Читать онлайн Роковой бал, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой бал - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой бал - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой бал - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Роковой бал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Одиннадцать лет назад...
Неяркие лучи позднего утреннего солнца прорезали лондонский туман, когда Джейн взошла по лестнице. Она подняла одну из тяжелых дверных ручек в виде львиной головы и отпустила ее. Звук был таким же гулким, как удары ее сердца. Но Джейн внутренним усилием остановила нервную дрожь и спокойно ждала, глядя на темно-зеленую дверь.
Вышел дворецкий. Глядя с высоты своего роста на его лысину в обрамлении остатков волос, Джейн сказала:
– Я бы хотела поговорить с лордом Блэкберном.
– С лордом Блэкберном? – он внимательно посмотрел на ее одежду и лицо. На Джейн было ее лучшее платье, модный чепец с перьями и ее самые изысканные перчатки. На одной руке у нее висела сумочка, в другой она держала кружевной носовой платок. Ее внешность была безупречна, но Джейн знала, что леди никогда не приходит в дом к джентльмену. Особенно одна, без провожатых!
Дворецкий выглянул на улицу в поисках экипажа. Экипажа не было. Джейн нанимала повозку и сразу отпустила ее.
– Да, с лордом Блэкберном. Это его особняк, не так ли?
– Но он не принимает гостей. Если вы оставите вашу визитную карточку...
Джейн протиснулась в дверь и большими шагами направилась в холл.
– Мисс! – дворецкий бежал за ней. – Вы не можете войти!
– Но я уже вошла, – заметила Джейн, и с этим было трудно поспорить. – И я намерена увидеть лорда Блэкберна.
Пока дворецкий нервно пыхтел, Джейн спокойно осмотрелась. Особняк Блэкберна был намного роскошнее, чем тот жалкий дом, который они с Мелбой сняли на сезон. Лестница, ведущая на верхний этаж, сверкала – прямое и довольно чванливое свидетельство того, что ее натирали воском. На полу стояла старинная китайская ваза с павлиньими перьями – синими, фиолетовыми и ярко-золотистыми. Ноги Джейн утопали в мягком плюшевом ковре. Все в этом доме свидетельствовало о богатстве, элегантности и знатном происхождении хозяина.
У Джейн же было только происхождение. Безупречное аристократическое происхождение, но оно не спасало ее от позора.
Конечно, теперь они с Мелбой должны были уехать из Лондона. Мелба была нездорова. Джейн опозорила их семью, и не было никаких причин оставаться.
За эту полную терзаний неделю, прошедшую с вечера у леди Гудридж, Джейн вновь и вновь переживала момент, когда Фредерика Харпум, бурно жестикулируя, объявила: «Произведение мисс Джейн Хиггенботем!» И ощущение бешеного гнева Блэкберна.
И смех.
Лишь когда Мелба упала в обморок, собравшиеся перестали оглушительно хохотать и обступили ее, перешептываясь с острым любопытством, пока Джейн пыталась забрать сестру домой. Она не знала, как обошлась бы без помощи леди Гудридж. Лорд Атоу исчез, а на Блэкберна было глупо рассчитывать.
За долгие часы у постели сестры, с которой в тот вечер случился припадок, Джейн все хорошо обдумала. Неистовая ярость Блэкберна запала ей в душу, и в темноте ночи она твердо решила пойти к нему и объяснить, почему осмелилась принести свой скромный талант на алтарь его совершенства.
Попытаться хоть чуть-чуть сгладить весь ужас произошедшего ради сестры.
Дворецкий заслонил собой густо окрашенную белую дверь.
– Вы не можете войти.
Истеричный маленький человек, к тому же не слишком сообразительный, заключила Джейн. Бросив на дворецкого презрительный взгляд, она оттолкнула его, открыла дверь и вошла.
И поняла, что попала в нужную комнату, когда услышала ровный голос:
– Что вы здесь делаете?
Солнце играло на стеклах двери, ведущей в сад. В комнате было множество книг, картин и со вкусом расставленных статуй.
Но Джейн видела лишь Блэкберна.
Самое совершенное творение Бога, он, небрежно раскинувшись, сидел на стуле с высокой спинкой перед камином. Уголки его изящных губ опустились вниз. Взгляд синих глаз пронзил Джейн, словно огонь, только на этот раз в них был не гнев, а полное презрение. Его легкая рубашка была расстегнута, воротник помят, а галстук съехал набок. Рядом с ним на столе стояла чашка, из которой шел пар. Его широкая крепкая рука держала книгу, заложив пальцем нужную страницу, словно он хотел поскорее избавиться от Джейн и вернуться к чтению.
Что ж, он сможет это сделать после того, как она выскажется.
Быть с ним наедине, неотрывно смотреть на него с немым обожанием – об этом Джейн не могла и мечтать.
Блэкберн наклонился вперед.
– Макмереми, почему ты позволил ей войти?
– Она настаивала, милорд, я не мог ее остановить.
– В таком случае мне придется нанять дворецкого, который будет в состоянии остановить нежелательных посетителей, – сдержанно проговорил Блэкберн. – Можешь идти.
– Да, милорд, – покорно ответил Макмереми. Раздался стук его каблуков по деревянному полу. Дворецкий ушел, закрыв за собой дверь.
– Идиот. – Неторопливым движением, выдающим в нем недюжинную силу, Блэкберн поднялся и направился к неплотно закрытой двери. – Я окружен идиотами.
Когда он проходил мимо, Джейн схватила его за руку. Но Блэкберн высокомерно взглянул на ее ладонь, и Джейн поспешно убрала ее. Затем девушка заговорила:
– Я не задержу вас надолго.
– В этом вы правы.
– Я пришла только сказать... Попытаться объяснить вам.
– Разве мало было сказано о нас на прошлой неделе? – отрезал он. – Где ваша сестра?
– Дома.
– Она все еще слишком больна, чтобы сопровождать вас?
– Ей лучше, благодарю вас.
– Благодарю вас, – грубо перекривил он ее. – Вы здесь одни. Без провожатой.
В одной руке у Джейн был платок, и теперь, как скульптору, которому нужно крепко держать молоток для своей работы, ей понадобились обе руки.
– Вы пытаетесь поймать меня в ловушку и скомпрометировать.
Джейн в ужасе пошатнулась, и сумочка хлопнула ее по руке.
– О нет!
– Почему же? Держу пари, Атоу не предложил вам свою защиту.
– Мы не видели лорда Атоу со времени того приема у леди Гудридж, – сказала Джейн. Ее это мало волновало, она не хотела замуж за лорда. Тем не менее она четко осознавала, что Атоу предал ее, когда из страха запятнать свое доброе имя даже не написал им, не поинтересовался о здоровье Мелбы.
– Удивительная вещь! Этот ветреный Атоу покинул вас. – Его насмешка относилась не к ней, а к Атоу. Затем Блэкберн снова пристально посмотрел на Джейн. – Итак, я ваша единственная надежда. Брак со мной восстановит вашу репутацию.
Девушка расправила плечи и прямо посмотрела на него, негодуя, что он превратно истолковал ее намерения.
– Такая мысль никогда не приходила мне в голову. Я не настолько коварна, милорд, и, можете быть уверены, я никого не привела за собой.
Сжав пальцами ее подбородок, Блэкберн поднял ее лицо и внимательно вгляделся в него. То, что он там прочел, очевидно, устроило его, так как он произнес:
– Прекрасно, потому что ваши старания все равно не увенчались бы успехом. Я женюсь тогда, когда сам сочту нужным, и если это нас обоих погубит, значит, так тому и быть. Ваша сестра не знает, что вы здесь?
Голос совести заставил Джейн отвести взгляд.
– Или она не учила вас правилам хорошего тона? Потрясенная такой несправедливостью, Джейн воскликнула:
– Она учила! Настоящая леди никогда не придет в дом к холостому мужчине. Мелба часто говорила об этом.
– Но вы не послушались ее.
– Моя репутация и так погублена. Что может случиться худшего?
Ухмыляясь, Блэкберн язвительно заметил:
– Значит, она недостаточно учила вас, маленькую дурочку, если вы так считаете.
Джейн переваривала сказанное. Она поняла, что Блэкберн имел в виду не только приличия, но и ту причину, по которой женщины избегают оставаться наедине с мужчинами. Не считая того короткого неприятного момента с Атоу, Джейн никогда это не заботило – высокий рост служил ей защитой. Поэтому она честно ответила:
– Она, конечно, говорила мне о мужской грубости, и что я не должна оставаться с ними с глазу на глаз, но вы же сердитесь на меня. Я вам никогда не нравилась, и вы так совершенны...
– О, ради Бога! – Он протянул к ней руки, но тотчас же убрал их и шагнул назад.
– Я знаю, что вы хозяин своих чувств, в отличие от других, более слабых мужчин.
Он обогнул стул и посмотрел на свои пальцы, напряженно сжимавшие его резную спинку.
– Меня бы это не остановило.
Джейн не поверила ему. Ведь если бы это была правда, то Блэкберн – не Бог, а всего лишь человек.
Но она была художницей. Она изучала внешность людей, их позы и мельчайшие черты, поэтому заметила, что Блэкберн был очень напряжен.
Он молчал и смотрел исподлобья, и в его взгляде читалось желание напасть на нее, разорвать, уничтожить.
– Вы не поняли. Я все сделаю для того, чтобы так же вас унизить, как и вы меня, – его зычный голос звучал очень убедительно. – Беги отсюда, маленькая девочка, пока я не забыл, что я джентльмен.
По спине Джейн прошел холодок, но она напомнила себе цель визита. Необходимо, наконец, объясниться.
– Я сама решила прийти сюда. Я должна пояснить, почему осмелилась запечатлеть ваш образ в глине.
Он вздрогнул, как от боли, и Джейн в волнении шагнула к нему. Но тут же заметила, что его губы скривились в улыбке, с которой коты наблюдают за прыгающей поблизости дичью, и поспешно отступила.
– Совершенно ясно, ПОЧЕМУ вы осмелились, – обойдя стул, он направился к ней. – Но то, КАК вы это сделали – непростительно.
Джейн настороженно взглянула на него и признала:
– Это плохая работа. – Как горько было это сознавать! – Теперь я это понимаю.
– Если бы это была плохая работа, никто бы не узнал в статуе меня. – Видя, что она все еще не понимает, Блэкберн пояснил: – Дело в... недостатке одежды. Это было причиной бурной реакции.
У Джейн упало сердце. Она догадывалась об этом, но Блэкберн был таким величественным и внушительным, что иначе изобразить его было невозможно.
– Это классический стиль, как у древних греков и римлян. Замечу в свое оправдание, я была уверена, что кроме меня статую никто не увидит.
– Вы ошиблись!
Джейн не могла удержаться. Ее взгляд скользил по нему в поисках неточности, которая привела его в такую ярость. Пропорции были правильные. Однако он подошел еще ближе.
– Я изучала человеческое тело, насколько это было возможно при моем материальном положении, но меня затрудняло отсутствие модели.
Став так близко от нее, что носки их туфель соприкасались, Блэкберн огрызнулся:
–Вы пришли просить, чтобы я вам позировал?
Джейн попыталась сделать шаг назад, подальше от его враждебной близости.
– Нет! Я бы никогда не позволила себе такую дерзость. Я лишь пытаюсь оправдать некоторую... неточность расчетов, которая обидела вас.
– Неточность расчетов, – произнес Блэкберн по слогам, – неточность расчетов. – Он резко схватил Джейн за плечи и притянул к себе. – Вы допустили уже много неточностей, мисс Хиггенботем, и самая страшная из них – ваш сегодняшний визит.
Они уже дотрагивались друг до друга – в танце и сегодня, когда она схватила его за руку, а он сжал ее подбородок. Джейн бережно хранила в памяти каждое прикосновение, каждый момент.
Но это... Это было чем-то другим. Блэкберн не собирался убивать ее. Он мог сейчас сделать это, потом приказать слугам избавиться от тела и вернуться к чтению. Вместо этого его пальцы почти до боли сжимали ключицы Джейн. Он тяжело дышал, и девушка ясно ощущала вблизи его запах – вчерашнее бренди, сегодняшнее лимонное мыло и запах мужского тела – теплый и жаждущий.
Но жаждущий – чего? Джейн хотела посмотреть на него, спросить, что он собирается делать, но вместо этого уставилась на то место, где рубашка была расстегнута. Сначала она разглядывала белоснежный хлопчатобумажный воротник, затем перевела взгляд на янтарную сияющую кожу и удовлетворенно вздохнула.
Она никогда прежде не видела то место, где его ключицы, смыкаясь, образуют ямку, но знала его. Она никогда не видела легкие завитки светлых волос на его груди или движение его кадыка, когда он глотал, ни его крепкой шеи. Но она угадала очертания, цвет кожи и все остальное с поразительной точностью. Сначала Джейн нарисовала Блэкберна, потом слепила его из глины с такой же любовью, с какой его задумывал сам Создатель.
Однако сейчас она опасалась. Опасалась Блэкберна. Но почему? Джейн никогда особо не осторожничала. Мелба всегда сердито говорила, что в этом ее проблема. Джейн смотрела мужчинам прямо в глаза как равная, и те отступали перед таким непривычным поведением.
Однако раньше между ней и Блэкберном стояла стена полного равнодушия с его стороны. Теперь стена исчезла, и Джейн ощущала на себе его взгляд с такой же остротой, словно это было дуновение холодного ветра на голой коже.
Что ей делать со своими руками? Они все еще прижимали платок к поясу и казались совсем чужими.
Она была в объятьях Блэкберна – Джейн не могла даже мечтать об этом – и думала о каких-то руках! Но пока оставалось неясным, как именно он собирается ей отомстить.
– Милорд, почему вы держите меня? – она не могла оторвать глаз от распахнутой рубашки, но наконец заставила себя посмотреть Блэкберну в лицо.
Его глаза были такими темными, точно впитали в себя всю синеву ночного неба. В этих глазах Джейн увидела какую-то внутреннюю борьбу, причины которой были ей непонятны.
– Милорд?
– Будь ты проклята, что пришла. Будь проклята, что появилась в моем доме.
Он сильно сжал ее. Джейн даже показалось, что будет синяк. Она вскрикнула, резко высвобождая руки. Ее кулаки уперлись ему в грудь, она пыталась вырваться. Блэкберн ошеломленно перевел дух и рассмеялся:
– А ты сильная. – Он схватил ее руки, повернул их к себе, взялся за кончик каждой перчатки и дернул, освобождая ее ладони из привычного укрытия. Затем уронил перчатки на пол, и Джейн увидела, как ее пальцы разжимаются.
Она почувствовала свою беззащитность.
Она сильная. Она таскает тяжелую глину, месит ее, наслаждаясь способностью своих рук создавать. Но Джейн хотелось, чтобы Блэкберн увидел и другую сторону ее натуры, узнал, что сила оставила ее сердце.
И он увидел это. Ее бог был таким чувствительным, что видел ее насквозь.
– Ты ведь любишь меня, да? – его голос дрожал.
Джейн с благоговением смотрела на его трепетавшие ноздри, на радостный свет из-под его тяжелых век.
– – Отлично. Так будет гораздо лучше.
Сжимая ее запястья, Блэкберн наклонился.
И поцеловал.
Поцелуй. Грубый, неистовый, яростный. Джейн трепетала от сознания оказываемой ей чести.
Их тела почти полностью соприкасались, и она покорно прижалась к Блэкберну, стараясь показать каждым жестом, что принадлежит ему. Он может делать с ней все, что захочет.
Подняв голову, Блэкберн пристально посмотрел ей в глаза, и его брови удивленно приподнялись:
– Дурочка. – Он менее походил сейчас на Аполлона, скорее на Аида. – Глупая маленькая девственница. Ты сама не знаешь, чего просишь.
Как бы там ни было, он дал ей это. Следующий поцелуй был уже настойчивей. Джейн запрокинула голову. Ее чепец съехал набок, и эта неожиданная помеха разозлила Блэкберна.
– Сними его.
Он высвободил одну ее руку, чтобы она могла выполнить его приказание, и Джейн сняла чепец. Пока она развязывала ленты, ее пальцы дрожали, но когда она хотела положить головной убор на полку, Блэкберн потерял терпение. Он небрежно бросил ее лучший чепец на пол.
– И не думай сопротивляться, – сказал он.
Джейн хотела ответить, но губы не слушались ее, мягкие, припухшие – они ждали. Казалось невозможным добиться от них выполнения такой скучной работы, как речь. Не тогда, когда ее только что целовали.
Медленно, очень осторожно Джейн произнесла:
– Я не сопротивляюсь.
На лице Блэкберна заиграли полуулыбка. Он нежно провел большим пальцем по ее губам:
– Ты почти сладкая.
Затем, будто не желая об этом думать, он снова поцеловал ее.
На этот раз ему что-то было от нее нужно.
Джейн попыталась спросить, но он скомандовал:
– Молчи!
Положив ее руки себе на плечи, он одной рукой обхватил ее за талию, другую запустил в волосы, придерживая затылок.
Его требование было однозначным. Джейн в изумлении открыла губы, и он попробовал. Попробовал ее.
И она тоже попробовала его. В его чашке на столе был кофе. Не чай, – кофе. Невероятно. Она знает подробность его жизни, потому что он поцеловал ее. Целовал ее.
Что Блэкберн в ней нашел? Ошеломленная Джейн дрожала. Мелба довольно четко предупредила ее о том, что происходит между мужчиной и женщиной, но она ничего не говорила об этой мучительной близости, когда запах и вкус смешиваются в такой сладкий букет ощущений. Джейн закрыла глаза, чтобы хоть немного успокоиться. Но это только увеличило ее волнение.
Девушка в смятении открыла глаза и попыталась отстраниться, но Блэкберн лишь крепче сжал ее в объятьях. Затем зарычал словно собака, у которой отбирают вкусную еду, и укусил ее.
Резкая боль испугала Джейн. Она хотела бороться, протестовать, но как? Блэкберн казался таким уверенным, к тому же она решила, что подчинится любому наказанию, которое он для нее выберет. Конечно, невозможно было жаловаться, когда ее наказывали тем, чего она сама страстно желала. Но когда рука Блэкберна опустилась на ее шею и принялась ласкать нежную кожу над ухом, Джейн начала уворачиваться.
– Стой тихо, – прошептал он. Его губы приближались к ней, и она услышала его легкое неровное дыхание. – Я не причиню тебе боли.
– Нет, – Джейн глубоко вздохнула. Больно ей не было.
Но Блэкберн воспринял ее ответ как отказ и поднял голову:
– Да.
Он все еще сердится? Джейн не могла понять. Она лишь знала, что Блэкберн изменился – теперь он меньше был похожим на дьявола, но больше – на любовника. Подталкивая девушку, он вел ее, пока Джейн не уперлась в стол.
Блэкберн не оставил ей выбора. Она была сильной, но он сильнее. Он обращался с ней, словно она была глиной, а он скульптором, и, наверное, так оно и было. И у него было свое искусство. Он крепко прижал Джейн к себе – бедра к бедрам, грудь к груди. Его ноги неутомимо двигались рядом, между ее ног.
Джейн казалось, он сжимал ее так сильно, что невозможно дышать, однако Блэкберн держал ее достаточно легко, чтобы она не чувствовала себя заключенной.
Он обнимал Джейн, вызывая возбуждение помимо ее воли, и это ощущение было самым приятным.
Она не могла представить такого в самых смелых своих фантазиях. Но она решила подчиниться его воле.
Поэтому Блэкберн делал то, что хотел. Он дотронулся сначала до ее бедер, обхватив их, поглаживая и изучая. Затем измерил ее талию, улыбаясь, словно разница между женскими бедрами и талией сама по себе доставляла ему удовольствие. Скользя вверх по платью, его грубые пальцы дотронулись до каждого ее ребра.
Джейн позволяла это. Она решила, что позволит. Если ему нравится подобная грубость, она будет рада угодить ему.
Но Блэкберн все еще внимательно наблюдал за ней, ожидая, почти предвкушая, что она убежит.
Однако когда его руки принялись ласкать нижнюю часть ее груди, Джейн охватила паника, ей хотелось поскорей удрать.
– Ты напугана. – Он не спрашивал. Он знал. Джейн хрипло ответила:
– Мне это не нравится.
– Почему? – Его ладонь обхватила ее грудь. Джейн сжала его большую руку.
– Вы дотрагиваетесь до места, к которому может прикасаться только муж.
Он не убрал руку, а лишь пылко произнес:
– Или любовник.
Джейн сжимала его руку так сильно, что чувствовала биение его крови. Ее голос, обычно уверенный и внятный, ужасно дрожал:
– Конечно, я поражена и напугана, и мне, – она перевела дыхание, – неприятно.
Другая его ладонь завладела второй грудью.
– А так?
Она закрыла глаза, чтобы спрятаться от его взгляда. От его радостного глумления. Потому что она знала, что говорит неправду. Нельзя было назвать неприятным то, что вызывало в ней желание двигать бедрами, пережить это чувство со всем жаром, который в ней таился. Это новое ощущение было сильнее и больше ее самой. Оно было почти первобытным зовом. Приказом.
Как скульптура.
Его большой палец коснулся ее соска, и тот затвердел. Все ее тело напряглось. Забыв обо всем, неспособная видеть и слышать, Джейн вцепилась пальцами ему в плечи. Он тихо и нежно засмеялся. Каждая его ласка становилась все более откровенной, пока Джейн не застонала. Словно это был сигнал, он схватил ее за руки и прижал к своему паху под плотной тканью брюк.
Ее глаза расширились, когда она посмотрела на него. Глаза Блэкберна горели каким-то непонятным ей огнем, когда он сказал:
– Почувствуй разницу.
– Да, – Джейн согласилась, потому что он этого ждал, но не поняла, почему он тихо засмеялся.
Как жадный мальчишка, он взял край сначала одной ее юбки, потом другой и задрал их. Он разглядывал ее подвязки, завязанные над коленями.
Джейн высвободила руки и схватилась за край стола. Его дыхание было частым и прерывистым, как и ее, и он продолжал поднимать юбку, пока Джейн не показалось, что он сейчас снимет ее через голову.
Но нет. Не бросая ткань, он обхватил ее бедра и посадил на стол. Она оперлась о холодную гладкую поверхность и смотрела на него с недоверием, смущенная его настойчивостью.
За дверью раздались голоса – возможно, это были слуги или, того хуже, посетители. Джейн пришла в себя и схватилась за подол платья.
– Дай мне его, дорогая. – Его синие глаза сверкнули, когда он вырывал у нее подол.
Джейн продолжала сопротивляться.
–Это неправильно. Там люди.
–Не имеет значения.
– Пожалуйста, послушайте, милорд!
– Зови меня Рэнсом. – Он теперь подлизывался, желая снять с нее юбку, почувствовать все ее тело, и кто его знает что еще.
Макмереми за дверью громко говорил, ему так же громко отвечали. Джейн не могла поверить, что Блэкберн не слышит.
– Послушайте! – настаивала она.
Переменив тактику, он выпустил юбку, и его пальцы скользнули по внешней поверхности ее бедра.
– Милая, – мурлыкал он.
Дверь с грохотом ударилась о стену.
Блэкберн повернулся и увидел входящую леди Гудридж.
Она говорила своим громким голосом:
– Рэнсом, этот дворецкий невыносим. Тебе придется... – Ее голос оборвался, когда она увидела взъерошенных Рэнсома и Джейн. Ее глаза округлились, а полная фигура вздрогнула.
Блэкберн попытался загородить Джейн собой, но было слишком поздно. Леди Гудридж привела с собой друзей. Джентльмен и две девушки протиснулись в комнату, одна из дам вскрикнула.
Сквозняк из открытой двери растрепал Джейн волосы, из них вылетела шпилька. Она со звоном упала на стол, и этот звук показался Джейн зловещим, словно то был похоронный звон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковой бал - Додд Кристина



читать можно...но ничего особенного не ждите,это слабая попытка на оригинальность.немного раздражало чрезмерное восхищение гг-ни гг-ем:"ОН ПРЕКРАСЕН!ОН БОГ!"чушь какая-то.Эх как хочется прочесть что-то захватывающее,страстное,чтобы аж искры сыпались!))...со словесными перепалками,с юмором,без банальных соплей...что-то вроде "Битва желаний".
Роковой бал - Додд КристинаBriliant
16.10.2012, 2.42





полностью согласна ,чушь,каждая строчка о том какой красавец...
Роковой бал - Додд Кристинавиктория
26.12.2012, 6.23





роман замечательный, конечно ГГ-ня ж слишком идеализирует ГГоя, но всё же здесь присутсвует и юмори романтика и опансть.... светую всем почитать...
Роковой бал - Додд КристинаАнна
30.09.2013, 18.58





Весьма посредственно.
Роковой бал - Додд КристинаНатали
27.10.2014, 22.05





Ггерой для Джейн - муза... класс...
Роковой бал - Додд Кристинаелена:-)
30.08.2015, 13.00





Мне понравилось. Довольно жизненно, чувства героини такие знакомые))) Мужчины слепые идиоты. Но при всем прочитала с удовольствием, и сюжет не избитый. Хороший слог, тоже плюс. Лично я, рекомендую к чтению. Хотя конечно на 10-ку не тянет.
Роковой бал - Додд Кристинаsvet
30.08.2015, 23.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100