Читать онлайн Свеча в окне, автора - Додд Кристина, Раздел - ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свеча в окне - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.74 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свеча в окне - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свеча в окне - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Свеча в окне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Потирая руки от прохлады, Сора стащила с себя платье. Одетая в сорочку, защищавшую ее от холода, она юркнула меж простыней в верхних покоях замка. Здесь было уютно; кто-то принес жаровню и позаботился подготовить постель ко сну.
Сомнения слуг рассеялись. В течение всех недель после того, как Уильям вернулся с подписанным брачным контрактом, к ней относились с уважением, как и подобает относиться к хозяйке замка.
Сора коснулась губ кончиками пальцев. На них сохранился едва уловимый знакомый аромат подчеркнуто бесстрастного поцелуя, запечатленного Уильямом у дверей ее спальни, когда он провожал ее. Он не мог остаться с ней на ночь и околдовывать своими чарами ее тело, пока в центральной башне замка находились гости.
Николас останется у них до конца июля и в первые недели августа.
Сора коротко, яростно выругалась и зарылась головой в подушки. Будь он проклят за то, что оказался здесь, и будь проклят Уильям со своим благородством.
Как ни странно, ей отчего-то не хотелось, чтобы Уильям стал ее супругом. Ни одному другому мужчине не удавалось вызывать у нее столько уважения и любви, сколько вызывал он. Ни один другой мужчина не мог заставить ее устыдиться того, какой женщиной она была.
Недостойной. Грешной.
Раз уж ей суждено выйти замуж за Уильяма — а она выйдет за него, поскольку это будет добродетельный поступок, независимо от того, что исполнится и желание ее сердца, — то она обязана побороть себя и стать той женщиной, которую видит в ней Уильям.
Сора решительно взбила подушку и улеглась на спину, собрав одеяло на груди. Вздохнула и закрыла глаза. Сквозняк коснулся ее щеки, и она натянула одеяло выше, подоткнув вокруг шеи. Она забыла задернуть прикроватные шторы. Выкарабкавшись наружу, Сора развязала шторы и плотно сдвинула их. Холод заставил ее снова нырнуть под одеяло.
Сон не шел. Уже месяц она страдала бессонницей, а мысли, словно мельничный жернов, непрерывно вращались по кругу.
Слуги. Сноровка, с которой она успешно вела хозяйство, была той поддержкой, которую она могла предложить Уильяму. Авторитет Уильяма временно удержал слуг в подчинении; в дальнейшем они стали покорны ей.
Свадьба. Ей впервые предоставилась возможность проявить себя в роли хозяйки замка. С утра до ночи она крутилась, как белка в колесе, заказывая блюда, наблюдая за их приготовлением и подготавливая спальни на ночь, однако с работой своей справляться успевала.
Меле. Это широко объявленное потешное сражение, в котором все присутствующие рыцари присоединяются к одной из команд, словно мальчишки, играющие в мяч, а затем принимаются рубить друг друга мечами. Во время такого сражения люди гибли. Меле приводило Сору в ужас; и тем не менее Уильям был прав. Ему следует поупражняться с друзьями, прежде чем встречаться лицом к лицу со своими врагами. Она ни в коем случае не станет подрывать его уверенности в себе, выдав свои страх за его жизнь; Сора более чем достаточно знала цену такой уверенности.
Итак, все ее тревоги рассеялись. Можно спать. Спать.
Отчего же столь страстно желаемый сон ускользает от нее? Она устала. Ну разумеется, можно поспать. Сора перевернулась на бок, сдвинула плечи и натянула одеяло до ушей. Сырость, которую принес с собой в замок летний дождь, не мог прогнать никакой огонь. Сырость, холод. Уильям лгал ей. Лгал, не говоря ей правды, оберегая ее. Она хотела, чтобы он лгал ей, оберегал ее, но ей не удавалось отделаться от накатывающей инстинктивной тревоги. Уильям волновался из-за того врага, который угрожал им. Уильям сказал ей, что все в порядке, однако и сам не верил своим словам. Кто бы ни был этот враг, угроза от него исходит реальная. Он может проскользнуть с гостями на свадьбу и посеять панику. Он может убить, похитить, а как угадаешь преступника?
Уильям способен уберечь ее как воин, но она должна защитить его как женщина. Она станет вынюхивать, прислушиваться к любому голосу. Она станет ловить ту ложь, которая так легко срывается с губ мужчин, она угадает, кто им друг, и установит, кто враг. И она предостережет Уильяма от любой грозящей опасности.
От осознания истинной причины ее тревоги Соре полегчало. Оборонительные замыслы помогли ей успокоиться. Глубоко вздохнув, она подтянула еще одну подушку с пустого края кровати. Подсунула ее под щеку, крепко прижала к груди, одну ногу закинула поверх подушки, а другую вытянула вдоль. Теперь можно было и поспать.


— Я насчитал четверых, — заметил Ченнинг. Прищурившись от яркого августовского солнца, Уильям посмотрел на всадников на дороге.
— Всего пятеро. Видишь, одна из них, женщина, кажется, сидит на коне, которого ведут под уздцы, а какой-то всадник держит на руках ребенка.
— Тогда никакой опасности.
Пожилой мужчина со вздохом прислонился к зубчатой стене.
— В ближайшие несколько недель к нам в замок по этой дороге приедет много всадников, — Уильям хлопнул рукой Ченнинга по плечу. — Но я не ждал, что так скоро.
— Всего лишь восемнадцать дней назад мы отвезли конракт Теобальду, и лишь десять дней назад мы выслали наших гонцов.
— И всего лишь семь дней до торжества, — просиял тяжеловооруженный воин.
— Уж скорей бы. Кто же умудрился добраться так скоро? Гости или гонцы с вестями?
— А если гости с вестями? — предположил Ченнинг.
— Да. Высматривай лорда Питера и мальчиков, но подъемный мост не опускай, и пока гости не польются рекой, пусть тот, кто захочет въехать в замок, объявляет, как его зовут и по какому он делу.
— А не послужит ли это поводом к обидам? — нахмурился Ченнинг, который славно разбирался в делах военных, но не в тонкостях светских отношений.
— В наше смутное время осторожность никто не сочтет излишней. Бдительно следи за всеми прибывающими, когда мы откроем башню с воротами для въезда, и лишь почувствуешь опасность — тут же зови меня.
— Слушаюсь, милорд.
— Я понимаю, что перекладываю ответственность на тебя, но мне необходимо оставаться в центральной башне с миледи и встречать гостей.
Ченнинг открыл было рот, словно собирался что-то сказать, но затем вздохнул, как бы не осмеливаясь сделать этого. Давно зная повадки старого воина, Уильям подбодрил его:
— Говори.
— Переживать из-за леди и из-за слуг, милорд, вам больше не надо.
Ченнинг шаркнул ногой по булыжнику, которым был вымощен проход к крепостной стене.
— Это болтовня даже до меня доходила.
— Болтовня?
— Весь замок и деревня гудят.
— О чем? — допытывался Уильям.
— Да говорю же я вам! Никто больше не посмеет поставить под сомнение права госпожи. Все признают, что ошиблись, что вели себя не лучшим образом.
— Да, вели они себя по-дурацки.
Подбородок Уильяма окаменел и приобрел рельефность линий гранита при воспоминании об оскорбительном поведении черни.
— Ну, в общем, зачем еще теперь за ней кому-то присматривать? Слуги отныне будут выполнять все, что им прикажут.
В голосе его прозвучало нечто большее, чем презрение вооруженного человека к дворовой челяди.
Уильям сделал шаг назад и внимательно посмотрел на покрытого шрамами воина. Ченнинг избегал встретиться с ним глазами, и вместо этого, бросив взгляд за зубцы стены, произнес:
— Они приближаются.
— Я и не присматриваю за ней, — тихо заметил Уильям.
— О нет, милорд. Вы даете ей возможность самой заниматься женскими делами.
Уильям поразмыслил, а затем спросил:
— Так кто же присматривает за ней?
— Ну, просто дело в том… наверно, лорд Николас мог бы помочь вам подготовиться к турниру, или возможно, на конюшнях.
Его искреннее предположение сказало Уильяму больше, чем он хотел знать.
— Поползли слухи?
Оклик снизу пришелся Ченнингу кстати.
— Это ваши гости, милорд.
Он бегом бросился прочь.
— Мне надо дать разрешение, чтобы их впустили.
Уильям поспешил за ним.
— И мне.
Снизу доносились крики солдат, которые сидели в башне с воротами, и Уильям наклонился, чтобы услышать их. Лишь только он разобрался в том, о чем кричат, как тут же проревел:
— Впустить их. Немедленно впустить.
Повернувшись к Ченнингу, он произнес:
— Это братья миледи. Отправь кого-нибудь разыскать Клэра. Я приведу Сору.
Пока Уильям сбегал вниз по внутренней лестнице, Ченнинг прокричал приказ опустить мост. Мост опустился, скрипя деревом и звеня цепями, и вместе с въехавшими братьями в отворившиеся ворота ворвался свежий ветерок. Уильям тут же оказался подле них, чтобы освободить одного из молодых людей от мальчика, которого тот держал на руках.
Дадли любезно кивнул, опуская трехлетнего малыша. Он потер руку и простонал:
— За столько миль он потяжелел.
Уильям взглянул в лицо ребенка и увидел в нем кроющуюся красоту, которая напомнила Сору.
— Это Блэйз, — объявил он. — А ты — Дадли, изучающий богословие. Ролло, старший.
Восемнадцати летний гость коротко приветствовал его.
— И его молодая супруга.
Крайне молодая, подумал он про себя, присматриваясь к неуклюжей девушке, лошадь которой изо всех сил прижималась к коню Ролло. Уильям ухмыльнулся, взглянув на молодого человека, слезавшего с коня с болезненной осторожностью.
— Ты — Джон, воспитанник, а Клэр уже у нас.
Четыре пары фиолетовых глаз, каждые по-своему, смотрели на Уильяма, и у него голова пошла кругом от внезапного ощущения, будто на него такими разными мужскими лицами смотрит Сора.
— Я — Уильям, ваш новый брат. Добро пожаловать в наш дом. Добро пожаловать.
Дадли соскользнул с лошади и улыбнулся в ответ.
— Спасибо, Уильям. Дорога из монастыря была долгой, и я рад, что мы добрались-таки сюда.
— И я.
Джон потер спину и кивком разрешил взявшемуся за поводья мальчику с конюшни увести лошадь.
— Приятно познакомиться с нашим новым и таинственным братом. Теобальд прислал Ролло такое туманное сообщение, что мы не знали, чего и ожидать. Домысливая за нашего уважаемого отца, мы полагали, что увидим горбатого столетнего старца.
Уильям так оглушительно расхохотался, что Блэйз заплескал ручонками, и даже Ролло не удержался от улыбки.
— Истина, — с жаром заявил он, похлопав малыша по попке, — еще более невероятна.
Блэйз в ответ погладил Уильяма по щекам, очарованный мужчиной с таким грохочущим голосом. Уильям обнял его, а затем передал Джону. Подойдя к супруге Ролло, он предложил ей руку:
— Позвольте я помогу вам, миледи?
Девушка бросила на Ролло быстрый взгляд, и когда тот кивнул, оперлась на руку Уильяма и соскользнула с седла.
— Как вас зовут? — ласково спросил Уильям.
— Алиса, милорд.
Затем, обеспокоенно посмотрев на супруга, поправилась:
— Алиса Монтрегская, милорд.
— Добро пожаловать. Вы будете рады вновь увидеться с Сорой.
— О, я никогда не видела ее, милорд. Лорд Теобальд так и не разрешил ей присутствовать на моей свадьбе.
— Алиса, — строго произнес Ролло, слезая с коня. Девушка вздрогнула и, вспыхнув, опустила голову, словно ребенок, которому сделали замечание. Ролло обнял юную леди одной рукой.
— Алиса, всем нам известны презренные качества нашего отца, но давай не будем болтать об этом, стоя посреди двора в присутствии конюшенных.
Он на мгновение прижал ее к себе и тут же отпустил. Осанистый и сильный, Ролло протянул руку Уильяму.
— Как уже сказал мой брат, мы в самом деле рады тому зрелищу, которое предстало перед нами.
— Я польщен, — иронично произнес Уильям.
— Нет, не польщены. Разве это комплимент — предпочесть вас старому горбуну?
Ролло улыбнулся, и улыбка его напомнила Сору.
Уильям скользнул взором по лицам собравшихся юношей, отметив их черные волосы и чистую, бледную кожу.
— Никто из вас не напоминает Теобальда.
— Это так, — сказал Дадли, глядя неподвижным взором на Уильяма. — Отец наш — слабый человек, и от него нам ничего не передалось. Все мы походим на мать.
— Вероятно, ваш отец женился на ней не только из-за земель.
— О да, — согласился Ролло. — Он любил ее. И ненавидел. Так же, как и нашу сводную сестру.
— Ролло!
Все повернулись и увидели, как Клэр соскочил с лошади, на которой сидел вместе с Кимбаллом. Клэр помчался по подъемному мосту, словно окрыленный.
— Джон! Дадли! О, и Блэйз здесь!
Братья сбились вокруг него в стайку, словно восхищенные черные птицы вокруг только что вылупившегося птенца. Среди наполнивших двор замка радостных криков встречи Клэр принял от Джона тяжелого малыша и с ностальгическим порывом прижал его к себе. Братья ерошили Клэру волосы, обнимали его за худые плечи, хлопали по спине, и когда они отлепились от Клэра, чтобы дать перевести ему дыхание, он смеялся и плакал одновременно.
Грязный и растрепанный после вылазки в лес, Кимбалл подошел к отцу сбоку и потянул его за рукав. Не отрывая взора от братской компании, он произнес:
— Это ведь все братья Соры?
Это был не столько вопрос, сколько недоверчивое утверждение.
Уильям кивнул сыну.
— Сводные братья. Поразительное сходство, не так ли? Подъехали Питер и Мод, сидящая в дамском седле.
Питер бросил уздечку конюшенному. Слезая, он помог Мод сползти вниз и поддерживал ее, пока она высвобождала ноги. Питер и Мод направились к ним, и Уильям улыбнулся пожилой женщине, которая держала за руку его отца.
— Это ваши молодые?
— Да, — согласилась Мод, сверкая глазами от удовольствия. — Я всем им меняла пеленки.
В едином порыве юноши облепили Мод, громко проявляя свой восторг, обнимая и поддразнивая ее, а она в это время высмеивала их с ехидством и любовью.
— А моя леди Сора уже знает о том, что вы здесь? Мальчики что-то забубнили, зашаркали ногами, а она энергично принялась шлепать их по задам.
— Тогда давайте-ка все наверх.
— А может, мы подкрадемся незаметно и удивим ее? — предложил Дадли.
— Шут ты гороховый, — вспыхнул Ролло. — Да ты когда-нибудь подкрадывался к нашей сестре?
— Никогда, — признался Дадли. — Но вы только подумайте, как она будет довольна!
Пока они стояли и обдумывали этот план, Уильям предложил:
— Я пойду приведу ее в огород. Если вы будете стоять тихо, я подведу ее к центру того места, вокруг которого вы соберетесь…
— Да, и если нам удастся утихомирить Блэйза, — в восторге блеснул глазами Джон.
— Иди за ней, — приказала Мод. — Я их расставлю по местам.
Когда Уильям широкими шагами вошел в большой зал, Сора сидела там с поваром и булочником, обсуждая каждое блюдо и каждую тонкость, предназначавшуюся для гостей. И тут же, на скамье, возлежал Николас, опершись на локоть и следя за ней своим назойливым взглядом.
Обернувшись на шаги Уильяма, Сора позвала:
— Уильям, эти олухи утверждают, что тебе не нравится пирог из холодных миног!
Вид у нее был такой возмущенный, что Уильям понял: его любовь подтвергается серьезному испытанию. Уильям поставил ногу на скамью подле Соры и оперся на поднятое колено.
— Мне больше всего нравится, когда миноги варят, вялят, закатывают в тесто и выбрасывают собакам.
— Уильям!
— Миноги — это такие длинные, слизистые твари, которые живут в грязи. Перспектива есть их в горячем виде, как бы они ни были приготовлены, чудовищна. В холодном же виде о них невозможно и думать.
— А если миноги в собственном соку?
— Прошу вас? — Уильям схватился за живот. — При мысли о них меня выворачивает наружу!
— О Уильям!
Уильям придвинул растроенную Сору к себе.
— Пошли погуляем, — пригласил он.
— Не могу.
Она указала на стол.
— У меня слишком много дел.
— Мне надо кое-что показать тебе.
— Но вот повар…
— Осторожней на лестнице.
Он сбавил шаг, пока она нащупывала первую ступеньку стопой.
— Если я не устрою…
— Вот мы и внизу. Дверь тут.
— Я не могу идти так же быстро, как ты! — Уильям намеренно шел широким, спешным шагом.
— Жарко сегодня.
— Уильям.
Сора опустилась в траву во дворе замка.
— Я больше шагу не сделаю!
Сильным движением Уильям поднял ее и зашагал дальше.
— Черт побери, женщина! Давай же. Что за неповоротливая девчонка!
Сора ничего не ответила, напряженно соображая, а затем прикоснулась к его лицу.
— Уильям, мы останемся одни?
— Нет, любовь моя.
Он уронил поцелуй на ее поднятое лицо и остановился.
— Решительно не одни. Ты знаешь, где мы?
Сора фыркнула,
— В огороде.
Уильям опустил ее на землю, и она вновь фыркнула.
— Сора, Сора.
Крошечный мальчик бросился к ней, обхватил ее колени, и Сора поймала его.
— Блэйз?
Она прикоснулась к лицу мальчика и затем крепко обняла его.
— О Блэйз, как же ты вырос! Как ты тут очутился? Лицо ее расцвело, и она вытянула вперед руку. Рука была тут же поймана, и Сора поднялась, опершись о Джона. Джон заключил Сору в крепкие объятия, которые были разомкнуты лишь возмущенным воем Блэйза.
— Придется тебе поделиться ею, парень, — сказал ему Джон и повернул Сору.
— Дадли!
Их объятия были нежными и ласковыми, как у двух людей, долго пребывавших в разлуке.
— Посмотри-ка сюда, — приказал Дадли, и лишь только Сора оказалась в руках Ролло, чувства взяли над ней верх и она разрыдалась.
Братья ухмылялись и охали, радуясь тому, что спокойная, деловая сестрица при виде их не удержалась от слез, и дивясь ее женской слабости. Они похлопывали Сору по плечам, обнимали ее отовсюду, откуда им удавалось дотянуться, и помогали поудобнее усадить ей на колени Блэйза.
Уильям, наблюдавший за этой сценой со светлой радостью, огляделся вокруг, желая удостовериться, что эта встреча произвела такое же впечатление и на других. Алиса, новобрачная-подросток, терла ладонью нос, как бы не желая дать волю слезам, и Уильям, подойдя к ней, встал рядом.
— Ну не чудо ли? — спросила девушка.
— Мне тоже захотелось иметь братьев и сестер, — согласился Уильям, посмотрев на отца, который стоял плечом к плечу с Мод.
— О, у меня-то они есть, — произнесла Алиса. — Они, главным образом, таскают тебя за волосы и плюются за ужином.
В подтверждение ее слов Дадли просунул руку под вуаль Соры и дернул ее за косу.
— Нечего рыдать весь день напролет. Мы привезли кое-кого, с кем тебе надо познакомиться.
— Ой! — схватилась за голову Сора. — Ты хочешь сказать, что тут посторонние?
— Да, и смотрят, как ты распустила нюни, — заявил Джон с братской «любезностью».
— Моя супруга, — заботливо и нежно улыбнулся Ролло в сторону забытой девушки.
— Твоя супруга! Ты привез с собой жену и забыл мне сказать об этом, болван!
Сора поймала Ролло за бороду и сильно дернула за нее.
— Эй! — завопил Ролло. — Она же не возмущается.
— Не возмущается, что ты женат всего лишь год, а уже забыл о ее существовании? Я и не знала, что ты такой осел.
Сора поставила Блэйза на землю и обошла братьев.
Алиса замешкалась, но Уильям подтолкнул ее легонько в объятия Соры. Сора оплела ее руками в семейном восторге.
— Алиса, как же мне хотелось познакомиться со своей невесткой!
Алиса что-то пробормотала, запинаясь и застыла в напряжении в объятиях Соры, словно вновь испытала ребяческую неловкость. Уильям пристально смотрел на девушку, удивленный ее непонятным поведением, а Сора замерла, ощутив свербящую боль от мимолетной неловкости. Она ослабила свои объятия и отступила назад.
— Какая ты высокая. Тебе повезло.
Сора улыбнулась, излучая доброту и тепло.
— Добро пожаловать в Беркский замок. Если тебе будет что-нибудь нужно, дай мне знать.
Уильям посмотрел на Сору, пораженный ее резкой переменой. Что случилось с его милой? Неужели она ревнует к жене Ролло? Ну нет же, разумеется; ничто не привлекало его в Соре так, как ее извечное сострадание к людям, которые были менее наделенными от природы, чем она. Было тут что-то еще, и на какое-то тягостное мгновение он ощутил, что ситуация с Алисой знакома ему по более ранним, темным временам его жизни. Он сдвинул брови, но никак не мог припомнить те обстоятельства.
Тут Ролло сделал шаг вперед и слегка обхватил Алису за шею.
— Она ужасно молода, сестрица. Ей всего лишь тринадцать.
Переключив внимание на Алису, Уильям все понял. Девочка испугалась Соры, той разницы, которая существовала между ними. Возможно, ее оттолкнула слепота Соры, а может, она просто устрашилась совершить какой-нибудь промах. Однако и ее напрягшееся тело, и осторожные глаза, неотрывно смотрящие на Сору, сами говорили за себя. Сора, с ее острым нюхом на ситуацию, не могла не заметить этого.
— Славно, братец, — сказала она Ролло. — Я понимаю.
Она снова потянулась к Уильяму, стоявшему рядом с ними, и он притянул ее к себе своими крепкими руками.
Ролло сдавил зажатую локтем шею Алисы, а затем с неудовольствием отпустил ее. Девушка стояла в замешательстве, она была слишком молода, чтобы понять, что выдала себя.
— Ролло, будь с ней ласков, — наставительно произнесла Сора, словно угадав его действия. — Она в незнакомой обстановке.
— Сора.
Клэр, словно опустившийся нищий, потянул ее за юбку.
— Сора, а со мной ты так и не поздоровалась. Сора рассмеялась с откровенным удовольствием и заключила своего младшего брата в объятия.
— Ах я такая-сякая! Ты меня простишь?
— Ну конечно же.
Мальчик засопел с притворным огорчением.
— И Кимбалл тоже чувствует себя обделенным. Кимбалл издал душераздирающий вой в отчаянной попытке вызвать к себе сочувствие, и Сора протянула руку ему. Обратившись к Уильяму, она сказала:
— И что же нам делать, чтобы успокоить этих двух явно расстроенных мальчиков?
— О, я кое-что придумал.
Кимбалла насторожили интонации в голосе Уильяма, и он попытался вывернуться из сжимавшей его руки Соры, однако она крепко удерживала его до тех пор, пока Уильям не сгреб мальчика за шиворот. Он оторвал детей от земли и понес их, засунув под мышки, через ворота во двор замка.
— Не надо! Папа, не надо!
— Ну, пожалуйста, лорд Уильям, не надо!
Все, кто оказался в огороде, напряженно вслушивались в нарастающие вопли мальчиков. Раздался громкий и ожидаемый всплеск, и кричащие голоса задрожали от прохлады.
— Куда он их окунул, сестрица? — с усмешкой поинтересовался Дадли.
— В корыто, из которого поят лошадей.
Сора удовлетворенно улыбнулась и с приподнятым вновь настроением просунула свою руку под локоть Дадли.
— Пошли в замок, я угощу вас освежающими напитками.


— Вы необычайно деловая женщина.
Николас усвоил урок, подумала Сора. Он больше не превозносит ее красоту. Он отмечает те ее качества, которые она считает важными. Деловитость, скорость, собранность. Голос этого мужчины ласкал ее слух: вкрадчивый, с заметным нормандским акцентом в его аристократических интонациях.
— Это потому, что я могу быстро приготовить еду для моих братцев, пока они моются? — беззаботно поинтересовалась она. — По сравнению со сбором провизии для готовящейся свадьбы состряпать небольшой обед, разумеется, не представляет сложностей.
— Вы прекрасны. Представьте, чего бы вы могли достичь, если бы у вас было зрение.
Отвернувшись, Сора произнесла:
— Если бы у меня было зрение, я бы позволила себе не быть деловитой. Заверяю вас, лорд Николас, я не прекрасна.
— Нет, милорд, она всего лишь человек.
Сора улыбнулась при звуках донесшегося из галереи глубокого баритона старшего из ее братьев.
— Благодарю вас, сэр Ролло. Это просто чудо, что при таких комплиментах я сохраняю свою скромность.
— К твоим услугам, сестрица.
Он с грохотом сбежал вниз по винтовой лестнице и влетел в комнату.
— Лорд Николас, рановато вы прибыли на свадебные торжества.
Сора с удивлением подумала о том, что же заставило Ролло обратиться с таким резким, почти что грубым приветствием.
— Вы уже знакомы с лордом Николасом?
— Мы не встречались до того, как Уильям представил нас друг другу. Однако он, должно быть, добрый друг нашей семьи, раз прибыл так рано.
Ролло вновь подчеркнул слово «рано», и Николас ответствовал с чарующей вежливостью.
— Так оно и есть. Я один из воспитанников лорда Питера.
Он поднялся со скамьи.
— И у меня не было возможности поговорить с Питером. Вы не знаете, где мне его найти?
— Он внизу, во дворе замка, осматривает с Уильямом конюшни. Я уверена, что он будет рад видеть вас.
Облегчение, испытанное Ролло, было очевидным, и Сора, склонившись, ущипнула его за руку. Он дернулся, но не стронулся с места, пока Николас не вышел из комнаты.
— Чем он тут занимается наедине с тобой? — сурово спросил Ролло.
— Он странный, но, Ролло, — он же наш гость.
— Не мой гость.
— Нет, он гость Уильяма, и ты не имеешь права оскорблять его.
Ролло просто промолчал, но затем нехотя выразил согласие:
— Ты права, но мне не понравилось, как он на тебя смотрел.
Сора поморщилась, и он поинтересовался:
— Он тебе мешал?
— Нет, нет, от него есть толк. Он помогал, когда я считала бочонки с мясом и вином в подвале. У него были дельные предложения относительно того, как сварить огромное количество эля, который потребуется для свадьбы. Он на удивление хорошо разбирается в том, как вести домашнее хозяйство.
— Но зачем? И почему он не помогает Уильяму?
— Уильям говорит, что не любит, когда рыцари возятся по дому.
— Ты права, он странный. — Быстрое согласие брата вызвало у Соры смех.
— А вообще-то не волнуйся, что я его оскорбил. Когда я нагрубил, то он посмотрел на меня крайне надменно, как это делают взрослые, проявляя снисходительность к наглому поведению молодцов, подобных мне.
Сора рассмеялась над столь выразительным сравнением.
— А что ему оставалось делать?
Ролло обхватил ее за шею и влепил громкий, смачный поцелуй в щеку.
— А что у нас на обед, очаровательная девочка? Я умираю от голода.
Растерявшись, Сора указала на стол.
— Если ты хочешь застать меня врасплох, то тебе придется обойтись холодной закуской.
Ролло сделал выпад и получил по рукам.
— Подожди, пока явятся остальные маль-чики, свиненок!
— Хорошо, подожду, но не ради хороших манер. Мне надо с тобой еще кое о чем поговорить.
Ролло произнес это так, словно ему было страшно неловко, поэтому Сора взяла брата за руку и подвела его к скамье возле очага.
— Конечно же, говори.
Рука Ролло в ладони Соры дрожала, и она с удивлением сжала эту руку.
— Ты ведь всегда была рядом? Моя старшая сестра, на которую можно положиться. Добрая, щедрая, вечно готовая уделить время и войти в положение другого человека.
Он помолчал и затем поинтересовался с надеждой в голосе, которая выдавала желание оттянуть неизбежный разговор:
— А что вы сделали с Блэйзом?
— Мод накормила его и положила отдохнуть, — терпеливо разъяснила Сора.
— А зачем ему отдыхать? С того момента, как мы вывезли его из Пертрейда, и до тех пор, пока мы не прибыли сюда, он сидел у нас на шее.
Сора засмеялась, как и полагалось, но затем настояла на своем:
— Ролло? Что у тебя за неприятности, ну же?
— Неприятности не у меня. Это… у жены.
— Рука Соры опустилась.
Ролло вздохнул.
— Я боялся, что ты к этому так и отнесешься. Прости, милая, надо было мне это предусмотреть, — но я ведь решил, что она станет поступать во всем, подобно мне. Я просто счел, что она полюбит тебя так же, как я. Она восприимчива, легко уступает, и я мог бы поговорить с ней.
Сора ничего не сказала, и Ролло предпринял еще одну попытку:
— Господи, Сора, она так молода. Она боится слуг. Если бы не помощь старой Луфу, то прямо и не знаю, что бы сталось с нашим хозяйством. Ей страшно разговаривать с матронами так, как это пристало замужней женщине, потому что она боится, что над ней станут смеяться.
Сора сидела, выпрямившись, неподвижно, по-прежнему отвернув от Ролло лицо, и он в отчаянии взмолился:
— Сора, выслушай меня. Алиса все еще играет в куклы.
Сора вздохнула и опустила голову.
— Хорошо. Я не стану обижать ее.
Ролло обнял Сору и поцеловал ее в голову.
— Я никогда не думал, что ты станешь ее обижать. Мне просто хотелось объясниться, возможно, смягчить нанесенное тебе оскорбление. Мы научим ее ценить тебя, сестра.
— Научим ее?
В смехе Соры прозвучал едва уловимый оттенок горечи.
— А почему мы должны учить ее? Почему она не может относиться ко мне как ко всем другим? У меня две руки, чтобы работать; одна голова, чтобы думать, и одно сердце, чтобы любить. Неужели я хуже других женщин? Если бы я, старая, слепая, сидела в кресле, то люди гладили бы меня по головке и сюсюкалась. А теперь они, вместо этого, не обращают на меня внимания и разговаривают поверх моей головы так, словно меня нет рядом, или обращаются со мной, как с дурой.
— Им страшно. Они боятся, что ты владеешь волшебной силой, потому что ты узнаешь их по запаху и по звуку шагов. Им страшно, что ты можешь заглянуть в их души, потому что ты сумеешь поймать их на лжи.
— Это так глупо! Неужели они не понимают, что я могу видеть окружающий мир, лишь слушая, нюхая и прикасаясь? Разве они поступали бы иначе?
— Они просто не задумываются над этим. Особенно Алиса. Но она прекрасная девушка, всегда готовая услужить, трогательно неуверенная в себе. Если бы ты смогла увидеть ее, ты бы поняла это. Она похожа на щенка, сплошные руки да ноги, большие стопы, большие ладони. Моя жена настолько незрела, что у нее еще нет форм.
Что-то в его голосе насторожило Сору.
— Твоя жена? А она действительно твоя жена?
Ролло рассмеялся, коротко и иронично.
— Значит, ты догадалась?
— Благодаря моей волшебной силе, — парировала Сора. — Волшебной силе и твоему отчаянию.
— Неужели это так заметно? То, что она мне не жена?
— Это заметно только мне. Я ведь так хорошо знаю тебя. Как же ты с этим управляешься?
Ролло встал и заходил по комнате взад и вперед.
— Как правило, это не составляет труда. Я еще не посвящен в рыцари и буду жить у лорда Дженнингса до тех пор, пока не завершу свое обучение. Алиса живет в моем главном имении в Пенбридже и изучает то, чем она должна была научиться у своей матери. Когда я дома, то мы спим в разных покоях. Единственная трудность возникает только тогда, когда…
— Когда же, милый мальчик?
— Когда мы должны нанести визит, и хозяева стелят нам общую кровать.
— Ну и?
— Алисе это очень нравится. Она говорит, что со мною ей теплее и удобнее, чем с куклами.
В голосе у Ролло прозвучало столько отчаяния, что Сора не смогла сдержаться и расхохоталась.
— О бедный Ролло. Бедный, бедный Ролло.
Ролло раздраженно дернул Сору за косу и, протопал к столу, схватил краюху хлеба и начал запихивать ее себе в рот.
— Приятные звуки веселья, — раздался голос Дадли из дверей.
— Вот именно, и от этого мне хочется ее задушить. Ролло уставился на давящуюся от смеха сестру с отнюдь не братским раздражением.
— Интересно, производит ли ее смех такой же эффект на Уильяма?
Братья раздумывали над этим вопросом в молчании, пока Сора не выдохнула:
— Еще нет. Гм.
Голос Джона прозвучал сначала озабоченно, а затем обеспокоенно:
— Нельзя ли удержать эту свинью подальше от еды, пока мы все не соберемся здесь?
— Нет, это не в моих силах, — сказала Сора и разразилась еще одним приступом смеха. — Премного благодарна тебе, Ролло. Мне так остро недоставало твоего чувства юмора и так не хватало твоих шуток.
Братья пристально посмотрели друг на друга через ее голову, и Дадли начал жонглировать с небрежной сноровкой двумя пирогами.
— Я жонглирую твоими пирогами с мясом, — предупредил он.
— А ну-ка, прекрати! — произнесла она, приходя в себя. — Ты уронишь их на пол.
— Сначала скажи мне, почему тебе не хватало шуток.
— Дадли, ведь вся прошлая неделя была такой напряженной!
— Собаки истекают слюной.
— Лучше расскажи ему, сестрица, — предложил Джон. — Мясо вылезает наружу.
— Сора фыркнула:
— Я могу позволить себе загубить несколько пирогов.
— Следующие на очереди — куриные ножки.
— Животное! Прекрати! Вся моя жизнь переменилась, мне предстоит выйти замуж, причем за такого жениха, на которого я никогда не надеялась, о котором не могла даже мечтать и которого я не заслужила. Разумеется, у меня есть право на некоторую нервозность!
Жонглирование замедлилось и затем прекратилось вовсе.
— А тебе никогда не стать добрым монахом с такими Ужасными замашками вымогателя.
— Как раз напротив.
Дадли засунул один пирог в рот, а другой швырнул Буле.
— Вымогательство в разумных пределах позволяет вырвать признание у упрямых женщин, которые в противном случае не вымолвят ни слова.
— Ты довольствуешься малым, — заметила Сора. Она почувствовала неловкость, но ее отвлек гулкий звук шагов на внешней лестнице. Сора встала, и в комнату ввалились мальчики.
— Я сам расскажу ей! — кричал Кимбалл. Клэр в ответ кричал:
— Твой отец сказал, чтобы я рассказал ей!
— Я не буду слушать ни того, ни другого, если вы не знаете более пристойного способа входить в комнату.
Клэр споткнулся — возможно, из-за неуклюжести, а, может, его толкнул Кимбалл, — Сора не смогла разобраться и приказала:
— А ну-ка встаньте оба прямо передо мной.
— Достанется же нам, — тихонько пропел Джон, — раз у нее появились такие интонации в голосе.
— Меня по-прежнему пробирает от нее дрожь, — согласился Дадли.
— Хватит, — приказала им Сора, а затем повернулась к мальчикам: — Хорошо. Лорд Уильям велел передать для меня сообщение. Кому именно?
— Мне! — яростно завопил Клэр.
— Я старше! — пожаловался Кимбалл.
— И способен нести большую ответственность, — согласилась Сора. — Поэтому мы должны научить Клэра быть таким же ответственным, и вот как мы это сделаем.
Кимбалл ничего не сказал, и Сора откинула назад его волосы.
— Разве не так?
— Да, миледи.
— Это говорит настоящий рыцарь, — похвалила Сора. — Итак, Клэр, что за сообщение?
— Лорд Уильям посчитал, что вам следует быть наготове, — сказал мальчик. — Сэр Чарльз со своей свитой прибыл во двор замка, а вдалеке кто-то еще поднимает пыль. Гости прибывают рано.
— О Боже, — опустилась на скамью Сора. — На три дня раньше. Слава Богу, что я загодя приготовила так много всего. Но холодный обед на столе ничем не ис правишь, и постели не готовы.
Мысль, мелькнувшая в голове, заставила Сору содрогнуться. По мере того, как гости стекались в замок, опасность подкрадывалась все ближе. Кто же теперь оградит от нее Уильяма?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свеча в окне - Додд Кристина



чудесный интересный удивительный роман о любви слепой девушки и рыцаря который тоже пострадал в бою и был слеп некоторое время зрение помогла вернуть ему Сора - главная героиня и смогла растопить его сердце о красивой любви о нелегкой дороге к ней этот роман
Свеча в окне - Додд Кристинанаталия
15.06.2012, 19.27





супер. читайте. получите наслаждение. rn rn 31.01.2013. 17.15.
Свеча в окне - Додд Кристинаирина
31.01.2013, 17.54





роман на любителя... для меня он слишком предсказуем и скучен... не смогла дочитать до конца... а сцена где она заставляет его принять ванну... я понимаю средние века темные люди но роман про мужчину который мылся год назад ... ну помоет она его один раз а потом что любовь к чистоте проснется?! на 4
Свеча в окне - Додд Кристинататьяна
31.01.2013, 19.23





Вначале очень нравились и герои и сюжет, потом стал хромать стиль, появились ляпы, стало скучно, события легко предсказывались, герои начали вести странные диалоги. К концу уже не было сил читать: 4/10.
Свеча в окне - Додд Кристинаязвочка
2.02.2013, 15.32





Очень хороший роман. 10 из 10. Прочитала - как глотнула свежую водицу... СОВЕТУЮ! ЧИТАЙТЕ! РОМАНТИКА - ЭТО СУПЕР! ОТДОХНИТЕ ДУШЕЙ!
Свеча в окне - Додд КристинаДжули
4.02.2013, 20.32





скучный и неинтересный роман.не стоит зря тратить время на его прочтение.
Свеча в окне - Додд Кристинамарина
4.02.2013, 21.58





Начало супер, последние несколько глав еле одолела.
Свеча в окне - Додд КристинаImvo
9.02.2013, 18.23





Кому не нравится пусть не читает. Мне очень понравился роман. Любовь это чудо и не всем оно дано.
Свеча в окне - Додд КристинаНатали
15.11.2013, 23.14





Роман мне очень понравился.Сюжет оригинальный.Слепая гг; ее восприятие мира,сильный характер-достойно восхищения.Читать10б
Свеча в окне - Додд КристинаЛеля
17.11.2013, 20.38





Мне понравился роман. Может кто-то говорит, что он предсказуемый, но все равно интересный. ГГ-ня чистый и светлый человек не озлобленная не смотря на свой недуг. Прочитав книгу понимаешь, что зрение не всегда делает человека зрячим. Рекомендую к прочтению!
Свеча в окне - Додд КристинаЛюда
19.01.2014, 21.33





Самое страшное а этом романе, это перевод.Весь роман испортил! И в конце эти маты... идея хорошая, но ели дочитала
Свеча в окне - Додд КристинаZhenja
20.01.2014, 23.05





Редко такой бред читаешь. Слепая температура в 12 веке. Диалоги как в 20 веке. Психологические проблемы, которых тогда не испытывали в силу постоянной борьбы за выживание. Короче, читать в состоянии полного творения. Перевод удачен. 3 просто за бумагомарательство.
Свеча в окне - Додд КристинаКирочка
20.03.2016, 7.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100