Читать онлайн Осторожно, тигр!, автора - Доналд Робин, Раздел - ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Осторожно, тигр! - Доналд Робин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Осторожно, тигр! - Доналд Робин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Осторожно, тигр! - Доналд Робин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Доналд Робин

Осторожно, тигр!

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Прерывисто втянув в себя воздух, Лесия ответила:
– Хорошо, – и нажала кнопку. Ожидая, пока он поднимется, она едва удерживалась от сильного желания кусать ногти. Эту привычку она преодолела еще до того, как ей исполнилось восемь. Безумная, страстная надежда боролась в ней с предчувствием самого худшего.
Он сразу же спросил:
– Ты еще не ложилась?
– Ты же видишь, что нет, – сказала Лесия. – Садись. Я надеюсь, у тебя все в порядке?
– Как посмотреть, – мрачно ответил он, не трогаясь с места. – У меня неприятности в Малайзии с нашим совместным предприятием. Я заехал к тебе по пути в аэропорт. Но нам удалось установить, что мы с тобой не брат и сестра.
Холодное отчуждение в его глазах и голосе заставило ее сдержать невольный всплеск радости.
– Как ты узнал? – спросила она глухо.
– Час назад ко мне приезжали тетя Софи и Брайен.
– И что же?
– Видимо, ты сказала Дженни, что мы больше с тобой не встречаемся.
В его голосе не было осуждения, но Лесия машинально подняла руки, потом снова уронила их и стиснула пальцы так, что побелели суставы.
– Да. Прости, если ты не хотел, чтобы она знала…
– Это неважно. – Его губы исказила жесткая усмешка. – По правде сказать, она пристыдила меня, воздав мне добром за зло, что я, несомненно, заслужил. Она все передала Брайену, конечно, а он связался с тетей Софи. Они приехали ко мне и рассказали, что Брайен и тетя Софи были у нас дома в ту ночь, когда случился пожар. – Кин говорил спокойно, в его глубоком голосе не слышалось ровно никаких эмоций.
Лесия провела языком по пересохшим губам.
– Я не совсем понимаю…
– Очевидно, мама приготовила для отца праздничный ужин по поводу его возвращения из Австралии. На столе стояли свечи. Брайен сказал, что, когда они с тетей вошли в гостиную, мать сбежала вниз по лестнице с какими-то фотографиями в руках.
– С теми, на которых была моя мама? – прошептала Лесия, охваченная страхом. Кин кивнул.
– Она поднесла их к свече, чтобы сжечь, она явно была в истерике… Отец выхватил их у нее, но на ней уже загорелась одежда. По словам Брайена, на плечах у нее был широкий газовый шарф… Они с отцом пытались сбить пламя, но она вырвалась и с криком бросилась вверх по лестнице.
Лесия стояла неподвижно, пытаясь понять психику женщины, искавшей спасения в комнате маленького сынишки. Какие ужасные воспоминания оставила она в его памяти!
Кин тем временем продолжал четким, твердым и ровным голосом:
– Она умерла спустя пять месяцев. Тетя Софи утверждает, что все это время отец был при ней, он даже на работу не мог ходить, не то что ездить в Австралию. Он дождался, пока на меня перепишут материнское наследство, чтобы обеспечить мое будущее, а потом покончил с собой. Так что моей сестрой ты быть никак не можешь.
Лесия шагнула вперед и обняла его, повторяя снова и снова: «Все хорошо, все хорошо»… – до тех пор, пока мышцы его тела не расслабились, а руки не сомкнулись вокруг нее. Но, даже ощущая его тепло и силу, вдыхая любимый запах, который одновременно успокаивал и волновал, Лесия знала, что все напрасно. Слова Кина – монотонность и размеренность речи и безжизненная усталость, с какой выразил он свои чувства, – дали ей понять, что надежды нет. Моника явилась причиной ужасной гибели его матери, и, глядя на Лесию, он всегда будет видеть охваченную пламенем фигуру, которая преследовала его в ночных кошмарах.
– Я должен идти, – сказал он решительно и твердо.
– Да. Будь осторожен. – Она уронила руки вдоль тела и, отступив назад, смотрела, как он исчез в дверях. Потом подошла к окну и увидела: Кин, словно не мог удержаться, взглянул вверх и махнул ей рукой.
Через три недели Лесия неторопливо шла по главной улице маленького шикарного курортного городка, расположенного к северу от Брисбена в Австралии. На ней были шорты и футболка. Раньше ей нравилась эта обстановка: пальмы, пляж, магазинчики с сувенирами и общая атмосфера праздника, характерная для места, куда люди приезжают отдохнуть и повеселиться. А теперь Лесия даже удивлялась, что в самую ясную погоду небо кажется ей сумрачным, что ее не радуют изысканные лакомства и вообще ушли из жизни веселье и интерес.
Но она мужественно твердила себе, что преодолеет это состояние – отчаяние и уныние были слишком сильны, чтобы продолжаться долго. Она надеялась.
– Лесия! – прозвучало за ее спиной.
На секунду у нее остановилось сердце. Очень медленно, держа спину и шею так прямо, что напряжение ощущалось даже в пальцах ног, Лесия обернулась…
Ее сердце снова и громко забилось. Она попыталась улыбнуться, подумав при этом, как ужасно эта попытка, должно быть, выглядит со стороны.
– Здравствуй, Кин, – сказала она настороженно и сдержанно. – Что ты здесь делаешь?
– Мне необходимо поговорить с тобой, – сказал он отрывисто. – Пойдем.
Но он повел ее не в кафе и не в бар. Вместо этого он направился с ней вдоль по улице, затененной пальмами и другой пышной растительностью, ко входу в очень фешенебельное здание, стоявшее прямо на чудесном пляже. Здесь дома не разрешалось строить выше, чем в четыре этажа, и все роскошные строения отменно вписывались в пейзаж и казались единым целым с субтропической природой. Лесия остановилась.
– Что это?
– Гостиница. Тут нам никто не помешает. Она кивнула с некоторой неохотой и прошла с ним по аллее к высокой двери.
– Где ты остановилась? – спросил он.
– На турбазе.
– Я отвезу тебя туда, когда мы кончим разговаривать.
От этой перспективы последняя тайная надежда, теплившаяся в сердце Лесин, завяла горестно и умерла.
Номер был обставлен прекрасной мебелью, чистые прохладные тона обивки перекликались с яркой бирюзой моря и матовой бледностью песчаного пляжа. Балкон с навесом, вьющейся зеленью, столиком и шезлонгами выходил на залив.
– О чем ты хотел со мной поговорить? – спросила она напрямик.
Кин подошел к окну и немного постоял, глядя наружу, преградив своей внушительной фигурой путь сияющему потоку света, затем повернулся к ней и заговорил сурово:
– Очень о многом, но все это каким-то образом сводится к одному факту: я здесь потому, что мне не хватает тебя. От меня словно бы оторвали половину. Я не мог есть и спать и, только работая, забывал о тебе на некоторое время. И то – едва стоило оторвать глаза от бумаг, я ловил себя на том, что вспоминаю твою походку, твою улыбку, – и всего меня пронзала невыносимая боль… Но когда я понял, что причиной смерти моей матери являются те проклятые фотографии, я почувствовал, что, полюбив тебя, предал ее.
– Знаю, – выговорила Лесия, потрясенная до глубины души.
– Я говорил с Брайеном и тетей Софи, и хотя из их рассказа ясно, что она была нервной и неуравновешенной женщиной, она остается моей матерью. Она сделала меня своим наперсником, я всегда знал, что отец встречается с другими женщинами. – Он сжал губы. – Я не понимал толком, что это значит, но слишком хорошо видел, как это отражается на ней.
– Наверное, она была очень несчастлива, но она лишила тебя детства, – печально произнесла Лесия.
Кин нахмурился, потом кивнул.
– Так ты готова великодушно простить меня за то, что я оскорбил твою мать и заставил тебя пройти через ад, а потом расстаться со мной, будто все это ничего не значило?
– Ты и правда идиот! – воскликнула Лесия. – Я же люблю тебя, и, конечно, я тебя прощаю, если ты считаешь, что это необходимо.
Сделав два огромных шага, Кин пересек комнату, поднял ее со стула и заключил в крепкие объятия.
– Мой обожаемый ангел, радость моего сердца! А я-то думал, что ты намерена оставить меня наедине с последствиями моей глупости.
– Это не было глупостью. Я не надеялась, что ты сумеешь преодолеть прошлое, – сказала она, склоняя голову ему на плечо, упиваясь знакомым запахом, прикосновением стальных мускулов к ее груди и всей первобытной неукротимой мужественностью, которая была свойственна Кину. – Увидеть свою мать таким образом… Когда ты рассказал мне, у меня просто заледенела кровь в жилах. Это больше того, что может вынести ребенок. – Слезы неудержимо заструились по ее лицу.
– Не плачь, – сказал Кин, и его хриплый голос прозвучал разительным контрастом в сравнении с нежным объятием его рук. – Милая, ну пожалуйста, не плачь…
Она несколько раз глубоко вздохнула, взяла предложенный им платок, вытерла лицо и высморкалась. Потом, подняв на него глаза, твердо произнесла:
– И все же моя мама стала причиной гибели твоей. Прошлого уже не изменишь.
Он не шевельнулся, только на его щеке дрогнула жилка.
– Когда я был в Малайзии, я так страшно тосковал по тебе, что делалось больно дышать, и я очень скоро понял, что передо мной стоит выбор. Я стану жить или прошлым, или настоящим и будущим. А поскольку мое настоящее и будущее – это ты, то выбора не было.
Такими простыми словами он поведал о своем решении, которое, конечно же, далось ему нелегко. Лесия уткнулась лицом ему в шею, поцеловала теплую кожу, а ее сердце переполнилось невыразимой благодарностью. Кин же продолжал:
– Моника не отвечает за поступки моего отца и за истерику матери. И она дала мне тебя. Если бы я еще сомневался в своей любви, меня убедил бы собственный ужас, когда я узнал, что никто, и даже твоя мать, не знает точно, где ты находишься.
– А если бы ты не увидел меня среди всей этой массы туристов?
– Все было предусмотрено, – ответил Кин с самоуверенностью, которая одновременно рассердила и восхитила ее. – Сегодня ты должна звонить Монике. Она обещала узнать твой адрес, а я, получив его, собирался сидеть у твоей двери, как смиренный проситель.
– Ха! – воскликнула Лесия, и в зеленых глубинах ее глаз заискрился смех. – Не очень-то ты похож на просителя. На трубадура, требующего розу и обещание, – еще куда ни шло.
– А ты дашь их мне? – спросил он уже без тени веселья в голосе, теперь в нем слышалось страстное нетерпение и жгучее, ликующее торжество мужчины, который может не сомневаться в ответе.
– Я уже это сделала.
Лесия знала, что он любит ее. Она интуитивно чувствовала это еще до того, как Кин впервые ей в этом признался. Но услышать от него такие слова – что она нужна ему как воздух, что речь идет о самой его жизни – вот это радость, вот это восторг!
– Пятнадцать минут назад, – задумчиво сказал Кин, – когда я увидел, как ты идешь впереди меня по улице, настолько поглощенная ролью туристки, что даже не замечаешь мужчину, который пожирает глазами твои стройные ножки, и безмятежное лицо, и водопад светло-медовых волос, и всю твою фигуру – такую изящную, что любая женщина рядом с тобой кажется неуклюжей, я забыл о своем упорном стремлении всегда и везде сохранять самообладание и признался себе, что без тебя моя жизнь лишена смысла.
– А моя – без тебя, – откликнулась Лесия, просто констатируя факт.
Он поцеловал ее. Это был чудесный пир после долгого голодания, радость после печали, первый шаг на изысканном празднике чувств. На этот раз, думала Лесия, уже не будет ни боли, ни расставания.
Спальня была большой, с массивной кроватью, окна выходили на сверкающую гладь залива. Когда Кин хотел опустить шторы, Лесия воспротивилась:
– Нет, оставь так. Пусть на нас смотрит солнце.
Кин пристально взглянул на нее, угадывая причину ее просьбы.
– Ладно, – сказал он, возвращаясь к ней. Его лицо было серьезно и сосредоточенно, и только вспыхивавшие в глазах искры выдавали его чувства.
– Ты согреваешь мне сердце, – сказал он. Не дотрагиваясь до нее, он просто стоял и смотрел.
– Я люблю тебя. – Она обхватила ладонями его лицо, и пальцы радостно вздрогнули. Они поцеловались и медленно двинулись к постели, на которую падала легкая кружевная тень от растущих за окнами пальм. В этой залитой солнцем комнате на широкой кровати Кин показал ей, каким он умеет быть сдержанным. Прошлое отступило назад и исчезло, когда ласкающее пламя побежало по их жилам и окружило плотным кольцом, соединив их в неразрывное целое.
Желание неудержимо нарастало в ней, и скоро сделалось трудно дышать, и она еле слышно застонала, не умея выразить словами свое состояние. И время, и пространство перестали для нее существовать… Позднее, вспоминая об этих мгновеньях, Лесия представляла только солнце, которое высвечивало гибкое сильное тело, отливавшее золотом, бронзой, излучавшее здоровье и жизнь. И еще бушевавший в ней огонь – опасный и благодатный…
Рука Кина легла ей на талию, скользнула по животу.
– Да, – сказал он. – Ты моя, и только моя, навсегда, так же как я – твой, всецело, без оговорок, без опасений, без условий.
Он придвинулся к ней… До сих пор они оставались осторожными, даже уважительными в своих ласках, несмотря на нарастающую силу страсти. Но с этого мгновения оба перенеслись в царство чистейшей чувственности, и об осторожности было забыто. Лесия откликалась на каждое движение его тела, прижималась к нему все крепче, каждую ее клетку переполняло напряженное ожидание, которое делалось все нестерпимее. И вот наконец она достигла цели, к которой стремилась, и волны невыразимой радости захлестнули ее, подхватили и понесли…
Медленно приходя в себя, они лежали в блаженном молчании. Безвольными пальцами Лесия отвела прядь влажных волос со лба Кина, а он прижал ее руку к губам и поцеловал. По мере того как успокаивалось их дыхание, слышнее становился шум на пляже – мягкий плеск волн, смех и сухой шелест пальмовых ветвей при порывах ветра.
Взгляд Лесин упал на их тела, все еще сливавшиеся в объятии, и она слабо улыбнулась.
– Мы похожи на тигров – такие же полосатые и яркие.
– Моя ненаглядная тигрица. – Его привычно резкие интонации превратились в нежное урчание. – Подожди минуту. – Не разжимая рук, он повернулся на спину, так ловко, что Лесия оказалась наверху. Улыбка, появившаяся на его губах, была определенно тигриной. – Ты кажешься такой спокойной, уверенной в себе, твои зеленые глаза по-прежнему ясные и независимые. Мне приятно знать, что я могу заставить тебя утратить самообладание, потому что ты делаешь со мной то же самое. – Кин помедлил. – Вот почему я не вспомнил о предохранении. Но ты не против, если мы прямо с этой минуты будем ждать ребенка?
Вопрос был слишком серьезным, чтобы ответить на него второпях, не поразмыслив как следует, и Лесия добросовестно задумалась.
– По правде сказать, пока я предпочла бы воздержаться. Обычно требуется год или около того, чтобы мужчина и женщина привыкли жить вместе, прежде чем они решаются иметь детей. И все же, если это случится, мы справимся.
Она поцеловала его в щеку и в волевой подбородок, и Кин спросил:
– Когда мы поженимся? – Задержку с ответом он, должно быть, принял за отказ и продолжил: – Мне жаль, если у тебя имеются принципиальные возражения против этого обычая, но мне необходимо знать, что ты совсем моя, и я буду гораздо счастливее, если мы обставим все в традиционном духе: с кольцами и свидетелями.
– А если я захочу сохранить девичью фамилию? – спросила Лесия с шутливым упрямством. Кин был человек властный, и она не могла позволить ему сразу получить все, что он пожелает.
– Если тебе так хочется, – произнес он хладнокровно.
– С тобой лучше не шутить, – со смехом пожаловалась Лесия. – Я вовсе не возражаю против того, чтобы сделаться миссис Пейджет.
– Отлично, – сказал он.
– Значит, в традиционном духе? Моя мама с огромной радостью займется устройством нашей свадьбы…
Они поженились в Гисборне два месяца спустя. Свадьба была людной и шумной, дети смеялись, танцевали и бегали в свое удовольствие, а взрослые поглядывали на них снисходительно и радовались, может быть, не так громко, но не менее искренне.
Когда молодая пара ждала автомобиль, который должен был отвезти их в аэропорт, тетя Софи сказала с лучезарной улыбкой:
– Между прочим, дорогие мои, я все-таки раскопала связующее звено. У одного из сыновей Летиции был роман с гувернанткой его сестры, девушкой по имени Джулия Спринг. Должно быть, любовь была настоящей, поскольку, раз он не мог жениться на ней, он не женился и ни на ком другом. Их сын потом уехал жить в Австралию.
Несколько часов спустя среди великолепия одного из тропических островов Кин поднес руку Лесии к своим губам:
– На месте того Пейджета я не отправил бы своего сына на другой конец света.
– На месте того Пейджета, – сказала Лесия, обхватывая ладонями его подбородок, – ты женился бы на Джулии Спринг и послал к черту викторианские условности. Но, возможно, их сын сам захотел уехать. Ведь твои собственные предки тоже в конце концов проделали путь на другой конец света. Страсть к путешествиям, должно быть, фамильная черта.
– И во мне она есть, – сказал Кин, повернув ее так, чтобы она могла видеть между элегантно изогнутыми стволами кокосовых пальм бледное мерцание кораллового песка на берегу и вытянутый залив, сочные краски которого утонули во тьме теплой ночи. Вокруг них в черном бархатном небе дрожали звезды, огромные и многоцветные.
Вместе с двумя своими друзьями Кин владел этим островком, который отделяло от главного острова Фиджи расстояние в несколько километров морского пространства. Тут находился, наверное, самый крохотный в мире «отель»: шесть деревянных домиков с острыми крышами – «шатры вождей», ненавязчиво оснащенные внутри всеми современными удобствами. Дорожки, проложенные через душистый сад, густо заросший экзотическими растениями, вели к каждому из домиков от центрального строения, где помещались бар и ресторан. А желающим улыбающиеся босоногие официанты разносили заказы по домикам.
Кин и Лесия поужинали на террасе темной гостиной великолепно приготовленными изысканными яствами и потом отправились на прогулку вдоль берега. Ни одна живая душа не нарушала их уединение. Рука об руку они шли по мягкому упругому песку, вслушивались в легкий шелест волн и почти все время молчали.
– Там, в нашем «шатре», – сказал Кин шутливо, что, однако, не могло замаскировать низких страстных нот в его голосе, – есть прекрасная кровать. А ведь ты, наверное, устала? День был такой долгий…
Улыбка преобразила лицо Кина. Он всегда останется властным и упрямым, думала Лесия, подавая ему руку и поворачивая вместе с ним назад. Он такой, какой есть, и любовь не сделала его мягче, как любовь не изменила и ее натуры. Но она ни за что на свете не хотела бы, чтобы он стал другим.
Две недели, которые ожидали их впереди, обещали стать чудесными и нескончаемыми. Наслаждаясь беззаботной праздностью в тропическом лесу, они станут скреплять связавшие их узы, пока вместе не преодолеют все страхи и сомнения. Соединив руки так же, как они соединили свои жизни и судьбы, они шли по тропинке между пальмами в будущее, которое открывалось перед ними, прекрасное и полное надежд, в жизнь, возведенную на прочном фундаменте любви.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Осторожно, тигр! - Доналд Робин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Осторожно, тигр! - Доналд Робин



Милый роман.Интересный сюжет,но к сожалению было мало эмоций.
Осторожно, тигр! - Доналд РобинАлёна
16.01.2012, 20.28





"Не понравился,ни страсти ,ни интриги,все скучно..."
Осторожно, тигр! - Доналд РобинНИКА*
25.04.2012, 23.47





Не понравилось очень скучно
Осторожно, тигр! - Доналд РобинНата
22.11.2012, 23.25





глупо.это ж до какой степени надо быть похожими,чтобы ВСЕ думали что мужчина и женщина-брат и сестра?
Осторожно, тигр! - Доналд Робиналя
22.11.2012, 23.46





Действительно, глупый и пресный роман - ни сюжета, ни эмоций.
Осторожно, тигр! - Доналд РобинНата
12.12.2013, 10.27





Ну почему же эмоции есть, просто все достаточно сжато, без лишних соплей. Нормальный ЛР-мини , есть масса гораздо хуже. У данного автора мне нравятся Гг-ни. Стойкие девушки, трезво оценивающие ситуацию, не падающие духом. Соплей здесь нет.
Осторожно, тигр! - Доналд Робиниришка
17.07.2014, 15.37





10
Осторожно, тигр! - Доналд РобинС
28.05.2016, 15.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100