Читать онлайн Роковой бал, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой бал - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой бал - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой бал - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Роковой бал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

– Убита? – Блэкберн остановился под раскидистым дубом, не способным, однако, защитить их от дождя. – Не шути так.
– Я не шучу. – Джейн смотрела на него, словно лесная нимфа, оскорбленная хлеставшим на нее дождем и уязвленная недоверием. – Мисс Каннингем – а я уверена, что второй знатной леди с таким именем, убитой в прошлом месяце, быть не может – была ученицей мсье Шассера, и он был совершенно подавлен как ее смертью, так и вызовом в полицию.
– Ах, это. Селма не была убита. Ее мать, женщина довольно истеричная, настояла на расследовании, вот и все. Она сказала, что девушка хорошо знала парк и его окрестности. Она уверяла, что ее дочь не могла нечаянно оступиться. – Несмотря на несогласие с подозрениями миссис Каннингем, его мозг стремительно заработал. – Почему Шассера вызвали в полицию?
– В тот день он давал мисс Каннингем урок, к тому же он француз. Веские причины для обывательского менталитета. – Джейн наверняка прочла на лице его мысли и добавила: – Такого, как ваш.
Безобидный учитель французского, имеющий доступ в лучшие дома, следует за своими учениками в Лондон на время сезона, а потом возвращается в их владения. Непохоже на то, что между ним и сетью французских шпионов существует какая-то связь, но Блэкберн не мог забыть историю с горничной Дэвисов. Девушка похитила поцелуи и государственные тайны у мистера Дэвиса и семейные секреты и драгоценности у миссис Дэвис, после чего удрала на континент и сунула нос в дела английской разведки.
Мисс Каннингем раскрыла, что Шассер шпион, и ее убили, чтобы заставить замолчать?
Потом он вспомнил, что Селма была самой глупой из всех когда-либо встречавшихся ему девушек. Он сухо заметил:
– Если бы Селма даже наткнулась на всю французскую армию, шагающую по пляжу, она бы радостно приветствовала парад. Не могу представить, что смог бы выведать у нее французский шпион, сомневаюсь даже, что она знала о конфликте между нашими странами.
Джейн согласно кивнула, но сомнение все еще занозой сидело в сознании Блэкберна, – он сейчас во всех сомневался, – и он решил, что сообщит о Шассере мистеру Смиту. За Шассером будет установлено наблюдение.
Блэкберн смотрел на Джейн. Она, конечно, не имеет отношения к такой отвратительной вещи, как убийство...
Молния озарила небо, послышался раскат грома, и Блэкберн подумал, что нельзя стоять под высоким деревом, в них может ударить молния.
На сегодня для него достаточно ударов молнии.
Быстро уводя Джейн из-под дуба, он сказал:
– Уверен, что ты права. Ну, давай же. Один хороший пробег, и ты будешь в доме, где мы сможем высушить тебя.
Джейн не хотела идти. Блэкберн видел, что она пыталась отстать и прекрасно понимал ее. Его сестра Сьюзен была прямолинейна в светской беседе. Одному Богу известно, что она выскажет с глазу на глаз.
Но у них не было выбора. Близился вечер, небо было затянуто тучами, поэтому Блэкберн почти силой затащил Джейн на ступеньки и постучал в деревянную дверь. Дворецкий, служивший в поместье Гудридж так давно, что Блэкберну казалось – вечно, открыл дверь и с поклоном провел их в просторную прихожую, имея при этом такой невозмутимый вид, словно промокшие до нитки люди регулярно приходят сюда искать убежища.
– Приветствую вас, милорд. Мы ждали вас и... мисс Хиггенботем?
Джейн кивнула, и Илфорд поклонился ей.
– Ждали нас? – Блэкберн вопросительно сморщил лоб.
– Лорд и леди Тарлин вместе с очаровательной мисс Морант пришли сюда, когда началась гроза.
– Где они сейчас? – Джейн сжала руки. – Мы возвращаемся сегодня в Лондон?
Ее сияющие глаза и надежда разозлили Блэкберна. Протянув Илфорду папку, он приказал:
– Пожалуйста, высуши это и отнеси в спальню мисс Хиггенботем.
Илфорд взял папку и изобразил на лице сочувствие.
– Мне очень жаль, мисс, но их здесь нет. Леди Гудридж убедила всех ехать домой, сказав, что мы позаботимся о вас. – Он передал папку подошедшей служанке. Та побежала с нею наверх; Джейн выглядела такой расстроенной, что Илфорд поспешил успокоить ее.
– Мы позаботимся о вас, мисс, и о вашей... хм... книге. В библиотеке вас ждет чай и сухие полотенца.
Вода громко капала с промокших брюк Блэкберна на мраморный пол. Он заметил это, как и то, что от сквозняка со стороны витой лестницы у Джейн посинели губы. Необходимо как можно быстрее отвести ее в теплое сухое место. Ему нужно исправить плачевное впечатление, произведенное на нее тем, что задумывалось им как захватывающее любовное приключение. Он принялся подталкивать Джейн к открытой освещенной двери.
Вдруг он вспомнил, что было внутри, в нише за дверью.
– Илфорд, эта вещь все еще там?
Илфорд понимал, что его хозяин имеет в виду, и его глаза сочувственно блеснули.
– Да, милорд.
– Есть ли какое-нибудь место, куда мы можем пойти, кроме библиотеки?
– Миледи Гудридж ждет вас там, и, осмелюсь сообщить, она просила, чтобы вы сразу же пришли поздороваться с ней.
Зубы Джейн застучали, она поморщилась.
– Сразу же? Может, мне лучше сначала п-просохнуть?
– Рэнсом? – позвал из библиотеки голос леди Гудридж. – Это ты?
Его сестра и ее нарастающее любопытство не оставляли ему выбора. Блэкберн и сам не знал, зачем откликнулся:
– Да, Сьюзен. – Но он не смирился до конца. Он подвел Джейн к двери в просторную и уютную, заполненную книгами библиотеку, старательно закрывая собой от ее глаз проклятую нишу. Перед камином стояли широкие скамейки и удобные стулья, на одной из скамеек сидела, подобрав под себя ноги, его неповторимая сестра, укрывшись пледом и с книгой на коленях.
Леди Гудридж была здесь одна; поджав губы, она строже, чем обычно, посмотрела на брата. А где же Фиц?
– Идите сюда, – ободряюще сказала Сьюзен. – Не топчитесь там, мисс Хиггенботем, это не поможет вам высохнуть.
– Я не хочу намочить ваш ковер, – возразила Джейн.
Но она уже намочила. Блэкберн поставил ее в самое теплое место, спиной к нише.
– Ерунда. Он быстро высохнет.
Джейн посмотрела на леди Гудридж, словно та говорила на незнакомом ей языке.
– Тот гость плох, который портит дом своей хозяйки.
– В таком случае та хозяйка плоха, которая оставляет гостя замерзать. – Леди Гудридж нетерпеливо махнула рукой. – В самом деле, мисс Хиггенботем, если ковер испортится, я куплю себе новый. У служанок полно полотенец и одеял. Вытирайтесь и немедленно заворачивайтесь в теплое.
Джейн схватила самое большое полотенце из стопки, лежащей на деревянной скамье, и положила его себе под ноги, пока Блэкберн и Сьюзен обменивались сердитыми взглядами. Блэкберн подумал, что это Элизер приучил Джейн к плебейской заботе о вещах, и, взяв еще одно полотенце, завернул ее плечи. Другим он накрыл голову девушки и энергично вытер ее.
Закутанная в сухой хлопок, Джейн проговорила:
– Милорд...
– Рэнсом, – исправил он.
Ее лицо вытянулось, покраснев от смущения.
– Милорд, я не могу вас так называть!
– Ну разумеется. – Блэкберн отбросил одно полотенце и взял другое. – По крайней мере, не в присутствии моей сестры.
Джейн открыла рот, чтобы сказать, что никогда не сможет называть его по имени, а он стоял с полотенцем наготове. Если она возразит, он использует это полотенце таким образом, что уже ни у кого – ни у Илфорда, ни у служанок, ни у леди Гудридж – не останется сомнений в его близком знакомстве с ее телом.
И Джейн знала это. Блэкберн наслаждался такой дилеммой и уже почти торжествовал победу, но вдруг девушка спокойно сказала:
– Милорд, вам тоже нужно обсохнуть.
– Гораздо интереснее сушить тебя, – пробормотал он.
– Что? – спросила его сестра. – Что ты сказал, Рэнсом? Блэкберн поднял полотенце.
– Я признаю, что Джейн, как обычно, права.
Под руководством Илфорда служанка поставила поднос с дымящимся чаем и тремя чашками на столик рядом с леди Гудридж. Другая служанка принесла блюдо с пирожными и поставила его рядом с подносом. По знаку Илфорда девушки сделали реверанс и удалились. Удостоверившись, что хозяйке больше ничего не требуется, дворецкий сказал:
– Для ваших гостей приготовлены спальни, миледи. Могу ли я быть еще чем-нибудь полезен?
– Нет, – сказала леди Гудридж, – спасибо, Илфорд, ты можешь идти.
Когда дверь за ним закрылась, Рэнсом заметил, что Джейн торопливо вытирает образовавшуюся лужу и заворачивается в одеяло. Она, наверное, считает, и совершенно справедливо, что Рэнсом снова накинется на нее с полотенцем, если она не согреется. Джейн была чересчур независима и не заботилась о собственном благополучии.
Леди Гудридж протянула ей чашку чая и пригласительным жестом указала на скамейку напротив огня.
Джейн стояла к нише спиной.
– Садитесь, мисс Хиггенботем.
Джейн расстелила на скамейке полотенце и присела. Леди Гудридж выглядела загадочно.
– Мне весьма любопытно, как вы оказались в таком состоянии.
– Я делала набросок, – вяло объяснила Джейн. – Лорд Блэкберн был против.
Подняв одну бровь, леди Гудридж протянула Блэкберну его чай и сказала:
– Набросок чего? – при этом она выразительно посмотрела на его пах.
– Корабля, – огрызнулся Рэнсом. – Английского корабля, шедшего по морю.
– Никогда не знала, что у тебя настолько обывательский склад ума, Рэнсом. В следующий раз ты сломаешь скрипки придворных музыкантов?
Облокотившись на каминную полку, он маленькими глотками пил горячий чай и смотрел на Джейн. Черт бы ее побрал. Она могла бы нарисовать любой корабль из тех, которые сегодня проплывали мимо. Но она выбрала «Вирджинию Белль», единственный корабль во всей флотилии, который вез секретную депешу в Веллингтон. Это не могло быть простым совпадением, учитывая, кто в этот момент стоял за плечом и указывал, что рисовать.
– Мисс Хиггенботем не хватает жизненного опыта, чтобы понимать, что излишняя детализация некоторых предметов в... живописи... может быть воспринята как измена родине.
Джейн со звоном опустила чашку на блюдце и поставила на столик рядом с собой.
– Я достаточно взрослая, милорд. Сомневаюсь, что среди ваших знакомых найдется леди с таким жизненным опытом, как у меня.
Выпрямившись, он ответил:
– Ты все еще девица...
– Неужели? – удивилась леди Гудридж.
Но Блэкберн не обратил на сестру внимания. Он пристально смотрел на Джейн.
– У тебя нет опыта, который имеет зрелая женщина. Если когда-нибудь ты выйдешь замуж и обретешь опору в лице мужа, то, уверен, ты и тогда будешь совершать такие незрелые поступки, как...
– Как рисование? – Джейн наклонилась вперед. – Ваше непонимание очевидно, милорд. Для меня рисование – это не общепринятое дамское занятие, а проявление моего внутреннего мира.
– Это проявление отчаяния. Ты не можешь с чистой совестью делать то, что делаешь.
Явно смущенная, Сьюзен перебила:
– Ты думаешь, Рэнсом, что можешь судить о таланте мисс Хиггенботем?
– Я сейчас говорю не только об искусстве. – Он помедлил с разоблачением. По какой-то причине ему не хотелось, чтобы его сестра плохо думала о Джейн, так как та прельстилась работой французской шпионки.
– Нет, лорд Блэкберн уверен, что знает все. – Ее ироничный тон сказал ему, что на самом деле она так не думает. – Для него я тот же сырой ком глины, каким была одиннадцать лет назад. Он считает, что без опыта замужества женщина ничего из себя не представляет...
Он звякнул чашкой о блюдце.
– Я этого не говорил.
– Тогда как мужчина взрослеет сам по себе. Если вообще взрослеет. – Глаза Джейн сверкали, когда она повернулась к нему. – Уверяю вас, милорд, я взрослая женщина. Я начала взрослеть после того момента на балу, когда у Мелбы случился припадок. Вы помните это, милорд, или вы были слишком заняты бегством от моей скульптуры?
Он вздрогнул и понял, какое чувство скрывалось в глубине ее души. Злоба. Бешеная черная злоба, которая происходит от одиночества и несбывшихся надежд. Плодом которой, возможно, явилось предательство.
– Целый год я смотрела, как моя сестра умирает, ничем не в силах ей помочь, кроме как держать за руку. У смертного одра я пообещала, что позабочусь об Адорне, и мне пришлось жить в доме скупого торговца, выслушивая постоянные упреки и оскорбления.
– О, моя дорогая, – леди Гудридж похлопала Джейн по руке.
– Нет, не нужно жалеть меня, миледи. Мое горе закалило меня. – Джейн пожала ее руку в ответ с большим теплом, чем предписывали приличия.
В эту минуту Блэкберн понял, сколько Джейн в действительности испытала. Что он может сказать, чтобы заставить ее изменить свое мнение? Джейн не позволит мужчине о ней заботиться. Она считала мужчин злобными, глупыми и не заслуживающими доверия существами.
Совсем как он – в ответ на тайно созданную ею по простоте душевной статую.
Джейн словно прочла его мысли и сказала:
– Даже вы, милорд, способствовали моему взрослению. Все еще облокачиваясь на каминную полку, Блэкберн весь напрягся.
– Благодаря вам у меня никогда не было пустых надежд. Я знала, что ни один мужчина не придет, чтобы спасти меня от моего несчастья, ибо кому нужна падшая женщина?
– Ты не падшая.
– Об этом знаем только мы с вами, милорд. – Она приложила руку к груди. – Но я победила. Я выжила, у меня осталось чувство собственного достоинства, и если мечты мои рассеялись как дым, – что ж, такова женская судьба, не так ли?
Он предпочел бы считать ее слишком сентиментальной. Ему хотелось доказать, себе, что ее напыщенный тон – это всего лишь разочарование старой девы. Но никто, даже он – маркиз Блэкберн – не имел теперь власти над Джейн. Глядя ей в глаза, он мельком увидел ее душу, полную муки и благородного страдания.
И, ей-богу, он почувствовал себя виноватым. Он был виноват.
Тут его сестра, как всегда прозаичная, сказала:
– Мисс Хиггенботем, все это очень интересно. Но как в ваших волосах оказался розовый лепесток?
Джейн провела пальцами по своим волосам и тупо уставилась на мокрый лепесток, упавший ей на колени.
– И, мисс Хиггенботем, поправьте меня, если я ошибаюсь, но мне кажется, что ваш корсаж застегнут неправильно.
Джейн накрылась полотенцем и вдруг приобрела совершенно обессиленный вид, как будто этот день с его событиями – и Блэкберн с его постоянной настойчивостью – полностью истощили ее.
Рэнсому захотелось подойти к ней и пообещать, что он никогда больше не причинит ей боли и другим не даст в обиду. Ему хотелось защитить Джейн от падения в грех предательства и в то же время хорошенько отругать за участие в таких преступных действиях.
В общем, рядом с Джейн его раздирали влечение и долг перед страной. Он очень хорошо знал, что она увидит, выходя из библиотеки, но сейчас в нем говорили инстинкты.
– Ей нужен ужин и теплая постель. Где приготовленная для нее комната, Сьюзен?
– Меня не нужно укладывать в постель, как ребенка. Или создавать проблему из моего ужина. – Выпрямив спину, Джейн стала воплощением почтеннейшей дуэньи и учтивой гостьи. – Я могу поужинать с леди Гудридж.
Он ненавидел, когда она так походила на старую деву.
– Нет, не можешь.
– Или если вам будет угодно, я могу поужинать со слугами. Он показал на нее пальцем.
– Джейн, мне ведь может все это и надоесть. На ее лице был написан протест.
Леди Гудридж пришла им на помощь. Своим самым низким голосом – Блэкберн подумал, что ей так легко это дается, ибо так естественно для женщины с ее весом – она сказала:
– По правде говоря, мисс Хиггенботем, вы меня обители, решив, что мой снобизм позволит мне заставить леди вашего происхождения ужинать на кухне.
– Нет, о нет! – с искренним раскаяньем Джейн положила руку на плечо Сьюзен. – У меня и в мыслях не было обижать вас.
– Разумеется, не было, но я считаю, нужно думать, прежде чем говорить. – Леди Гудридж поднялась, и Джейн встала вслед за ней. – Одна из служанок проведет вас в вашу комнату, а Ил-форд позаботится о том, чтобы туда доставили ужин. А вы позаботитесь о том, чтобы он был съеден. Для вас найдется ночной убор, а я лично прослежу за тем, чтобы вас никто не тревожил, – леди Гудридж со значением посмотрела на Блэкберна.
Одиннадцать лет назад сестра говорила ему, что он будет жалеть, что не поступил так, как должен был поступить, и не женился на мисс Джейн Хиггенботем. Сейчас последствиями его некорректного поведения были горечь, разбитое сердце и предательство.
Блэкберну было очень неприятно признавать, что Сьюзен была права.
– Утром, – продолжала леди Гудридж, – Рэнсом отвезет вас обратно к Тарлинам, а я увижу вас у себя на чае на следующей неделе.
Джейн была раздавлена ее самомнением.
– Да, миледи.
Они направились к выходу, и Блэкберн плелся за Джейн, с ужасом ожидая момента, когда девушка наконец увидит ее.
Статую.
Окруженная книжными полками, она стояла под небольшим сводом, как и все произведения искусства в библиотеке леди Гудридж. Джейн даже не представляла себе, как сильно она будет смущена. Но она не могла не смутиться, так как, подобно свету рампы, треклятая вереница свечей окружала пьедестал, на котором возвышался этот проклятый источник страданий юного Блэкберна.
Джейн резко остановилась и замерла с одной ногой в воздухе и закостеневшей спиной. Она смотрела.
Блэкберн отвернулся. В последний раз он видел эту чертову вещь одиннадцать лет назад, на том скандальном балу.
– Я покрыла ее бронзой, – сообщила леди Гудридж светским тоном. – Неплохо, правда? Конечно, не работа мастера. Вам не помешали бы советы профессионала, и потом, вы были молоды, но в остальном скульптура – вылитый Рэнсом.
Блэкберн решительно взглянул на статую. Его сестра была права. Это был он, вернее мальчик, каким он был одиннадцать лет назад. Без шрамов. Надменный. Он посмотрел снова. Грудь, руки и живот были тоже очень похожи. Поразительно похожи, учитывая, что на тот момент Джейн видела только его лицо.
– Красиво, – Джейн не могла сдержать своей гордости.
Набравшись смелости, Блэкберн посмотрел на глиняного двойника и закрыл глаза рукой. Боже мой, эта девушка оскорбила его так, как никто – мужчина или женщина, прежде или после того – не осмеливался оскорбить.
И она все еще не знает этого.
Стараясь не утратить вежливости и хладнокровия, он отвел руку от лица.
– Ты держишь это здесь, Сьюзен, не из любви ко мне. Не пытайся ввести леди в заблуждение.
Приложив руку к груди и отступив назад, словно от высказанного им упрека, леди Гудридж насмешливо произнесла:
– Ну что ты! По правде говоря, я держу здесь эту статую ради моментов, – довольно частых, мисс Хиггенботем, – когда он становится невыносимо заносчивым.
Блэкберн слышал это раньше, и единственное, о чем он мог думать, было: «Не говори этого! Не говори этого!» Она продолжала:
– Тогда я напоминаю Фигги, что у каждого из нас есть свои недостатки.
Гордясь своей прекрасной работой, Джейн смотрела сквозь Сьюзен и ее брата.
– Я не понимаю, миледи. Как может кто-либо, глядя на эту статую, созданную глупой влюбленной девочкой, думать, что у лорда Блэкберна есть какие-нибудь недостатки?
Блэкберн обожал ее. Он обожал мисс Джейн Хиггенботем. Она была единственной, кто оставил его сестру без ответа. Она была единственной знакомой ему женщиной, с которой он хотел бы провести остаток жизни.
Кроме того, он был перед ней в долгу.
– Джейн, против этого нет средства. – Он шагнул и заключил ее строгую фигуру в объятия. – Мне придется жениться на тебе.
Высвобождаясь, Джейн ответила:
– Милорд, это не кажется мне смешным.
Взяв ее холодные пальцы в свои, он ласково проговорил:
– Я не шучу.
Она, очевидно, не знала, можно ли ему верить. Вернее, ее это не заботило. Ее грудь вздымалась от глубокого тяжелого дыхания. Ее зеленые глаза горели, как у разозленной кошки.
– В таком случае, я должна с уважением отказаться. Не думаю, что смогу еще взрослеть.
Широким шагом дойдя до двери, Джейн со стуком открыла ее. Мисс Джейн Хиггенботем, женщина, которая сделала из него посмешище, – женщина, которая, возможно, является французской шпионкой, – отвергла его предложение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковой бал - Додд Кристина



читать можно...но ничего особенного не ждите,это слабая попытка на оригинальность.немного раздражало чрезмерное восхищение гг-ни гг-ем:"ОН ПРЕКРАСЕН!ОН БОГ!"чушь какая-то.Эх как хочется прочесть что-то захватывающее,страстное,чтобы аж искры сыпались!))...со словесными перепалками,с юмором,без банальных соплей...что-то вроде "Битва желаний".
Роковой бал - Додд КристинаBriliant
16.10.2012, 2.42





полностью согласна ,чушь,каждая строчка о том какой красавец...
Роковой бал - Додд Кристинавиктория
26.12.2012, 6.23





роман замечательный, конечно ГГ-ня ж слишком идеализирует ГГоя, но всё же здесь присутсвует и юмори романтика и опансть.... светую всем почитать...
Роковой бал - Додд КристинаАнна
30.09.2013, 18.58





Весьма посредственно.
Роковой бал - Додд КристинаНатали
27.10.2014, 22.05





Ггерой для Джейн - муза... класс...
Роковой бал - Додд Кристинаелена:-)
30.08.2015, 13.00





Мне понравилось. Довольно жизненно, чувства героини такие знакомые))) Мужчины слепые идиоты. Но при всем прочитала с удовольствием, и сюжет не избитый. Хороший слог, тоже плюс. Лично я, рекомендую к чтению. Хотя конечно на 10-ку не тянет.
Роковой бал - Додд Кристинаsvet
30.08.2015, 23.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100