потом выстрелил в себя.
— О Господи!
— Это чудо, что Ники не было дома в ту ночь. Он гостил у друзей семьи.
— Ему повезло, — пробормотал Джек. — А эти друзья?
— Вы удивляетесь, почему он здесь, а не с ними? Представьте себе, каково иметь дело с мальчиком, который настойчиво твердит, что его отец жив и ни в чем не виноват.
Предположение, что отец все-таки виновен, приводит ребенка в сильнейшее возбуждение.
— И нет никаких сомнений?
— Прошу прощения?
— Вы сказали, что отец выстрелил в себя. Если заряд сильно изменил черты его лица, возможно, что идентификация была неверной.
— О, я понимаю, что вы имеете в виду. Нет, лицо его не пострадало. Дело в том, — добавил он, и в голосе его прозвучала, как ни странно, обвиняющая нота, — что Ники сам опознал тело.
Джек почувствовал сильный спазм в желудке.
— Не может быть, чтобы вы говорили такое всерьез.
— А кто еще мог это сделать? Жена была мертва. Люди в Стоктоне едва знали Холлоуэя. Он перевез семью в город в прошлом году, но едва они там обосновались, уехал в Мексику, надеясь быстро разбогатеть там. Ясное дело, что из этого ничего не вышло. Он вернулся в отчаянно скверном состоянии и убил себя и свою семью. Ники уцелел чудом. Мы надеемся, что мальчик когда-нибудь осознает это. — Эверетт поморщился. — Я занятой человек, мистер Райерсон. Если вы здесь затем, чтобы обсудить вопрос о наследстве мисс Стэндиш…
— Именно за этим я и приехал, — согласился Джек. — По завещанию приют для сирот не получает ничего, если Тринити Стэндиш проживет полгода на ранчо со своим мужем до того, как исполнится год со дня смерти ее деда.
Я здесь затем, чтобы сообщить, что мисс Стэндиш намерена так и поступить, если не будет достигнуто иное соглашение.
— Иное соглашение?
Джек постарался говорить как можно убедительнее.
— Я уверен, что вы сочувствуете положению мисс Стэндиш. Она глубоко скорбит о потере любимого родственника. Это самое неподходящее время для вступления в брак.
Однако она непременно хочет сохранить за собой ранчо. Я предложил, и она с этим согласна, чтобы мы передали вам, а точнее, опекунскому совету существенную сумму в обмен на ваше обещание не настаивать на скрупулезном соблюдении условий завещания. Здесь вы найдете все подробности.
Джек протянул Эверстту документ, составленный прошедшим вечером.
Эверетт нахмурился.
— Ранчо «Сломанная шпора» стоит во много раз больше предлагаемой суммы.
— Вы полагаете? — Джек пожал плечами. — А закладная? Долг по ней придется выплатить даже в том случае, если «Дельта-Вэлли» получит право собственности на ранчо, чего, уверяю вас, никогда не произойдет.
— У мисс Стэндиш есть поклонник?
— Да.
— Могу ли я предположить, что это вы?
— Да. — Джек слегка наклонился вперед на своем кресле. — Не сомневайтесь в моей решительности, сэр. Я с радостью женюсь на ней, а она с радостью выйдет за меня замуж. В конечном счете это ее выбор, так как она верит, что этого хотел бы ее дедушка.
Эверетт шумно вздохнул.
— Не мне решать, во всяком случае. Я представлю дело опекунам, но хочу предупредить вас, что они относятся к памяти о мистере Стэндише с огромным уважением. Они могут посчитать, как и его внучка, что условия завещания должны быть соблюдены в точности.
— Опекуны обязаны прежде всего исполнять свой долг по отношению к приюту, а не по отношению к Эйбу Стэндишу. Если они уважают этот долг, у них нет иного выбора, как принять мои условия.
— Вы очень убедительны, — улыбнулся Эверетт. — Что, если я назначу заседание совета, а вы изложите ваши соображения лично? Скажем, через две недели в Полдень?
Джек кивнул, вполне удовлетворенный.
— Тем временем вы можете рассказать опекунам о нашем разговоре, познакомить их с документом. Буду ждать встречи с ними, а сейчас всего вам хорошего.
Джек пожал Эверетту руку.
— Останьтесь на ленч, — предложил Эверетт. — У вас будет возможность повидаться с Ники.
— Это мне по душе, — сказал Джек. — И я рад слышать, что он по крайней мере приходит поесть.
— Он соблюдает наши правила. И выполняет свои обязанности, не жалуясь. Хотелось бы мне сказать то же самое о большинстве моих подопечных.
— Он очень славный мальчуган, — поддержал директора Джек. — Есть ли у него какие-то шансы на усыновление?
— Откровенно? Он был бы идеальным кандидатом, если бы не эти его патологические дежурства. Ники красивый, сильный и умный мальчик. Достаточно юный, чтобы приемные родители могли воспитать его как собственного ребенка, но достаточно взрослый, чтобы приносить пользу в доме. Не считая новорожденных, Ники относится к тому типу детей, каких предпочитают выбирать для усыновления.
— Но едва предполагаемый приемный родитель поговорит с ним, он будет обескуражен тем, что вы называете патологическими дежурствами? — Джек покачал головой. — Быть может, я найду способ урезонить его во время ленча.
— Он был бы прекрасным сыном для такого терпеливого человека, как вы.
— Я уже воспитываю двух своих младших сестер и осиротевшую кузину. Это более чем достаточная ответственность для холостяка вроде меня.
— Если вы с мисс Стэндиш поженитесь, то обзаведетесь собственными детьми?
Напомнив себе, что опекуны могут расспрашивать Эверетта о серьезности его намерения жениться на Тринити, Джек ответил с небрежным кивком:
— Она будет прекрасной матерью. Я сужу об этом по тому, как быстро она привязалась к моим маленьким сестренкам. — Он изобразил на своей физиономии доверительную улыбку. — Мне очень жаль, что она не могла присоединиться к нам сегодня. Вы бы сами убедились, насколько она привлекательна. И как твердо намерена сохранить «Шпору» для семьи.
— Вы сделали достойное похвалы дело, обратившись ко мне. И разумеется, к опекунам. Я уверен, что мы достигнем взаимовыгодного и благоприятного соглашения по этому поводу во время следующей встречи с вами. А теперь давайте присоединимся к детям в столовой, хорошо?
— И здесь его нет. Нигде нет, — жаловалась Джейни, растянувшись на дубовых досках пола в кабинете Эйба Стэндиша и глядя вверх на смеющееся лицо Тринити.
— Он должен где-то быть. Я никогда не думала, что дедушка спрячет его здесь. Это слишком просто, без выдумки.
— Тогда зачем мы здесь ищем?
— Тринити не хотела беспокоить Джека, — напомнила сестренке Мэри, вытаскивая с полки очередной толстый том и старательно заглядывая за него: этим она занималась всю вторую половину дня. — Поэтому мы обыскиваем комнату, пока Джек находится в приюте для сирот.
Тринити, простукивая деревянную панель стены позади письменного стола, заметила:
— Совершенно верно. Завтра мы обследуем чердак По-моему, это самое подходящее место, чтобы спрятать ящичек с сокровищами.
— Я хотела бы, чтобы Джек уже вернулся, тогда мы перестанем тут рыться.
— Ты можешь перестать в любую минуту, когда захочешь. Ведь ты обследовала каждую доску в полу на предмет, нет ли под ней пустоты. Верно?
— Некоторые даже по два раза, — подтвердила девочка, вскакивая на ноги и вытягивая руки, прежде чем подбежать к окну и выглянуть во двор.
И тотчас раздался ее восторженный крик:
— Он приехал, он приехал! И привез с собой мальчика!
— Что? — спросила в изумлении Тринити, но Джейни уже вихрем вылетела из комнаты.
— А он не должен был этого делать? — спросила Мэри.
Тринити подошла к окну как раз в ту минуту, когда Джек снимал со спины Плутона какого-то мальчугана.
— Что еще он мог придумать? — пробормотала она.
— Можно я пойду и встречу их? — спросила Мэри.
— Что? О, разумеется. Идем вместе. — Тринити сделала довольно неудачную попытку улыбнуться. — Я убеждена, что должна быть серьезная причина для этого, если он даже не посоветовался насчет своего решения со мной. — Внезапно осознав, что у впечатлительной сестры Джека было нелегкое детство, Тринити поспешила добавить:
— Кажется, Джейни задала им не меньше дюжины вопросов.
Идем скорей, тогда мы услышим ответы.
Мэри кивнула и выбежала в прихожую. Через несколько секунд Тринити увидела ее на крыльце, а потом на ступеньках лестницы, по которым девочка быстро спустилась вниз и бросилась к брату. Понимая, что ей самой тоже надо быть там, Тринити тем не менее осталась на месте, наблюдая за происходящим.
«Все это так естественно для него, — говорила она себе, глядя на то, как Джек ведет себя с детьми. — Я думаю, ты была бы такой же, если бы росла вместе с родными братьями и сестрами или хотя бы двоюродными. Джек, вероятно, только глянул на славного мальчугана и сразу понял, что он станет замечательным прибавлением к его семье. А ты видишь перед собой странного маленького ребенка, чем-то напуганного».
Тем временем Джек поднял глаза на окна, и зубы его сверкнули в веселой улыбке. Она помахала ему в ответ, надеясь, что выражение лица у нее приветливое. Но она все еще не могла заставить себя присоединиться к оживленной компании. Вместо этого она подошла к книжному шкафу и провела пальцем по корешкам дневников Эйба Стэндиша.
«Что за странную семейную традицию оставил ты мне, дедушка! Ты был единственным ребенком, мой отец тоже… и я. Просто удивительно, как это Стэндиши выжили вообще со столь прохладным отношением к воспроизводству потомства».
— Что-нибудь не так?
Тринити повернулась к Джеку с виноватой улыбкой:
— Нет, все в порядке. Добро пожаловать. Ваша миссия оказалась успешной?
— Она не привела нас к окончательному результату, иначе говоря, у нас впереди еще две недели для «развития интимности», прежде чем мы узнаем с уверенностью, что с нами будет. — Зеленые глаза Джека сияли, пока он шел через комнату к Тринити, чтобы поцеловать ее в щеку. — Как чувствует себя сегодня моя прекрасная невеста?
Тринити почувствовала, что краснеет.
— Я вижу, у вас нынче отличное настроение. Видимо, такое бывает у большинства мужчин, когда они обретают своего первого сына.
— Первого сына? Вы имеете в виду Ники? — Джек поморщился. — Именно это вы подумали? Неудивительно, что вы уставились на меня так, будто я потерял рассудок.
— Вы уехали в приют для сирот и вернулись оттуда с незнакомым маленьким мальчиком. Что еще я могла подумать?
Джек прикрыл глаза и распрямил спину, явно испытывая боль в мышцах после долгой поездки верхом.
— Ничего похожего. Мальчик всего лишь гость на несколько недолгих недель. Мне бы следовало посоветоваться с вами, но…
— Чепуха. Вы можете приглашать сюда любого гостя и усыновлять любого ребенка, если хотите. Идите-ка присядьте на минутку. Вы провели много часов в седле, а перед этим полночи сидели, сгорбившись, над счетными книгами. — Тринити усадила Джека в кресло возле письменного стола и принялась массировать ему шею кончиками пальцев. — Так лучше?
— Определенно, — признал он, повертев головой из стороны в сторону.
— Ели что-нибудь?
— Поел в приюте.
— О Боже! Жидкую овсянку?
Джек засмеялся.
— Они питаются отменно благодаря пожертвованиям Ассоциации скотоводов. — Развернувшись на сиденье, он посмотрел Тринити в глаза. — Вся семья Ники была убита несколько месяцев назад. Совершил убийство его отец. Он застрелил жену и двух дочерей, потом выстрелил в себя.
Тринити задохнулась от ужаса.
— Бедный мальчик! Как это жестоко — отправить его в приют для сирот так скоро. Неужели никто из соседей или друзей семьи не мог принять его к себе хотя бы на время?
— Тут есть свои сложности. — Джек взял Тринити за руки и усадил в кресло напротив себя. — Разум ребенка отказывается принять правду об отце. Ники убежден, что убийство совершил кто-то другой. Он также одержим мыслью, что отец явится и объяснит недоразумение. Как ни печально, однако это заставляет других людей чувствовать себя неуютно в присутствии Ники. Соседи не знали, как относиться к его.., скажем, к его фантазии. Вот и отправили ребенка в «Дельта-Вэлли».
Тронутая, Тринити похлопала Джека по руке.
— Замечательно, просто чудесно с вашей стороны было помочь ему. Вы пристыдили меня, Джек Райерсон.
— Каким образом?
— Сказать вам правду? — Она опустила крепко сжатые руки на колени и несколько секунд смотрела на них, о чем-то думая. — Я лишена материнского инстинкта. Полностью. И вот сегодня вы безоглядно принимаете этого ребенка в свое сердце. Как бы мне хотелось стать похожей на вас!
— Если бы вы побывали сегодня там и услышали то, что услышал я, вы поступили бы точно так же. Испытали бы инстинктивную потребность помочь ему.
— Нет, Джек, чего-то во мне недостает.
— Это смешно. Я видел вас с девочками, особенно с Джейни. С вашим материнским инстинктом все в полном порядке.
— Джейни очаровательна, и мне с ней хорошо. Но у меня нет желания стать ей матерью. И вообще стать матерью кому бы то ни было. Я завидую ей, когда вижу, как она возится с поросятами, честное слово. Она совершенно естественно воспринимает все их потребности, а я бы этого не могла. — Джек снова хотел возразить, но Тринити не дала ему заговорить. — Вы думали хоть раз о том, что произошло бы, если бы мы приняли условия завещания и за полгода брака я понесла бы от вас ребенка?
Джек поморщился.
— Поскольку я с самого начала строил планы, как обойти завещание, то не обдумывал подобное развитие событий. Однако это интересный вопрос. Каков ваш взгляд на эту проблему?
— Я позволила бы вам увезти ребенка в Бостон и воспитать его без моего участия. — Тринити уловила вспышку ужаса в его глазах и холодно добавила:
— Вам понятно?
Вас это, естественно, пугает, но я противоестественно лишена материнского инстинкта.
Джек облизнул губы, как бы подыскивая ответ, и наконец заговорил:
— Во время нашего первого разговора вы обмолвились, что намерены выйти замуж после того, как вдоволь попутешествуете. Разумеется, вы найдете себе мужа, склонного к приключениям, но со временем вы скорее всего родите ребенка, как вам кажется?
— Я с этим смирюсь, — признала Тринити. — Большинство мужчин хотят обзавестись хотя бы одним сыном. Но существуют няньки, гувернантки, наемные воспитатели…
— Школы-интернаты?
— Никогда! — Тринити вспыхнула, поняв, что Джек поймал ее на слове. — Ох, ради всего святого!
— Кажется, в вас все же есть некоторые намеки на материнский инстинкт, — заметил Джек с иронией. Он обхватил ее за талию и поставил на ноги, поднявшись с кресла сам. — Идемте, я познакомлю вас с Ники. Прошу вас, не отталкивайте его.
— Я не собираюсь его отталкивать. Я просто испытываю облегчение от того, что вы не ожидаете, будто я стану его воспитывать. — Тринити высвободилась, выражение лица у нее было враждебным, но она тут же справилась с собой и спросила:
— Нет ли хоть какой-то возможности полагать, что Ники прав? Что его отец не убивал свою жену и детей?
— Ни малейшей. И это одна из причин, почему я привез его сюда. Мы с ним должны снова и снова говорить об этом до тех пор, пока он не будет готов принять ужасную правду. Сейчас он вполне искренне признает, что опознал мертвое тело отца. И сразу после этого утверждает, что это не мог быть его отец. Если вы спросите его, почему он так уверен в этом, он ответит: «Потому что па не мог убить мою ма. И он не убил бы себя и не оставил бы меня одного на свете».
— А шериф уверен, что мужчина убил себя?
— Коронер убежден, что сомнений быть не может.
— Они могут ошибаться. Точно так же они твердят, что дедушка упал, а я знаю, что его толкнули.
У Джека потемнело лицо.
— Вы не собираетесь рассказывать об этом Ники? Он меньше всего нуждается в подобных разговорах, Тринити.
Поверьте мне, в этом случае у властей нет никаких оснований для сомнений. Сосед видел, как Грегори Холлоуэй подъезжал к дому в сумерках, и через несколько минут услышал три выстрела. Сосед бросился бегом к дому и обнаружил женщину и двух маленьких девочек убитыми.
В углу комнаты стоял Холлоуэй и все еще сжимал в руках пистолет. Прежде чем сосед успел вмешаться, Холлоуэй выстрелил себе в голову. Коронер подтвердил, что рана нанесена его собственной рукой.
— О, Джек!..
— Одна из девочек была еще жива. Она умерла на руках у соседа и перед смертью сказала: «Папа меня застрелил».
Глаза у Тринити были полны слез.
— Как это ужасно.
— Ники провел несколько дней на соседской ферме.
Его отвезли к владельцу похоронного бюро для опознания тела.
— Как это жестоко!
— Хозяева фермы плохо знали Холлоуэя. Он привез семью в Стоктон, устроил в небольшом коттедже и немедленно уехал в Мексику ради какого-то выгодного предприятия. В городе узнали и полюбили его семью, но не самого Холлоуэя. Время от времени от него приходили письма, в которых он сообщал, что вскоре будет дома, но предприятие, по-видимому, провалилось. Он, наверное, пытался как-то спасти хоть часть вложенных средств, но безуспешно.
Тринити увидела в глазах у Джека боль и поняла, что он думает, в состоянии ли чем-то помочь ребенку. Коснувшись щеки Джека, она негромко проговорила:
— Вот, значит, как? Шериф пришел к выводу, что мистер Холлоуэй был подавлен неудачей в делах и решил по этой причине уничтожить свою семью?
— Это лишь догадки. Репутация миссис Холлоуэй в общине была безупречной, о муже она говорила с большой любовью и уважением, так что ее поведение не могло быть причиной трагедии. И как вы сами только что сказали, Холлоуэй находился в подавленном состоянии. Слава Богу, что Ники в это время не было дома, иначе он бы тоже погиб.
— Вы поступили прекрасно, что привезли мальчика сюда, Джек Райерсон. Простите, что я повела себя так эгоистично.
— Это всего на пару недель, — улыбнулся Джек. — Вы бы послушали его аргументы. Он убежден, что отец вернется домой из Мексики и сразу поедет за сыном в приют для сирот. Причем Ники хочет выполнять здесь какие-то обязанности. Поскольку на него огромное впечатление произвел Плутон, я подумал, что разрешу мальчику ездить на нем для тренировки каждый день. И он может вместе с Джейни ухаживать за поросятами, это его отвлечет. Если повезет, он мало-помалу осознает, что бессмысленно всю жизнь дожидаться того, чего не может произойти.
— Замечательный план. Если двух недель окажется недостаточно, Ники может оставаться здесь сколько захочет.
А если вы сами решите вернуться в Бостон, то я уверена, что Элена и Клэнси помогут мне заботиться о нем.
— Вы и сами с этим отлично справитесь, но, откровенно говоря, я считаю, что чем скорее он вернется в приют, тем лучше для него. Директор думает, что, как только Ники перестанет жить прошлым, он станет первым кандидатом на скорое усыновление. Именно в этом мальчик больше всего нуждается. — Джек взял Тринити за руку и настойчиво повторил:
— Идемте же, я познакомлю вас с Ники. Уверен, вы его полюбите независимо от того, есть у рас материнский инстинкт или нет.
Тринити позволила ему увести себя в прихожую и дальше на крыльцо, где дети находились в обществе Клэнси и Луизы, только что вернувшихся с пастбища. Луиза особенно тепло отнеслась к Ники. Она обняла его, и мальчик порозовел от чувства благодарности и счастья.
— Вот видите? — шепнула Тринити Джеку. — Луиза будет прекрасной матерью. Она инстинктивно понимает, как себя вести.
— Но вы же не собираетесь кричать на него или тыкать в него палкой, не так ли? — не без насмешки спросил Джек.
— Будьте спокойны.
Джек хихикнул и проговорил громким и веселым голосом:
— Эй, Ник? Ты помнишь, я тебе по дороге рассказывал о красивой хозяйке ранчо? Вот она, мисс Стэндиш.
Подойди и поздоровайся с ней.
Мальчуган улыбнулся Тринити, потом, к полному ее восторгу, подошел и отвесил поклон.
— Я рад познакомиться с вами, мисс Стэндиш. Для меня это большая честь.
— Добро пожаловать в «Сломанную шпору». — Тринити опустилась на одно колено и посмотрела Ники прямо в глаза. — Я рада, что ты приехал нам помогать.
— Я очень сильный, — кивнув, ответил Ники. — Джек говорит, что позволит миг тренировать его коня, но я могу делать и другие вещи.
— Нам всегда нужна помощь по уходу за лошадьми, — сказал Клэнси. — Кстати говоря, мне пора приниматься за работу, а ты попозже приходи в кораль, Ники, и мы с тобой потолкуем в свое удовольствие.
Ники посмотрел вслед Клэнси, удалявшемуся легкой походкой.
— Здесь все такие добрые.
— Мы все рады тебе, — сказала Тринити, — и как помощнику, и как гостю.
— Мне не нужно быть только гостем. Я люблю ухаживать за лошадьми, но не хочу слишком далеко уходить от дома. Скоро приедет папа, и надо, чтобы он сразу меня нашел.
— А я тоже не хочу, чтобы ты уходил слишком далеко от дома, так что вопрос решен, — ответила Тринити. — Ты хочешь есть?
— Да. Тут очень вкусно пахнет.
— Это Элена печет тортильи, — объяснила ему Джейни. — Если мы вымоем руки, Элена угостит нас горяченькими, прямо со сковородки, и намажет их маслом. Хочешь попробовать?
— Конечно. — Ники посмотрел на Джека. — Можно?
— Ты можешь делать все, что захочешь, — ответил тот.
Тройка детей умчалась, а Луиза хотела последовать за ними более размеренной походкой, но Джек удержал ее.
— — Ну как тебе понравилось на пастбище, Луиза? Высмотрела каких-нибудь красивых вакеро?
Луиза покраснела.
— Очень немногих. Ты был прав, Джек. Именно там все они и находятся. Клэнси обещал, что скоро познакомит меня с каждым из них.
— Право? Ты больше не тоскуешь о парнишке Краунов?
— Как только я осмеливаюсь составить собственное мнение о ком-то, ты вешаешь на меня этикетку, — ощетинилась Луиза. — Скажите пожалуйста, я «тоскую»! Выходит, мне весь следующий месяц нельзя ни о чем думать самостоятельно. Это тебя устраивает?
— Иди угостись тортильями, — сухо посоветовал Джек.
Когда рассерженная Луиза удалилась, Джек обратился к Тринити:
— У меня, быть может, более сильный материнский инстинкт, чем у вас, но мой отцовский инстинкт явно пасует перед Луизой.
— Она женщина, Джек. Уже не ребенок. Наверное, вам не стоит относиться к ней по-отечески. Лучше сосредоточьтесь на маленьком Ники. А я попробую помочь вам ладить с Луизой. В конце концов, между ней и мной разница в возрасте составляет меньше трех лет.
— Это правда. Она всегда казалась мне маленькой непослушной девочкой. Впрочем… — тут глаза у Джека заискрились, — примерно то же самое я иногда чувствую по отношению к вам.
— Следите лучше за собой, — предостерегла его Тринити. — Я еще не совсем простила вас за то, что вы пригласили в дом моего деда нежелательных гостей без моего разрешения. — Джек поморщился при этих словах, и Тринити улыбнулась торжествующей улыбкой. — Ну что, поняли теперь, что ощущает человек, которого дразнят? Оставьте ваши глупости и расскажите мне наконец о вашей беседе с начальником приюта. А потом, — добавила она, усаживаясь на ступеньку, — я поведаю вам о своем первом дне охоты за сокровищами.
* * *
Две последующие недели слились для Тринити в нечто туманное. Слишком многими — и непривычными, хоть и приятными для нее — делами Тринити приходилось заниматься. Она помогала Джейни ухаживать за поросятами; пыталась уговорить Луизу делиться с ней своими мыслями; обыскала весь дом, начиная с чердака, осмотрела спальни и гостиную самым тщательным образом в поисках ящичка, где хранились записки деда; присматривала за Ники, в то время как Джек терпеливо уговаривал мальчика не проводить каждую свободную минуту у ворот, ведущих в «Сломанную шпору», потому что это дело бесполезное; но главное, она старалась всячески ублажать Джека в надежде, что он останется на ранчо, старалась угадать его настроение и внутренне готовила себя к его возможному отъезду, если так уж суждено.
Ники оказался чудным ребенком. Несмотря на то что он с неизменным упорством цеплялся за свою веру в то, что отец за ним приедет, мальчик вносил в жизнь на ранчо светлый луч своей неизменной улыбкой и желанием доставлять всем радость. Тринити знала, что никогда не забудет, как в первый, такой веселый вечер их общего знакомства с Ники Джейни вдруг сказала:
— Новый мальчик хочет спать на крыльце, но боится попросить тебя об этом.
Джек был захвачен врасплох, однако ответил:
— Почему бы и нет, Ники, если только ты укроешься потеплее.
На что Джейни тут же заявила:
— Я тоже хочу спать на крыльце. Я тепло укроюсь.
— А ты-то почему хочешь спать на крыльце? — удивился Джек.
— Потому что это на улице. А моя комната в доме.
— Что ж, ладно. Спи на крыльце. Но москиты могут заставить тебя переменить решение.
Тогда Мэри спросила тихонько:
— А мне можно, Джек?
Окончательно сбитый с толку Джек задал ей тот же вопрос:
— Почему?
Вместо Мэри поспешила ответить Джейни:
— Потому что и ее комната тоже в доме.
Тринити смеялась чуть не до икоты, глядя на ошеломленное лицо Джека. А потом, словно этой сцене и так недоставало комизма, Луиза предложила спать вместе с детьми, «чтобы с ними ничего не случилось».
Джек фыркнул и обратился к Тринити:
— Полагаю, вы тоже хотите спать на крыльце?
— Если бы я хотела, то так бы и сделала. Мне не надо просить вашего на то позволения, — со смехом ответила она.
Ко всеобщему веселью, Джек тотчас поспешил удалиться с каким-то невнятным объяснением насчет необходимости «просмотреть счета».
Как ни любила Тринити поддразнивать его этим, ей необычайно нравилось внимание Джека к каждой мелочи в жизни ранчо. А самое главное, ей очень по душе пришлась его привычка посвящать ее в эти подробности. Каждый вечер они сходились в кабинете, и Джек втолковывал ей то одно, то другое, и, хотя она вслушивалась в его объяснения с некоторой тревогой (а вдруг он все же решил уехать?), это общение ее просто завораживало.
Разумеется, Джек оставался Джеком и дразнил се, настаивая на обязательном игривом поцелуе при встрече, и проделывал эту процедуру со всяческими ужимками, если никто из домашних при сем не присутствовал. Но то были всего лишь легкие прикосновения губ к щеке Тринити.
Иначе говоря, он больше не позволял себе тех вольностей, какими были отмечены три первых дня с момента их знакомства, хотя возможностей для этого было сколько угодно во время их занятий в кабинете, когда губы Джека порой настолько приближались к ее уху, что Тринити ощущала тепло его дыхания. В такие минуты ей хотелось крикнуть: «Поцелуй меня! Поцелуй, пока мы еще можем оправдывать себя вымыслом, что сиротский приют отклонит твое предложение!»
Она понимала, конечно, почему он отказывается смешивать финансы с удовольствием, и, более того, понимала, что он прав, подготавливая ее к худшему. Если такое случится — если он заберет свою милую семью и уедет, — то останется еще шанс, что она сможет вести дело и спасет «Шпору», ранчо своего деда, благодаря скрупулезным урокам Джека.
Было бы облегчением, решила Тринити, если бы приют в конечном счете принял их предложение. В сочетании с глубоким интересом Джека ко всем сторонам деятельности ранчо это почти наверняка убедило бы его остаться.
Это было бы облегчением, но также и разочарованием, И каждый прошедший день приближал Тринити к ответу на сакраментальный вопрос.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Брак по завещанию - Донован Кейт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Брак по завещанию - Донован Кейт



Ранчою Техас. Ковбои. Кому это интересно - читайте. Примитивно.
Брак по завещанию - Донован КейтВ.З.,64г.
8.09.2012, 17.42





Милый , неплохой роман об воюющих ранчеро.
Брак по завещанию - Донован КейтВикушка
10.06.2013, 21.13





Говорят есть фильм. Подскажите название,кто знает.
Брак по завещанию - Донован Кейтс
6.12.2013, 15.55





Фильм есть. Точно не вспомню дату экранизации вроде 2005 года. Название такое же как по книге. Снимали американцы с англичанами
Брак по завещанию - Донован Кейтliza
6.12.2013, 17.12





Спасибо большое.Буду искать.
Брак по завещанию - Донован Кейтс
8.12.2013, 23.09





Фильм к сожалению так и не нашла может кто подскажет кто снимался в этом фильме. Может по актерам найду. Заранее спасибо и с Наступающим Новым Годом !!!
Брак по завещанию - Донован Кейтс
30.12.2013, 22.04





Наверное симпатичный романчик.Только не смогла осилить.4 главы и одни сплошные разговоры,разговоры...
Брак по завещанию - Донован КейтЧертополох
31.12.2013, 0.47





Ой, как скучно! Не советую, читается тяжело
Брак по завещанию - Донован Кейтумка
10.11.2015, 15.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100