Читать онлайн Роковой бал, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой бал - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой бал - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой бал - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Роковой бал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Месяц спустя, стоя наверху широкой лестницы в доме леди Гудридж, Рэнсом Квинси, маркиз Блэкберн, вытащил из кармана темно-синего жилета серебряный лорнет и поднес его к глазам.
Внизу в ярко-розовом зале для бала текла, огибая колонны, разодетая в пух и прах толпа. Люди свешивались с балконов, переходили из банкетного зала в игровой и обратно. Пустовал лишь танцевальный зал, все ожидали, когда заиграет оркестр.
Его сестра Сьюзен будет в восторге: ей удалось не только с блеском открыть сезон, но и уговорить присутствовать при этом своего невыносимого брата.
По крайней мере, она так думала, и он совсем не хотел ее разочаровывать. У него имелись свои причины уступить прихотям сестры, не имевшие ничего общего с желанием доставить ей удовольствие.
– Блэкберн! – Джеральд Фицджеральд подошел к нему сзади. – Что ты здесь делаешь? Я думал, с этим давно покончено.
– Я тоже так думал, но ошибся. – Не опуская лорнет, Блэкберн взглянул на бывшего командира кавалерии.
Они познакомились в Итоне, куда Фица отправила его овдовевшая мать, которая пожертвовала всем, чтобы обеспечить сыну достойное образование. Рэнсома в Итон отправил отец, считавший обучение в школе обязательным для своего наследника. Несмотря на неравное положение, – или, может, благодаря ему – они быстро подружились. Молодые люди пронесли эту дружбу через смерть отца Рэнсома, через первые легкомысленные годы в свете, через болезнь миссис Фицджеральд.
На Фице, как обычно, был костюм хорошего кроя – сюртук из темно-красного бархата с накладными плечами, расшитый золотом жилет, черные брюки и натертые до блеска туфли, украшенные золотыми кистями. Наряд несколько вычурный, но Фиц умел носить такое. Важнее было другое.
– Ты, кажется, здоров... – деликатно уточнил Рэнсом.
Фиц хлопнул себя по бедру.
– И не скажешь, что я пережил приступ. В твоей части хороший хирург. Спасибо, что одолжил мне его. – На правах друга он опустил лорнет Рэнсома.
Позволяя Фицу эту вольность, Рэнсом повернулся к нему лицом, чтобы тот мог лучше рассмотреть его. В конце концов, это была их первая встреча после битвы под Талаверой десять месяцев назад.
Фиц был высокого роста, почти как Рэнсом, и довольно привлекателен, если учитывать впечатление, которое он производил на проходящих мимо дам. Хотя последний раз Рэнсом видел его в потрепанной палатке, отведенной под госпиталь, бледным от боли. Фицу угрожала ампутация ноги из-за его «чертова героизма», как он сам это называл. Но все обошлось, и Блэкберн рад был видеть своего друга здоровым и крепким. Фиц, по-видимому, испытывал те же чувства.
– Шрапнель почти не оставила шрама, – заметил он.
– Хирург спас мне глаз. – Блэкберн оставался бесстрастным. – Это единственное, что меня волнует.
– Конечно, – Фиц осмотрел зал, совсем как Рэнсом несколько минут назад. – Тьма народу. Не протолкнешься.
– Когда начнутся танцы, толпа разойдется. – Блэкберн вновь поднял лорнет и с той же симпатией, которую испытывал к испанцам и тараканам, внимательно посмотрел на пестрое море людей. – Я, разумеется, не собираюсь танцевать. И это огорчит сестру.
– С каких это пор тебя беспокоит мнение леди Гудридж? «Так говорит человек, у которого нет родной сестры», – подумал Блэкберн.
– Это моя сестра, она старше меня на десять лет. У нее есть свои способы досадить мне.
Фиц лукаво улыбнулся.
– Она кого угодно сведет с ума.
– Но не тебя. Его наличие у тебя особо никогда не наблюдалось. На этот раз Фиц громко рассмеялся, запрокинув голову так, что взметнулись его завитые по моде волосы. Гости с удивлением посмотрели на него.
– Рад, что смог развлечь тебя, – невозмутимо сказал Блэкберн. Но сам он внимательно наблюдал за другом. С Фицем было что-то не так. Лихорадочный блеск в его глазах свидетельствовал о неприятностях или о чем-то похуже.
– К сожалению, я единственный, кто способен развлечь тебя, не так ли? – Фиц хлопнул Блэкберна по плечу. – Как ты объяснишь свое нежелание танцевать?
Блэкберн наклонился ближе.
– Одолжи мне твое ранение в бедро.
– Ни за что, – спокойно ответил Фиц. – Я использую его, чтобы очаровывать дам.
Рэнсом громко рассмеялся.
– Мошенник.
– Это лучше, чем быть угрюмым, – Фиц многозначительно посмотрел на друга.
– Я? – Блэкберн приложил ладонь к груди. – Угрюмый? – Я предпочитаю называть себя консервативным.
Фиц окинул взглядом темный костюм Блэкберна: черные сюртук и брюки, черные туфли, белоснежная рубашка и пышно завязанный галстук.
– Консервативный... Погоди, я слышал, что ты каждый день бываешь в министерстве иностранных дел, – он сердито посмотрел на друга. – Работаешь там.
– Правда? – сухо спросил Рэнсом, забыв, что должен поощрять сплетни. – Кто это говорит?
– Все. Ты был главной темой пересудов, когда носил прошлогоднюю одежду и ездил на лошади в необычное время – рано утром.
Блэкберн играл серебряной цепочкой лорнета.
– На континенте я обнаружил, что существует время и до полудня.
– Есть предположение, что ты играешь в шпиона. Изящная серебряная цепочка хрустнула в пальцах Блэкберна с таким же звуком, который издала бы шея изменника в петле.
– Шпиона?
Фиц наблюдал, как Блэкберн отвязывает цепочку.
– И я им сказал: «Блэкберн – шпион? Чепуха! Он слишком правильный».
– Совершенно верно.
– Слишком знатный.
– Я из рода Квинси.
– Слишком... скучный.
Блэкберн вспомнил взгляд выцветших голубых глаз и дрожащий старческий голос: «Судьба Англии в ваших руках, лорд Блэкберн. Предатель ходит где-то поблизости».
Самым отвратительным тоном, на какой он только был способен, – а Блэкберн умел быть невыносимым – он сказал:
– Если «скучный» означает «следующий правилам хорошего тона», тогда, конечно, я – скучный.
– Не считая сплетен о работе в министерстве иностранных дел.
– Причуда, оставшаяся в прошлом. – Блэкберн положил цепочку в карман жилета. – Или об этом сплетники умалчивают?
– Я слышал, что ты был на приеме у Стокфиша в Сассексе, ездил на охоту с Маклеодом в Шотландии.
«Будьте очень внимательны. Нам известно о де Сент-Аманде, но на самом деле нам нужен тот, кто спланировал всю операцию. Поэтому наблюдайте, как передается информация. Узнайте, как происходит ее утечка из министерства иностранных дел. Найдите того, кто стоит за этим».
Полученные инструкции эхом отдавались в мозгу Блэкберна, и он оглядел зал. Рэнсом старался сосредоточиться, но не мог. Шрапнель испортила не только его безупречную внешность. Он не потерял зрение полностью, но никогда уже не прицелится из ружья, не поохотится на оленей в своем поместье в Шотландии.
Ему уже не скакать по Полуострову, с завидной меткостью стреляя в солдат Наполеона.
Теперь он – скаковая лошадь, на которую надели узду. Ему ничего не остается, кроме как работать на мистера Томаса Смита. Он шпионит для мистера Томаса Смита. Осталась лишь горечь от сознания того, что потомок одной из древнейших семей опустился до такого занятия.
Но он не мог отказаться. Он должен был сдержать слово, данное парню, умершему у него на руках.
– Слева по курсу – мать, высматривающая жениха для дочери, – предупредил Фиц.
Блэкберн поднял глаза и увидел леди Киннард, в девичестве мисс Фейрчайлд. Она была заметна издалека: ее многочисленное потомство неслось за ней, как корабль по водной глади. Она тянула за собой одну из своих миловидных большеглазых и обольстительных дочерей.
– Уходим, – сказал Блэкберн. Фиц помедлил, весело улыбаясь.
– Но почему? Дочь леди Киннард могла бы тебе посодействовать.
Разговор приобретал слишком личный характер.
– В чем?
– В поисках невесты.
Блэкберн толкнул Фица, и этот неисправимый ублюдок сбежал по лестнице, не переставая смеяться. Внизу Фиц ткнул его локтем в бок.
– Я лишь хотел сказать, Блэкберн, что ты являешься предметом еще одного слуха.
– Какого? – зловеще спросил Рэнсом.
– Что ты ловишь не шпионов, а невесту.
– Проклятье! – Блэкберн не ожидал этого.
«Вы не должны производить впечатление человека, который что-то скрывает. Наоборот – чаще бывайте в обществе, привлекайте к себе внимание, как вы делали все эти годы, спровоцируйте еще один скандал. Это послужит пищей для пересудов. А если не хотите скандала, то просто скажите, что подыскиваете жену».
Лицо Фица являло собой комичное сочетание негодования, тревоги и злорадства.
– Только не говори, что это правда, приятель.
Мистер Смит счел нужным пустить этот слух. Блэкберн знал, что остановить его теперь будет невозможно. Фиц по-своему истолковал его молчание.
– Так это правда! Великий Блэкберн наконец-то снизошел до женитьбы?
Лучше уж сплетни, чем еще один скандал. Поэтому Блэкберн согласился.
– Вполне возможно.
– По крайней мере, ты легко покоришь сердце богатой наследницы твоей мечты, – Фиц приправлял свою речь легким акцентом, который достался ему от отца-ирландца. – Но что я говорю? Тебе не нужно еще одно состояние. Ты должен привлечь богатую наследницу, а потом предоставить ее тому, кто в этом нуждается.
– Итак, ты тоже задумал жениться? – усмехнулся Блэкберн. Фиц поймал проходившего мимо лакея, схватил бокал бренди с подноса и залпом осушил его.
– Несчастный! Я думаю брак – это главный шанс в жизни мужчины.
Раньше Фиц клялся, что как бы ни были пусты карманы, он не женится.
– Тебя преследуют кредиторы? – спросил Блэкберн.
– Как всегда, – его тон был слишком ироничным. – Паразиты. – Он поставил стакан обратно. – Итак, мы охотимся за самой нежной и сладкой дичью, – сказал Фиц.
– Это не охота, – отчеканил Блэкберн, – это всего лишь табун кобыл, выставленных напоказ перед жеребцами. Когда жеребец почует подходящую кобылу, он бьет копытом, и хозяин конюшни сводит их, пока дело не будет сделано.
– Цинично, но метко. – Фиц и раньше это слышал. – Но если ты так думаешь, зачем тебе все это?
Другие тоже могли спросить его о внезапном решении жениться. Необходимо было изобрести какое-нибудь разумное объяснение.
– Я был на краю смерти. Мне пришло в голову, что моя сестра права. Жизнь коротка, а имя Квинси – ценно. Мне нужен наследник.
– Имя Квинси. Я мог бы и догадаться. – Фиц засмеялся, потом вдруг стал серьезным. – Да, война всех нас изменила.
Пораженный до глубины души Рэнсом изумленно смотрел на своего друга. Тот выглядел так же, как и раньше, однако... Он стал более сентиментальным.
Но выражение лица молодого человека тотчас же сменилось на радостно-испуганное.
– Черт возьми! Все, что ты делаешь, сразу входит в моду. Значит, в этом году каждый джентльмен задумает жениться. У меня небольшой выбор.
Рэнсом никогда не был так искренен, как сейчас. Он сказал:
– Меня не интересует то, что делают другие.
– Именно поэтому они так прилежно копируют тебя. Ты поступаешь так, как тебе нравится, и не заботишься о мнении окружающих. Как и твоя сестра. – Фиц указал в сторону игрового зала, где сидели мужчины в мягких креслах любимого леди Гудридж розового цвета. Увидев какую-то девушку, он сказал:
– Вот твой тип. Вон та, румяная, с волосами цвета слоновой кости.
Рэнсом страдальчески прикрыл глаза. У него давно не было женщины. Но все эти девочки в розовых и белых платьях оставляли его равнодушным. В них нет страсти, глубины. Они неискушенные, избалованные. Из-за системы воспитания, которая от них ничего не требует, они ни к чему не пригодны, – таким и он был до войны.
Кто-то толкнул Рэнсома локтем, и он открыл глаза.
– Нет.
– Тебе всегда нравились девушки с большой... – Фиц сделал соответствующий жест.
– Нет. – Блэкберн пошел назад, но Фиц догнал его.
– Слушай, я нуждаюсь в твоем покровительстве, чтобы быть в центре благородного общества. Если ты уйдешь, это будет невозможно.
Блэкберн замедлил шаг. Как он мог недооценивать этого веселого и беззаботного ловкача?
– Сьюзен права, когда называет тебя негодяем.
– Но она говорит это любя, не так ли? – самодовольно ответил Фиц.
– Любя, это мягко сказано. Хотя одному Господу известно, почему она к тебе так относится.
– Потому что она одинокая вдова, она ценит общество обаятельных мужчин, каким я и являюсь. Когда мужчина беден, ему необходимо быть милым. А не таким, как эти сердитые лорды, вокруг которых женщины виляют хвостом.
Фиц искоса посмотрел сквозь туман от тысячи свечей.
– Там толпа.
У Блэкберна никогда не хватало терпения на болтовню с глупо улыбающимися дебютантками, преклонение перед их красотой и общение с их опасными родительницами. Но быть среди них, разговаривать с ними стало его долгом.
– Толпа.
Фиц заметил его колебания и решил, что он все-таки сдался.
– Да, толпа с женщиной в центре. С прекрасной женщиной, достойной даже маркиза Блэкберна.
Его проклятый долг... Он пробежал взглядом по этому скоплению людей. Приняв решение, Блэкберн схватил Фица за подбитое ватой плечо пиджака.
– Идем туда.
Фиц осклабился и принялся проталкиваться сквозь толпу. Это прекрасно ему удавалось. Блэкберн следовал за ним по пятам, не замечая приветствий, с тем презрительным выражением, которым славился. Если ему захочется с кем-то побеседовать, он это сделает; нет нужды пытаться привлечь его внимание.
– Ты выше меня, тебе видно новую красотку? – спросил Фиц. Блэкберн изучал двух джентльменов. Оба были одеты лучше, чем позволяли их доходы.
«Он скрывается в обществе, где единственным грехом считается немодный наряд и недостаток денег. А деньги можно прекрасно заработать, шпионя для французов».
–Почему ты строишь глазки мужчинам? – толкнул его Фиц. – Женщины вон там! Женщины, Блэкберн, женщины. Помнишь, что это такое? Гладкие, ароматные, со всеми этими интересными штуками. – Фиц жестикулировал обеими руками, обозначая изгиб бедра или талии. – Обворожительные и коварные создания, которые убегают от опытного охотника.
Слушая восхищенный голос Фица, Блэкберн испытал приступ зависти. Он никогда так не смотрел на женщин. Они всегда доставались ему легко. Как только он понял, что их в первую очередь привлекает богатство, он начал их презирать.
Была ли хоть одна, не похожая на всех? Не пропустил ли он ту особенную, единственную?
Нет, этого не могло быть. Иначе ему пришлось бы признать, что он слепой дурак. Все женщины выглядят одинаково, говорят одинаковыми голосами одни и те же вещи.
– Здесь нет ничего стоящего.
– Ты найдешь истинный бриллиант, если только поищешь. Бриллиант, Блэкберн! – Фиц на минуту остановился. – Посмотри на группу тех слюнтяев, они жмутся друг к дружке и определенно стучат копытами.
– Жеребцы, – напомнил Блэкберн. Фиц не умолкал:
– Пропустите нас! Посторонитесь, ребята. Тебе она не достанется.
Услышав это, мужчины оборачивались, и сопротивление толпы уменьшалось. Так Фиц лихо лавировал между людьми, поддразнивая каждого.
– Саусвик, а твоя жена знает, что ты ошиваешься возле девушек?
– Лорд Мэллери, вы недостаточно остроумны для этого занятия.
Блэкберн приблизился, защищая друга со спины, хотя понимал, что это бесполезно.
– Броквэй, старый паук, ты слишком седой для этой игры. Ни одна женщина со вкусом не заинтересуется... – Люди расступились, и Фиц хладнокровно завершил: – тобой.
Только он выдохнул последнее слово, Блэкберн наступил ему на ногу.
– Извини, старина, но...
– Ваш покорный слуга, мадам. – Фиц завладел вниманием дамы, поклонился, и Блэкберн увидел над его склоненной головой... не бриллиант, а профиль высокой леди, полной достоинства. Модный покрой зеленого платья лишь подчеркивал ее чрезмерный рост. Небольшую грудь покрывала кружевная шаль. Ее руки в белых перчатках упирались в бока, словно у певца, ждущего своей реплики, время для которой никогда не наступит. Свой чепец старой девы она натянула как знак военного отличия. Ее лицо обрамляли темные локоны, а поджатые губы не баловали мужчин улыбкой. Она, несомненно, была старой девой. Дуэнья.
Блэкберн начал поворачиваться назад. Вдруг леди с улыбкой обернулась к девушке, стоявшей позади нее – светловолосой дебютантке с выставленной напоказ грудью. Радостная улыбка, полная гордости, оживила простое лицо женщины, ее прекрасные глаза засияли нефритовым блеском... Он уже видел эти глаза раньше. Блэкберн резко остановился и уставился на нее. Не может быть, чтобы это была она! Должно быть, вымысел его осторожного и подозрительного ума. Он закрыл глаза, потом снова открыл. Черт, это была она! Мисс Джейн Хиггенботем. Скандал собственной персоной, вызванный из глубин его прошлого, чтобы еще раз превратить его жизнь в ад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковой бал - Додд Кристина



читать можно...но ничего особенного не ждите,это слабая попытка на оригинальность.немного раздражало чрезмерное восхищение гг-ни гг-ем:"ОН ПРЕКРАСЕН!ОН БОГ!"чушь какая-то.Эх как хочется прочесть что-то захватывающее,страстное,чтобы аж искры сыпались!))...со словесными перепалками,с юмором,без банальных соплей...что-то вроде "Битва желаний".
Роковой бал - Додд КристинаBriliant
16.10.2012, 2.42





полностью согласна ,чушь,каждая строчка о том какой красавец...
Роковой бал - Додд Кристинавиктория
26.12.2012, 6.23





роман замечательный, конечно ГГ-ня ж слишком идеализирует ГГоя, но всё же здесь присутсвует и юмори романтика и опансть.... светую всем почитать...
Роковой бал - Додд КристинаАнна
30.09.2013, 18.58





Весьма посредственно.
Роковой бал - Додд КристинаНатали
27.10.2014, 22.05





Ггерой для Джейн - муза... класс...
Роковой бал - Додд Кристинаелена:-)
30.08.2015, 13.00





Мне понравилось. Довольно жизненно, чувства героини такие знакомые))) Мужчины слепые идиоты. Но при всем прочитала с удовольствием, и сюжет не избитый. Хороший слог, тоже плюс. Лично я, рекомендую к чтению. Хотя конечно на 10-ку не тянет.
Роковой бал - Додд Кристинаsvet
30.08.2015, 23.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100