Читать онлайн Свеча в окне, автора - Додд Кристина, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свеча в окне - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.74 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свеча в окне - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свеча в окне - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Свеча в окне

Читать онлайн

Аннотация

Действие романа К. Додд “Свеча в окне” разворачивается в средневековой Англии, где звенят рыцарские мечи, высятся неприступные крепости и правят законы рыцарской чести.
Страстная любовь мужественного воина, лорда Уильяма, к прекрасной слепой девушке Соре преодолевает коварство и жестокость врагов, проходит тяжелые испытания и побеждает.


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Вы желаете ее?
— Что? — Лорд Питер повернул седую голову к хозяину замка, удивившись вопросу и вздрогнув оттого, что его раздумья внезапно были прерваны.
— Я спрашиваю, желаете ли вы ее. Вы все время на нее смотрите. — Теобальд вытер нос рукой, в которой держал нож.
— Эту девушку? Ту, которая сидит в конце стола? — Лорд Питер действовал осторожно, не уверенный в своем собеседнике, не уверенный в том, что отблеск враждебности у того в глазах ему не почудился. — Она очень мила.
— Мила? — фыркнул Теобальд, сжимая нож одной рукой и поднимая кубок другой. — Да посмотрите на нее. Губы ее так щедры, алы и гладки. Волосы ее, длинные и черные, падают на спину. Они выглядят великолепно, оттеняя ее кожу. Забери ее чума, о таком теле, как у Соры, поэты слагают баллады. Ноги ее растут аж из задницы. А задница тоже весьма прелестна. Тончайшая талия и эти… — Теобальд сделал жест обеими руками, расплескал эль себе на колени и разразился бранью.
Почувствовав отвращение от перечисления ее прелестей, а также от мысли о том, как руки этого неотесанного мужлана касаются девушки, лорд Питер холодно извинился:
— Простите, я не знал, что она ваша наложница.
— Наложница! — Теобальд возмущенно захохотал, бросив в сторону девушки ненавидящий взгляд. — Я бы не позволил ей оказаться в моей постели и не пустил бы ее в вашу. Она ни на что не годится, разве вы этого не видите? Она слепа, слепа, как крот, которому трижды обмотали голову. Это дочь моей первой жены и Элвина Роджета. Мне даже никак не удается сбыть ее замуж. Это камень, висящий у меня на шее, абсолютно бесполезный! Бесполезный? Лорд Питер усомнился в этом. Что привлекло его внимание, так это то, как она, не сходя с места, управлялась с подачей ужина. Она являла собой центр происходившего в большом зале движения. Холопы разговаривали с ней почтительно, кланялись и выполняли ее распоряжения. Она что-то сказала своей горничной, и та поспешила на кухню. Служанка возвратилась, пошептала Соре на ухо, и девушка поднялась со скамьи. Лорд Питер наблюдал очень внимательно, ожидая, что она споткнется, но Сора двигалась грациозно. Она чуть коснулась арки, разделявшей зал, и скрылась на лестнице.
— Меня заинтересовала ее служанка, — сказал лорд Питер Теобальду, так и не отрывая глаз от того места, где Сора скрылась из виду. — Как ее имя?
— Служанка Соры? — воскликнул Теобальд. — У вас прекрасная душа. Мы можем найти вам кое-что получше, чем старушка Мод.
Лорд Питер снова повернул голову к хозяину замка и слегка улыбнулся.
— Я предпочитаю, когда мясо хорошо прожарено.
— Да, это перебивает затхлый запах, не правда ли? Теобальд улыбнулся своей юной жене, съежившейся рядом с ним, а лорд Питер почувствовал жалость к молодой женщине, которой придется этой ночью разделить ложе со своим господином.


— Мод?
Лорд Питер вышел из алькова и посмотрел на женщину, которую привел его оруженосец. Седые косы свисали ей на спину, на круглом лице были морщины, свойственные пожилому возрасту, стояла она прямо. Припомнив, как служанка возвышалась над слепой девушкой, он понял, что нашел именно ту, которую искал. Лорд махнул рукой оруженосцу, отпуская его.
— Ты Мод? Ты женщина, которая служит Соре Роджет?
Ясные голубые глаза окинули его, выискивая в покрое его одежды и осанке подтверждение высокого положения.
— Я Мод. Сора — моя госпожа. Я служила ее матери и буду служить ей до последнего вздоха, и если этот негодяй Теобальд предложил ее вам…
— Нет! — взревел лорд Питер, взбешенный ее пред положением. — Нет. Она настолько юная, что годится мне во внучки.
Мод с недоумением посмотрела на него, удивленная этой вспышкой гнева, а лорд Питер объяснил, сконфуженно пожав плечами:
— Моя госпожа положила бы меня на блюдо и раз резала на части.
— Достойная женщина, — заметила Мод. — Уйдемте отсюда, следуйте за мной. Мы слишком бросаемся в глаза в этом продуваемом сквозняком зале. Зачем вам потребовалась моя госпожа?
Лорд Питер двинулся за служанкой.
— Я хочу поговорить с ней.
— О чем?
— Это касается только меня и твоей госпожи. — Мод посмотрела на него с подозрением, и он продолжил. — Думаю, я не смогу причинить ей вреда, если ты будешь на страже. Или же твоя госпожа настолько робкая, что ей требуется щит?
— Робкая? Господи, нет, только не Сора. У нее львиное сердце.
— Хорошо. Если бы она не была храбра, то какая мне от нее польза? Кажется, она заправляет здесь всем?
— О да. Кажется, она.
Мод шла рядом с ним, взгляд ее был устремлен вперед.
Дальнейших разъяснений не последовало, но лорд Питер настаивал.
— Так, она ли?
— Как вам известно, Лорд Теобальд женился на юной леди Бланш, и она хозяйка в замке.
Лорд Питер, удивленный осторожностью ответа, внимательно посмотрел на служанку.
— Мне дела нет до леди Бланш! Я не родственник леди Бланш. Меня интересует только Сора Роджет. Говори, она заправляет всем?
Мод остановилась, посмотрела на его честное, раздраженное лицо. Толкнув рукой находившуюся рядом дверь, она предложила:
— Почему бы вам не спросить об этом ее саму?
Лорд Питер вошел в комнату. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, сколь ценят Сору в ее семье. В крохотной комнатушке нашлось место лишь для соломенного тюфяка и обитого железом деревянного сундука. И все же от горевшего в очаге небольшого пламени в комнате совсем не было дыма — это говорило о чистоте дымохода.
Сора сидела в единственном в комнате кресле. До самого подбородка она завернулась в грубое шерстяное одеяло. Ноги ее не касались холодного пола, а покоились на низком табурете. Голова была покрыта тонким полотняным чепчиком, завязанным под подбородком. Головной убор был потертым и давно уже не белым; казалось, он был мал для ее небольшой головки, словно она носила его с самого детства и так и не нашла ему замены.
Ее лицо! Боже правый, то, что с расстояния казалось великолепным портретом мадонны, на деле являло работу несколько более приближенного к земле художника. Она была красива земной красотой, такой, которая заставляет мужчин страстно желать близости с ней. Ее белая, лишенная изъянов кожа ясно светилась, высокие, необычно приподнятые скулы свидетельствовали о нормандских предках. Тонкий и прямой, ее нос чуть дрогнул, уловив его запах. Губы ее потрескались от холода, так же, как и у него, так же, как и у всех. Но, в отличие от остальных, ее губы образовывали щедрые, соблазнительные уста. Черные ресницы, веером опускавшиеся к щекам, подчеркивали огромные глаза цвета фиалок, обращенные на него столь вопросительно.
Неудивительно было, что Теобальд брюзжал по ее поводу, неудивительно было и то, что он смотрел на нее с вожделением и ненавистью. Девушка жила у него под рукой, но он не мог прикоснуться к ней, а не желать ее было бы выше душевных сил любого мужчины. До тех пор, пока какой-нибудь из них не отметит ее своим клеймом как принадлежащую ему собственность, Сора будет оставаться яблоком раздора, где бы она ни находилась.
Если бы только Уильям… Лорд Питер отбросил эти мысли, громко вздохнув.
— Достаточно насмотрелись? — с суровыми нотками в голосе спросила стоявшая рядом с ним женщина.
К своему удивлению, лорд Питер осознал, что обе женщины молча дожидались, пока он оценивающе осматривал комнату и ее хозяйку.
— Вы всегда так терпеливы? — осведомился он у Мод с улыбкой и двинулся к сундуку, чтобы сесть на него.
Жестом Сора остановила его.
— Минутку, — промолвила она, потянулась к вместительному мешку у своих ног и извлекла оттуда подушечку. — Скошенность крышки делает сундук не очень удобным местом для сидения, — сказала девушка, вручая из дававшую запах гвоздики подушку лорду Питеру.
— Благодарю вас, моя госпожа.
Лорд Питер разложил подушку на сундуке и уселся, пораженный тем, что она столь точно определила его местонахождение.
— Я привела к вам Лорда Питера Берка, сэра Берка, моя госпожа. Он желал поговорить с вами.
— Лорд Питер! — Сора взволнованно встала, ей было известно о его богатстве и влиятельности. — Почему же ты сразу не сказала об этом, Мод? Он мог бы сесть в мое кресло.
Положив руку Соре на плечо, лорд Питер усадил ее назад.
— Уверяю вас, мне здесь вполне удобно, и я более привычен к холоду, чем столь прелестное создание, как вы.
— Он большой и сильный мужчина, — сухо добавила Мод. — Уверена, ему приходилось бывать и в более суровых условиях.
— Мод, ты неисправима, — пожурила служанку Сора, но лорд Питер согласился с пожилой женщиной.
— Мне действительно приходилось бывать и в более суровых условиях. Даже сегодня, когда снежная буря заставила меня воспользоваться гостеприимством замка Пертрейд. Уверяю вас, леди Сора, на мне сухая и теплая одежда и, как справедливо заметила ваша горничная, я большой и сильный мужчина.
Лорд Питер повернулся лицом к Мод и улыбнулся ей с таким очарованием, что пожилая женщина от удивления отступила на шаг.
— Тогда чем же я обязана такой чести, милорд? — Сора снова завернулась в одеяло.
— Мне нужно кое-что узнать. Вы можете мне помочь. В голосе его звучали печаль и тревога, и, поскольку он после этих слов замолчал, Сора промолвила:
— Буду рада рассказать вам все, что знаю, милорд.
— Вы, кажется… — лорд Питер замялся, не зная, как продолжить свой вопрос. Взглянув на Мод, он заметил, что в глазах служанки блеснул веселый огонек ожидания. — Кажется, вы распоряжались подачей ужина, когда сидели на своем месте в конце стола. Не так ли?
На лицо Соры набежала легкая тень.
— Как вам известно, мой отчим взял в жены леди Бланш, и она…
— Нет! — резко и нетерпеливо прервал ее лорд Питер. — Вы не поняли. Мне нет никакого дела, шевельнула ли леди Бланш хотя бы пальцем или нет. Меня интересуете вы. Вы! Вы слепы?
Сора подняла палец и прикоснулась к уху, словно она не поверила в то, что вопрос этот прозвучал, а лорд Питер запустил пальцы в свои редеющие волосы.
— Мне не хотелось, чтобы это прозвучало так резко. По правде говоря, я и приехал сюда в расчете на встречу с вами, поскольку Реймонд Авраше поведал»мне то, что он слышал о вас. Я знаю, что вы слепы. Но вы так хорошо со всем управлялись, что это показалось мне чуть ли не розыгрышем.
— Вы бы не говорили так, если бы вам приходилось видеть ее в те моменты, когда она падала через скамью или натыкалась на дверь, — жестко сказала Мод.
— Или в те моменты, когда Мод колотила какого-нибудь дурня за то, что он позабыл задвинуть за собой скамейку, — добавила Сора, звонко рассмеявшись.
— Вы были слепы всю жизнь? — спросил лорд Питер с тревогой в голосе.
Сора одарила его легкой улыбкой и ответила:
— Еще нет.
Лорд Питер резко повернул голову. Потом, поняв иронию ее слов, он вздохнул.
— Вы так замечательно управляетесь со всем, несмотря на отсутствие зрения. — Почти с отчаянием в голосе он добавил: — Вы так молоды. Вы грациозно двигаетесь, вы едите без посторонней помощи, вы опрятно одеваетесь. Это ведь вы управляете хозяйством здесь? — Мод кивнула ему. — Или ваша горничная делает все это за вас?
Мод нахмурилась, а на лице Соры появилась приятная улыбка.
— Нет, лорд Питер, мод — моя крепкая правая рука и мои глаза, но справляюсь я со всем сама. Моя мать приучила меня заботиться о себе самой, о слугах, о семье, о доме.
— Каким образом?
— Милорд?
— Как ей удалось научить вас всему этому? Она тоже была слепой? Она советовалась с кем-нибудь, училась у кого-либо? Откуда она знала, что нужно было делать? — Голос его дрожал, в нем слышалась какая-то личная боль.
Взволнованная, Сора услышала эти нотки его боли, но не могла понять, чем они вызваны.
— Моя мать была осторожной дамой, и если она когда-либо и беспокоилась обо мне, я этого не замечала. Я делала то, что она мне говорила, потому что я и не знала, что я этого не могу. И если бы я хоть раз поддалась отчаянию, она бы наказала меня за это.
— Как можно наказать слепого человека? Нанести ему удар, которого он не видит и от которого не способен увернуться? — спросил лорд Питер. Вопрос его был полон горечи.
— Вы говорите не обо мне, сэр. Кто-то из тех, кто дорог вам, потерял зрение?
— Кто-то из тех, кто дорог. Да. Мой сын, мой единственный сын. Самый здоровый и крепкий мужчина из тех, кто ходил по земле, теперь не может ходить по этой земле без того, чтобы не споткнуться, издав проклятия, чтобы не упасть, не наткнуться на что-нибудь. — Он закрыл голову руками. — Он нуждается в помощи, миледи, в помощи, а я не могу ничем помочь ему.
В комнате воцарилась тишина, ее нарушало только потрескивание пламени в очаге, а доблестный воин тем временем пытался успокоить свои чувства. Сора положила руку ему на локоть и, когда он поднял голову, протянула сэру Питеру чашу с сидром, согретым на огне. Мод стояла рядом с ней и ободряюще улыбалась.
— Расскажите мне о нем, — попросила Сора.
— С тех пор как Стефан Блуасский предъявил королеве Матильде свои права на трон, пошли сплошные несчастья, сплошные несчастья. — Он потер живот, вспоминая о тех временах. — Мы с Уильямом балансировали на острие меча, пытаясь не нарушить своей клятвы, сохранить свои владения и свою честь. Мы беспрестанно подавляли какие-то бунты арендаторов или просто горячих голов, когда какому-нибудь из баронов приходило на ум, что он владеет акром земли, до этого не принадлежавшей ему.
— И вашему сыну пришлось сражаться во всех этих бесконечных битвах за корону?
— Нет, нет. Матильда удалилась в Руан. Да и зачем ей было воевать со Стефаном, когда его собственные бароны так здорово справлялись с разрушением Англии своими бесчисленными мелкими стычками? — с горечью в голосе промолвил лорд Питер. — Она сидела за Ла — Маншем, наблюдала и выжидала. Час ее мести приближался. Она готовила к битве сына.
— Он ведь уже пытался захватить Англию, — заметила Сора.
Лорд Питер был удивлен.
— Значит, вы следите за великими деяниями наших суверенов?
Она опустила голову, как и приличествовало скромной девушке, но голос ее прозвучал твердо:
— Я владею землями, через которые маршируют армии. Своим слабым женским разумом я стремлюсь понять то, что ему доступно. Но мы здесь живем на краю света, и мне приходится слышать об очень немногом, и то с опозданием на два года.
Лорд Питер почувствовал, что за ее словами скрывается острый интерес к происшедшему, и попытался все разъяснить.
— В последний раз это случилось, когда Генриху было только четырнадцать, но говорят, из него вырос могущественный правитель. Он доставлял много бед Стефану из своих владений в Нормандии, а кое-кто говорит, что он уже высаживался с войском и в Англии. — Внимательно глядя на девушку, он добавил: — Генриха сделали герцогом Нормандским, после того как король Шотландии посвятил его в рыцари.
Улыбка, осветившая лицо Соры, была для него словно награда.
— Король Шотландии — его дядя, не правда ли? Вспомнив о том, кто она, Сора снова опустила голову и сложила руки, но лорда Питера уже невозможно было обмануть. Перед ним проявился острый, пытливый ум, томимый неведением. Он же был человеком, который не позволил бы угаснуть такому разуму в мужской голове и который был в свое время научен собственной женой тому, насколько опасно не обращать внимания на это качество у женщин.
— Да, он приходится Генриху дядей. По-моему, все короли и крупные феодалы Европы ему родственники. По наследству от матери к нему перешло Герцогство Нормандское. От отца он получил провинции Мэн и Анжу. Бог свидетель, этот мальчик уже унаследовал столько земель и столько власти, а он еще добивается трона властителя всей Англии.
— Король Стефан не уступит трон на милость Генриху.
— Нет, но годы прошедших битв состарили Стефана. Человек не может жить вечно, — сказал он, не вполне убежденно и надеясь на обратное.
— Что же будет с нашей бедной Англией? — спросила девушка.
— Я не знаю. — Лорд Питер вздохнул. — Я не знаю. Девятнадцать лет назад все казалось таким простым. Королева Матильда была единственным живым ребенком славного короля Генриха, и он заставил баронов поклясться поддержать ее притязания на трон. Но она женщина, и к тому же надменная женщина.
— Такую пилюлю надменным мужчинам глотать горько, — с юмором откликнулась Сора.
— Вы демонстрируете невероятную проницательность, — ответил он на ее шутку. — Когда умер Генрих — дед нынешнего Генриха, — Стефан заявил права на трон в Лондоне, и Англия провозгласила его своим королем. Это решение казалось идеальным. Он был внуком Вильгельма Завоевателя, так же, как и Матильда. Он был обаятелен, щедр и отважен. Бароны полагали, что Стефан принесет процветание. Очень скоро мы обнаружили, что обаяние, щедрость и отвага не могут заменить не останавливающейся ни перед чем суровости, так необходимой монарху.
— Я даже не могу припомнить времен процветания, — сказала Сора. — Я родилась в тот год, когда умер славный король Генрих.
— Да, целое поколение детей выросло в обстановке раздоров. Законность отсутствовала, и сильные запугивали тех, кого им следовало защищать. Воспоминания об этих прошедших годах леденят мою кровь.
— Мне это понятно. Мои собственные земли, земли, которые оставил мне отец, медленно тают благодаря заботе «добрых соседей».
— А разве лорд Теобальд не выходил туда с войском?
Уголки рта Соры приподнялись в усмешке. Это было так естественно, хотя у других людей она никогда ничего подобного и не видела.
— Слишком холодно, чтобы лорд Теобальд вообще куда-нибудь выходил бы.
— Я понимаю.
— Простите мне, что я вас перебила. Жажда новостей заставила меня забыть о правилах хорошего тона и отвлекла от искреннего интереса к истории вашего сына.
— Не надо извиняться. Разговор о процветании страны дал мне время, чтобы успокоиться. Вы видите, я все еще не могу говорить об Уильяме без сердечной боли. Меня просто бесит, что пострадал он ни за что. Ни за что! — Он покрутил головой из стороны в сторону, пытаясь снять возникшее в шее мускульное напряжение. — Мы сражались с соседом, просто незначительное столкновение. Самая наимельчайшая стычка.
— Ваш сын был ранен?
— О Господи, да. Удар пришелся ему в затылок. Свитый из железных колец капюшон оставил кровавые отпечатки на его шее, легкий шлем с забралом был смят. Нам пришлось разрезать шлем. Такой удар убил бы менее мощного мужчину, но не моего Уилла. Два дня он лежал без сознания, и мы боялись за его жизнь, Кимбалл и я. — Лорд Питер передернул плечами. Ему было неловко от непривычного ощущения страха, от неуловимых чувств любви. — Да, он — мой единственный оставшийся в живых сын и отец Кимбалла. И вот он лежал рас простертый, бледный и неподвижный, едва дышавший, словно огромный дуб, сваленный на землю. Однако он проснулся. Он как ни в чем не бывало поднялся и потребовал, чтобы принесли завтрак и зажгли эти проклятые факелы. А в очаге в это время горел огонь, и дневной свет врывался через стрельчатые окна.
Сора задумчиво склонила голову.
— Когда это случилось?
— Два месяца тому назад.
— Он здоров, милорд? — спросила она, исполненная нежности к его горю.
— Здоров как бык. Разумеется, у него болит голова. Но какая польза от его здоровья. Он уже не настолько молод, чтобы можно было легко приспособиться. Ему уже, черт возьми, почти двадцать семь. Он заслужил свой герб и был посвящен в рыцари за храбрость на поле брани, когда ему исполнилось всего пятнадцать лет. Он следил за тем, как управляются земли его матери, все эти проклятые мрачные годы со времени смерти старого короля Генриха. Он громадный мужчина, слава Господу. Ноги его — как стволы деревьев, а плечи бугрятся от мускулов. Он боец и человек действия, но сейчас он даже не выходит из дома. Он стыдится того, что люди увидят его, и боится выглядеть глупо. Но и дома он ничего не делает.
— Потому что боится попасть в глупое положение? — Сора поняла его. Внутри у нее все сжалось, когда она припомнила, как она сама попадала в дурацкое положение, как вокруг звучал беззаботный смех, а ее переполняла боль.
— Именно так. И еще потому, что ему хочется выйти из дома. Он не соглашается принять помощь и не может помочь себе сам. Он просто сидит, погруженный в свои мысли, и пьет.
— Он жалеет себя, — фыркнула Мод.
— Он запутался во всем этом, — кивнула Сора, тронутая прозвучавшей в рассказе лорда Питера неподдельной болью, громким криком, взывающим к помощи. — Только одно может излечить его, милорд, — это резкий и жестокий удар по сидящему.
— Я не могу этого сделать! Я тоже изуродован, искалечен моей любовью к нему, — заикаясь от охватившей его неловкости, проговорил лорд Питер в ответ на движение тел двух женщин, которые сочувственно склонились к нему.
— Я вас не знаю, если не считать того, что предстало перед моими глазами сегодня, но я способен увидеть, леди Сора, что вы добрая женщина, попавшая в дурное положение. Ваш отчим смотрит на вас с вожделением, а он человек слабый.
— Вы поняли это достаточно быстро, — заметила Мод.
— Я воин. Случается, что моя жизнь зависит от оценки людей и обстоятельств. — Он пристально посмотрел на Мод, и Мод взглянула на него и кивнула. — Я могу помочь вам, и то, что я собираюсь предложить, уладит все наши беды. Я восхищен вами. Я восхищен тем, как вы держите себя, как ведете свою жизнь. Я восхищен силой вашего духа. Я бы хотел, чтобы вы поехали со мной и жили у меня.
Ворчанье Мод прервало его речь, и он поднял вверх руку.
— Молчание, старуха. Я не предлагаю ничего постыдного. Просто некоторое время пожить в моем замке. Она могла бы оказать мне помощь с Уильямом, рассказать мне, что я мог бы для него сделать, возможно, она и сама сумеет ему помочь.
— А если ваш Уильям откажется от ее помощи, вы, старый глупец, где тогда окажемся мы? — вспыхнула Мод. — Этот оставшийся внизу гнусный подлец ни за что не позволит нам вернуться.
— Что же хуже? — губы Соры презрительно скривились. — Умереть от голода в дикой глуши или жить под крышей дома Теобальда?
Лорд Питер погладил подбородок. Возражение их было вполне законным. Если Сора оставит этот дом по собственной воле, а Уильям не захочет ее принять, то что же с ней делать? Шуточная мысль пришла ему в голову.
— Я могу взять Мод себе в любовницы и откажусь расставаться с ней.
Мод фыркнула.
— Она всегда выражает свои чувства так надменно? — спросил лорд Питер у Соры, осторожно прикасаясь пальцем к ее руке.
— Всегда. Именно таким образом она сообщает всему свету о своем мнении. — Сора улыбнулась довольной, но задумчивой улыбкой. — Но я надеюсь, вы будете добры к Мод. Она не настолько уж стара и строга, как постаралась внушить вам.
— А я думала, что ваша госпожа положила бы вас на блюдо и разрезала на части, — огрызнулась Мод.
— За связь с молодой женщиной, да. А леди Сора слишком уж молода. Моя супруга нарисовала бы довольно яркую картину — старый козел, вроде меня, с молоденькой девушкой. Но, если бы она была сегодня жива, храни Господь ее душу, она бы одобрила вас, Мод. Поверьте мне, вы с ней одного поля ягоды.
Мод посмотрела на лорда Питера и вдруг осознала, что перед ней воин. Кожа его была опалена солнечными лучами и покрыта шрамами от частых сражений, но сложен этот воин был неплохо. Его редеющие волосы светились здоровьем, а в карих глазах мерцали огоньки. Он сохранил почти все зубы и намеренно их показывал, когда ей улыбался.
— Я вдовец. Сын мой тоже. А его сын еще не женат. Кимбаллу только восемь лет. Хозяйство у нас холостяцкое, и оно в ужасном беспорядке. Возможно, если вы несчастливы здесь, то удастся вас уговорить приехать в Беркский замок в качестве экономки.
— Экономки? — воскликнула Сора.
Лорд Питер с воодушевлением хлопнул себя по колену.
— Да, вот то что нужно! Ведь и я боялся, что Уильям откажется принять вашу помощь. Вы слепы, а он не захочет, чтобы его учил кто-либо, переживающий то же самое, что переживает и он, ему не захочется признаться в своей немощи. Я предлагал это и раньше. К тому же вы слишком молоды и вы женщина.
— Я не смогу скрыть того факта, что я женщина, — сказала Сора, — но нет никакой нужды говорить ему о моем возрасте.
— Не говорить ему? Но я никогда не обманывал его, — ответил лорд Питер с тревогой.
— Но это необходимо!
— Да, — подумав, согласился он. — Это необходимо. Мы не будем ему говорить, что вы можете его всему научить, по крайней мере скажем об этом не сразу. Прежде всего мы дадим вам возможность доказать, какая вы великолепная экономка. Вы сможете устроить уборку этого проклятого замка и навести порядок на кухне. Если мы не скажем ему, что вы слепы, то он этого никогда и не узнает, а откуда ему узнать? А после того как вы проживете у нас некоторое время и он привыкнет к вам, мы уже сможем ему поведать, что вы великолепный учитель слепых, женщина, скажем, сорока лет, у которой было множество учеников, и вы их всему выучили. Он уважает возраст и умение. Черт побери! Мне кажется, это именно то, что нужно!
— А что моя госпожа получит с того, вы, старый дуралей? Целую кучу непростых забот, и все ради человека, которого она никогда и не видела? — промолвила Мод.
Лорд Питер переместился, ему вдруг стало неудобно на покатом сундуке.
— В моем доме доме к женщинам, живущим там, относятся с уважением, их не бьют без всякой на то причины и не сажают под замок за малейший проступок. У лорда Теобальда молодая жена, рано или поздно она созреет для того, чтобы взять все заботы о хозяйстве на себя, хотите вы этого или нет. И лорд Теобальд не очень-то расположен к вам. А умереть от болезни или несчастного случая так легко. Вы хоть задумывались об этом?
Впервые позволив лорду Питеру чуть-чуть увидеть темперамент, до этого скрытый за завесой внешнего спокойствия, Сора с раздражением хлопнула в ладоши.
— Я не настолько идиотка, чтобы совсем не представлять, как на меня подействует падение на крутой каменной лестнице. Но я все-таки знаю, хоть сил у меня и немного, как постоять за себя. К тому же мать научила моих кровных братьев защищать меня, и они неплохо с этим справляются.
Мод посмотрела на Сору, уголки ее губ опустились.
— Да, миледи. Но Джона отдали на воспитание, а Клэру только семь, и большой помощи от него ждать не приходится.
— Ролло… — начала было Сора.
— Ролло — наследник вашего отчима. Он добрый человек и хорошо к вам относится. Но он только что женился и готовится к тому, чтобы стать рыцарем. Он управляет землями вашей матери. Он так поглощен своими делами, что, если с вами что-то случится, пройдет месяц, прежде чем он узнает об этом. Или даже дольше. Он всеми силами избегает Теобальда. Дадли готовит себя к церковному сану. После Клэра остается только Блэйз, но ему всего четыре года. Он привязался к новой мачехе, а уроков вашей дорогой матушки совсем не успел усвоить.
— Говори, к чему ты ведешь эту речь, Мод, — сухо прошептала Сора.
— А разве вам не понятно, миледи? Ваши братья… да вы дразните меня, — обиделась Мод.
— Ты и в самом деле всадила нож еще глубже, моя дорогая. Мы с тобой отказались обсуждать мою неумолимо надвигающуюся кончину не без оснований. Просто у нас не было никакого выбора. Сейчас лорд Питер предлагает мне возможность вырваться из этого жалкого положения, и я, не раздумывая, хочу ухватиться за его предложение обеими руками. Ты знаешь, сколь долго уже продолжается мое выходящее за все границы существование в этом маленьком замке? Одно время года сменяется другим, а я чахну здесь, расплачиваясь доходами с моих земель за привилегию вести хозяйство этого спившегося человека. И все же я сомневаюсь, сможешь ли ты убедить моего отчима.
— Да, — согласилась Мод. — Теобальд не позволит ей уйти, просто по своей злобе.
— Позвольте мне поговорить с вашим отчимом. — Лорд Питер улыбнулся от предвкушения беседы. — Я человек богатый и могущественный. Так или иначе, он примет во внимание мои слова. Если он не сможет понять, что пребывание в моем замке его родственницы укрепит и его влияние, тогда, возможно, угроза попасть к лету в осаду заставит его быть разумней.
Мод громко рассмеялась.
— Это научит нашего жалкого грубияна разуму.
— Жаль, что я этого не услышу, — сказала Сора. — Ну хорошо, если вы сможете убедить Теобальда и если рассудительная и осторожная Мод полагает, что мне надо ехать, тогда я согласна.
Мод откликнулась, блеснув юмором:
— Ах, миледи, я и не подумаю бежать сломя голову за этим достопочтенным господином, если у него не будет хороших рекомендаций. Я справлюсь о репутации лорда Питера у его слуг.
Сора потянулась, положила руку на плечо Мод, потом спустила руку к ее ладони. Лорд Питер видел, с каким изяществом она взяла скрюченные пальцы старой горничной и нежно поцеловала их.
Именно этого он желал и для своего сына. Легкости движений, способности оценить свои возможности и действовать сообразно им. Она должна поехать. Ей придется это сделать. Уильям в отчаянии, не убран и растерян. Нужно, чтобы кто-то направлял его, и именно эта достигшая совершенства девушка поведет его за собой. Лорд Питер решил окончательно сломать их оборону.
— Я отдам вам покои моей жены — отдельную комнату с огромным очагом. Мы поддерживаем в нем огонь день и ночь. Беркский замок расположен близко к побережью, и у меня есть много мер французской материи, которую мы купили для покойной жены Уильяма, Анны. Можете ими распоряжаться.
— Подкуп совершенно ни к чему, лорд Питер.
— Еще мы хотим взять Олдена, лорд Питер, — решительно вмешалась Мод. — Он слуга леди Соры, а до этого служил ее матери.
— Как пожелаете. — Лорд Питер кивнул своей союзнице. — Отсюда до моего замка три дня езды, а снег глубок. Мне очень хотелось бы купить повозку.
Сора поморщилась.
— Я могу ехать верхом, сэр, если лошадь будут вести на поводу. Уверяю вас, я предпочитаю раскачивание седла тряске повозки на ухабах.
— Я договорюсь и о том, и о другом. Лорд Питер быстро поднялся.
— Обождите! — повелительно произнесла Сора. — Снег ведь глубок.
— Тепло оденьтесь и упакуйте всю свою одежду, леди Сора. Как только буря утихнет, надо будет ехать. Беркский замок — моя главная крепость, она мощнее всех остальных, но тем не менее я тревожусь за Уильяма, одинокого и погруженного во мрак. Он беспомощен настолько, что вам это трудно представить, — все еще наделенный силой и решимостью, но неспособный сделать ни шага вперед.
— Вы хотите, чтобы я пожалела его, милорд?
— Да, пожалейте его. Он всегда был чистым и прямым, от души смеялся и не прятал свой гнев. Теперь же его гнев стал неумолимым и направлен на него же самого, и он больше не смеется. Пожалуйста, леди Сора, — лорд Питер взял ее ладонь своей дрожащей рукой, провел огрубевшими пальцами по ее замерзшей коже, — пожалуйста, поедемте со мной. Я знаю, мой Уильям где-то там, погруженный среди ненависти и отвращения. Мой сын все еще там, я только потерял его. Помогите мне, пожалуйста, найти его.
Потрясенная его мольбой и неожиданной силой его слов, Сора отбросила все сомнения. Вздохнув, она коснулась пальцами своего лба и кивнула.
— Я подумаю и буду собираться. У вас мне не может быть хуже, чем здесь, и, возможно, я смогу помочь вашему сыну. Несомненно, я наведу порядок в вашем доме с помощью моей верной правой руки, Мод. Постарайтесь сделать, что сумеете, милорд. Попытайтесь убедить лорда Теобальда пожелать мне доброго пути и удачи.


— Что это за запах, Мод?
— Я не уверена, миледи, но кое-что подозреваю. — Мод ступила на покрывавший пол камыш и осторожно приподняла его носком. — Гниющий камыш, я полагаю, а что под ним, одному Богу известно.
Зажав нос, Сора откликнулась:
— Ясно, я знаю, что под ним, всемогущему Богу нет нужды сообщать мне об этом. Это парадный зал?
— Если вам угодно его назвать таковым. Гостеприимство не очень-то в чести в замке лорда Питера.
Как бы в подтверждение ее слов, к ним бросились две огромные собаки, приветствуя их воодушевленным лаем. Мод принялась колотить их голыми руками.
— Назад, судари!
Одна собака отскочила, а вторая осталась и принялась обнюхивать юбку Соры, словно это была мясная кость.
— Прочь, пес! — Мод хлопнула в ладоши, но собака глухо и недвусмысленно зарычала, и она отступила.
Сора спокойно протянула руку и позволила собаке обнюхать ее.
— Миледи, эта бродячая тварь откусит вам руку, — запротестовала Мод.
— Ерунда, — отозвалась Сора.
Собака лизнула руку и попыталась подлезть под нее головой. Когда псу сделали одолжение и почесали ему за ушами, он затрепетал от восторга.
Мод невольно рассмеялась.
— Если бы вы только могли его видеть, миледи. Он стоит, а на его морде такое блаженно-глупое выражение.
Щелкнув пальцами, Сора приказала собаке встать у себя за спиной, и та подчинилась с рвением преданного слуги. Положив руку на плечо Мод, Сора спросила:
— А выглядит здесь все так же плохо, как я слышу это?
— Я не стану в такой компании закрывать здесь глаза, чтобы выяснить, как все тут слышится, спасибо. Я думала, Теобальд вскормил злобную свору, но здесь вообще собаки предоставлены сами себе. Мы приехали вовремя, миледи. Они уже берут верх над лордом Питером.
Тяжелый стук шагов за спиной прервал их беседу.
— Не заблудились, леди Сора? — заботливо спросил лорд Питер. — Подойдите к огню. Вы с головы до ног засыпаны снегом и вся дрожите от холода. Надеюсь, до весны больше не будет снежных бурь.
— Не знаю, хватило бы у меня смелости отправиться сюда, милорд, если бы я знала, по каким дорогам придется ехать, — посетовала Сора.
— Ужасные дороги, не правда ли? — согласился он. — С тех пор как наступило безвластие, никто с ними ничего и не делал, а они и прежде были вовсе не безупречны. В повозке было ехать лучше?
Мод с раздражением выразила свое недовольство.
— Ухабы и тряска почти всю дорогу.
— Почти всю дорогу? — переспросил лорд Питер.
— Да, за исключением случаев, когда повозка застревала в снегу и грязи и нам приходилось выходить, чтобы лошади смогли вытянуть ее. Что за сумасшедшая блажь — не обращать ни на что внимания и отправляться в путь в такую непогоду?
— Вам надо благодарить меня за это. — При этих словах Мод замолчала, а он продолжил: — Если бы не буря, на нас бы, непременно напали разбойники. Это еще одна плата за то, что нами правит хаос.
— Лорд Питер, — воскликнула Мод, — вы напугаете мою госпожу.
— Черт возьми, вы правы. Я не хочу, чтобы она убежала сейчас, когда только все окинула взглядом, то есть ощутила аромат того развала, в который я привез ее. Замок выглядит еще хуже, чем когда я уезжал.
Лорд Питер взял Сору под локоть, но она мягко высвободила руку.
— Пожалуйста, позвольте мне держаться за вас, — попросила она, положив ладонь на сгиб его руки. — Так будет лучше.
— Дед!
Крик эхом разнесся в задымленном зале. Высокий мальчик быстро шел к ним по камышу, на лице его было волнение.
— Дед, наконец ты вернулся! Мы уже беспокоились.
— Кимбалл, ведь ты не мог тревожиться за такого бывалого воина, как я? — Лорд Питер нагнулся, чтобы обнять улыбающегося внука. — Меня же не было всего три недели. А ты вырос, с тех пор как я уехал.
— Ты так говоришь всякий раз, когда возвращаешься откуда-нибудь. Я не могу все время расти. Но у меня выпал еще один зуб, видишь? — Кимбалл скривил губы, чтобы показать деду щель в зубах, а потом понизил голос: — Я не волновался, не очень. Но когда пошел снег, заволновался отец. Он сказал, что от холода у него болят суставы и что ему надо будет объехать земли, если ты долго не вернешься… — Бросив взгляд на незнакомых дам, он неловко закончил. — Ну, ты знаешь.
— Я знаю. Спасибо, что присмотрел за отцом. — Лорд Питер бережно положил руку на плечо Кимбалла.
— Рад помочь, сэр, но кто это? — Кимбалл указал пальцем на семилетнего мальчика, устало входившего в зал. За спиной у мальчика шел его слуга.
Лорд Питер повернулся и посмотрел на жалкую группу прибывших из замка Пертрейд. Они сгрудились все вместе и не желали приближаться к огню, пока, их не пригласят соответствующим образом.
— Боже правый, леди Сора, простите меня. Примите мою руку. — Он снова предложил свой локоть. — Позвольте мне проводить вас к очагу. Кимбалл, это леди Сора. Она приехала к нам и будет у нас экономкой. Она приходится кузиной твоей бабушке. А этот мальчик — Клэр. Он кровный брат леди Соры. Я взял его на обучение. Ты проводишь его к огню, Кимбалл?
— Разумеется, сэр. Для меня большая честь познакомиться с вами, леди Сора. Надеюсь, вам будет приятно в нашем доме.
Кимбалл послушно отступил назад к Клэру, и Сора услышала, как он говорит ее брату:
— Огромное спасибо, что приехал. Мой дед отлично обучает, и у меня всегда были товарищи для сражений. Но с тех пор как случилась беда с отцом, все мои друзья уехали. — Лицо мальчика отобразило его печаль. — Ты спас меня от этой скуки.
— Ваш внук так же галантен, как и его дедушка, — заметила Сора.
— Надеюсь, это комплимент. — Лорд Питер засмеялся, и Сора подхватила его смех.
— Именно это я и имела в виду.
— Как прелестно, — протараторила у них за спиной Мод. — Лорд Питер так мил, если не принимать во внимание его склонность к подкупу и шантажу.
— Кресло, леди Сора, — предложил он.
Сора прикоснулась к спинке и опустилась в кресло, но прежде чем она уселась, у ног ее улеглась собака.
— Була! Назад! — скомандовал лорд Питер. Собака фыркнула в ответ и осталась лежать у ног девушки, удобно развалившись.
— Эта собака, леди Сора, считается охотничьей, — с раздражением в голосе сказал лорд Питер. — Бог свидетель, пока она не принесла ни одного зайца, но это не означает, что я хочу, чтобы она превратилась в комнатную собачку. И вам не следует поощрять такое ее поведение.
— Просто ее так любят животные, — проворчала, Мод, и он повернулся к горничной, чтобы снова начать пререкаться с ней.
— Мои посулы могут быть очень приятными.
— Все, что мы слышали до сих пор, — это только слова, — отозвалась она. — Вы обещали для миледи отдельную комнату с очагом, и лучше уж разжечь в нем огонь сейчас, чтобы ночью было хоть какое-то тепло.
— Хоиса! — Выкрик лорда Питера заставил Сору поморщиться. — Где эта распроклятая Хоиса?
— Наверное, внизу, на конюшне, делает там в соломе одного из своих бесконечных ублюдков.
Голос, прозвучавший по другую сторону от очага, встревожил Сору. Он был глубоким и мягким, как заморская ткань. Такие мужские голоса доставляли ей удовольствие. И все же кое-что внушало ей в нем отвращение: язвительность, и страдание, и ярость.
— Нет. — Лорд Питер чуть усмехнулся. — В конюшне слишком холодно. Наверно, она в моей постели, или я не знаю эту шлюху. — Его голос стал серьезным. — Как ты себя чувствуешь, Уильям?
Уильям что-то проворчал. От его неучтивости воцарилась неловкая тишина, которую прервало только вмешательство Мод.
— Если вы сможете приказать некоторым из этих ленивых грубиянов захватить дрова и показать мне дорогу, то я сама разведу огонь и согрею комнату. У моей госпожи ноги уже, должно быть, как лед.
— Мои ноги всегда, как лед, — возразила Сора. Мод не обратила на ее слова никакого внимания.
— И пусть они принесут вещи моей госпожи, она промокла до нитки.
— Промокла до нитки! Подумать только! Это может быть интересным, — снова медленно произнес тот же восхитительный голос. — Если бы я только мог это увидеть.
— Поездка прошла хорошо, Уильям. — Лорд Питер понизил голос, намеренно успокаивая его. — Жаль, что ты не поехал со мной.
— Ехать в повозке, словно старуха? Как бы смеялись надо мной вассалы, — горько произнес этот голос.
— Мервин спрашивал о тебе с величайшим участием. Он приглашал и тебя, когда я поеду следующий раз. И Рауль очень сожалел, что не сможет воспользоваться твоим воинским искусством и ты не поведешь его в бой, когда летом начнутся набеги.
В глубоком голосе прозвучал интерес, и из него исчезла горечь:
— А он уверен, что набеги снова повторятся?
— А почему бы и нет? Они взяли прошлой зимой богатую добычу, повымели весь урожай из амбаров и поглумились над крестьянскими женщинами.
— И некому было остановить их. Я валялся в замке беспомощный, а ты носился со мной, словно курица. Господи, забери все их души в ад! В тот день, когда я доберусь до человека, разбившего мне голову, он встретится с Создателем.
Теперь этот голос нравился Соре больше. В нем уже не было язвительности, а звучала решимость. Пытаясь поддержать его гордый дух, она промолвила:
— А что вы будете делать после этого? Вернетесь домой, усядетесь у очага и будете и дальше заживо гнить?
Наступила тишина. Господи, было так тихо. Она слышала, как он дышал, и больше ни звука. Может быть, все в огромном зале затаили дыхание?
— Мадам, я не знаю, кто вы, и не то чтобы меня это беспокоило.
От его голоса у нее по спине побежали мурашки. Голос был угрожающим, но спокойным, в нем звучала готовность дождаться момента, когда он сможет вырвать ей сердце.
— Очевидно, никто не сказал вам, что я слеп и не способен делать ничего, кроме как сидеть у очага и за живо гнить.
Доверяя своим инстинктам, подсказывавшим ей, что он выглядит неряшливо, а также тому, что лорд Питер защитит ее, Сора искренне заверила Уильяма:
— Мне с самого начала было известно, что вы слепы., Кажется, вы так и не научились есть так, чтобы не проливать соус себе на одежду. Кажется, вы не способны ни расчесать себе волосы, ни вымыться. Мне кажется, все, на что вы способны, так это только пить и заживо гнить.
Зал заполнился шепотом потрясенных слуг.
— Кто вы? — тихое рычание оборвало ее слова.
— Я леди Сора, дальняя родственница вашей матери и ваша новая домоправительница. Ваш отец считает, что дом в хаосе и что я наведу порядок, который устранит его.
К удовлетворению Соры, слуги затихли. Ни звука не доходило от них. Пусть слуги, как и разъяренный зверь, что сидит напротив, будут готовы принять ее вызов.
— Послушайте меня, леди Сора. — Прекрасный голос звучал тихо, но отчетливо. — Забота обо мне не входит в число ваших обязанностей по дому. Пью ли я, гнию или оскорбляю ваш взор, не думайте и пытаться привести меня в порядок. Я счастлив таким, каков я есть.
Задрав свой носик вверх и надменно фыркнув, Сора ответила:
— Я верю, что смогу обратить на пользу все, что будет у меня под рукой. Не сомневаюсь, мы найдем какое-нибудь применение и слепому получеловеку.
Твердая рука подхватила ее под мышки и рывком поставила на ноги. Лорд Питер безмолвно отдал приказ слугам.
— Но мы сможем какое-то время смахивать пыль вокруг вас, — милостиво уступила Сора, отходя в сторону, ведомая рукой лорда Питера. — Как будто вы один из предметов мебели.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Свеча в окне - Додд Кристина



чудесный интересный удивительный роман о любви слепой девушки и рыцаря который тоже пострадал в бою и был слеп некоторое время зрение помогла вернуть ему Сора - главная героиня и смогла растопить его сердце о красивой любви о нелегкой дороге к ней этот роман
Свеча в окне - Додд Кристинанаталия
15.06.2012, 19.27





супер. читайте. получите наслаждение. rn rn 31.01.2013. 17.15.
Свеча в окне - Додд Кристинаирина
31.01.2013, 17.54





роман на любителя... для меня он слишком предсказуем и скучен... не смогла дочитать до конца... а сцена где она заставляет его принять ванну... я понимаю средние века темные люди но роман про мужчину который мылся год назад ... ну помоет она его один раз а потом что любовь к чистоте проснется?! на 4
Свеча в окне - Додд Кристинататьяна
31.01.2013, 19.23





Вначале очень нравились и герои и сюжет, потом стал хромать стиль, появились ляпы, стало скучно, события легко предсказывались, герои начали вести странные диалоги. К концу уже не было сил читать: 4/10.
Свеча в окне - Додд Кристинаязвочка
2.02.2013, 15.32





Очень хороший роман. 10 из 10. Прочитала - как глотнула свежую водицу... СОВЕТУЮ! ЧИТАЙТЕ! РОМАНТИКА - ЭТО СУПЕР! ОТДОХНИТЕ ДУШЕЙ!
Свеча в окне - Додд КристинаДжули
4.02.2013, 20.32





скучный и неинтересный роман.не стоит зря тратить время на его прочтение.
Свеча в окне - Додд Кристинамарина
4.02.2013, 21.58





Начало супер, последние несколько глав еле одолела.
Свеча в окне - Додд КристинаImvo
9.02.2013, 18.23





Кому не нравится пусть не читает. Мне очень понравился роман. Любовь это чудо и не всем оно дано.
Свеча в окне - Додд КристинаНатали
15.11.2013, 23.14





Роман мне очень понравился.Сюжет оригинальный.Слепая гг; ее восприятие мира,сильный характер-достойно восхищения.Читать10б
Свеча в окне - Додд КристинаЛеля
17.11.2013, 20.38





Мне понравился роман. Может кто-то говорит, что он предсказуемый, но все равно интересный. ГГ-ня чистый и светлый человек не озлобленная не смотря на свой недуг. Прочитав книгу понимаешь, что зрение не всегда делает человека зрячим. Рекомендую к прочтению!
Свеча в окне - Додд КристинаЛюда
19.01.2014, 21.33





Самое страшное а этом романе, это перевод.Весь роман испортил! И в конце эти маты... идея хорошая, но ели дочитала
Свеча в окне - Додд КристинаZhenja
20.01.2014, 23.05





Редко такой бред читаешь. Слепая температура в 12 веке. Диалоги как в 20 веке. Психологические проблемы, которых тогда не испытывали в силу постоянной борьбы за выживание. Короче, читать в состоянии полного творения. Перевод удачен. 3 просто за бумагомарательство.
Свеча в окне - Додд КристинаКирочка
20.03.2016, 7.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100