Читать онлайн Брак по завещанию, автора - Донован Кейт, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брак по завещанию - Донован Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.86 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брак по завещанию - Донован Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брак по завещанию - Донован Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донован Кейт

Брак по завещанию

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Захлопнув за собой дверь собственной спальни, Тринити стянула траурное платье и, наподдав ногой, отшвырнула через всю комнату в угол. Пропади пропадом ее план с ходу предотвратить возможные похотливые домогательства со стороны нового делового партнера! Знать бы заранее, что этот дуралей страдает от неразделенной любви и что ему безразличны все женщины на свете, за исключением какой-то Эрики, которая разбила его сердце!
«Мистер Брэддок должен был тебя предупредить! — твердила она себе, кипя негодованием. — Ты повела бы себя совершенно по-другому. Более того, нашла бы кого-нибудь еще — мужчину, который захотел бы жениться на тебе, несмотря на твои бесчисленные недостатки».
Увы, теперь уже слишком поздно. А если бы и не так, она хочет Джека Райерсона. Точнее, ей необходима его компетентность. Пятнадцать минут наедине с ним подтвердили слухи о его логическом уме и способности сосредоточиться на деле и только на деле, если не считать семьи и этой его драгоценной утраченной любви. И она просто не могла забыть, как уверенно он обращался с лошадью, словно всю жизнь провел в седле, что, само собой, было очень далеко от истины. К тому же он, как никто другой, справится с задачей спасения ранчо «Сломанная шпора». Это значит, что Джек Райерсон — самая подходящая кандидатура на обе роли — делового партнера и временного мужа.
"Стало быть, ты должна извиниться перед ним немедленно. Постарайся заручиться поддержкой младших девочек. Если они захотят остаться, Джеку будет непросто принять иное решение. А самое главное, ты должна рассказать ему о дедушке. Помочь ему понять, каким было ранчо до того, как дела пошли скверно. Мистер Райерсон хочет получить выгоду, только и всего. Докажи ему, что здесь он заработает целое состояние.
С течением времени он начнет понимать дедушку и будет возмущен действиями, посредством которых эти негодяи, эти ужасные Крауны хотят отобрать у нас все то, во что дедушка вложил все свои силы и всю свою любовь.
Если мистер Райерсон поймет это, он должен понять и то, что мы не можем поступать вопреки желаниям дедушки.
Мы станем получать огромные доходы с этого ранчо, но только если будем честно вести дела".
Размышления Тринити были прерваны чьим-то стуком в дверь, и она улыбнулась с облегчением. Надеясь, что у нее появилась возможность предстать перед своим партнером в более женственном — не говоря уже о том, что в более привлекательном, — виде, Тринити быстро надела скромный, но очень ей шедший розовый пеньюар и отворила дверь, но обнаружила за ней не Джека, а милую маленькую девочку.
— Та леди велит, чтобы вы поскорее шли пить чай с пирожными вместе с нами, — торжественно объявила Джейни.
— Та леди? Ты имеешь в виду Элену? Пирожные — это замечательно, правда? Но сначала мне надо выбрать какое-нибудь платье понаряднее и надеть его. Может, останешься и поможешь мне?
Джейни кивнула и вошла в комнату, разглядывая все большими зелеными глазами. Добравшись до открытой двери на балкон, спросила:
— А детям можно туда выходить?
— Конечно. — Трннити вывела девочку на свежий предвечерний воздух и, слегка поддразнивая, спросила:
— Хочешь увидеть коров? Но они еще вон там, за горкой.
Девочка посмотрела в ту сторону сквозь решетчатые перила и спросила:
— Мы завтра пойдем туда погулять?
— Да.
Джейни удовлетворенно кивнула и повернулась к хозяйке дома:
— Вы с Джеком поссорились?
— Бог мой, ты слышала, как мы спорили? Надеюсь, мы тебя не слишком огорчили.
Девочка пожала узкими плечиками.
— На Джека никто не повышает голос. Кроме… — Джейни запнулась и поморщилась. — Ладно, это не важно.
— Ты, наверное, хотела упомянуть об Эрике? — спросила Тринити, борясь с лишенным всякого смысла приступом ревности по отношению к бывшей нареченной Джека.
Джейни еще шире распахнула свои огромные глаза.
— Нет, Эрика ни-ког-да не повышает голос. Она говорит, что это неприлично для леди. Но это только первая причина.
— Первая причина?
— Да, а вторая тоже есть. Мы не должны показывать мужчине, что он нас задел.
Невольно заинтригованная, Тринити спросила:
— Почему?
— Я не помню. Но Мэри помнит. Она вообще все помнит лучше, чем я.
Тринити сочувственно улыбнулась девочке:
— Серьезно? А кто же тогда смеет повышать голос на твоего брата?
— Луиза. Она очень хорошая, но грубая, ужасно грубая.
— А так как я повысила голос на него, ты и меня считаешь грубиянкой, да?
Джейни хорошенько обдумала вопрос, прежде чем ответить:
— Вы не были грубой, а только расстроенной, и я знаю почему.
— Ну?
— Вы чувствуете себя одинокой, потому что ваш дедушка ушел на небо. Но теперь Джек здесь, и вам уже не нужно расстраиваться.
Совершенно очарованная Тринити подвела девочку к кровати.
— Посиди здесь, и мы еще поболтаем, пока я буду одеваться.
— Ой! — Джейни увидела одну из карт, нарисованных Тринити в предвкушении задуманных путешествий. — Как красиво! Это вы нарисовали?
— Да. Это карта мира.
— Всего мира?
— Да, а что?
— На ней нет Бостона.
— Это легко исправить, мы его сейчас обозначим. — Тринити достала из ящика письменного стола ручку и поставила на карте новую метку. — Вот где Бостон. А теперь посмотри сюда. — Она указала на маленький кружок к востоку от Сан-Франциско. — Здесь мы находимся сейчас. Это ранчо «Сломанная шпора».
— Кружок, а не звездочка, — заметила Джейни.
— Звездочками обозначены особые места. Те, куда я собираюсь поехать.
— Бостон тоже особый.
— Мне так и говорили, и я этому верю. Но особые места, помеченные звездочками, для меня важны потому, что их посещал мой отец и писал мне оттуда письма. Я храню его письма вот уже много лет и дала себе слово, что когда-нибудь поеду по следам отца.
— Он тоже на небе?
— Да. Вместе с моей мамой.
— Мои мама и папа тоже там. Но Джек заботится о нас.
Тринити присела рядом с девочкой на постель и обняла ее за плечи.
— Но ведь и вы заботитесь о нем, верно?
Джейни кивнула.
— Расскажите мне, пожалуйста, о местах, отмеченных звездочками.
— Нам следовало бы присоединиться к остальным, но… — Тринити закусила нижнюю губу и секунду подумала; ее радовала возможность поговорить на любимую тему — о тех странах и городах, куда она непременно собиралась поехать. Помимо ранчо и выполнения дедушкиных заветов, эти планы составляли смысл ее существования. И она заговорила с мечтательной улыбкой:
— Ты слышала что-нибудь о стране под названием Марокко?
* * *
— Привет!
— Добрый день. — Джек заслонил рукой глаза от солнца, от души сожалея, что не надел широкополую шляпу, подаренную ему Брэддоком накануне их отъезда из Сан-Франциско. Брэддок предупредил, что широкие поля защитят его от палящих и ослепительных солнечных лучей в долине Сан-Хоакин, и оказался прав. — Это просто потрясающая земля, мистер Клэнси. Я не ожидал увидеть такое множество разных животных.
— Да, у нас тут всего понемножку, как говорится. Прямо как в Ноевом ковчеге, только дождя не хватает, чтобы нашим тварям было попрохладнее.
Доморощенный юмор старика позабавил Джека.
— Сколько у вас лошадей в настоящее время?
— Чересчур много. В загоне голов сорок, и обихаживать их приходится мне. Пока Эйб был жив, это было мое единственное занятие, и теперь, когда вы здесь, надеюсь, так оно снова и будет. — По лицу Клэнси расплылась широкая улыбка. — Потому я и говорю вам от всей души: добро пожаловать.
Джек посмотрел старику в глаза.
— Пока все останется как есть. Первую неделю или около того я проведу, оценивая возможности ранчо. Мисс Стэндиш объяснила вам это?
— Такой сообразительный парень, как вы, не проделал бы весь этот долгий путь, если бы дело того не стоило.
А уж если такая хорошенькая девушка, как наша Тринити, захочет выйти за вас замуж, если вы тут останетесь, очень глупо было бы с вашей стороны отказываться.
Джек откашлялся и сказал:
— Я не вправе обсуждать подробности, но, может быть, мне удастся сохранить владение для мисс Стэндиш без необходимости вступать в брак.
— Вы что, хотите жить с ней в грехе?
— Господи помилуй, конечно, нет! Наши отношения будут чисто деловым партнерством, и у мисс Стэндиш не будет нужды вступать со мной в отношения чисто интимные.
— Вы так считаете? — Клэнси склонил голову набок и сказал:
— Ежели вы того добьетесь, мы все будем вам благодарны, мистер Райерсон, попросту и от души. И я лично тоже. Очень уж меня тревожило это условие в завещании Эйба. Упрямый старый мул. Он хотел все устроить таким путем, но не набрался храбрости уговаривать внучку, пока был живой, и подумал, что в могиле окажется в полной безопасности.
Джек рассмеялся:
— По вашим словам выходит, что ее стоит побаиваться.
— По большей части она просто солнышко ясное. Но унаследовала от деда его упрямство. Да и папаша был такой, царство ему небесное. Только и делал, что шастал по белому свету, а дочку оставлял одну. Ни разу не навестил собственного папочку, ни единого разочка — даже не взглянул на то, что сотворил тут Эйб своими руками.
— Трудно поверить, что мистер Стэндиш добился столь многого всего за десять лет.
— И ради чего старался? Ради сына, которому все это было не нужно, а внучке и подавно. Не подумайте, что я ее осуждаю. С этим местом у нее связаны только плохие воспоминания. Вам известно, что она впервые сюда приехала после смерти отца? Скорбела тогда, скорбит и теперь. Ничего себе наследство, как вы скажете?
— Да.
— Старый Эйб решил, что своей причудой вынудит ее полюбить это ранчо, как любил его он сам. Но такие вещи по приказу не делаются. Если вы придумаете, как избавить ее от всего этого, я первый поблагодарю вас от всего сердца.
— Если я решу сделать вложение, то уверен, что сумею все уладить, и мисс Стэндиш сможет уехать немедленно, если ей так захочется. Я не в курсе того, каково ее финансовое положение, но она может пожить здесь, пока мы не начнем получать твердый доход. Но во всем прочем она будет совершенно свободна от обязательств перед ранчо.
Клэнси выпятил губы.
— Мы будем о ней скучать, но для нее это к лучшему.
У Тринити такое горячее желание поездить по миру! Увидеть что-то особенное, как я понимаю. То, чего она не видит у себя дома.
— Можете мне поверить, я хорошо знаком с подобным пристрастием у женщин, — усмехнулся Джек. — Если мисс Стэндиш жаждет приключений, то я последний человек, который стал бы ей в этом препятствовать. Это не только бесполезно, но и рискованно.
Клэнси захохотал во все горло.
— Это факт. Я бы предпочел оказаться зажатым между забором и брыкливым необъезженным жеребцом, чем приблизиться на расстояние плевка к этой девушке, когда она начинает кипятиться. Погодите, пока сами увидите такое.
Тогда вам захочется, чтобы вы и слыхом не слыхали о «Шпоре».
Джек почувствовал мимолетный порыв признаться, что уже видел Тринити в ее наихудшей ипостаси, — во всяком случае, он надеялся, что в более скверном настроении она не бывает! Но вместо этого он слегка сжал плечо Клэнси — как бы в утешение — и сказал:
— Я уже говорил, что получил свою долю темпераментных особ женского пола.
— Эту девушку вроде бы ни капельки не занимает это ранчо, зато она настолько предана Эйбу, как только может быть предана девушка ее возраста. Очень надеюсь, что вы останетесь здесь, сынок. Ради ее спасения.
— А я полагаюсь на то, что вы мне дадите сведения о ранчо, необходимые для принятия этого самого решения.
Завтра давайте начнем с путешествия по всему владению, если это возможно.
— Я путешествую, как вы такое дело назвали, по этому чертову владению каждый божий день, — ухмыльнулся Клэнси. — Вы для меня более чем желательный попутчик.
Вы крепко держитесь на вашем жеребце?
Джек заметил смешливую искорку в глазах у старого ранчера.
— Я взял этого коня на время в Стоктоне. Он работал на славу.
— Этому его и учили, — заметил Клэнси. — Работать как следует. Но для объезда ранчо он не годится. Я закреплю за вами Рейнджера.
Джек повернул голову и увидел самую обычную лошадку, темно-гнедую, с черными как смоль гривой и хвостом. Клэнси свистнул, и уши животного тотчас встали торчком, и оно зарысило к забору, вытянув шею, словно приветствовало таким образом старого друга.
— Привет, парень, — поздоровался с конем Клэнси и почесал его за ухом. — Познакомьтесь с Рейнджером, мистер Райерсон. Самый лучший ковбойский мустанг, какого я вырастил и обучил.
— Было бы только справедливо, чтобы завтра на нем ездили вы, — сказал Джек. — Я возьму своего Плутона.
Вот увидите, какая это превосходная лошадь.
— Что за имечко у него? Больно заковыристое.
— Его назвали именем римского бога подземного царства, Плутона.
— Нам тут нет нужды в римских богах, — рассмеялся Клэнси, — но воля ваша, сынок. Езжайте завтра на этом самом Плутоне, и посмотрим, как он справится.
Джек не обиделся на старого лошадника, прекрасно понимая, что на скотоводческом ранчо нет чистокровных арабских скакунов, подобных Плутону, и вполне логично, что Клэнси считает таких коней ненужной роскошью, причудой приезжих из восточных штатов Америки. Плутон и был собственностью приезжего с востока страны, умершего полгода назад в Стоктоне от сердечной недостаточности и оставившего своего чистокровного жеребца в уплату за номер в гостинице и за доставку бренных останков хозяина в Сан-Франциско.
— Он вас наверняка удивит, мистер Клэнси.
— Все может быть, хотя такого заядлого лошадника, как я, удивить трудненько. Когда бы вы хотели начать объезд, в котором часу?
— А вы когда его начинаете?
— На восходе солнца.
— Вот и отлично.
— Наденьте вашу большую черную шляпу и ваши красивые перчатки не забудьте.
— Что-нибудь еще? — со вздохом спросил Джек.
Улыбка Клэнси потеплела.
— Вы, сынок, шутки понимаете, как я погляжу. В тех местах, откуда я родом, это считается добрым знаком.
— В тех местах, откуда я родом, это тоже добрый знак.
— В Бостоне? Я малость беспокоился насчет этого, — признался старик. — Думал, увидим мы этакого бледного коротышку, который толкует только о цифрах и заморочит ими голову мисс Тринити. Но я понял, что вы за парень, как только увидел вас в седле. И она тоже поняла.
Вы так сидели на вашем большом жеребце, словно родились в седле, и шляпу сняли перед ней как надо. Для меня оно было большим облегчением, да и мисс Тринити почувствовала себя лучше. А теперь вот услышал, что вы не собираетесь вступать с ней в брак… — Клэнси протянул Джеку руку. — Когда я сказал вам, что рад вашему приезду в «Шпору», то говорил от души. Вы только что объяснили мне, что вам нужно, и я помогу вам. Хочу уговорить вас остаться здесь, это уж точно.
Джек крепко пожал руку старика.
— Как вы сами сказали, я не предпринял бы такое долгое путешествие, если бы не рассчитывал на хорошие, даже очень хорошие возможности для себя, если я останусь на ранчо. Я рад сотрудничеству и тому, что увижу ранчо завтра на заре.
— Взгляни-ка, Джейн. Мой отец нарисовал это в Египте. Ты знаешь, что это такое?
— Котенок?
Тринити рассмеялась.
— Его зовут Сфинкс. Это полулев-получеловек. Легенда гласит, что он загадывал путникам загадки. Ты любишь загадки?
Джейни зевнула, помотала головой и устроилась на подушках в головах кровати.
— Я не умею их разгадывать.
— Мой дедушка очень любил загадки. Хочешь, попробуй разгадать самую легкую?
— Но я же не умею, — повторила девочка, явно подавленная.
«Господи, ну что ты натворила! — молча упрекнула себя Тринити. — Огорчила бедную девчушку, гостью в дедушкином доме!»
Желая исправить ошибку, она ласково похлопала Джейн по руке.
— Ну попробуй, одну-единственную, только для меня!
Я уверена, что ты сразу угадаешь.
Девочка поморщилась, но кивнула.
— У кого длинные каштановые косы, большие зеленые глаза и самое милое личико из всех гостей на этом берегу Миссисипи?
Склонив голову набок, девочка робко спросила:
— Это я?
— Вот и угадала! Умница.
Девочка вскрикнула от восторга и вдруг крепко-крепко обняла Тринити за шею.
— Вы такая чудесная леди!
Тринити погладила маленькую гостью по спине и, не зная, как вести себя дальше, напомнила себе, что она и маленькие дети несовместимы. А этой девочке всего лет пять или шесть. Что бы она делала, если бы девчушка расплакалась?
«Ты просто должна вести себя так, чтобы этого никогда не случилось, по крайней мере до тех пор, пока не выйдешь замуж за человека, который наймет целую армию слуг для своих детей», — решила она, как уже, между прочим, не раз бывало в прошлом.
— Я никогда, никогда раньше не угадывала, — ворковала довольная Джейни.
— А меня раньше никогда, никогда не обнимала маленькая девочка.
Джейни отпрянула и недоверчиво уставилась на Тринити.
— Только маленькие мальчики? Они такие ужасные! А это вам больше понравилось?
— Меня не обнимал и ни один маленький мальчик. Я знала очень немногих детей и никого из них не знала хорошо.
Джейни была явно сбита с толку, и Тринити объяснила:
— Моя мама умерла, когда мне было столько же лет, сколько тебе, и после этого я провела большую часть жизни в школах-интернатах среди учениц моего возраста. Дети помладше учились в другой школе, по соседству. Иногда младшие братья и сестры моих подруг приходили к нам в гости, но у меня не было ни братьев, ни сестер.
— А ваши мама и папа навещали вас?
Тринити почувствовала, как вспыхнули у нее щеки от сочувственного взгляда ребенка.
— Отец без конца путешествовал. Он навещал меня примерно раз в два года, и это было чудесно, только… — Тринити умолкла и слабо улыбнулась. — Знаешь, ты очень славная девочка. И мы с тобой следующие полгода будем много раз говорить с тобой о нашем прошлом. А теперь мне надо одеваться, а ты закрой глазки и отдохни хоть несколько минут. Потом мы пойдем пить чай вместе со всеми. Идет?
— Но я не хочу спать.
— И не надо спать. Просто отдохни. Давай-ка уберем все это. — Тринити собрала свои карты и рисунки и уложила их в обтянутый бархатом ящичек. — Вот так. Теперь ложись. Ты можешь посоветовать мне, какое платье надеть, чтобы оно понравилось твоему брату.
— А почему вы хотите сделать Джеку приятное? — спросила Джейн, послушно укладываясь и уютно свернувшись калачиком.
— Потому что я хочу, чтобы он решил остаться на ранчо. И еще хочу, чтобы он забыл, как я повысила на него голос.
Джейн кивнула.
— Джек не любит, когда кричат.
— Да я не слишком.., ладно, хватит. Я тоже не люблю, когда кричат.
Тринити вскочила, быстро сбросила с себя пеньюар и отворила белый гардеробный шкаф. Восемь платьев, и все они несравненно лучше того черного уродства, которое она отшвырнула ногой в угол комнаты. Припомнив, что дед всегда любовался ею, когда она одевалась в розовое, Тринити достала из шкафа мягкое и свободное платье из розового шелка, отделанное белыми кружевами, и повернулась к кровати.
— Что ты скажешь об этом… ox, — выдохнула она, очарованная видом маленькой девочки, успевшей крепко уснуть всего за несколько секунд.
Негромкий стук в дверь спальни привлек внимание Тринити. Кто бы это мог быть? Еще одна маленькая гостья? Хорошо, что у нее такая широкая и мягкая кровать!
Тринити не хотелось, чтобы старшая сестра, хорошенькая маленькая Мэри, почувствовала себя обиженной. Набросив на себя розовое платье, она поспешила к двери и отворила ее, опасаясь, что постучат еще раз, погромче, и стук разбудит Джейн.
— О! — Тринити уставилась в большие зеленые глаза Джека Райерсона и пробормотала невнятно:
— Какой сюрприз!
— Я умудрился потерять сестричку, — объяснил он с виноватой улыбкой.
Тринити улыбнулась в ответ.
— Она здесь. Взгляните сами. Право, мистер Райерсон, она очаровательна. — Взяв Джека за локоть, Тринити подвела его к кровати. — Видели вы когда-нибудь более милое существо?
Джек откашлялся.
— Я отнесу ее к ней в постель.
— Ну что вы! Девочка очень устала. Пусть поспит здесь немного.
— Если вы не против.
Он взял с изножья кровати плед, развернул его и укрыл сестру, потом наклонился и легонько поцеловал разрумянившуюся щечку. Тринити смотрела на эту сценку с восторгом, от души желая научиться такому же нежному и заботливому отношению к детям.
— Все остальные ждут нас пить чай на крыше, мистер Райерсон?
— Да. Если вы и в самом деле не против, я оставлю Джейн здесь и присоединюсь к ним, пока вы одеваетесь.
— Вы не могли бы задержаться на минуту? Вот… — Она повернулась спиной к Джеку. — Могу я попросить вас застегнуть мне пуговицы сзади?
Он снова откашлялся, и Тринити порадовалась, что не видит его лица. Покраснел ли он? Или, что вероятнее, смущен и задет тем, что она позволяет ему дотрагиваться до себя, будучи полуодетой? Она и сама была порядком смущена, но если им предстоит через две короткие недели стать мужем и женой, не лучше ли уже с этого времени привыкать к такого рода соприкосновениям? Не рекомендовал ли Рассел Брэддок — опытный брачный агент — именно такой вариант?
«Используйте эти две недели для того, чтобы мало-помалу увеличивать ваши с ним соприкосновения. Не только интеллектуальные, но и физические, — советовал он. — Некоторые из моих невест выходили замуж в тот же день, когда познакомились с женихом. Отнеситесь к этому как к некоей возможности. Если вы с толком воспользуетесь временем, которое он проведет, оценивая разумность инвестиции, первая брачная ночь окажется менее устрашающей».
Тринити чувствовала себя униженной при одной мысли об этой сакраментальной ночи, но вынуждена была признать, что в совете Брэддока есть здравый смысл. Кроме того, под платьем она не голая, и пальцы Джека не прикасаются к обнаженному телу. Белая шелковая сорочка создает определенную, хоть и возбуждающую преграду.
Пальцы Джека начали застегивать крошечные пуговки — их ряд тянулся от воротника платья до талии. Быстрые, уверенные движения убедили Тринити, что Джеку приходилось застегивать платье бесчисленному количеству женщин. Приступ ревности, похожий на тот, что она испытала из-за частых упоминаний о бывшей нареченной Джека, охватил Тринити.
«Ты просто гусыня, — выругала она себя. — Радуйся, что он опытный мужчина, и прикосновения его легки и нежны».
Слегка расслабившись, Тринити начала не без удовольствия прислушиваться к тем необычным для нее ощущениям, которые возникали при продвижении быстрых пальцев вверх по ее спине, слегка задерживаясь, когда пуговица не поддавалась. К тому времени, как пальцы добрались до выреза воротника, она была порядком возбуждена.
— Дело сделано, — объявил наконец Джек.
Тринити быстро повернулась, чтобы застать врасплох и уловить возможное смущение, однако выражение его лица оставалось совершенно бесстрастным, когда он спросил:
— Так идемте к остальным?
— Еще минуту. Мне надо сказать вам несколько слов наедине. Только не в комнате, чтобы не побеспокоить вашу сестренку. — И Тринити, снова взяв Джека за локоть, подтолкнула его к двери на балкон.
Ей показалось, что на какое-то почти неуловимое мгновение он воспротивился ее настойчивости, и приписала это смущению. Ее поведение шокирует Джека? Что ж, оно и к лучшему. Джек приехал сюда со своим особым планом, и Тринити его не осуждала за это — ведь его решительность и есть залог успеха, однако она надеялась уговорить Джека перепробовать каждую возможность и обойтись без нарушения предсмертной воли ее деда.
— Здесь хорошо, — произнес Джек, вглядевшись в даль, где на фоне предвечернего неба снежные вершины Сьерра-Невады образовали причудливый и захватывающий дух величественный силуэт.
Тринити отступила к самым перилам балкона и сосредоточила взгляд на своем госте.
— Я должна извиниться перед вами, мистер Райерсон. Можете ли вы простить мне то, как я вела себя в кабинете?
— Это уже забыто, — заверил он.
— Я не имела права реагировать подобным образом. Я повела себя как ревнивая женщина, но именно ею я в тот момент и была.
— Простите?
Тринити вернула Джеку его теплую улыбку.
— Не глупо ли это? Но тем не менее правда. Шесть долгих недель я относилась к вам как к своему нареченному. Очевидно, я проявила собственнические чувства в личных отношениях при обстоятельствах, которые не давали мне на это ни малейшего основания.
— Я понимаю, что вы имеете в виду. Полагаю, то же самое произошло бы и со мной, если бы я с самого начала не знал, что в обусловленном завещанием браке нет необходимости. — Джек склонился перед Тринити в преувеличенно почтительном, почти театральном поклоне и добавил с веселой усмешкой:
— Приношу извинения в том, что бесцеремонно рассуждал о своей бывшей невесте, в то время как наши с вами брачные дела еще не решены официально.
Тринити рассмеялась.
— Вы прощены, сэр. И пожалуйста, упоминайте об Эрике свободно, сколько ваша душа пожелает. Как вы уже сказали, вы застали меня врасплох. Но теперь этот сюжет меня весьма привлекает.
— Неужели?
— Я хочу в последующие две недели получше изучить вас и все о вас. А больше всего можно узнать о мужчине, узнав о женщине, которую он любил. К примеру, ваша сестра сказала мне, что Эрика никогда с вами не пререкалась.
Джек кашлянул в кулак, прежде чем задать вопрос:
— Вы говорили об Эрике с моей сестрой?
— Не я вызвала этот разговор. Просто какое-то случайное замечание. Вы с ней никогда не ссорились?
Джек переступил с ноги на ногу.
— Мы ссорились беспрестанно, но это правда, что Эрика никогда не пререкалась со мной в обычном смысле этого слова. Когда я огорчал ее — а такое случалось часто, — она открывала кампанию с целью изменить мое суждение.
Кокетничала, дулась, извращала смысл моих слов, поддразнивала. Именно это ее оружие, и владеет она им отменно. Она очень редко пользуется логической аргументацией, ибо не в ней ее сила.
— Она кажется очень привлекательной. Боюсь, что вы найдете мою тактику чересчур прямолинейной, — протянула Тринити.
— Вы снова ревнуете? — Прежде чем Тринити успела ответить, Джек сменил поддразнивающий тон и серьезно заверил Тринити:
— Я предпочитаю прямоту, особенно со стороны делового партнера.
Тринити прикусила губу, досадуя на себя, потом подступила на шаг ближе к Джеку и решилась посмотреть ему прямо в глаза.
— Вы сожалеете, что приехали сюда?
— Нет, — негромко проговорил он. — Никоим образом.
— Мне пришло в голову, что я напугала вас своей вспышкой. А ведь я хотела этого меньше всего. Я так отчаянно нуждаюсь в том, чтобы вы остались, мистер Райерсон! Просто скажите, что я должна делать и как себя держать, и я вас послушаюсь. Даю слово.
Некоторое время он, видимо, тщательно обдумывал ее слова, потом положил руки ей на плечи; взгляд его казался твердым и успокаивающим.
— Я ошеломил вас сообщением о лазейке. И разумеется, было непростительной бестактностью распространяться о моей бывшей невесте. Не начать ли нам сначала?
— Я бы предпочла именно это.
— Держитесь со всей доступной вам прямотой. Потенциальные деловые партнеры всегда должны быть максимально искренними и откровенными друг с другом.
— Это верно, — согласилась Тринити, чувствуя, как спадает напряжение. — Я признательна вам, сэр, за ваше терпение.
— Теперь мы уже можем присоединиться к остальным?
— К остальным? О! — Тринити отшатнулась, вся вспыхнув. Пусть и на короткое время, но она совершенно забыла о существовании «остальных» и теперь до смерти боялась, что Джек это заметил. — Конечно, мы должны присоединиться к ним. Идемте.
— После вас.
Джек отступил в сторону, пропуская Тринити в дверь.
Все еще пылающая румянцем смущения, она проплыла мимо него с достоинством и с безразличным видом, потом подобрала юбки и поспешила выйти в холл — от греха подальше.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Брак по завещанию - Донован Кейт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Брак по завещанию - Донован Кейт



Ранчою Техас. Ковбои. Кому это интересно - читайте. Примитивно.
Брак по завещанию - Донован КейтВ.З.,64г.
8.09.2012, 17.42





Милый , неплохой роман об воюющих ранчеро.
Брак по завещанию - Донован КейтВикушка
10.06.2013, 21.13





Говорят есть фильм. Подскажите название,кто знает.
Брак по завещанию - Донован Кейтс
6.12.2013, 15.55





Фильм есть. Точно не вспомню дату экранизации вроде 2005 года. Название такое же как по книге. Снимали американцы с англичанами
Брак по завещанию - Донован Кейтliza
6.12.2013, 17.12





Спасибо большое.Буду искать.
Брак по завещанию - Донован Кейтс
8.12.2013, 23.09





Фильм к сожалению так и не нашла может кто подскажет кто снимался в этом фильме. Может по актерам найду. Заранее спасибо и с Наступающим Новым Годом !!!
Брак по завещанию - Донован Кейтс
30.12.2013, 22.04





Наверное симпатичный романчик.Только не смогла осилить.4 главы и одни сплошные разговоры,разговоры...
Брак по завещанию - Донован КейтЧертополох
31.12.2013, 0.47





Ой, как скучно! Не советую, читается тяжело
Брак по завещанию - Донован Кейтумка
10.11.2015, 15.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100