Читать онлайн Раскаленная стужа, автора - Домнинг Дениз, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Раскаленная стужа - Домнинг Дениз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Раскаленная стужа - Домнинг Дениз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Раскаленная стужа - Домнинг Дениз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Домнинг Дениз

Раскаленная стужа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

Ровена поднялась, не споря, и надменно уставилась вниз, на своего мужа.
– Как это верно. Этот день длится уже достаточно долго. Кроме того, я смертельно устала.
Он только улыбнулся ей в ответ.
Ровена последовала вслед за матерью в спальню, которая недавно служила ей тюрьмой. Когда дверь захлопнулась, она закрыла глаза. Спасения не было…
Повзрослев в монастыре, Ровена все же не была полностью укрыта от земной действительности. Будучи девственницей, она вполне ясно представляла себе, чего от нее ожидают. Но каких действий она должна ждать от мужа? Не сделает ли он ее своей жертвой, может быть, даже объектом оскорблений? Кое-кто из монахинь, которые прежде были замужем, рассказывали о таких вещах. Она чуть не задохнулась от страха. Стоя с закрытыми глазами, Ровена нарисовала в своем воображении себя избитую и поруганную на брачном ложе. Когда она, наконец, открыла глаза, комната приобрела новое значение.
Дрожащее пламя ночной свечи у двери придавало всему зловещий оттенок. Сундук у стены, казалось, выдвинулся вперед, в то время как кресло будто бы отползло в темноту. Но самым страшным представлялась кровать. Витые столбы по углам ложа отбрасывали зловещие тени, и темное, подобное пещере, ложе выглядело чудовищной пастью. Она снова закрыла глаза.
Леди Эдит заметила ее взгляд.
– Это была кровать моей матери, – сказала она. Интонация ее голоса была необычно тоскливой. – Это все, что осталось у меня от нее, но больше она не принадлежит мне. Твой отец отдал ее лорду Грэстану в качестве приданого.
Ровена покачнулась. Если бы только в ее распоряжении было убогое ложе с соломенным тюфяком, которое осталось в монастыре. По крайней мере, оно никогда не выглядело пастью чудовища.
– Она мне не нужна, – сказала Ровена. Страх сделал ее голос резким. – Оставь кровать у себя.
Леди Эдит бросила на дочь суровый взгляд.
– Не делай мне одолжений. Я не нуждаюсь в твоей жалости.
Она отвернулась к камину, когда вошли служанки и проворно приступили к своей работе. Драгоценные свечи были зажжены в богато украшенных металлических подсвечниках, и комнату наполнил нежный свет. Служанки освободили Ровену от свадебного убранства, а волосы снова расчесали. Когда все было сделано, новобрачную облачили в мягкую шерстяную рубашку, чтобы уберечь от прохлады.
Они едва успели закончить, как напряженную тишину комнаты нарушил тяжелый стук. Ровена со страхом схватилась за ворот своей рубашки. Леди Эдит с раздражением взглянула на закрытую дверь.
– Ему так не терпится попасть к тебе? Он так мало оставил нам времени на приготовления.
Дверь отперли, и первым в комнату вошел священник, за ним ввалился ее отец, тяжело опираясь на руку зятя. Лорд Бенфилд заметно покачивался и затуманенными глазами шарил по комнате, пока не отыскал дочь.
– Дерзкая девчонка, – промямлил он. – Она скорее умрет, чем ляжет в постель с мужчиной. Ладно, сегодня ночью все выяснится.
С этими словами он накренился набок и повалился на стену, потом неуклюже сполз на пол, громко рыгнул и захрапел.
Выражение лица лорда Грэстана оставалось безучастным, когда он наблюдал за уходом ее отца из мира сознания. Наконец, издав короткий смешок, он передал служанке свой плащ и повернулся к священнику, указывая кивком головы на новоявленного тестя.
– Когда вы благословите наше брачное ложе, отец, вы не поможете вынести его отсюда?
Одним движением лорд Грэстан стянул с себя тогу. Мгновение спустя были сняты сапоги. Он освободился от рубашки и остался обнаженным по пояс. Ровена украдкой бросила на него быстрый взгляд.
Огонь ложился красноватыми отблесками на мускулистое тело. Торс лорда Грэстана, закаленный войнами, излучал силу каждым своим изгибом. Несколько синевато-багровых шрамов на груди указывали на то, что средства к жизни он добывал с помощью меча. Темные волосы спускались по груди и исчезали за поясом брюк.
Лорд Грэстан усмехнулся, и Ровена поняла, что он заметил ее взгляд. Она вздохнула и отвернулась, но было слишком поздно.
– Имей терпение, жена, – поддразнивая, сказал он. – Эта бедная девица еще должна распутать узлы моих подвязок, чтобы я смог снять брюки.
Женщина встала на колени и, хихикая, развязала тесемки, которые обхватывали ноги рыцаря, от лодыжек до коленей и не давали сползать чулкам вниз.
Раньше Ровена ничего не имела против обычая, который сопутствовал первой брачной ночи. Он имел практический смысл. Намного лучше убедиться до осуществления брачных отношений при стольких свидетелях, что ни у одного из супругов нет скрытых физических недостатков. Теперь, когда служанка потянула за рукава ее рубашку, она почувствовала горький привкус действительности.
Как сама только что высказалась Ровена, она являлась приобретенным товаром, который нужно было осмотреть перед тем, как окончательно передать от продавца покупателю. Обнаженная и уязвимая, молодая леди обернулась, чтобы открыть себя мужу. От стыда, а не от холода ее кожа покрылась мурашками.
Лорд Грэстан перестал раздеваться, и одежда бесформенным комком повисла в его пальцах. На короткий беззвучный момент показалось, что в комнате не осталось никого, кроме их двоих. Его взгляд задержался на ее теле, на ее полной груди, стройной талии и мягком изгибе бедер.
Ровена посмотрела на своего господина. Длинные ноги, узкие бедра, широкая грудь, сильные руки – надменный человек. Если бы он захотел взять девушку против ее воли, она была бы бессильна остановить его. Ровена Бенфилд, когда-то уверенная, что не будет принадлежать ни одному мужчине, отчетливо осознавала потерю свободы. Он встретился с ней взглядом и сделал полшага вперед. Это движение развеяло чары, охватившие ее на мгновение.
– Итак, милорд, – язвительно спросила она, – достойна ли я своей цены?
Даже ее мать от изумления открыла рот от такой грубости.
– Пока я доволен, – ответил муж голосом мягким и глубоким, – однако ночь только началась, и осталась еще пара испытаний.
Женщины, все еще стоявшие кучкой позади Ровены, захихикали и громким шепотом стали делать непристойные замечания. Лорд Грэстан рассмеялся, а леди Эдит шагнула ближе к своей дочери. Ровена отшатнулась прочь с удивленным испугом при виде, казалось, покровительственного движения матери.
– Теперь мы можем удалиться, милорд? – спросила леди Эдит.
Он взглянул на нее, потом снова обратил свое внимание на жену.
– Но она еще не ответила. Ты находишь изъян? – спросил он интимным тоном.
– Нет, – огрызнулась она, потом сразу же бросилась на большую кровать, скользнув между холодными простынями.
Служанки засмеялись над ее трусостью, но лорд Грэстан велел им молчать.
– Будьте к нам милосердны, – издевательски взмолился он. – Здесь за пару минут человек может обратиться в кусок льда. Разве это не будет огорчительной потерей?
Женщины сдавленно засмеялись.
Он подтолкнул своего тестя босой ногой, когда священник тащил лорда Бенфилда через порог.
– Не волнуйтесь слишком сильно, отец, я сомневаюсь, что он заметит, каким образом удалился отсюда.
Лорд Грэстан скрестил руки на груди и терпеливо ждал, когда все выйдут из комнаты. Потом тихо закрыл за ними дверь.
Ровена закуталась в груду мягких одеял, но все еще не согрелась. Настороженно и вместе с тем зачарованно она смотрела, как муж задувает все свечи, кроме одной. В воздухе запахло горелыми фитилями, а в углах снова задвигались глубокие тени. Треугольный язычок пламени свечи слегка дрожал, а угольки в камине потрескивали и шипели. Мгновение спустя лорд Грэстан уже был в постели.
Ровена напряженно откинулась на подушки и ждала. Тюфяк прогнулся под его тяжестью. Ровена сжала зубы. Лён шелестел о лён, пока он устраивал подушки поудобнее. Она все еще ждала.
Каждая проходящая минута умирала долгой и мучительной смертью. Лишь низкие стенания ветра нарушали тишину комнаты. Почему он колеблется? Она хотела, чтобы все быстрее кончилось.
Время шло, она снова вспомнила его разговор с отцом. Может быть, ее муж все еще хотел освободиться от этого контракта? Если они не осуществят свои брачные отношения, не нужно будет тратить деньги на дорогую петицию к папе, а только обратиться с просьбой о расторжении брака к его кузену-церковнику. Но тогда он потеряет ее приданое.
Чистые простыни зашелестели, когда Ровена пошевелилась, чтобы взглянуть на мужа, который оставил полог кровати незадернутым и лежал, накрытый одеялом по пояс. Он положил голову на руки и закрыл глаза. Ровена не могла представить себе более расслабленной позы. Золотые отблески огня светились на его обнаженном теле, и тени очерчивали мужественную выпуклость груди.
Ровена изучала великолепную линию лба, изящные крылья носа, красивые губы. Не идеальный красавец, подумала она, но очень привлекательный, особенно, когда улыбается. В уголках его глаз появились тонкие веселые морщинки.
– Тебе нравится то, что ты видишь?
Он медленно открыл глаза. Насмешливая теплота слов отражалась в его мягких серых зрачках.
Ровена сразу же отвернулась в сторону, а щеки ее запылали от смущения, как у ребенка, застигнутого в запретном месте. Она неловко попыталась скрыть досаду:
– Это едва ли имеет значение, не так ли, милорд?
Ровена немедленно пожалела о сказанном. Что за глупая девчонка! Вдруг эти слова побудят его к жестокости?
Муж только рассмеялся.
– Это имеет значение разве что для моего тщеславия. Меня зовут Рэннольф. Я предпочитаю такую форму обращения с близкими людьми.
Итак, у него не было намерения оставлять ее девственницей. Еще раз он затеял с ней игру и победил.
– Как вам угодно, милорд, – она откинулась на подушки.
– Рэннольф, – подсказал он.
– Рэннольф, – с трудом пытаясь сохранить спокойствие, ответила Ровена.
– Итак, госпожа жена, – сказал он, потом вздохнул, – сегодня мы должны стать семьей. Что ты скажешь, если мы приступим к выполнению нашей задачи сейчас?
Она приготовилась к его прикосновению. По крайней мере, темнота поможет ей скрыть свой страх. Ровена напряженно лежала рядом с ним и ждала.
Он перевернулся на бок, его глаза бледно мерцали в ночи. Когда Рэннольф отвел прядь волос с ее лица, его прикосновение было нежным.
– Если ты постараешься меньше бояться, я сделаю это так безболезненно для тебя, как только возможно. Конечно, если допустить, что ты еще девственница.
Ровена вскочила, задохнувшись от ярости.
– Что?! Вы слишком много себе позволяете. Вспомните, пожалуйста, что я четырнадцать лет провела в монастыре.
Он только тихо засмеялся.
– Какая связь между девственностью и монастырем?
– Будьте уверены, то, что хранила, как драгоценность, для Господа Бога, теперь я отдаю вам, – язвительно выпалила она и ударила кулаком по постели.
– Оставайся сердитой, жена Ровена, так ты мне еще больше нравишься. Брачные отношения не так ужасны, как ты думаешь.
– Вы намеренно усомнились в моей чести? – выкрикнула она.
Она собиралась сказать еще что-то, но он закрыл ее рот поцелуем. В ярости она попыталась оттолкнуть его, но страстные ласки остудили ее гнев и смешали чувства.
Попав в паутину внезапных и таких новых ощущений, Ровена закрыла глаза. Его волосы и кожа источали чистый и свежий запах. Она смаковала вкус его губ на своих губах, ощущала твердый изгиб прижавшегося к ней плеча.
В ней возникло какое-то томление – теплое, глубокое и скрытое. Рэннольф поцеловал ее чуть пониже уха. Ровена затаила дыхание. Он снова прижал свои губы к ее шее, теперь немного ниже, потом еще ниже. Она чувствовала какое-то странное возбуждение. Их пальцы переплелись. Ровена нежно погладила его волосы и затрепетала от того, что они были такими шелковистыми.
Рэннольф издал низкий, горловой стон. Ровена отдернула руку. Она попыталась отодвинуться от мужа, но он поймал ее обеими руками и жадно поцеловал в губы. Она лежала неподвижная и холодная под ним, сгорая от стыда.
– Не убегай! – прошептал он.
– Как я могу? Ведь ты меня держишь, – прошептала она в ответ, ее руки все еще были плотно прижаты к бокам.
– А ты убежала бы, если бы я не держал тебя? Думаю, что нет, – выдохнул он ей в ухо.
Ровена задрожала.
– Я надеюсь, – он замолчал, чтобы поцеловать ее в шею, – ты сделаешь то, что доставит удовольствие нам обоим, а не только мне.
– Ты смеешься надо мной.
С огромной решимостью она прижала руки к простыням и оставалась внешне совершенно спокойной, хотя под его ласками, казалось, тает ее тело.
Рэннольф остановился и поднялся на одном локте.
– Я обещаю, что больше не буду дразнить тебя, по крайней мере, не словами.
Руки мужа скользнули вверх от талии и принялись ласкать грудь.
Ровена тяжело дышала и извивалась. Ярость перемешалась с наслаждением в этом нечестивом союзе, когда он склонил голову, чтобы снова поцеловать жену. Чувства, которые он пробуждал в ней, были непереносимыми, и все же она жаждала их. Ровена сделала последнюю попытку оттолкнуть его, но добилась только того, что муж прижал ее к постели.
Все разумные мысли отступили перед ее главной потребностью чувствовать. Ровена ощущала жар его губ у своей груди и упивалась лаской огрубелой ладони, которой он гладил ее живот. Когда его рука скользнула ниже, она задрожала под ним.
Дразнящие пальцы мужа заставили Ровену закричать и попытаться повернуться, хотя, на самом деле, она не хотела делать этого. Губы женщины отыскали его шею, когда он опустился на нее всем телом. В эти мгновения нельзя было разобрать хриплого шепота Рэннольфа. Жар между бедер почти обжигал ее.
Боль, раздирающая боль. Ровена закричала и выгнулась под ним, когда полилась ее девственная кровь. Она впилась ногтями в его спину и закусила губу, чтобы сдержать крик. Новые ощущения в этот невероятный миг были чужды ей, но желанны.
Муж все еще был сверху. Нежной рукой он погладил ее волосы и щеку.
– Прости меня, – сказал он задыхающимся голосом. – Потерпи, твоя боль пройдет через несколько секунд.
Глаза Ровены оставались полузакрытыми. Жгучая боль медленно утихала. Она сопротивлялась желанию повернуться. Рэннольф гладил ее щеки кончиками пальцев. Потом они стали ласкать ее шею. Ровена вздрогнула, когда внутри нее, казалось, взорвалась крохотная огненная комета.
Новое сильное чувство полноты пробудилось внутри нее, изгоняя всякую память о боли. Она ощутила в себе какое-то скрытое предназначение, которое ее тело жаждало исполнить, но, как ни пыталась, не могла сообразить, что это такое. Ровена беспокойно задвигалась под ним, не зная, почему делает это. Она двигалась, и двигался он. Женщина вздохнула.
– Я обещаю, это не всегда будет приносить тебе боль, – выдохнул Рэннольф между поцелуями.
В ней начало пульсировать слабое удовольствие, которое быстро превратилось в огромную потребность. Ровена двигалась, приспосабливаясь к нему, находя в этом еще большее удовольствие. Рэннольф уткнул голову в ее шею, дыхание его стало прерывистым. Но когда движения мужа стали быстрее, а потом прекратились, Ровена чуть не закричала от разочарования. Должно было произойти нечто большее, что-то, не имевшее определения. А что еще может быть между мужчиной и женщиной?
Некоторое время он лежал, тяжело дыша от усталости. Потом перевернулся на бок. Глаза Рэннольфа были затуманены затихающей страстью, а улыбка была теплой и безмятежной. Женщина улыбнулась в ответ.
Он поцеловал ее в щеку, потом в кончик носа. Когда, наконец, их губы встретились, Ровена приникла к ним, словно пила нектар.
Потом он отодвинулся, на лицо мужа медленно набежало облако. Она видела, как угасает его теплая улыбка и превращается в резкое и холодное выражение. Он отодвинулся дальше от нее в постели.
– Тебе следует хорошо выспаться сегодня. Завтра мы уезжаем в Грэстан. Я должен быть там по делам.
Он сел в кровати и нетерпеливо задернул полог кровати. Потом лег, повернувшись спиной к жене.
– Завтра?
Это слово с горечью сорвалось с ее губ, но не завтрашний отъезд не давал Ровене покоя. Внезапная холодность глубоко ранила женщину, разрушив всю теплоту и радость, которые они только что разделили вместе. Чем она заслужила такое отношение?
Он приподнялся на одном локте, и взглянул через плечо на жену. Перед ней снова был суровый лорд.
– Мои люди и вассалы ожидают моего прибытия в Ноттингем. Будь довольна, что Грэстан не так далеко, и короткое путешествие не доставит тебе много волнений.
Он улегся поудобнее и натянул на себя одеяло.
Ровена содрогнулась. Она уставилась на его спину, но вскоре дыхание мужа стало глубоким и ровным. Отодвинувшись на другую сторону кровати и спрятавшись в самые глубокие тени, Ровена пыталась справиться со своими мучительными мыслями. Благоразумие и порядок исчезли, безмятежность была нарушена.
Она поняла, что будет для мужа не больше, чем простым инструментом, арфой, которую оставляют после того, как песня окончена. Ровена только не знала, что это так мучительно, она почувствовала, как внутри нее растет холод. Наконец, женщина устроилась глубоко под одеялами, стараясь быть как можно дальше от мужа. Прошло много времени, прежде чем она смогла уснуть.
Рэннольф лежал неподвижно и заставлял себя дышать ровно и расслабленно. Его новая жена лежала на дальней стороне кровати. Жестокость не так легко давалась ему, как некоторым другим людям. И все же он напомнил себе о том, как это необходимо.
Если бы только Ровена была безобразной покорной девушкой, которую Рэннольф ожидал увидеть, тогда он смог бы оставаться добрым и ничего не чувствовать к ней. Но она оказалась огненной, страстной красавицей. Губы лорда шевелились в молчаливом проклятии. Он снова был женат, попав в ловушку собственной алчности.
Когда его кузен Освальд, который служил новому сюзерену Бенфилда, епископу Хирфордскому, послал ее отца к нему с этим контрактом, то первым, порывом лорда Грэстана было желание отказаться. В конце концов у него были наследники в лице его сводного брата Гилльяма и незаконного сына Джордана. Но размеры владений приданого были ошеломляющими. Рэннольф не мог позволить себе потерять такое богатство.
Лорд Грэстан повернулся и посмотрел на жену. Она лежала на боку, повернувшись к нему спиной. Когда Рэннольф убедился, что она спит, то подвинулся к ней поближе. Даже теперь он жаждал протянуть руки и привлечь ее к себе, чтобы почувствовать мягкость кожи, волнующую прелесть волос.
Она хотела его. Даже в своей невинности эта женщина продемонстрировала ему безумную страсть. Рэннольф вспомнил, что он только прикоснулся к ней, как в ее глазах взвился огонь неопытного желания. Ни один другой мужчина не пробуждал в ней страсть, она даже не знала, что способна испытывать это. Боже, лорд Грэстан не хотел ничего другого, лишь бы лежать в постели с этой женщиной и обучать ее секретам наслаждения. Рэннольф мучительно хотел поцеловать Ровену и еще раз пробудить в ней женщину.
Но он не останется в Грэстане с ней. Да, он разбудил в жене страсть, и кого же она найдет, чтобы удовлетворять ее, пока муж будет в отъезде? Рэннольф сжал кулаки в ярости от этих мыслей, загоняя их в дальние уголки сознания. И все же, несмотря на все свои усилия, лорд Грэстан не мог избавиться от ощущения предстоящей сердечной боли.
На его жизни лежало проклятие. Когда-то, давным давно, когда он был моложе и менее пресыщен, Рэннольф мечтал о браке, подобном тому, что был у отца с его второй женой – Эрмирой. Это была истинная любовь, исполненная страсти и заботы. Но, если его собственный первый брак оказался унылым и бесплодным, то второй брак оказался почти катастрофой, чуть не погубившей всю семью. Тогда Рэннольф решил никогда больше не жениться.
Он вздохнул. Было бы лучше оставаться к Ровене равнодушным. Если она станет ненавидеть его за это, что ж, пусть будет так. Только не эта боль!
Лорд Грэстан закутался в одеяла и стал ждать, когда к нему придет сон. Ожидание было темным и пустым, а рядом вскрикивала во сне жена. Он с трудом удержался от того, чтобы заключить ее в объятия и утешить. И только через долгое время Рэннольф задремал.
Супругов разбудила барабанная дробь дождя. Ровена тяжело вздохнула и повернулась на бок. Снаружи завывал ветер и просовывал свои ледяные пальцы в каждую щель. Сквозняк зашевелил полог кровати.
Рэннольф разглядывал ее спутанные черные волосы на фоне бледной щеки. Контраст был таким же разительным, как и она сама. Без усилий он вспомнил пьяную сочность ее тела и бессознательный отзыв жены на его любовь. Прежде, чем он смог остановить себя, Рэннольф протянул руку и погладил мягкий изгиб ее спины. Ровена отодвинулась.
– Я думала, вы еще спите, – сказала она нелюбезно.
– Как может человек найти покой, если его жена всю ночь постоянно ворочается? – Лорд Грэстан по-прежнему говорил непринужденным тоном. – Твои сны не были приятными.
– Я не помню, милорд.
Она солгала. Он знал это.
– Как быстро ты забыла мое имя!
Она лишь пожала плечами.
Его жестокость сделала то, что ему было нужно. Пройдет много времени, прежде чем Ровена снова станет уязвимой. Но все оборачивалось теперь против него.
– Проклятье, – пробормотал он.
Ровена раздвинула полог кровати. Водянистый серый рассвет скользнул мимо новобрачных, но не прогнал темноту.
– Наша сегодняшняя поездка не обещает быть приятной. – Голос Рэннольфа был невыразительным.
Она взглянула на него.
– Вы все еще собираетесь ехать? Снаружи все замерзло. Дороги будут едва проходимыми.
– Мне это прекрасно известно и без тебя, – раздраженно сказал он. – Я связан честным словом и обязан отправиться в Ноттингем, чтобы присоединиться к людям, оставшимся верными королю Ричарду,
type="note" l:href="#n_2">[2]
который теперь осаждает эту грозную крепость. Но сначала я должен отвезти тебя в Грэстан.
Рэннольф спрыгнул с постели и собрал свою одежду. С сердитым вздохом он просунул сначала одну ногу в штанину, затем другую и дернул за шнурок у пояса.
Ровена потерла лицо усталым жестом.
– А что скажут ваши слуги, если вы покинете меня, едва попрощавшись?
Она завернулась в простыню и, к удивлению мужа, соскользнула с кровати, чтобы завязать его подвязки.
Рэннольф смотрел, как она проворно обернула тесемки вокруг икр и завязала их. Не упрашивая и не умоляя, чтобы он не покидал ее. Никаких слез или неуемной ярости. Это намного превосходило все его ожидания. Отныне Ровену будут заботить сила и богатство, которое мог предоставить ей Грэстанский замок. По какой-то причине это не успокоило, а разозлило Рэннольфа.
– Грэстан слишком долго обходился без должного присмотра. Если ты способна управиться с хозяйством, мои слуги легко примут тебя. Но если ты станешь вмешиваться в дела, в которых ничего не смыслишь, они тебя сразу осадят и правильно сделают. Помни это и не приходи ко мне жаловаться, потому что я не помогу тебе.
– Мой дорогой господин муж, – огрызнулась она, все еще стоя на коленях у его ног и глядя вверх, – разрешите мне вас заверить, что мне еще никогда не доводилось «приходить жаловаться» к кому бы то ни было по поводу управления слугами.
Закончив свое небольшое дело, она вернулась на кровать и заносчиво проговорила:
– Заботьтесь о своих обязанностях, а я позабочусь о своих.
Сердитым рывком он натянул на себя рубашку. Рэннольф не мог удержаться, чтобы не нанести ответный удар.
– А, теперь мне все ясно! Ты будешь держаться на расстоянии, но не ступишь ни шагу дальше. Ты хочешь быть женой, сознающей свой долг.
В его устах слово «долг» прозвучало, как ругательство.
Она недобро улыбнулась.
– Это правда. Я немногое могу привнести в этот контракт, разве только свою преданность долгу.
Рэннольф резко натянул тунику через голову и туго затянул ремень у пояса. По его скулам ходили желваки, когда он справлялся со своим гневом. Наконец, он сказал:
– Запомни только, Ровена, что долг не согреет сердца.
Ее глаза недоверчиво расширились при этом предупреждении.
– В ответ я могу сказать, что горечь не может быть самым надежным из спутников.
Он уставился на жену в изумлении. Она пронзила его сердце своими словами, разрушила все баррикады и штурмовала укрепления. По пятам за удивлением пришла ярость.
– Я терпеливый человек. Некоторые говорят, что даже слишком терпеливый, но ты переходишь все границы.
Вместо того, чтобы кротко подчиниться, она метнула на него твердый взгляд. Рэннольф никогда не встречал такой смелой женщины.
– Кто сказал вам, что вы можете говорить мне все, что вам угодно, не предлагая в ответ такой же любезности?
– Ты слишком много себе позволяешь, – пробормотал лорд Грэстан. Слова мужа были резкими и опасными по мере того, как гнев постепенно выходил за границы его самообладания. – Ты желаешь, чтобы я применил насилие?
– Нет, милорд. Может быть, я позволяю себе слишком много, но ведь мне нечего терять. В течение всего одних суток у меня забрали все, что я привыкла считать дорогим. Теперь я должна, без жалоб и комментариев, принять жизнь, которая мне совершенно чужда. Я не знаю, что такое быть женой, но я многое узнала о том, как управляться с поместьем. Может быть, вы сочтете мою манеру чересчур прямолинейной, но, милорд, это просто моя манера. Может быть, я скорее умру, чем откажусь от этой части себя.
Снаружи завывал ветер, и в окно стучал дождь со снегом. Неожиданно Рэннольф почувствовал некоторое уважение к своей жене. Может быть, если бы он не был женат на Изотте, у них все могло бы пойти по-другому. Плечи Рэннольфа ссутулились под бременем вновь навалившейся на него боли.
– Я не стану спорить с тобой. – Он повернулся к жене спиной и сунул ноги в сапоги. – Грэстанский замок – в твоем распоряжении, даже если там не будет твоего господина. Будь готова к отъезду через час.
– Как пожелаете, милорд, – сказала она спокойно, почти кротко.
Лорд Грэстан направился к выходу и рывком открыл дверь. В комнату чуть не ввалилась служанка. Незадачливая женщина вскрикнула от неожиданности, увертываясь от удара, но Рэннольф не обратил на нее внимания, торопясь уйти поскорее.
Ровена прислушалась к его шагам, пока не убедилась, что он ушел. Тогда она потянулась за рубашкой.
– Миледи, – закричала служанка, – не вставайте пока. Простыни! Я должна позвать вашу матушку в свидетельницы.
– Святая Мария, в моей чистоте не может быть сомнений, останусь я в постели или нет. Принеси мне воды, чтобы умыться, и чистую теплую одежду. Я не хочу снова надевать свой свадебный наряд. – Она замолчала и шепотом прибавила: – сегодня или когда-нибудь. – Потом громче продолжила. – Нужно многое сделать. Сообщите леди Эдит, что мой муж выразил желание уехать через час.
– Что? – пискнула женщина.
Ровена надела рубашку и туго затянула пояс.
– У меня нет времени, чтобы терять его, слышишь? Шевелись!
Бедная женщина подскочила и бросилась выполнять приказание, не позаботившись даже о том, чтобы закрыть за собой дверь. Здесь Ровена по крайней мере, внесла некоторую ясность в условия их брака.


Она плотнее закуталась в плащ. Руки, даже защищенные толстыми кожаными перчатками как будто онемели, а волосы под платком и капюшоном, подбитым мехом, были влажны от ледяного дождя.
Рэннольф заставил своего гнедого бежать рядом с ее небольшой кобылой. Ровена посмотрела на кольчугу мужа, которая блестела от сырости.
– Сколько еще нам ехать, милорд? – ее голос был резким.
– Долго, – коротко отозвался он. Обремененные повозками, волы тащились черепашьим шагом. После минутного сердитого молчания Рэннольф обратился к одному из своих людей, который ехал немного позади него.
– Нельзя ли двигаться побыстрее?
В этих повозках находились новый гардероб Ровены и массивная кровать, которая когда-то принадлежала ее матери. Лорд Бенфилд пригрозил сбросить все, что они не возьмут с собой, со стены замка. Хотя лорд Грэстан уверял, что ему нужно спешить, он не смог отказаться: кровать была слишком роскошным предметом, чтобы рисковать. Он согласился.
Ровена немного повернулась в седле, чтобы рассмотреть Темрика, человека ее мужа. Выражение его лица под капюшоном скромного шерстяного плаща сохраняло каменную бесстрастность. Этот неразговорчивый человек был облачен в простейшее, без единого украшения, платье. Бородатый, среднего роста, он, судя по всему, не принадлежал к знатному роду. Однако лорд Грэстан обращался с ним уважительно, как если бы он был рыцарем, даже отдавая под его команду людей благородного рождения.
На короткий миг, ничуть не изменив своего выражения, карие глаза Темрика встретились с ее взглядом.
– Милорд, если мы погоним волов еще быстрее, повозки будут увязать в грязи при каждом повороте колес.
– Кровь Господня! – Это ругательство Рэннольф произнес низким голосом, прозвучавшим как крик.
Темрик немного выпрямился, и в его глазах блеснуло что-то, похожее на нетерпение.
– Разве вам не надоело еще трепать себе нервы? А если не надоело, то умоляю вас избавить от этого остальных.
Ровена затаила дыхание. Лорд не оставит столь дерзкие слова без наказания. Она никогда бы не вынесла подобную наглость от человека из низшего сословия. К ее изумлению, муж только заворчал.
– Разве было когда-нибудь столь же нудное путешествие? – спросил Рэннольф.
– Я согласна, – ответила Ровена, – что наша свадьба не была тем, чего я хотела, но не проклинайте Бога и не называйте путешествие столь нудным.
– Неправильный выбор слов, – сказал он, будто извиняясь. – Темрик, я больше не могу позволить себе терять время. Если меня не обманывает память, то поблизости должна находиться маленькая деревушка. Давайте заплатим какому-нибудь землепашцу за сохранность повозок и поедем своей дорогой. Пусть Гилльям потом пошлет за ними кого-нибудь.
– Следует ли вам так утруждать госпожу?
Этот простолюдин снова осмелился критиковать своего господина. Может быть, все слуги в Грэстане привыкли к такой свободе? Она нахмурилась. Если это так, она быстро вернет их на землю.
– У меня нет выбора, – ответил муж. – Если только… – Он помолчал, раздумывая, – если только… это не самый лучший выход, но он должен помочь. Если мы смогли бы отыскать там жилье, которое будет пригодно для моей жены, ты и еще четверо людей могли бы остаться с повозками на ночь. Рано утром по замерзшим дорогам вы с повозками легко доберетесь до Грэстана. Да, – продолжал он с возрастающим энтузиазмом в голосе, – тогда я буду свободен, чтобы продолжить путь в Ноттингем.
Рэннольф откинулся назад в седле, очевидно довольный своим планом.
Ровена поняла, что пригодное жилье будет найдено, будь то дом или сарай.
– А как насчет меня? – спросила она. – Как я предстану перед вашими слугами, не имея хозяина рядом с собой, чтобы подтвердить мои права, как их госпожи?
Взгляд мужа был равнодушным.
– Нужды моего короля важнее нужд моей жены. Мой единокровный брат Гилльям, который является управляющим и распоряжается в Грэстане в мое отсутствие, сделает это вместо меня.
Он больше не раздумывал, его проблемы были решены. После этих слов он погнал лошадь вперед.
– Надейтесь на мою благодарность, – проговорила Ровена язвительным шепотом.
Темрик безучастно переводил взгляд с одного супруга на другого, потом на английском языке повторил приказ своего господина. Вся группа повернула на узкую дорогу.
Кипя от злости, Ровена последовала за остальными. Она проклинала своего надменного мужа, как и своего отца. Ни один мужчина никогда не делал ей одолжений, поэтому она не предвидела этого и впредь.
Наконец они прибыли на место. В абсолютно спокойном зимнем лесу мрачным эхом отдавалось мычание скота. Деревенька была небольшой и состояла всего лишь из нескольких крошечных строений, вокруг которых возвышалась беспорядочная стена из низкорослых деревьев. Дым поднимался от крыш и пропадал в тяжелом, свинцовом небе.
На зов Темрика из ближайшего домика вышел человек. Хотя он и поклонился перед ними, его узкие глаза глядели на них с подозрительностью, пока он не понял, чего от него требуют и что за это собираются заплатить деньгами. После нескольких минут переговоров Темрик повернулся к лорду Грэстану.
– Он сказал, что здесь позаботятся о повозках, а люди расположатся в сарае, – он показал на пристройку, – что касается вашей госпожи, то она может остановиться в его доме.
Рэннольф перебил:
– За какую цену?
– Вы не считаете благоразумным спросить у меня, собираюсь ли я остаться в этом месте, прежде чем открывать кошель и попусту тратить свои деньги? – резко спросила Ровена. – Как далеко мы от Грэстана?
Муж бросил на нее оценивающий взгляд.
– Может быть, в четырех часах, если ехать без повозок.
– Тогда я намереваюсь продолжить путь. – Она подтянула перчатки и плотнее завязала платок. – Если вы не заботитесь о моих нуждах, тогда мне придется позаботиться о них самой. Кроме того, я имела возможность посещать подобные места. Ночью скотина разделяет жилье со своими хозяевами. Зимой тепло может пригодиться, но вони от них достаточно. Темрик, вы едете со мной?
На какой-то миг Ровена могла бы поклясться, что изумила этого человека, но даже, если это было и так, на его лице немедленно появилось обычное бесстрастное выражение.
Рэннольф гневно обернулся к жене.
– Ты хочешь унизить меня перед моими людьми? Я думаю, что ты неправильно оценила как их самих, так и их преданность своему господину. Избавь меня от твоих когтей.
– Мой дорогой господин муж, – огрызнулась она, – я отказываюсь оставаться в грязном хлеву, когда через несколько часов могу быть в том месте, где можно с удобствами помыться, поесть и поспать.
На миг показалось, что Рэннольф хочет что-то сказать, но его рот превратился в твердую и узкую линию.
– Как тебе угодно. – Он повернулся к Темрику. – Если миледи хочет ехать, пусть едет.
– Как скажете, милорд, но пусть леди узнает, что между Грэстаном и этой деревенькой нет ни одного места, более подходящего для нее. Должен заверить, что поездка будет не из легких.
Ровена улыбнулась. Монастырская жизнь, если на самом деле следовать принципам католической церкви, воспитывает выносливость и внутреннюю силу. Но были и такие, кому монашество представлялось прежде всего, как покой и убежище, но она была не из таких.
– Вы можете сказать вашему помощнику, что я не обременю его.
Темрик любезно кивнул, больше не соблюдая обычного этикета и обращаясь прямо к своей хозяйке.
– Тогда дайте мне одну минуту, миледи, чтобы разобраться с повозками. Милорд, чтобы оставить здесь повозки, накормить людей и волов, вам придется заплатить не больше двух пенсов. Еще за два пенса этот человек со своими сыновьями поможет отвезти их завтра в Грэстан, если мы дадим людей, которые охраняли бы их по дороге.
– Пусть будет так, – кивнул Рэннольф.
Темрик извлек несколько монет из кошелька, который носил у пояса, и кинул их крестьянину.
Крестьянин позвал из хижины своих сыновей, чтобы помочь отвести волов и поставить повозки в огороженное место.
Рэннольф засунул кожаный мешочек в рукавицу.
– Гилльям знает, что мне нужно, все должно быть готово в ожидании твоего приезда. Передохни день, если хочешь. У Эшби будет достаточно припасов, чтобы позаботиться о наших людях.
Лорд Грэстан рассмеялся, и Темрик почти улыбнулся какой-то их тайной шутке, потом муж повернулся к Ровене.
– Передай Гилльяму мои слова, что ты можешь поступать со слугами, как тебе захочется, и они должны слушаться тебя, как слушаются меня. Нет, не говори этого. – Он поднял вверх руку и на миг закрыл глаза. – Скажи ему, что тебя должны слушаться во всем, как слушались бы его мать. Темрик, – он оглянулся, – будь свидетелем для всех, кто усомнится в том, что я так сказал.
На мгновение ними воцарилось молчание, и Рэннольф устремил свой взгляд куда-то в сторону. Потом он снова повернулся к ней и добавил:
– Твои земли слишком близко соседствуют с моими, и я не мог позволить им ускользнуть в другие руки. Ты не будешь одна в Грэстане. Гилльям позаботится о том, чтобы к тебе там хорошо относились.
Это было извинением? Лучше посчитать так. Ровена откашлялась, потом, наконец, сказала:
– Пусть Господь Бог сохранит вас целым и невредимым в ваших делах.
Она произнесла эту фразу, как и подобает говорить жене.
– И тебя в твоих, – отозвался он.
Но Рэннольф ни словом, ни жестом не попрощался с ней, только резко послал своего гнедого по заледеневшему полю.
Вскоре кавалькада всадников исчезла в лесу, а тех, кто остался позади, окружила тишина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Раскаленная стужа - Домнинг Дениз



чудесный и интересный роман о прекрасном рыцаре о той любви которая исцелила его и его душу о коварстве предательстве - это все пришлось пережить героям читайте о тех далеких временах когда рыцари были мужественными сильными рыцарями чести преданными королю и верными своим женам
Раскаленная стужа - Домнинг Денизнаталия
20.06.2012, 18.29





Роман интересный.Только не понятно почему нет оценок.Моя оценка 10 баллов,но если бы оценивали по сто бальной шкале,я бы поставила 100.
Раскаленная стужа - Домнинг Денизтая
22.06.2012, 19.48





Какой шикарный роман. Только вот турость гг меня доканала. Не верить жене братьям а этой сучке. Ну да пусть не все же должно быть гладко, тогда бы интереса не было бы. Можно было бы добавить эпилог что все счастливы. Также я написала бы продолжение например про гильема и никола, я бы их поженила.
Раскаленная стужа - Домнинг Денизнекая
18.05.2013, 19.49





Пардон. Оказывается писательница их уже поженила в романе весенняя страсть. Так чтона завтра есть что почиитать. Вообще я люблю всякии серии про семьи итд, не надо ломать голову что бы еще почитать
Раскаленная стужа - Домнинг Денизнека я
18.05.2013, 20.02





prekrasii roman
Раскаленная стужа - Домнинг Денизnadea
1.10.2013, 1.41





интересный .
Раскаленная стужа - Домнинг Денизчитатель)
20.11.2013, 23.45





Роман замечательный советую всем
Раскаленная стужа - Домнинг ДенизАлена
3.11.2014, 23.50





Для меня роман оказался какой-то суховат , " чёрствый " что-ли ...характеры и описание Гг для меня не полностью открыты. Не понравился .
Раскаленная стужа - Домнинг ДенизВикушка
6.11.2014, 16.33





Роман не плохой, хотя и с присутствием глупостей. Героиня - настоящая стрерва, в хорошем смысле этого слова:) Не плачет над горестями судьбы, а берет быка за рога и вперед! Ну а герой - другая история - упрямый осел! Еще этот Эшби - надо же быть таким тупым: влюбиться в такую гадюку после 1 ночи до такой степени, чтоб пойти на убийство друга....
Раскаленная стужа - Домнинг ДенизВирджиния
14.12.2014, 4.56





Роман не плохой, хотя и с присутствием глупостей. Героиня - настоящая стрерва, в хорошем смысле этого слова:) Не плачет над горестями судьбы, а берет быка за рога и вперед! Ну а герой - другая история - упрямый осел! Еще этот Эшби - надо же быть таким тупым: влюбиться в такую гадюку после 1 ночи до такой степени, чтоб пойти на убийство друга....
Раскаленная стужа - Домнинг ДенизВирджиния
14.12.2014, 4.56





Много лишнего. История с наследством не закончена. Бойня в Эшби не понравилась.
Раскаленная стужа - Домнинг ДенизКэт
5.05.2015, 23.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100