Читать онлайн Счастье приходит в дождь, автора - Домнинг Джоан, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье приходит в дождь - Домнинг Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье приходит в дождь - Домнинг Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье приходит в дождь - Домнинг Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Домнинг Джоан

Счастье приходит в дождь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Дорогая Мисс Мэри!
Моя мама говорит, что все мальчики – не что иное, как животные, они только и думают, как бы заняться с девочками сексом. Неужели это правда? Но иногда во время свидания я чувствую, что мне очень хочется заняться сексом с моим дружком. Так что же это значит? Что я тоже животное? Или, может быть, я ненормальная?
Обеспокоенная.


Хорошая моя!
Мальчики такие же люди, как и мы с тобой. Сексуальное влечение вполне естественно для всех людей: и для девочек, и для мальчиков. Но есть разница между животными и людьми, дорогая, – девочка или мальчик могут сказать «нет» своему желанию, взять себя в руки.
Мисс Мэри.


Мэрл держалась за поручни парома обеими руками. Свежий океанский ветер развевал ее пестрый шарф. Шейн стоял так близко, что она иногда касалась его. Ее сердце стучало так же громко и часто, как мотор под палубой парома. Показался туманный берег, и через несколько минут паром вошел в плотную белую завесу. Туман окутал Шейна и Мэрл и отделил их от других пассажиров, стоявших на палубе.
– Как жутко, – сказала Мэрл. Голос глухо прозвучал во влажном воздухе.
Он кивнул:
– Как будто другой мир.
Тусклые, будто размытые, сигнальные огни и резкие хриплые крики чаек усиливали впечатление ирреальности.
– Тебе не холодно? – спросил Шейн. – Может, зайдем в салон?
– Ничуть. Я себя чувствую, как ребенок в парке аттракционов, – боюсь что-нибудь пропустить.
Шейн поставил кейс на палубу, расстегнул пиджак.
– Тогда позволь предложить тебе свое тепло.
Внутренний голос советовал ей остеречься. Но что такого могло произойти среди бела дня, на палубе? К тому же самоконтроль у нее на высоте.
– Отлично, – сказала она и прислонилась к нему спиной.
Мэрл почувствовала, как громко бьется его сердце. Шейн обнял ее, и она ощутила его сильное мускулистое, когда-то такое знакомое тело. Ей стало так хорошо, спокойно, как будто она вновь вернулась домой. Она глубоко вздохнула. И Шейн вздохнул.
– Обожаю женщин, которым и простуда не страшна, только бы не пропустить ничего интересного, – пробормотал он, и его подбородок коснулся мягких волнистых волос Мэрл.
– Совестно признаться, всю жизнь прожила в Сан-Франциско, но никогда прежде не приходилось плавать на пароме.
– Как тебе не стыдно, ты забыла! – Его слова и дыхание волновали Мэрл. – Справа по борту Остров Ангелов. Ты что, ничего не помнишь?
– Ничего не видно, такой туман. – Мэрл нечасто обращалась к своим воспоминаниям, – слишком было больно. – А когда я была на этом острове? И почему ты так хорошо помнишь, что я делала и что со мной было?
– Нет, этого ты не могла забыть. Это было незадолго до того, как я окончил школу, в апреле. Мы сбежали с уроков и вместе поплыли на пароме. – Он обнял ее еще крепче. – Мой дружок Барни подделал почерк твоей мамы и написал объяснительную записку: мол, ты больна и не можешь идти на занятия. Ну, вспомнила?
– Может быть. Но мои обожаемые подростки будут разочарованы, если узнают, что Мисс Мэри прогуливала школу.
– Они обрадуются тому, что Мисс Мэри живая и настоящая. Что ей не всегда легко и что не каждый раз ей удавалось принимать мудрые решения.
Мэрл скептически улыбнулась.
– Признайся, что их родители с ними не согласятся.
– Их не беспокоит то, чего они не знают. – Он с облегчением рассмеялся. – Я рад, что ты вспомнила этот день.
– Очень хорошо. И как я могла забыть! Должно быть, память защищает меня от тревог прошлого. – Она повернулась к нему и улыбнулась чуть виноватой улыбкой. Она еще крепче прижалась к его груди. Воспоминания того дня нахлынули и окружили ее, как руки Шейна. Каким он был много лет тому назад? Гибким, стройным, в нем просто бурлила энергия. – Помнишь, у тебя была такая жесткая шевелюра? Волосы торчали во все стороны, ты был похож на дикаря.
– А ты все хотела привести их в порядок и без конца приглаживала.
Она согласно кивнула.
– Тогда все хотели быть похожими на Джона Леннона с его смешными очками. Мне в то время казалось совершенно нормальным подражать ему. И что ты во мне нашел?
– Я считал тебя самой красивой девушкой в школе. Но сейчас ты стала еще красивее.
– Шейн, перестань! Что за возмутительное заявление! – воскликнула Мэрл, с трудом скрывая радость. – Мне кажется, ты унаследовал от отца ирландское умение льстить.
– Никакой лести. Говорю, как есть. Помню, у тебя было такое милое кругленькое личико, при том что ты была очень стройной. А какая ты сейчас изящная, такая женственная! А лицо, у меня просто слов нет, какое! Оно такое вдохновенное, в нем есть какая-то загадочность. Ей-богу, ты могла бы стать моделью!
– Это все твои фантазии! – Она попробовала сменить тему разговора, так как он становился слишком интимным. – Ты помнишь, как ты пытался ходить по поручням и как ругался капитан парома? Да он просто прогнал нас на этот остров. А потом… – Она резко оборвала сама себя, потому что вспомнила все. – Какими мы тогда были! Как сейчас вижу: прыгали, бегали, хохотали на забытом Богом острове. Два совершенно обалдевших от свободы и счастья человека! И никого вокруг, только чайки. – Мэрл счастливо засмеялась. – А как смешно мы были одеты: джинсы – колоколом внизу, с такими огромными дырками на коленях, и маечки им под стать!
– А потом мы разделись и бегали нагие и свободные.
– Господи! – воскликнула Мэрл. – Неужели я когда-то себя так вела? – К сожалению, теперь она не испытывала никакого волнения даже в кольце рук Шейна. Печаль оказалась сильнее других чувств. – Куда подевались простота и естественность юности? Разве я смогу сейчас вот так раздеться?
– Пропала не естественность, а упругость кожи. Теперь, в сорок один год, если появлюсь перед кем-нибудь без одежды, то скорее напугаю, чем произведу неизгладимое впечатление.
Мэрл расхохоталась.
– Как ты все замечательно объяснил! – Они молча стояли, прижавшись друг к другу. Ей было очень хорошо. Она вспоминала. Видела себя и Шейна молодыми в высокой траве, освещенной ярким солнцем. Они смеялись от радости, оттого что молоды и вместе, оттого что влюблены. Их смех смешивался с шумом волн, бьющих о берег, с терпким запахом трав. А потом они любили друг друга. Она так ясно вспомнила шелковистость кожи Шейна, рельефную мускулистость его рук!
Внезапно Мэрл ощутила за своей спиной то же прекрасное тело. В ней вспыхнуло желание. Она хотела Шейна. Она готова была обнять его и поцеловать. Но она также знала: один поцелуй – и все для нее пропало. Она попыталась разомкнуть его объятия, но вырваться из них ей было нелегко. Глаза Шейна были цвета горящей синей лавы, губы разжаты. Ему едва хватило сил пробормотать ее имя.
Ветер тронул волосы Мэрл, она обрадовалась его прохладному прикосновению к ее разгоряченной коже. Она с трудом нашла слова:
– Нам следует оставить в покое воспоминания, так будет лучше. Шейн, будет ужасно, если мы позволим себе начать все снова.
Лицо Шейна стало суровым, лоб прорезали глубокие морщины.
– Почему ты думаешь, что будет плохо? Неужели нам не осталось ни одного шанса?
– Нет, и все. Я это чувствую. Не надо мне было ехать с тобой.
– Если тебя растревожили воспоминания, давай оставим их в покое.
– Хотя бы час мы сможем держать себя в руках? – спросила Мэрл.
Каждый раз, когда паром поднимался на волне, плечо Шейна касалось плеча Мэри, вызывая у нее трепет желания. С одной стороны, она хорошо понимала, что играет с огнем, но в то же время ей было необыкновенно легко.
Саусалито был уже совсем рядом, об этом предупредили резкие звуки сирены.
Они молча шли вдоль пирса. Шейн впереди, Мэрл сзади, на приличном расстоянии. Густой туман усиливал каждый звук, как микрофон. Позвякивали металлические цепи, деревянные бока лодок, смыкаясь, издавали глухой звук. Слышались обрывки разговоров, смех, плеск волн, таинственный шепот, бормотание, легкое позвякивание сережек Мэрл.
Плавучий дом оказался совсем не таким, каким она себе его представляла. Он был большим, прочным, палуба напоминала хорошо ухоженный двор: деревья, цветы в вазонах, плетеные кресла, столик. Весь дом был белым, и только дверь была выкрашена в ярко-красный цвет. Но туман смягчил этот контраст.
– Странно, – с удивлением сказала она, – ничего эксцентричного. Я не ожидала от тебя такой солидности, даже консерватизма.
– А может, ты не так хорошо меня знаешь. – Шейн открыл дверь, отошел в сторону, пропуская ее вперед.
Мэрл замешкалась, глаза ее сузились.
– Никаких агрессивных действий, – строго предупредила она.
– Никаких, я обещаю. – Он улыбнулся, клятвенно скрестив руки на груди. – Ты в полной безопасности.
– У меня и без того хватает сложностей в жизни. – Она еще раз предупреждающе взглянула на него и переступила порог дома.
Он закрыл дверь, отрезав путь туману. Ей показалось, что они сейчас совсем одни на всей земле. Она отступила, хотела уйти, пока еще была возможность. Хотя чувствовала, что Шейну можно доверять. А себе?
– Вот мой дом. Добро пожаловать! – Он с гордой улыбкой повел рукой.
Мэрл огляделась. Большая комната была и гостиной, и столовой, и кухней одновременно. Все было ухоженным, уютным, располагающим. Здесь стоял чистый мужской запах, запах хозяина.
– Это совсем не похоже на лодку, – заметила Мэрл.
Шейн бросил кейс в кресло, включил свет. Зажглись бронзовые бра на стенах и лампа в форме подсвечника с хрустальными подвесками.
– Тем не менее это так. – Он показал на медные поручни по обе стороны комнаты, деревянную обшивку, темно-синие шторы и штурвал. – Я очень удачно приобрел все это со списанного классного лайнера. Для того и купил плавучий дом, чтобы было где держать все это.
Остальная мебель была несколько разномастной: светло-голубая софа, удобное красное кресло, лимонно-желтый деревянный скандинавский обеденный стол, но, как ни странно, все было к месту.
Шейн ослабил галстук.
– Очень сковывает этот деловой костюм. Ты не сочтешь за нескромность, если я сниму галстук и пиджак?
Она покачала головой.
– Пожалуй, нет.
Пиджак и жилет он бросил на спинку кресла. Она заметила, что он не носит ремня. Брюки обтягивали его бедра плотно, как кожа. Сняв галстук, он расстегнул верхние пуговицы рубашки, закатал рукава. Его действия ни в коей мере нельзя было рассматривать, как попытку соблазнить ее. Но то, как он это делал, было так сексуально, что она испытывала большее волнение, чем на мужском стриптизе, на котором однажды побывала.
– Ты бы тоже сняла жакет, тебе будет удобнее. – От неожиданности Мэрл вздрогнула. Его голос ворвался в ее не совсем невинные размышления.
– Спасибо, мне и так хорошо. – Она поправила шарф на плече и стала рассматривать картины на стенах, вид из окна, придирчиво оглядела керамические безделушки и бронзовые панно на кухне.
– Ты выпьешь что-нибудь? Вина? Или чего-нибудь покрепче? А может, послабее? – Он вел себя учтиво как гостеприимный хозяин. – Ты проголодалась? Я приготовлю обед.
– Нет, я ненадолго. – Она искала повод, чтобы уйти, пока еще была в состоянии сделать это. – Я хочу вернуться назад на пароме пока не поздно.
Он посмотрел на нее, и легкая, до боли знакомая Мэрл улыбка осветила его лицо.
– Ты знаешь, я смогу довезти тебя до дома. – Голос его звучал тихо и проникновенно. – Ты можешь остаться пообедать у меня.
– Нет, нет, спасибо. – Она попыталась встать.
Шейн поторопился добавить:
– Ты не волнуйся, готовлю я отлично.
Она печально на него посмотрела.
– Я нисколько в этом не сомневаюсь. Но это не самая моя удачная затея – осматривать вдруг достопримечательности твоего дома.
– Почему? – наивно спросил он. А усмешка была совсем не наивной. Он засунул обе руки в карманы. Брюки рельефно натянулись впереди.
Мэрл было трудно отвести взгляд.
– Ты прекрасно знаешь, почему я должна идти.
– Но ты так до конца и не осмотрела мой дом. Посидела минутку и уже уходишь. Мне было бы интересно узнать твое мнение.
Мэрл искоса взглянула на него. Он был неотразим. Но обещание свое честно выполнял – никаких ухаживаний.
– Хорошо, показывай остальное.
Шейн продолжил экскурсию. Внизу под гостиной были сверкающие ванная и туалет. А в спальне для гостей стояли две кровати, застеленные бледно-желтыми покрывалами. Мэрл нравилось все.
– А последняя комната – спальня хозяина, – сказал Шейн низким голосом. Он отошел от двери, приглашая ее зайти. Мэрл показалось, что в доме стало нестерпимо жарко. Лицо пылало, хотя ее бил озноб. Войти в спальню она не решалась, а из дверей ей открылся вид на большую комнату с огромной, королевских размеров, кроватью посередине. Мэрл не могла глаз оторвать от нежно-голубого покрывала в красивых складках. У нее закружилась голова, ноги подкосились. Она покачнулась и упала прямо в объятия Шейна.
– Что с тобой, – спросил он хриплым от волнения голосом. – Тебе нехорошо?
– Нет, нет! – воскликнула Мэрл. Она прижалась лицом к его груди и услышала, как бьется его сердце.
Все ее тело ожило. Ее снова, как только что на пароме, охватило желание. Она обняла его, их губы слились в поцелуе. Мэрл застонала. Ее руки скользнули по его телу, гладили его плечи, шею, волосы.
– Я не пытался тебя соблазнить, Мэри. Я не… – Он касался губами ее разгоряченного лица, как будто хотел унять жар, испепелявший ее. – Сейчас, подожди одну минуту…
– Да, мы должны… мы должны остановиться. – Ее тело горело нестерпимым огнем желания. Их руки еще крепче слились в объятиях.
Шейн поднял голову, посмотрел в лицо Мэрл. Огонь страсти сделал его синие глаза нестерпимо яркими.
– Прости, Мэри, я не должен был…
– Нет, нет, мы не можем… – Она отодвинулась и дрожащими руками стала расстегивать на нем рубашку.
Потом ее жакет полетел на пол, там же оказалась и юбка.
– Мэри, Мэри, дорогая, а ты уверена, что хочешь этого?
– Нет, нет! – Она снимала с него рубашку, покрывая его грудь поцелуями.
– Ты хочешь, чтобы я остановился? – спросил он мягко, расстегивая ей кофточку, нежно и страстно касаясь ее волнующейся груди.
– Нет, нет! – Она подняла руки, помогая ему снять блузку. – Ну скорее же, Шейн!
Они разошлись, чтобы снять оставшуюся одежду. Рывками, горя от нетерпения, Мэрл стаскивала с себя белье. Она чувствовала его неотрывный взгляд на себе. Шейн расстегивал молнию на брюках, но вдруг остановился. Губы его приоткрылись, он с вожделением смотрел, как она торопливо снимала колготки.
– Подожди! – остановил ее хриплый шепот Шейна. Лицо его налилось, глаза сверкали. Он взял в ладони ее груди, прикоснулся губами к шелковистой нежной коже, расстегнул бюстгальтер, по одной спустил бретельки с плеч. Когда груди освободились, Шейн припал к ним. Соски налились и затвердели. Возбуждение пронзило тело Мэрл. Она закричала:
– Скорее, Шейн, скорее! – Она стащила с него брюки с полурасстегнутой молнией, обеими руками взяла его восставшую плоть. – Сейчас, Шейн, сейчас!
– Да, Мэри, сейчас. Я так давно хочу тебя. Любовь моя, единственная моя! – Он прижал ее к стене, руками приподнял бедра и вошел в нее. Обхватив руками плечи Шейна, Мэрл откинула голову и застонала. – Моя Мэри, я люблю тебя. – Его голос становился громче с каждым толчком. – Мэри, Мэри!
– О, Шейн, как я люблю тебя! – кричала она.
Волны страсти сотрясали ее тело. Шейн так хорошо чувствовал ее, что высшей точки они достигли одновременно. Мэрл утопила лицо в его кудрях и разрыдалась. Слезы стекали по потным плечам Шейна. Шейн в тревоге поднял голову.
– Мэр, что случилось? О Господи! Я виноват, я не хотел причинить тебе боль.
Мэрл крепко обхватила руками его шею, ногами бедра, прижалась к нему. Ее слова смешивались с рыданиями.
– Держи меня, Шейн. Я плачу потому, что долго ждала тебя. Мне никогда и ни с кем не было так хорошо. А я тебя потеряла! Держи меня, Шейн! Не отпускай!
Он крепко прижал ее к своему влажному телу. Нежно прикасаясь губами к ее волосам, бровям, глазам, он шептал:
– Ты луна, ты солнце, ты – все, моя Мэри!
Она глубоко и прерывисто дышала.
– Хорошо хоть это у нас чудесно получается! – Мэрл засмеялась: – Тебе не кажется, что это довольно странно для людей нашего возраста? И место выбрали тоже странное.
– Абсолютно ничего странного! – Кончиками пальцев Шейн вытер слезинки с ее щеки.
Мэрл еще крепче прижалась к нему.
– Я, наверное, выгляжу ужасно? – И она спрятала лицо.
– Ты сейчас так прекрасна, как никогда в жизни! – Выражение его лица доказывало, что он говорит правду.
Она облегченно вздохнула.
– Ты знаешь, что самое удивительное?
Шейн улыбнулся:
– Все удивительно! А что тебя поразило больше всего?
– Я прямо вспрыгнула на тебя! Это на меня совсем не похоже. Я ведь иногда думала, что фригидна.
– Ну да! Ты открыла мне глаза! – Шейн захохотал.
Мэрл тоже засмеялась.
– Я проснулась, ожила с той поры, как ты в первый раз дотронулся до меня. Удивительно, но с тобой я не чувствую себя неловко. Я ничего не боюсь.
Шейн кивнул.
– Ничего удивительного. Мы так давно не были вместе. – Он вздохнул. – Кстати, о давних временах и нашей истории, – ты должна была напомнить мне о контрацептиве. Прости, Мэри, все произошло так стремительно, я совсем об этом не подумал.
– Я не могу забеременеть, ты помнишь? – Она встала на пол, все еще прижимаясь к нему, обняла за плечи.
Подумав, Шейн сказал:
– Если мне и представлялось, как мы с тобой занимаемся любовью, то в моих фантазиях мы делали это, по меньшей мере в постели.
– Да, твоя репутация пострадает, если вдруг обнаружится, что ты схватил даму и тут же в холле овладел ею.
– Это ты о своей репутации беспокоишься, а не я, – со смехом ответил Шейн. – К тому же, как ты изволила заметить минуту назад, это ты набросилась на меня. – Его руки заскользили вниз по ее спине. Мэрл охватил легкий озноб. Она целовала его грудь, чувствуя, как вновь твердеют его соски. – Подожди, – прошептал Шейн, дыхание его участилось. – Мне кажется, нам будет удобнее заняться этим на кровати.
Она испытала блаженное чувство, когда Шейн взял ее на руки и отнес на свою кровать.
На этот раз все было медленно и нежно. В любви слились и стоны, и смех, и ласковые слова. Потом они лежали, обнявшись, на смятых простынях.
– Никогда и ни с кем я не чувствовал себя так, как с тобой, родная. Мне кажется, что жизнь моя возвратилась. – Шейн глубоко вздохнул.
Мэри тоже вздохнула.
– У меня такое чувство, что все эти годы я была связана, и вдруг путы упали! – Пальцы ее рук перебирали пружинки волос на его груди. – У меня к тебе глубокий философский вопрос: почему у тебя на голове волосы уже поседели, а на теле все еще черные?
Он поднял голову, с интересом посмотрел на свою грудь, потом снова откинулся на подушку.
– Не знаю, может, потому что у головного мозга такая сильная энергия, что забирает всю краску.
– О друг мой, поговорим о гуманности!
Он взял ее руку и улыбнулся.
– Во всяком случае, это является доказательством.
– Доказательством чего? – Она обхватила рукой его крепкие, налитые бицепсы.
– Того, что перемирие в действии. Мы не ругаемся.
– Я такая безвольная. Я даже не могу постоять за свою жизнь.
Шейн крепко обнял ее.
– Тебе это и не надо. В любой опасности я буду защищать тебя.
– Как? А мне казалось, что ты слабее меня!
– Поосторожней, не переходи на личности, а то ты спровоцируешь у меня климакс.
Мэрл засмеялась.
– У мужчин, столь исполненных гуманности, менопауза наступает гораздо позже, чем у остальных.
Теперь пришла очередь Шейна рассмеяться.
– Как прекрасно у нас все, правда? – Он посмотрел на нее так, будто хотел запомнить на всю жизнь. – Было бы ужасно, если бы мы снова расстались.
– Что ты имеешь в виду? Я не собираюсь заводить никаких любовных интрижек.
– Я не знаю. Но было бы жалко, если бы мы просто так разошлись. Надо придумать что-нибудь серьезное.
– Я уже придумала. Решение такое: я хочу есть, просто умираю от голода, сейчас ты можешь приготовить мне обед.
– Прости, но я даже не могу пошевелиться. – Он закрыл глаза, рука его бессильно упала с кровати. Но он тут же вскочил: Мэрл принялась его щекотать. – Ах, Мисс Мэри, какая вы ужасная женщина!
– Нет, вовсе нет! Чтобы доказать, что это не так, я позволяю тебе первым принять душ.
Шейн отбросил простыню, встал. Улыбка Мэрл исчезла, когда он нагнулся, чтобы поднять одежду, – она увидела страшные шрамы у него на правой ноге. Сердце ее наполнилось состраданием. Ей захотелось расспросить его о травме, пожалеть его, хотя и прошло уже столько лет. Но по тому, как торопливо Шейн закрыл рану, она поняла, что он не принял бы ни жалости, ни сочувствия.
Через пять минут он, босой, в расстегнутой рубашке, уже выходил из ванной на кухню. Мэрл тоже не задержалась. Приняв душ, она вышла в туфлях на босу ногу. Надев юбку и блузку, она стянула на голове мокрые волосы цветным шарфиком и вошла в гостиную, повесила жакет и сумочку на стул около дверей и снова попала в объятия Шейна.
– Милая! Как ты хороша! Вся розовая от поцелуев и любви. – Он наклонился и поцеловал ее в губы.
Раздался громкий стук в дверь. Они оба подскочили от неожиданности. Шейн выдохнул:
– Кого еще там черт несет? Так хотелось представить, что нас только двое на всем белом свете. – Когда он открыл дверь, в холл влетело несколько репортеров. Они не заметили стоящую за Шейном Мэрл. Их появление повергло ее в ужас. – Не сейчас, только не сейчас, – негромко сказал Шейн.
Но молодой человек, возглавлявший группу из нескольких репортеров, уже выступил вперед.
– Мистер Хэллоран! Фентон Холлбрук сказал, что для вас защита девочки по вызову много значит, но он все до последнего доллара пустит на то, чтобы доказать свою невиновность. А он, между прочим, миллионер. Как вы это прокомментируете?
Шейн стал так, чтобы прикрыть Мэрл.
– Прости, Мэри, – прошептал он. – Тебе лучше уйти отсюда, пока они не пронюхали, кто ты!
Он схватил ее жакет и сумочку, сунул ей в руки, показал, как пройти к черному ходу.
Мэрл сбежала с плавучего дома тогда, когда ей этого уже не хотелось. Сбежала тайком. Казалось, все было против нее. Даже густой туман рассеялся. До пирса ей предстояло идти целый квартал. Когда она подошла к небольшой пристани, паром уже отчалил и плыл далеко от берега. Она моментально продрогла на пронизывающем ветре. А может ее трясло от переживаний, от чувства обиды?
Мэрл проклинала судьбу. Как ей было хорошо с Шейном, и откуда только взялся этот отряд репортеров? Ну почему у нее такая ужасно тяжелая судьба! Любить человека, к которому, как на магнит, липнут неприятности и беды! Хотя ей просто не хотелось признаться в том, что сама виновата. Последние годы она вела праведный образ жизни. Зачем позволила втянуть себя в эту комедию? Почему она оказалась сегодня с ним вместе? И надо же было ей, взрослой женщине, связаться с таким мужчиной! А в результате – трагикомическая развязка! Мэрл глубоко вздохнула. Это не первый урок, который она получает от жизни. Хочешь жить спокойно, держись подальше от Шейна. Самое лучшее, на что она могла надеяться, это то, что репортеры не успели сфотографировать ее в доме Хэллорана. А если и успели – ее никто не узнает.
Подошел паром. Дрожа от неприветливого весеннего ветра и от переживаний, Мэрл поднялась на борт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Счастье приходит в дождь - Домнинг Джоан

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Счастье приходит в дождь - Домнинг Джоан



На 10 не произвело впечатления. Как-то не реально, через 23 года. Люди меняются через несколько лет, а тут такой срок... Еще момент "интересный" : 4 месяца беременности, а она думает делать аборт или рожать. ... и т.д.
Счастье приходит в дождь - Домнинг Джоаниришка
16.07.2014, 19.06





Очень понравилось. Я думаю очень жизненно. Лучше, чем все другие книги из всех любовных романов.
Счастье приходит в дождь - Домнинг Джоанлидусик
24.01.2015, 8.36





Нормально, но некоторая инфантильность гг-ни напрягает
Счастье приходит в дождь - Домнинг Джоанзлой критик
8.06.2015, 10.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100