Читать онлайн На полпути к звездам, автора - Донелли Джейн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На полпути к звездам - Донелли Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На полпути к звездам - Донелли Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На полпути к звездам - Донелли Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Донелли Джейн

На полпути к звездам

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Шина лежала в ванне, представляя себе, что находится на море и ее греет солнце. Кто-то забарабанил в дверь, будто в доме начался пожар. Иллюзия исчезла.
– Шина! – кричала Элейн, дергая дверную ручку. – Шина, ты в порядке?
– Конечно, а в чем дело? – ответила Шина. – Я принимаю ванну.
– Открой дверь. Дверь закрывать опасно! Ты можешь потерять сознание и утонуть!
– Я не потеряю сознание. Я ведь просто принимаю ванну. – Ее заверения, однако, никакого действия на Элейн не возымели.
– Откуда ты знаешь? Это может произойти внезапно, и никто не будет знать. Так обычно и случается. Шина, открой дверь.
Девушка вздохнула. Сама она чувствовала себя лучше с каждой минутой, но боялась возразить Элейн, поэтому предпочла подчиниться требованиям хозяйки дома.
Шина вылезла из ванны, закуталась в полотенце и открыла дверь. Испуганная, Элейн застыла на пороге, ее глаза расширились от ужаса.
– О, Шина, твое бедное личико!
– Я не намерена терять сознание, – повторила Шина. – У меня даже голова не кружится.
Беспокойство Элейн ее очень трогало, но оно было скорее несколько театральным.
– Клер говорила мне, и Роб, но я представить себе не могла!
Шина расхохоталась. Подбитый глаз и оцарапанный подбородок.
– Все не так страшно, поверьте. Мне не понадобится пластическая операция.
– Бедное, бедное личико! – не унималась Элейн, в ужасе продолжая свое обследование, и Шина вдруг поняла, что в представлении этой женщины любое повреждение, пускай даже самое незначительное, являлось кошмаром.
Она поняла также и то, что необходимо задавить эту материнскую заботу в самом ее зародыше:
– Мое лицо будет в полном порядке через несколько дней, а чувствую я себя прекрасно. И через десять минут я спущусь к завтраку.
– Тебе надо снова лечь. Я вызову врача, Дэвида Эванса. Ты ведь с ним встречалась.
– Да, припоминаю. Но это лишнее, мне он не понадобится. Кэл уже проверил, не сломаны ли кости, и констатировал полное отсутствие каких-либо повреждений. – Она проскользнула в дверь и очутилась в коридоре. – А если бы они были, думаю, я бы заметила. Видите, все в порядке. Я даже не хромаю.
Шина приветливо кивнула Элейн и закрыла за собой дверь комнаты.
Робу и Кэлу явно приходилось нелегко. Мама Шины, конечно, тоже волновалась бы, но уж наверняка не стала бы поднимать такой шум.
Шина торопилась. В десять минут она уложилась с трудом, поскольку этим утром косметики ей потребовалось намного больше. Она села за столик перед зеркалом и принялась нещадно наводить макияж, стараясь сделать синяк под глазом как можно менее заметным.
Брайн-Дэри из окна ее спальни не было видно. Раньше она только радовалась этому и каждое воскресное утро слышала звон колоколов к утренней службе.
Но внезапно она подумала, что была бы совсем не против видеть гору каждое утро, открывая глаза. Интересно, Кэл всегда закрывает ставни или свет керосиновой лампы можно видеть и ночью, словно маяк, мерцающий в небесном океане?
Роб завтракал один. В руках он вертел газету, но не читал ее и отшвырнул сразу, как только появилась Шина. Все свое внимание он тут же переключил на нее.
– Как самочувствие? – поинтересовался он.
– Лучше. – Она уже успела его простить. Кроме того, крепкий и здоровый сон пошел ей на пользу и помог взвесить все за и против на свежую голову. Она улыбалась. У Роба улыбка тоже моментально приросла к губам. Он быстро обошел стол и поцеловал ее в щеку.
– В эту, если можно, – попросила она, подставляя левую; на правой была ссадина. – Не так горячо, – пожаловалась она.
Поцелуй оказался очень крепким, поэтому Роб, извинившись, поцеловал ее еще раз, теперь уже мягче и нежнее:
– Прости меня, дорогая.
– Все в прошлом, – ответила она. – Вспоминать не стоит.
– Слава богу!
– Можно чашечку кофе?
Он захлопотал вокруг нее.
– Можно, и не одну, – прогремел он. – Могу я предложить тебе сахар? Соль? Желаешь икры? Чего бы тебе ни хотелось, только назови, я принесу это тебе на серебряном подносе.
Она хихикнула:
– Звучит заманчиво. Этой ночью, в хижине, я готовила омлет из яичного порошка и бекона. Он был просто ужасен.
– Должно быть, ты умирала с голоду.
– О, мы его съели. Пришлось открыть бутылку вина, чтобы он лучше проскочил. По вкусу он напоминал полиэтилен, но Кэл ничего не оставил на тарелке, что весьма благородно с его стороны.
Роб кивнул:
– Да, благородно. Благородства Кэлу не занимать.
Замечание в данных обстоятельствах звучало несколько бестактно, и Роб рассмеялся, обращая его в шутку. Шина заметила:
– Не стоит произносить слово «благородство» с таким цинизмом. Кстати, он обещал мне интервью для статьи о его последней экспедиции. Гарри Раша это обрадует.
– Что ж, – сказал Роб, – я рад за тебя.
Шина намазала маслом тост.
– Где твоя мать? – спросила Шина. – Она ворвалась ко мне в ванную – боялась, что я потеряю сознание и утону.
– Иногда она любит попсиховать. В каком-то смысле ее постигло разочарование оттого, что все в порядке.
– Что ж, жаль, что я не оправдала ее надежд.
Роб засмеялся:
– Когда Элейн становится скучно, она начинает придавать событиям излишний драматизм. Если надолго уехал из дому, значит – погиб в автокатастрофе. А если б ты только знала, сколько раз Кэл срывался со скал в ее воображении! Для нее мы с тобой давно уже муж и жена, а Кэл и Клер страстно любящая друг друга пара. Фантазии ей не занимать.
– Где они сейчас?
– Пару часов назад я видел Кэла в библиотеке. Клер вошла туда примерно пятнадцать минут назад.
– Ясно. – Шина выпила еще немного кофе, пролистала газету. Сидели они очень уютно. Чуть позже вошла в комнату своей грациозной походкой Клер.
– Ну как? – спросила Шина, и Клер счастливо улыбнулась.
– Мы в процессе переговоров, – ответила она. – Мне кажется, – мечтательно говорила она, – теперь можно выйти из подполья и навестить старых друзей. Не могу же я безвылазно сидеть дома, боясь попасться на глаза кому-нибудь из тех, кого я знаю.
Она уже готова распахнуть все окна и объявить о своем возвращении на весь поселок.
– Кэл с тобой идет? – поинтересовался Роб.
– Пока нет. – Она протянула руку, взяла тост и съела его без масла, тщательно разжевав ровными белоснежными зубками. – Не сегодня. Ему необходимо закончить работу. Но вечером мы идем ужинать.
Либо они уже строят планы, либо Клер их строит одна, но уверена в своем успехе. Так или иначе, было что-то, что делало ее абсолютно счастливой.
– Здорово, – обрадовалась Шина.
– Еще как. А пока я, пожалуй, загляну к Вэрни. Хотя они сейчас наверняка на воскресном богослужении…
– Только не командор, – ответил Роб. – Он же убежденный атеист, ты забыла?
Клер рассмеялась:
– Да, конечно, все эти пререкания и споры с преподобным Риизом. Как я могла забыть. Значит, пойду к Вэрни.
– Передай от меня привет Джине, – сказала Шина.
– Передам непременно, – пообещала Клер. – Первым же делом. – В мечтательном настроении Клер покинула столовую.
– Правда, здорово? – На этот раз Шина обратилась к Робу.
– В таком состоянии я наблюдал Клер и раньше, – пояснил Роб. – Такой она была каждый раз, когда Кэл возвращался из своих странствий. И всякий раз, когда он опять уезжал, она оставалась разбитой и несчастной.
Конечно, он уезжал. Но времена меняются. Возможно, меняются и люди.
Роб продолжал:
– Клер казалось, что кольцо на пальце способно что-либо изменить.
Конечно, способно. Оно стало бы связующим звеном. Очень важным звеном. И пары сказанных в сердцах слов было бы недостаточно, чтобы разрушить эту связь.
– Это ничего бы не изменило, – уверенно проговорил, Роб. – Кэл точно так же способен оставить жену, как и просто подругу.
Но жена стала бы частью его самого и имела бы прочное место в его жизни. Жену невозможно оставить так же, как подругу.
– Ты завидуешь Кэлу? – внезапно спросила Шина, но Роб даже не вздрогнул и прямо посмотрел на нее:
– Мог бы, у него все деньги, и он всегда делал то, что хотел.
Но и Роб занимался любимым делом. И никто, насколько ей было известно, никогда не пытался диктовать ему что-либо.
– А разве ты не делал?
Этот разговор Роба явно не вдохновлял, и голос его звучал раздраженно, даже когда он пустился в объяснения:
– Это не зависть. Все гораздо глубже. Это какое-то беспомощное чувство злости.
Он подался вперед и взял Шину за руку:
– Понимаешь, я считаю, что в любви должно присутствовать некое равновесие: отдаешь столько же, сколько забираешь. С этим ты готова согласиться?
– Конечно, – задумчиво произнесла она. – Конечно, ты прав.
– А как, по-твоему, сейчас выглядела Клер?
– А как она выглядела?
– Ты ведь журналистка. Как бы ты описала сегодняшнее состояние Клер?
Шина не совсем улавливала ход его мыслей, но ответила:
– Как? Выглядит, как всегда, на все сто…
– Но счастлива ли она?
– Очень счастлива. От Клер исходило такое сияние, что при желании она могла бы заменить собой камин.
Роб не сдавался:
– А теперь иди в библиотеку и, если Кэл там, присмотрись к нему. Он сейчас, наверное, работает. – Шина не предприняла ни малейшей попытки сделать то, что предлагал Роб, и, кроме того, не могла же она просто войти и помешать Кэлу, который действительно наверняка занят. – Но что бы сейчас ни делал мой брат, – продолжал Роб, – выглядит он так же, как выглядел за завтраком. Как всегда, спокойный и собранный. Для него этим утром не произошло ничего сверхважного.
Только для Клер, но не для Кэла. Вот что упорно втолковал ей Роб.
Твердым голосом человека, который знает, что говорит, хотя и не получает от этого никакого удовольствия, Роб заключил:
– Так вот, если вдруг окажется, что через неделю Кэл планирует очередной отъезд, он не задумываясь уедет, а Клер останется здесь, несчастная и одинокая.
– Ну а вдруг он больше не уедет? – неосторожно предположила Шина.
– Да уедет он! В том-то и дело! Как и дюжину раз в прошлом! Непременно уедет!
– Значит, она должна ехать с ним.
Роб посмотрел на нее, как на взрослого ребенка:
– Речь идет не о загородной прогулке, а о суровых и беспощадных горах, где на каждом шагу людей поджидает смертельная опасность.
– Я знаю только одно, – заупрямилась Шина. – Если бы я была его женой, то ни за что бы не расставалась с ним.
– И что у вас там произошло, в этой хижине? – подрезал ее Роб.
– Что?!
– Ты говоришь, что последовала бы за Кэлом даже в горы. И это притом, что ты боишься высоты. Должно быть, он и правда запал тебе в душу. Так что у вас там было?
Она выдавила из себя смешок:
– Не болтай глупости. Я говорю о Клер, а не о себе. Если она так несчастна, оставаясь одна, то пускай едет с ним. Если не захочет карабкаться с ним по горам, пусть дожидается его в местных селениях. А что касается хижины, так я могу повторить: мы съели этот жуткий омлет. Потом Кэл вернулся к своей работе, а я поработала над статьей. Если тебе требуются доказательства, то могу принести с десяток листков исписанной мной бумаги. Они у Кэла. – Она встала. – Пожалуй, принесу их прямо сейчас.
Пристыженный, Роб покраснел:
– Прости, дорогая, я спросил в шутку и не хотел тебя обидеть.
– Я себе этим голову забивать не намерена. У меня и без того забот полон рот, и основная – когда он даст мне интервью.
На лице Роба промелькнула ехидная усмешка.
– А этот синяк под глазом ты заработала, защищая свою женскую честь?
– От Кэла? Скажи честно, ты в состоянии представить себе подобную сцену?
– Нет, – признался Роб. – Откровенно говоря, не могу. Знаешь, медицина давно установила, что сердце Кэла бьется куда медленнее, чем у других людей. Вот почему он так легко переносит высоту и физические нагрузки. Признаться, я вообще сомневаюсь, что в его организме присутствует нечто похожее на эмоции.
Лед может и оттаять, подумала Шина. А может и треснуть.
– С другой стороны, – продолжал Роб, – у меня самого очень низкое кровяное давление. У Хьюардов это в генах. Меня мало что способно взволновать.
– Не забывайся.
– Прости, – поправил он себя. – Ты исключение из правила.
Однажды исключением из правила стала Клер… и другие. «Конечно, у меня были девушки до тебя».
Шина кокетливо улыбнулась:
– Так-то лучше. А теперь посмотрим, не захочет ли хладнокровнейший из Хьюардов просветить моих читателей.
Роб оказался прав. Кэл работал в библиотеке за широким письменным столом, и именно работал, а не мечтал о вечной любви.
Шина обратилась к нему:
– Мне хотелось забрать свои записи.
Он достал ее листки из-под бронзового пресс-папье и протянул ей. Пишущая машинка стояла на небольшом бюро орехового дерева, и, направляясь к нему, Шина спросила Кэла:
– Почему бы тебе не нанять секретаршу?
– Я предпочитаю работать один.
– Ладно, – сказала она. – Дай мне твою рукопись, и я пойду со своей машинкой в другую комнату.
Он извинился:
– Прости, я был невежлив.
– Да, не скрою, – согласилась Шина. – Этой ночью мы работали в одной комнате. Хоть раз тебя оторвали от дела?
– Нет. Время от времени устраивали сюрпризы, но прерывать не прерывали.
Это напоминало хорошую команду – полная тишина, каждый занят своим делом. Хижина запомнится надолго.
– Что тебе напечатать? – спросила Шина.
– А твои руки?
Девушка взглянула на пальцы. Она могла держать чашку чая, но печатать на пишущей машинке, особенно длительное время, – это уже сложнее.
– Может, лучше в какой-нибудь другой день, – предложил он.
– Наверное, ты прав, – согласилась она. – Ну а насчет интервью?
– А какого рода статью тебе хотелось бы написать?
– Зависит от того, что ты мне расскажешь. Гарри Раш, главный редактор, – тот человек, вместе с которым ты вошел в офис… – Она запнулась, вспомнив неловкую ситуацию, в которой оказалась, и скорчила озорную рожу. Оба рассмеялись. – Так вот, Гарри Раш, – продолжила она, – поручил мне спросить тебя, что чувствует человек, находясь на вершине.
– Что чувствовала ты? – ответил Кэл вопросом на вопрос.
– Держалась за жизнь обеими руками и думала: «Боже, только дай мне спуститься вниз, уж я никогда больше не залезу так высоко!»
– Миллион раз говорил себе то же самое.
– Но я говорила серьезно.
– Я тоже, – заверил Кэл. – Каждый раз.
– Где именно ты побывал во время последней экспедиции? Место, кажется, называется Мустанг, верно?
Это было место в предгорьях Тибета. Кэл рассказывал подробно, в мельчайших деталях, но без заметных эмоций. Когда он останавливался, Шине иногда казалось, что он снова там, опять путешествует по зовущим его ущельям.
Шина внезапно вздрогнула:
– Это так невероятно… Проделывать такой длинный путь, со столькими препятствиями? Чего ради?
– Исследования, в основном из области ботаники. Там масса интересных растений.
Она повернулась к застекленным полкам:
– И что ты привез с собой? Все это? – Она обратила внимание на фарфоровую чашечку с двумя ручками.
– Нет, я привожу не сувениры. В основном лекарственные средства, записи, наблюдения. А это стоит здесь уже шестьдесят лет. Ее привез еще наш с Робом двоюродный дед из своей тибетской экспедиции. Впрочем, как и все остальное, что ты здесь видишь. Статуэтку Будды, свитки, украшения.
Шестьдесят лет назад… Значит, Кэл рос в этом музее? Шина спросила:
– Так вот с чего начался твой интерес к горам?
– Возможно, хотя с дедушкой я ни разу не встречался. Он погиб в горах еще довольно молодым. – Кэл улыбнулся. – Иногда мне кажется, что я его знал. В Тибете у него остались друзья, и с их семьями я до сих пор поддерживаю связь.
Несомненно, память о деде-скалолазе накладывала определенный отпечаток на судьбу Кэла.
– Не мог бы ты рассказать мне о своих друзьях?
Люди, которых он знал, были частью совсем иного мира. Он рассказал ей, как во время последней экспедиции они остановились на постой, ожидая доставки кое-какого недостающего им оборудования. Однажды вечером он сидел на веранде, смотрел на горы и вдруг увидел, как по ведущей на веранду лестнице поднимаются два человека.
Одним из них был Сонам Дорье, правнук благородного тибетца, друга его двоюродного деда. Вторым оказался Таша, главный из воинов Сонама Дорье. Они путешествовали долгие месяцы, оставив своих людей в Непале, а винтовки на границе, ради этой короткой встречи.
Слушая его, Шина как будто видела их гладкие бронзовые лица, раскосые глаза…
«Хотелось бы мне встретиться с ними, особенно со старым Джигмэ Дорье…» – подумала она.
Когда дверь открылась и в комнату вошла Элейн, Шина была так поглощена своими мыслями, что ей потребовалось время, чтобы вернуться из Гималаев обратно, в библиотеку.
– Дэвид, заходи, – позвала Элейн.
За ее спиной стоял доктор Эванс:
– А я-то рассчитывал найти вас в инвалидном кресле.
– О господи! – вздохнула Шина.
Кэл улыбнулся:
– Только не говори, что к подобному умозаключению ты пришел после разговора с моей матерью.
Пока Элейн тащила Дэвида в библиотеку, то по дороге засыпала его драматическими подробностями.
– Это было просто ужасно, но о помощи девочка и слышать не желает. Я так беспокоюсь за нее. Мне будет гораздо спокойнее, если ты осмотришь ее и поставишь собственный диагноз.
Дэвид не предполагал застать Шину на ногах, так как думал, что падение произошло только что.
Больше всего его удивило добродушное поведение Кэла, который не отстранялся от всех, а принимал живое участие в разговоре.
Дэвид спросил Шину:
– Когда вы все-таки упали?
– Вчера, – уточнила девушка. – Но теперь все в порядке.
Последствий шока не наблюдалось, пульс бился ровно. Глаза реагировали нормально. Она снова вздохнула:
– О господи!
– Вынужден извиниться, – усмехнулся Дэвид. Он знал Элейн Хьюард лучше, чем кто-либо из них. Но сегодня он прибежал, ожидая действительно какой-то трагедии.
Дэвид констатировал:
– Пару дней вам лучше обойтись без стрессов и переутомлений.
– Если честно, ничего такого я и не планировала, – улыбнулась ему Шина.
– Ты не хочешь выпить, Дэвид? – предложил Кэл.
– Благодарю, – согласился доктор. Он уважал Кэла Хьюарда и был совсем не прочь провести часок за стаканчиком виски. Кстати, это было бы и неплохой компенсацией за ненужный вызов, организованный миссис Хьюард.
Шина поняла, что Кэлу так и не удастся сегодня поработать. Сначала она прервала его, потом Элейн привела доктора… С тем же успехом Кэл мог составить компанию Клер.
Шина извинилась:
– Могу я вас оставить? Мне необходимо срочно позвонить в Лондон.
– Конечно, дорогая, – ответила любезно Элейн.
Звонить из библиотеки было бы глупо, поэтому Шина взяла свои записи и поспешила в холл. Элейн шла следом, все еще с опаской поглядывая на девушку.
Кэл подошел к столику, чтобы разлить выпивку. Дэвид Эванс поинтересовался:
– Это не на Клер Мэйси я наткнулся, поднимаясь к вам?
Задавать другие вопросы Дэвид не решился. В Кэле Хьюарде было нечто, что заставляло вас спрятать свое любопытство и воздерживаться от вопросов личного характера. Будь на месте Кэла Роб, он спросил бы не думая и сразу же принес свои поздравления.
Роб Дэвиду нравился. И он не знал никого, кому Роб мог бы прийтись не по душе. Если бы выпить ему предложил Роб, он, вероятно, тоже бы не отказался. Кэлу, по сути, было не важно, согласится он или нет, но сам Дэвид на приглашение Кэла отказом ответить просто не мог.
– Я это сделала исключительно ради тебя, – распалилась в холле Элейн. – И вообще, Роб обязан был вызвать врача. Я ожидала от него гораздо большей заботы о тебе. Кэла, похоже, вообще ничто на свете не волнует. – Ее голос звучал так, будто оба сына были для нее сплошным разочарованием, и Шина поспешила ее отвлечь:
– Кстати, вы в курсе, что Кэл и Клер, похоже, снова помирились? Клер сейчас пошла навестить Вэрни, но вечером они с Кэлом ужинают вместе.
– Ну, слава богу. – Настроение Элейн немного улучшилось. – Что и следовало ожидать. Я ведь говорила, что для Кэла нет никого, кроме Клер, говорила ведь? – Шина кивнула, и Элейн засияла еще ярче. – И за это они должны благодарить исключительно нас с тобой, разве не так? Если бы мы не взяли дело в свои руки, ничего бы этого не было.
Шина опять кивнула. Похоже, что все действительно шло наилучшим образом, но только она была совсем не уверена в том, что стала бы разыскивать Клер, привозить ее сюда. Что-то непонятное витало в воздухе, что-то непростое и очень взрывоопасное. Наверное, если бы Брайн-Дэри была вулканом и начала извергаться, она, скорее всего, чувствовала бы себя примерно так же.
Точного определения сгустившейся над Брайн-Дэри атмосферы она дать не могла, но ощущала постоянное напряжение.
Шина набрала нужный ей номер домашнего телефона Гарри Раша. Когда речь шла о работе, Гарри не возражал, если звонили ему домой.
К телефону подошла его жена. Она узнала журналистку, которая всегда ей нравилась:
– Подожди, дорогая, сейчас я его позову. Рада тебя слышать.
Тридцать секунд спустя трубку взял Гарри:
– Доброе утро, милая, что за сенсацию ты решила мне преподнести?
– Я говорила с Кэлом Хьюардом о прошедшей экспедиции. Думаю, статья получится отличная. – Гарри принес ей свои поздравления, и она продолжала: – Полагаю, она потянет на два или даже на три столбца.
– Молодец, девочка, – сказал Гарри. – А как поживает город-призрак?
– Я провела там всю пятницу, – ответила Шина. – Собиралась вернуться туда завтра, но вчера мне пришлось немного вскарабкаться на гору, и я оступилась. Теперь у меня синяк под глазом, лучше будет пару дней подождать, и…
– Ты была в горах с Кэлом Хьюардом? – уточнил Гарри. – И упала?
– Когда я упала, то была одна. Я как раз поднималась к хижине Кэла.
– Сама?
– А почему бы и нет?
– Действительно, почему? – произнес Гарри. – Помнится мне, когда у нас шла серия о фобиях, ты писала материал о головокружении, которым сама страдаешь. И несмотря на это, ты полезла наверх?
– Чтобы взять интервью, – заключила Шина. – Ты ведь хотел его, разве не так?
– О да, милая, и еще как. Ты ведь не сильно пострадала?
– Нет.
– Все то же самое, – вздохнул Гарри. – Преданность делу превыше синяка под глазом.
Гарри был очень доволен. Это стало ясно по шутливому тону. Конечно, ведь интервью с Кэлом Хьюардом – не шуточное дело.
– Твой уэльский друг начинает приносить дивиденды! – воскликнул Гарри.
– Да, – не стала отрицать Шина, подняв голову – в холле появился Роб.
– Счастливо, – попрощалась она, а Роб, подойдя к ней, обнял за талию.
– Поправляйся, милая, – проворковал Гарри Раш. – Кстати, который из братьев стоит сейчас рядом?
Она зло швырнула трубку, и Роб удивленно поднял брови:
– Кто это был?
– Мой начальник, и иногда меня просто так тянет его убить.
Весь поселок только и говорил о возвращении Клер Мэйси. В его окрестностях редко случалось что-либо из ряда вон выходящее, и все здесь всё друг про друга знали.
Для Джины Вэрни и ее мужа дни тянулись долго и скучно, особенно с тех пор, как командор вышел в отставку. А Элейн Хьюард была школьной подругой Джины. Но сегодняшний день обещал быть особенно скучным, а он ведь только начался. Джина как раз готовила ленч, когда в дверь позвонили и на пороге выросла Клер.
Сначала Джина буквально отпрянула от неожиданности, но через секунду пришла в себя и радостно воскликнула:
– Клер! Как же я рада тебя видеть! Проходи, дорогая! Вот так сюрприз!
Она тут же позабыла про чистку картошки – ее можно сварить и в мундире, – усадила Клер в кресло, предварительно прогнав командора, и с места в карьер поинтересовалась:
– Вы с Кэлом опять вместе?
Вопросы ее не отличались тактом, зато славились прямотой. Как и Элейн, жизнь казалась ей забавной детской игрой. Клер рассмеялась:
– Но это не значит, что на следующей неделе он берет меня в жены.
– И надолго ты?
– Как раз на неделю.
– Кофе? – предложила Джина, незаметно взглянув на руку Клер, когда та снимала перчатку.
Элейн рассказала ей, что в прошлый раз Клер оставила кольцо в знак окончательного разрыва. Элейн, правда, не знала, что послужило причиной, ей было известно лишь, что, когда приехала Клер, Кэл не пожелал ее видеть. После этого она оставила кольцо на столике у стены, села в машину и уехала. Элейн была немного разочарована в своем старшем сыне, Джина это знала; она и сама считала, что, желая быть невыносимым, Кэл идеально справлялся с этой задачей. В тот день Элейн спросила, неужели он не понимает, что совершает ошибку, обходясь так с Клер – такой милой, чувствительной, любящей девочкой?
Кэл расхохотался:
– Мама, ты права… – Взял кольцо и сунул себе в карман, словно пустую безделушку.
Клер пила кофе, и они с удовольствием болтали. Потом девушка сказала, что перед тем, как вернуться в Кефин-Ас-Хаус, собирается навестить Хьюзов. Она улыбнулась:
– Кэл на весь день загружен работой.
Как только Клер вышла за порог, Джина кинулась к телефону, чтобы позвонить Мэри Хьюз и сообщить о возвращении невесты Кэла.
Шина, Роб и Элейн обедали втроем. Кэл и Клер к тому моменту уже уехали. Клер сияла, словно новобрачная, и Элейн за обедом не переставала благодарить судьбу за то, что ее сын наконец поумнел.
О «ранениях» Шины она уже перестала сокрушаться – ее ум был занят другими вещами. После обеда она бросилась звонить своим друзьям и рассказывать им о том, что Клер Мэйси гостит у них дома (о чем все они и без того уже знали), и приглашала всех на вечеринку в среду.
Шина решила немного передохнуть, листая журналы и разговаривая с Робом.
– Как прошло твое интервью с Кэлом? – поинтересовался он.
– Я и не знала, что твой двоюродный дед участвовал в экспедиции шестьдесят лет назад, – сказала она.
– Так что же? – Роб пожал плечами. – Это не суперсенсация.
– Дом Айвори тоже не был сенсацией, но передачу о нем ты сделал. Ведь этот человек был сыном Железного Короля, я полагаю?
Роб подтвердил это предположение. У Железного Короля был сын, занимавшийся альпинизмом. В отличие от Кэла, наукой он особо не интересовался. Похоже, этому человеку просто нравилось взбираться наверх. Он погиб в Гималаях, ему было тридцать с небольшим.
Они отправятся наверх, неожиданно промелькнуло в сознании Шины. Конечно же они отправятся наверх. Клер наверняка не страдает головокружением. Они без труда и усилий доберутся до домика, минуют расселину и окажутся у озера. Где-то в листве испуганно вскрикнет птица, а потом тишина и покой воцарятся в мире.
Дверь хижины будет заперта. Даст ли он ключи ей или откроет сам и, сделав шаг назад, скажет ей: «Добро пожаловать домой»?
– В чем дело? – спросил Роб. – Голова болит?
– Нет, задумалась о статье, – быстро ответила Шина. – Я всегда хмурюсь, когда обдумываю детали.
Роб чуть наклонился и поцеловал ее в лоб.
– Значит, о них думать не стоит, – посоветовал он. – Не хочу, чтобы твое красивое личико покрылось морщинами раньше времени.
– Не знаю, не знаю, – улыбнулась Шина. – Против пары морщин я ничего не имею. – Так, пару или тройку, чтобы было заметно, что это лицо и смеялось, и плакало, и жило. Она не хотела оставаться гладкой фарфоровой куклой до конца своих дней.
– Закрой глаза, – велел Роб, – и на полчаса забудь обо всем. Тебе ведь сказали – полный покой. Так что не вздумай загружать себя работой.
– Пожалуй, ты прав. – Она покорно положила голову на подушку, прижавшись щекой к прохладному шелку. Дело было совсем не в работе. Просто глубоко внутри ее горела зависть, потому что в хижине будет не она, а кто-то другой. К Кэлу и Клер это отношения не имело – просто ей хотелось быть там. В чудесном мире, в волшебной стране. И Кэл здесь совершенно ни при чем.
Шина чувствовала неспособность общаться с кем-либо. Поэтому, когда кое-кто из соседей, с которыми она успела уже познакомиться в день своего первого приезда, появились в доме чуть позже, в этот же день, она решила удалиться.
Элейн заметила подъехавшую к дому машину из окна гостиной и, сияя от радости, побежала встречать гостей.
– Ты помнишь семейство Бенуа, дорогая? – спросил Роб Шину.
– Да, – ответила она. Джилл Бенуа была заметной блондинкой со звонким голосом. Остальные тогда, видимо, смешались с толпой, потому что Шина их совершенно не помнила.
Она встала с дивана:
– Ты не против, если я пойду к себе в комнату? Я ужасно выгляжу, да и устала немного.
– Быстрее, – поддержал Роб, не высказав ни малейших возражений. – Иди наверх, пока они не вошли.
Шине не пришлось повторять это дважды. Она буквально взбежала вверх по лестнице, пока Элейн спускалась с парадных ступеней, приветствуя соседей. Роб взбежал следом за Шиной и уточнил:
– Ты ведь в порядке, я надеюсь?
– Да, дорогой. Просто утомилась – не расположена к светским беседам. А ты иди поздоровайся.
– Хорошо, милая.
Она вошла в свою комнату, рухнула на кровать и уставилась в потолок. Если бы ей опять пришлось объяснять происхождение синяка и ссадин на лице, она, наверное, бы просто тронулась умом.
Впрочем, если не считать травм, путешествие это увенчалось успехом. Гарри Раш теперь осчастливлен известием об интервью, а Кэл и Клер снова вместе.
Прямо благодетельница какая-то, безрадостно подумала она.
В дверь постучали, но так робко, что Шина отнюдь не была уверена в том, что это ей не почудилось. Она приподнялась на локте и сказала: «Войдите». В комнату вошла Анна Морган. Котенок семенил следом.
В этом ребенке и правда ощущалось своеобразие. Шина лишь один раз видела улыбку девочки, и та не выказывала видимого намерения улыбаться снова, даже в ответ на приветливую улыбку Шины.
– Привет, – сказала Шина.
– Вы лежите из-за того, что с вами случилось? – спросила Анна. – Мама сказала, что с вами все в порядке.
– Да, это правда, – подтвердила Шина. – Просто я немного устала и решила прилечь.
– Значит, это вам не понадобится? – Она протянула ей маленькую черную бутылочку. – Это от старой Кэридвэн.
– Спасибо, – торопливо отказалась Шина, – дело в том, что мистер Хьюард уже дал ее мазь. – Шине не хотелось обидеть девочку, но одна мысль о жутком запахе приводила ее в ужас. Он только недавно окончательно выветрился.
Анна не обиделась:
– Если мистер Хьюард уже дал вам мазь, значит, болеть ничего не будет, – заверила она. Это было сказано так, будто вмешательство мистера Хьюарда само по себе обеспечивало стопроцентное выздоровление.
– Ничего и не болит, – подтвердила Шина. – Ссадины остались.
– Нечего было уходить на гору одной, – последовал строгий и невозмутимый ответ девочки. – Вы не здешняя и дорогу не знаете.
И возразить нечего, подумала Шина.
– Больше не пойду, – пообещала она. – Между нами говоря, я просто побоюсь подниматься туда впредь.
Глаза Анны расширились в изумлении.
– Вы были на озере и больше не хотите туда попасть? Оно не понравилось вам?
– Конечно понравилось! – возмутилась Шина, сама удивившись своей реакции. – Это самое прекрасное место, которое я когда-либо видела.
Она поняла, что говорит не с ребенком. Она как будто приводила в равновесие себя, и слова эти шли из самой глубины ее сердца. Анна кивнула в знак того, что мнения их совпадают.
– Там красиво, – сказала она. – Но почему вы больше туда не пойдете?
– А ты часто там бываешь? – спросила Шина. Она видела Анну на плато, и Роб тогда сказал ей, что туда детям ходить разрешают. Но это разрешение вряд ли распространялось на озеро.
Она покачала головой:
– Мне не разрешают.
Странно было бы, если бы Анна действительно следовала приказам родителей со столь покорной неукоснительностью. Шина была уверена: каждый раз, когда у Анны появлялась свободная минутка, она бежала на озеро вопреки всем запретам и наказам.
– Потому что там работает мистер Хьюард, – объяснила Анна, как будто это могло служить препятствием. – Может, он позволит вам снова прийти туда?
– Сомневаюсь, – ответила Шина. – Не думаю, что он будет тратить время на то, чтобы помочь мне подняться, а сама я точно не смогу, потому что боюсь высоты.
Она говорила это для себя. Котенок шнырял по полу, играя с занавесками. За четыре недели с момента ее последнего приезда он заметно вырос и вытянулся, но мордочка оставалась все такой же уморительной.
– Ты уже дала ему имя? – спросила Шина.
– Скат, – ответила Анна. Она чуть улыбнулась.
– «Скатти» не так строго, – сказала Шина. – Добрый день, Скатти. Как насчет того, чтобы не трогать занавески?
Она пошла к окну, взяла котенка на руки, и тот сразу замурлыкал. Машина Бенуа стояла у входа и могла простоять там остаток дня. Если гости появились в полдень на чашку чая, а хозяйка дома всегда рада гостям – как это было в случае с Элейн, – то они вполне могли остаться на ужин и уйти за полночь.
– Что ж, – вздохнула Шина, – рано или поздно мне все равно придется спуститься вниз.
Со стороны это могло показаться странным, но общество ребенка она сейчас предпочитала обществу взрослых людей, которые снова и снова будут твердить о том, что Кэл и Клер помирились.
– А вы не хотите? – спросила Анна.
– У меня синяк под глазом, – ответила Шина.
– Не так уж все и плохо, – постаралась ее утешить девочка.
Шина вздохнула:
– Но только не для компании. Особенно для неглупой компании.
– А они совсем не глупые, – подтвердила Анна, чем-то напомнив Шине свою мать. Анна сказала ей: – Я передам Кэридвэн, что в этот раз ее средство не понадобилось.
– И передай ей от меня огромное спасибо. Как-нибудь я непременно навещу ее.
Анна тихими шажками вышла из комнаты и аккуратно прикрыла за собой дверь.
Роб зашел к ней через пару часов справиться о том, как она себя чувствует. Было уже темно, и он разбудил ее.
– Сейчас спущусь, – сказала Шина, потирая глаза.
Бенуа приехали втроем: Джилл, ее брат Джек и их отец. Теперь Шина поняла, почему не запомнила этих мужчин раньше: они вряд ли могли вставить хотя бы одно слово в те кратчайшие промежутки времени, когда Джил переводила дух.
Утром следующего дня Шина проснулась в хорошем настроении, с удовольствием отметив, что синяк под глазом явно побледнел.
Было половина девятого, и Роб уже собирался на работу, поэтому она поспешила одеться, чтобы, по крайней мере, успеть поймать его в холле и пожелать хорошего дня.
Оделась она мгновенно и окликнула его сверху, когда он уже направлялся к выходу с кейсом под мышкой.
Он подождал, пока она спустится, обнял за талию свободной рукой и поцеловал:
– Как спалось?
– М-м, прекрасно. А тебе?
– Утро понедельника, ненавижу. Воскресные вечера гораздо лучше. Я вернусь около шести. Договорились?
– Буду ждать, – пообещала она.
Она вошла в столовую, где между двумя пустовавшими местами и двумя неубранными подносами сидела Клер. Увидев Шину, она рассмеялась:
– Знаю, похоже на чаепитие у Мэда Хаттэра. Составишь мне компанию?
Один поднос остался невостребованным, и Шина заняла это место.
– Роба я встретила в холле. Третьим был Кэл?
– Ты же не думаешь, что Элейн? – рассмеялась Клер. – Она никогда не встает прежде, чем солнце не начнет сиять на всю катушку.
Сияние в данный момент исходило от Клер, а потому не было смысла интересоваться ее успехами. Клер мягким голосом спросила:
– Помнишь, в тот первый вечер, когда мы только приехали, еще до того, как Кэл увидел меня, я сказала, что, возможно, перенесусь в прошлое?
– Да.
– Так вот, такое бывает.
– Бывает?
– Нужно только забыть о времени. – Клер выводила на скатерти невидимую надпись, делая это внимательно, будто занималась чем-то очень важным. – Можно вернуться в те места, где ты был счастлив, и все станет еще прекрасней, чем прежде.
Хижина… озеро… Лучше бы она всего этого не говорила, думала Шина. Это походило на… Есть какое-то старомодное слово. Первым было «предательство», и Роб его уже забраковал. Шина всегда гордилась тем, что она во всех отношениях женщина современная, но, очевидно, и в ней живы предрассудки викторианской эпохи.
В столовую вошла Элейн, и пораженные девушки, как сговорившись, удивленно открыли рты. Элейн, облаченная в гранатовый бархатный халат, заулыбалась, довольная их реакцией.
– А я как раз уверяла Шину в том, что ты спустишься еще не скоро.
– Я хотела поговорить с тобой, – объяснила Элейн, – пока Кэл не вернулся. Я договорилась с миссис Морган, и она разбудила меня, как только мужчины уехали.
– Но Кэл ушел ненадолго, в библиотеку. О чем ты хотела поговорить?
– Так он не в хижине? – Похоже, Элейн была этому рада.
– Он будет работать здесь до моего отъезда, – восторженно сообщила Клер.
– А надолго ты задержишься?
– Недели на две предположительно. Если ты не против.
– Это дом Кэла, – отмахнулась Элейн. – И почему я должна возражать? Я, наоборот, только рада, что ты здесь, с нами. Оставайся столько, сколько твоей душе угодно.
– Благодарю. – Клер, похоже, и не думала об отъезде. Работа могла либо подождать, либо подстроиться под удобный для нее график.
– Так о чем же ты хотела поговорить? – снова спросила Клер.
– Может, мне уйти? – предложила Шина.
– Господь с тобой! – воскликнула Элейн. – У нас здесь секретов нет. Я хотела устроить вечеринку в среду вечером.
Шина слышала, как Элейн названивала друзьям, зазывая их на праздник.
– Что-то вроде повторной помолвки, – щебетала Элейн.
Шина от души сочувствовала Клер. Та сказала:
– Терпеть не могу, когда эти жеманничающие соседи начинают разглагольствовать о настоящей любви, которая всегда побеждает.
Элейн легонько нахмурилась:
– Они наши друзья, и пожелания их исходят из глубины души. Так или иначе, – провозгласила она торжественно, – отменить праздник я уже не в силах.
– Ты ведь не говорила им об обручении?
– Нет.
– Думаю, ничего ужасного в этом нет, – попыталась Шина успокоить Клер.
– Наверное, ты права. – Она еще немного подумала. – Нет, наверное, нет.
– Значит, договорились. – Элейн была уже слегка раздражена и покинула комнату.
Клер опустила голову в ладони:
– Она желает только добра. Как, впрочем, и всегда. Просто я… – Клер не договорила.
– Я тебя понимаю.
– Нам не нужны никакие вечеринки. Нам вообще больше никто не нужен.
Шина ответила молчаливым кивком. Клер снисходительно рассмеялась:
– Кэл не будет в восторге. Но она его мать, и я ее очень люблю. И в конце концов, если она так хочет объявить о помолвке, пускай объявит.
Она встала и пошла к двери. Потом остановилась и сказала:
– Этой ночью он попросил меня взять его кольцо обратно. Я сказала, что, наверное, стоит немного подождать. А теперь и не знаю, может, в среду вечером мне все же надо его надеть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На полпути к звездам - Донелли Джейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману На полпути к звездам - Донелли Джейн



Мне понравился роман. Прежде всего тем, что не похож на обычные любовные приключения с описанием страстной любви. Это достаточно серьезное произведение, в какой-то степени анализирующее и дающее характеристики характерам, мировоззрению и поведению людей. Тем, кто ищет любовные интриги и описание постельных сцен, можно не читать.
На полпути к звездам - Донелли ДжейнТаточка
21.10.2012, 17.04





Хорошая книга! Хотя, согласна с Таточкой, не всем она понравится.
На полпути к звездам - Донелли ДжейнЮлия...
7.04.2014, 23.16





хороший роман.тем, кто ищет любовных сцен лучше не читать- их нет. роман увлекает сюжетом, читала на одном дыхании. понравились герои, сильные личности, умеющие любить, ценящие верность.10 баллов.
На полпути к звездам - Донелли Джейннезнакомка
5.12.2014, 9.51





хороший роман.тем, кто ищет любовных сцен лучше не читать- их нет. роман увлекает сюжетом, читала на одном дыхании. понравились герои, сильные личности, умеющие любить, ценящие верность.10 баллов.
На полпути к звездам - Донелли Джейннезнакомка
5.12.2014, 9.51





убила целый день. скукота
На полпути к звездам - Донелли ДжейнИРИНА
17.01.2015, 13.52





Roman dejstvitelno ne obichnij, s interesnim suzhetom i normalnimi gerojami. Odnako, ne hvatilo glubini v opisanijah chuvst i emotsij. Ne zhaleu chto prochitala, no perechitivat vrjad li stanu. Stavlu tverduju 7.
На полпути к звездам - Донелли ДжейнZzaeella
17.03.2015, 15.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100