Читать онлайн Рыцарь надежды, автора - Додд Кристина, Раздел - 19. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарь надежды - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарь надежды - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарь надежды - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Рыцарь надежды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19.

— Нельзя сообщать милорду о наших трудностях, — сказала Эдлин.
Сидя у себя в спальне при свечах, она пряла. Возле нее, наблюдая за работой, устроилась Неда. Всякий раз, когда нитка получалась неровной, а при слабом умении Эдлин прясть это случалось частенько, жена управляющего вполголоса выражала свое неодобрение.
Но ее замечания совершенно не трогали Эдлин.
— Я не могу отвлекать его от ратных дел, — добавила она.
— Но, миледи, наше положение ужасно! — воскликнул Бердетт. Не обращая внимания на недовольное бормотание жены, он взволнованно расхаживал по комнате.
Он стал сильно беспокоиться с того дня, как у ворот Роксфорда появился Пембридж со своими рыцарями, и с каждым днем нервозность управляющего росла. Всегда такой знающий и деятельный, он оказался совершенно не готов к осаде. Его жена справлялась с обрушившимися на обитателей замка тяготами гораздо лучше. Сейчас она, смотав свою пряжу в аккуратный клубок, беспокойно переводила взгляд с мужа на хозяйку.
— Пембридж слишком хорошо знает замок, — взволнованно продолжил Бердетт. — Ему известны все наши слабые места. Подлый трюк помог ему прорваться за внешние стены так быстро, что мы даже не успели увести внутрь крестьян. — И он опять забегал из угла в угол.
То, что крестьяне остались во власти Пемб-риджа, расстраивало Эдлин больше всего. Заботиться о безопасности своих людей — долг хозяев поместья, но у нее было слишком мало времени. Пембридж так неожиданно возник у внешних ворот, что они едва успели захлопнуть их у него перед носом. Потом, когда они уже собрали всех работавших в замке, он прорвался через потайной ход во внешний двор. Он действительно знал замок лучше нынешних хозяев. И теперь Эдлин ежедневно наблюдала со стены, как Пембридж заставляет крестьян работать на себя, а по ночам ее будили крики женщин, с которыми развлекались его рыцари.
Ничего удивительного, что крестьяне уже готовы перейти на сторону старого хозяина. Что подумали они о ней, Эдлин, страдая от его произвола? Что она не способна защитить их? И ей нечем оправдаться.
— Потеря такого опытного командира, как сэр Филипп, парализовала нашу оборону, — продолжал Бердетт, не желая замечать подавленного состояния госпожи.
Эдлин едва не застонала от досады. Для управляющего он был на редкость бестактен. Она бросила взгляд на свою кровать, где, обложенный со всех сторон подушками, лежал раскрасневшийся от жара сэр Филипп. Он, конечно, услышал неосторожное замечание Бердетта и вскипел от негодования.
— Я, слава Богу, еще жив! — вскричал он и, скинув покрывало, поднял обеими руками забинтованную ногу, собираясь встать. — Я вполне в силах отдавать приказы!
— Но не в силах повести людей в бой! — парировал Бердетт. — У вас покалечена нога, вы не можете ходить, и травы, которые госпожа дает вам для снятия боли…
— Сэру Филиппу прекрасно известно, что его физические возможности ограничены. Но, несмотря ни на что, люди ему верят, — прервала их беспомощную перепалку Эдлин. С облегчением отложив ненавистное веретено, она жестом заставила замолчать собиравшегося было возразить Бердетта. — К тому же с нами сэр Линдон.
— Я не настолько тяжело ранен, чтобы быть не в курсе событий, — успел все-таки огрызнуться сэр Филипп.
Эдлин подошла к нему.
— Честно говоря, я не знаю, что делала бы без вас, — проговорила она с улыбкой, вновь укрывая рыцаря покрывалом. — Пусть вы не можете ходить, но ваш военный опыт оказал мне неоценимую помощь.
— Будь проклят этот Пембридж, — пробормотал сэр Филипп, успокоившись.
Эдлин нисколько не сомневалась, что он искренно ненавидит бывшего хозяина Роксфорда.
— Он проник внутрь через тот потайной ход прежде, чем мне стало о нем известно.
— Зачем зря корить себя, если вы ничего не знали?
— Меня мог бы предупредить он! Ведь он знал! Не мог не знать! — Сэр Филипп бросил свирепый взгляд на Бердетта.
— Я бы обязательно сделал это, — горячо оправдывался управляющий, — если бы у меня было хоть малейшее подозрение, что в лесу прячется отряд Пембриджа, который только и ждет отъезда лорда Хью!
— Сэр Филипп понимает это, — пыталась успокоить мужа Неда.
— Да это почти измена! — крикнул раненый рыцарь.
— Нет, Бердетту можно верить, — твердо сказала Эдлин.
— Потайной ход заложили камнями много лет назад! Им никто не пользовался на моей памяти! — закричал в ответ управляющий.
— А когда же его открыли вновь? — взревел раненый.
— Понятия не имею! — Для пущей убедительности Бердетт ударил себя в грудь. — Я не предатель, иначе просто открыл бы ворота Пемб-риджу с его прихвостнями. Ведь это было сделать легче легкого. Нет, это вы изменник! Недаром у вас такая огромная рана!
В первый раз за последние три дня сэр Филипп нашел в себе силы сесть. Их дала ему безумная ярость. Еще никто не осмеливался бросить ему такое обвинение.
— По-твоему, я настолько глуп, что не сумел бы открыть потайной ход, не поранившись?!
— Хватит! — раздраженно воскликнула Эдлин. — Если сейчас же не прекратите обливать друг друга грязью, я буду вынуждена руководить обороной без вашей помощи!
Бердетт и сэр Филипп мгновенно замолчали.
— Это в натуре Пембриджа — не идти напролом, а искать обходные пути, поджидая удобного случая. Жаль, что здесь ему повезло, — сказала Эдлин, вызвав немедленно удивленные вопросы.
— Вы его знаете, миледи? — подняв густые седые брови, поинтересовался сэр Филипп. К чему теперь отрицать?
— Да, знаю. Он был другом моего мужа, Робина Джэггерского, — сухо ответила Эдлин.
Управляющий с женой переглянулись. Не хватает только, чтобы и они начали ее расспрашивать.
— Я позвала тебя, Бердетт, по делу — помочь сэру Филиппу наладить оборону, — произнесла Эдлин строгим тоном, каким обычно отчитывала сыновей, и добавила, обращаясь к зарвавшемуся сэру Филиппу: — На что вряд ли решилась бы, не будучи уверенной в надежности Бердетта. Надеюсь, в моем здравомыслии вы не сомневаетесь?
Присмиревшие мужчины поочередно поглядели на нее, но промолчали.
— Мне кажется, вы, супруг мой, и вы, милорд рыцарь, забыли, с кем разговариваете! — напустилась на них Неда. — За свое недолгое пребывание здесь леди Эдлин проявила редкое благоразумие, а вот ваше отношение к ее мнению свидетельствует о полном отсутствии у вас здравого смысла!
Эдлин показалось, что Бердетту хочется дать жене оплеуху, но сэр Филипп лишил его такой возможности.
— А где сэр Линдон? — вдруг спросил он. — Разве ему не положено участвовать в совете?
— Я посылала за ним, — недовольно ответила Эдлин, — но он не явился.
Молчание сэра Филиппа было красноречивее всяких слов. Бердетт отвернулся и уставился в окно, всем своим видом показывая, что тут что-то не так.
— Странно, он всегда так учтив со мной, — наконец произнес раненый рыцарь.
— Зато с миледи ему не мешает быть повежливее, — справедливо заметила Неда.
Взяв веретено, Эдлин снова склонилась над пряжей.
— Он никогда не позволяет себе грубостей, — сказала она, не желая обсуждать эту тему.
— Я имею в виду его тон, а не слова, — парировала жена управляющего.
Как верно она подметила эту странность в поведении сэра Линдона, делавшую положение Эдлин таким мучительным! Разве можно сетовать на человека за то, что он грешит излишне утонченно-изысканной вежливостью, которая вызывает у Эдлин только чувство неловкости? Что она может поставить ему в упрек? Что он слишком вежлив? Право, смешно! Пожалуй, даже хорошо, что Линдон не пришел на совет, — по крайней мере она избавлена от ощущения, что стала объектом какой-то неведомой забавы.
— Придется обойтись без сэра Линдона. Без сомнения, что-то важное отвлекло его внимание, — сказала Эдлин. — Внешний двор в руках Пембриджа, у нас нет шансов его вернуть, но внутренние стены неприступны, ворота крепки, кладовая донжона набита запасами продовольствия, в колодце полно свежей воды. Мы можем продержаться до зимы, когда непременно вернется милорд Хью.
— Так-то оно так, — согласился Бердетт, — но, к несчастью, мы не знаем, какие еще подлые уловки на уме у Пембриджа.
— Он прав, миледи, — сказал сэр Филипп. — Кроме того, милорд строго-настрого наказал мне дать ему знать, если вам будет угрожать опасность.
— Вы хотели сказать — Роксфордскому замку, — спокойно уточнила она.
— Я сказал то, что хотел сказать. О замке милорд тоже беспокоится, — признал рыцарь, — но главный предмет его заботы — вы, и я должен повиноваться.
Эдлин выпрямилась и внимательно посмотрела на сэра Филиппа.
— Подумайте о своих детях, миледи! — воззвал к ней Бердетт.
О детях?! Да она только о них и думает!
— Разве лорд Хью сможет вернуться, пошли мы к нему гонца? — спросила она, не удержавшись от саркастического тона. — Он поклялся освободить плененного мятежниками короля. Известие об осаде собственного замка огорчит его и понапрасну отвлечет его внимание. Он ни за что не откажется от исполнения своего долга. Сообщение растревожит его, тяжким грузом ляжет на сердце и, быть может, помешает ему в бою разить врагов. Нет, Аллену и Паркену нужнее, чтобы он остался жив, а не погиб. Пока нет прямой угрозы поражения, мы будем держать Хью в неведении.
— Миледи, если бы речь шла об обычном воине, — возразил сэр Филипп, — я согласился бы с вами, но лорд Хью — совсем другое дело. У него силы и мужества на десятерых, ему неведомо слово «поражение».
— А слово «смерть» ему ведомо? — сердито спросила Эдлин.
— Нет, — поддержал сэра Филиппа Бер-детт в надежде переубедить госпожу.
— Тем не менее однажды я видела, как смерть замахнулась на него своей косой, не спрашивая, известно ли ему ее имя. — Страшное воспоминание преследовало Эдлин с того дня, как муж оставил замок, но она не собиралась сейчас признаваться в этом. — Он не может побеждать вечно. У каждого рыцаря есть свой предел, а Хью уже перенес такое ранение, которое чуть не свело его в могилу.
Мужчины с тревогой переглянулись. Видимо, не сговариваясь, они уже пришли к какому-то решению.
— Да, — заговорил сэр Филипп с явным намерением успокоить Эдлин, — на поиски славы и богатства каждому рыцарю отпущено определенное время, и, если он не обделен мастерством и везением, его старания увенчаются успехом. Лорд Хью добился, чего хотел, теперь перед ним открылась совершенно новая жизнь.
— Поэтому-то он на мне и женился, — поспешила добавить Эдлин. — У меня есть опыт такой жизни, и я могу оказаться ему полезной.
— Да, это одна из причин, по которой он желал брака с вами, но, простите мне мою смелость, далеко не главная. — Сэр Филипп усмехнулся в первый раз с тех пор, как просмоленная стрела пронзила ему ногу. — Как бы то ни было, при всем моем к вам уважении вынужден заметить, что в ратном деле вы опыта не имеете, а я имею. Меня беспокоит этот Пембридж с его недостойными уловками и слишком хорошим знанием замка. Меня беспокоят его уверенность и требования сдаться, и я опасаюсь (еще раз прошу извинить меня, Бердетт), что у него все же есть тайные сообщники в замке. Поэтому я прошу разрешить мне послать гонца к лорду Хью.
— Вряд ли враги способны нанести нам больше вреда, чем уже нанесли, — упрямо ответила Эдлин. — Не думаю, что нам угрожает непосредственная опасность. Мы можем ждать. Нет, сэр Филипп, не надо слать гонца. Уверяю вас, все будет хорошо.
Собрав готовые клубки шерсти и веретена, женщины удалились.
Провожая их взглядом, мужчины не проронили ни слова. Но едва звук шагов стих, Бердетт повернулся к сэру Филиппу.
— Все-таки надо послать за лордом Хью, что бы ни говорила миледи.
Прежде чем ответить, раненый рыцарь пристально посмотрел ему в глаза.
— Я уже послал, — наконец произнес он. — Одного гонца в день штурма, другого — вчера. Молю Бога, чтобы хоть один из их добрался.
От изумления и радости Бердетт потерял дар речи.
— Помоги им Господь! — воскликнул он, опомнившись. — Пусть мчатся к лорду Хью во весь дух!
* * *
Стараясь не шуметь, Хью спустился с холма, пересек луг и прокрался во вражеский лагерь.
Он, конечно, понимал, что делает глупость, но иначе не мог. Он должен увидеть Максвеллов до того, как сойдется с ними лицом к лицу на поле боя.
Идя к шатру с штандартом клана Максвеллов, Хью повторял про себя эту фразу как заклинание. Внезапно его схватили чьи-то грубые руки.
— Эй, парень, говори, зачем пришел, иначе не поздоровится!
Хью усмехнулся и расслабился: он узнал этот голос. Осторожно, чтобы не спровоцировать противника на более решительные действия, он опустил бочонок с элем на землю и, схватив нападавшего за пальцы, вывернул их.
— Скажу, когда ты честно выиграешь у меня в состязании по метанию камней!
Придя в себя от изумления, Малькольм Максвелл разразился хохотом.
— Хью, дружище, как поживаешь?
Хью крепко обнял старого знакомца.
— Рад тебя видеть, Малькольм! Хотя в потемках тебя трудно разглядеть…
— Тогда давай заходи! — Малькольм дружески пихнул Хью в грудь, так что тот еле устоял на ногах. — Но погоди-ка… Мы слышали, ты вроде командуешь войсками у английского принца. Это правда?
— Правда, — ответил Хью, восстановив равновесие. — Но неужели ты думаешь, что это помешает мне воспользоваться самым радушным приемом в Южной Англии?
Подозрительный Малькольм ничего не ответил.
Хью ударил ногой по бочонку, показывая, что он полон. Глухой всплеск был красноречивее любых слов.
— Я не забыл ваших уроков и в доказательство стянул бочонок английского эля.
Малькольм опять не удержался от хохота.
— Ты оказался хорошим учеником — для англичанина. И правда, я бы с удовольствием выпил перед битвой, в которой собираюсь отрубить тебе голову.
— А я — научить Тебя уважать английских лордов. — Хью горделиво подбоченился, засунув большие пальцы рук за пояс. — Я ведь теперь стал лордом.
Малькольм откинул кусок ткани, закрывавший вход в шатер, и согнулся в преувеличенно низком поклоне.
— Если не побрезгуете нашим скромным жилищем, господин английский лорд, то увидите, с каким благоговением мы, шотландцы, относимся ко всему английскому.
Он, конечно, не смущаясь, лгал. Иначе зачем бы Максвеллам быть сейчас здесь?
Хью зажмурился от яркого света. Когда он открыл глаза, ему показалось, что набившиеся в шатер здоровяки настроены отнюдь не дружелюбно. Вдруг резкий голос громко произнес по-шотландски:
— Битва еще не началась, а ты уже взял в плен королевского рыцаря, Малькольм?
— На самом деле все еще лучше, Хэмиш. — Малькольм вытолкнул Хью на середину. — Он сам пришел сдаваться, прослышав о нашем прибытии.
Ответом было удивленное молчание. Потом сам лэрд
type="note" l:href="#note_5">[5]
Хэмиш Максвелл вскочил на ноги и ринулся им навстречу.
— Хью, дружище, как я рад тебя видеть!
За ним поспешили и другие члены клана, с которыми Хью сдружился в Шотландии, — Энгус, Армстронг, Чарльз, Синклер и прочие, чьи имена он запамятовал. Они окружили его и принялись похлопывать по спине. Остальные смотрели на эту сцену с плохо скрываемым изумлением. Они не знали Хью — когда он жил в Шотландии, они были или слишком юны, чтобы его запомнить, или находились в отъезде.
После рукопожатий старые знакомцы осыпали его крепкими дружескими тычками, здоровенными ударами по плечу и по спине, на которые Хью отвечал полной мерой. Он снова вспомнил, как прекрасно проводил время в компании этих людей, хотя они и были по натуре настоящими варварами. Тем не менее они никогда не притворялись друзьями и никогда не нарушали даже давних клятв. Поэтому он мог чувствовать себя в их обществе совершенно спокойно — до того момента, пока они не сойдутся в битве и не попытаются, как заявил Малькольм, срубить друг другу головы.
Ему показалось, что голос Эдлин снова шепнул ему на ухо: насилие — не лучший выход…
— Я принес вам эля, — объявил Хью, высоко поднимая над головой бочонок. — Интересно, можете ли вы кое-что предложить мне взамен?
Все смолкли.
— Ну и наглец! Другие гости и не заикаются об ответных подношениях! — проворчал Хэмиш, не сводя жадных глаз с бочонка.
— Но им, в отличие от меня, не пришлось на двенадцать лет позабыть чудесный вкус хаггиса!
Шатер содрогнулся от громового хохота, и через мгновение освобожденный от своей ноши Хью уже сидел на табурете с овсяной лепешкой в руке, а перед ним на деревянном блюде аппетитно дымился хаггис. Как заверил шотландцев Хью, один вид хаггиса способен вышибить слезу у каждого, кто считает себя их названым братом.
У них нашелся даже кран, чтобы вставить в бочонок: «Захватили с собой на всякий случай, дружище». Но перед тем как выпить хоть каплю, хозяева провозгласили много здравиц в честь своего ночного гостя. Поев, он произнес ответную за здоровье хозяев и выпил, после чего все пошло по новому кругу. Наконец Хью отер губы и сказал:
— Споем-ка песню, по которой я давно стосковался.
И своим звучным рокочущим голосом затянул песню, которую часто певал в гостях у Максвеллов. Она славила смелость, силу и острые длинные мечи их клана.
После короткого замешательства к нему громогласно присоединились сами герои песни. Одна песня следовала за другой, к хору присоединялись все новые и новые участники, уже из других кланов. Потом они пели свои песни и пили эль. Скоро бочонок Хью опустел, но ему на смену из потайных местечек извлекались и распечатывались новые, по большей части с загадочными надписями на английском языке.
За двенадцать лет Хью успел отвыкнуть от дружеских шотландских вечеринок, которые начинались возлияниями, а заканчивались чередой борцовских поединков. В конце концов, прижатый к земле грудой потных шотландцев, Хью еще раз доказал правоту старинной поговорки, что дикая кошка, оказавшаяся снизу, всегда выходит победительницей.
Поздно ночью загулявшая компания начала расходиться, оглашая воздух смехом и одобрительными возгласами. Сам Хэмиш Максвелл, похлопав Хью по плечу, отправился провожать его в обратный путь. По другую сторону шел Малькольм. Хочет убедиться, что я покину их с миром, решил Хью.
Применение силы вовсе не входило в его планы, и Хэмиш Максвелл это отлично понимал.
— Итак, с чего вдруг тебя принесло к нам сегодня ночью? — посерьезнев, спросил он.
— Да ночь-то уже прошла, — уклончиво ответил Хью. — Видишь, как низко висит над горизонтом утренняя звезда? Значит, скоро взойдет солнце.
— Ты прав, — согласился Хэмиш. — Наступит новый день, и я сниму тебе голову с плеч.
— Ты только попытаешься это сделать, — поправил его Хью. Он потянулся всем своим могучим телом, расправляя затекшие за время затянувшейся вечеринки мышцы. — Думаю, вы, шотландцы, с радостью присоединились к Симону де Монфору с сыном и к мятежным баронам, потому что это дало вам прекрасную возможность пограбить английские города и фермы. Представляю, как вы набили свои сундуки золотом и другим добром.
— А если и так? — подал голос Малькольм, недоумевая, куда клонит Хью.
— Это всего лишь предположения англичанина, — ответил Хью. — Всем известно, что шотландцы любят воевать, особенно с выгодой для себя и на чужой земле. Вопрос в том, — Хью хрустнул пальцами, и этот звук в предрассветной тишине показался особенно неприятным, — достаточно ли у шотландцев смекалки, чтобы и на этот раз благополучно уйти с добычей.
— Шотландцы всегда уходят с добычей, — неуверенно произнес Малькольм, чуя неопределенное беспокойство.
— С чего бы нам ее вдруг потерять? — все еще благодушно полюбопытствовал Хэмиш.
— Восстание скоро будет подавлено. Это неминуемо. Симон де Монфор отступает, а до шотландской границы отсюда путь неблизкий.
— Но мы поклялись его защищать, — напомнил Малькольм.
— Кого, де Монфора? Англичанина? — рассмеялся Хью. — С каких это пор шотландец держит клятву, данную англичанину?
— Шотландцы всегда славились верностью слову, — теперь уже с явной враждебностью возразил Малькольм.
— Конечно, но слову, данному другим шотландцам или названым братьям, в чем я сам убедился сегодня ночью, — Хью похлопал Малькольма по плечу, — но выполнять обещание, данное англичанам, которые едва ли не каждый день клянутся шотландцам в братской любви, а потом перерезают им глотки?..
— Думаешь, с нами поступят так же? — помолчав, серьезно спросил Хэмиш.
— Ты знаешь, проигравшим всегда перерезают глотки, особенно чужакам из дальних краев. Таков закон войны.
Оба шотландца замолчали, сосредоточенно обдумывая его слова. Хью даже показалось, что они мысленно переговариваются между собой, поэтому он не удивился, когда Малькольм произнес:
— Ты прав, отсюда до границы путь неблизкий.
— Да, и до твоего лагеря тоже, — добавил Хэмиш, подтолкнув Хью вперед. — Отправляйся-ка спать, иначе выйдешь на битву совсем квелый.
— Уже иду, — сказал Хью и во внезапном порыве обнял Максвеллов. — Мы еще встретимся! Но не здесь…
Сбежав по склону холма, он пересек луг. На подступах к лагерю его окликнул часовой, он ответил, и к нему сразу кинулся Уортон.
— Где вы пропадали всю ночь? — начал он ворчливым голосом. — Мы тут с ног сбились, искавши!
— О, я готовился к предстоящей битве, — сказал Хью, пошатнувшись от внезапно навалившейся усталости, которую усугубило немереное количество выпитого эля. — Мне надо срочно прилечь.
Когда через несколько часов он встал, к нему поспешил Уортон и радостно сообщил, что шотландские наемники де Монфора сложили свои пожитки и исчезли. Это была личная победа Хью… и Эдлин!
Теперь разбить мятежников не составит труда.
Стоя на опушке Роксфордского леса, Элмунд с ужасом смотрел на замок. Постройка нового парома из украденных в королевском лесу бревен как раз подошла к концу, когда разнесся слух об осаде Роксфорда, и старик решил на всякий случай наведаться в поместье, сочтя достойным внимания любой слух, касавшийся доброй леди Эдлин. Разглядывая замок, Элмунд похвалил себя за предусмотрительность, потому что там действительно происходило что-то страшное.
За внешними стенами явно хозяйничал неприятель. Над двором вился черный дым. Воняло гарью, во рву валялись трупы крестьянок. Злодеи, задумавшие лишить леди Эдлин дома, а может быть, и жизни, таскали внутрь ведра смолы и большие камни. Оттуда доносились грохот и взрывы мужского хохота.
Кем бы ни были эти люди, они, безусловно, уверены в своей близкой победе.
Элмунд развернулся и со всех ног побежал за подмогой.
* * *
— Они уносят ноги, хозяин, и не остановятся до самого моря! — возвестил Уортон, подбежав к стремени своего господина. — Мы победили!
Сняв шлем, Хью де Флоризон, граф Роксфордский, с довольной ухмылкой проводил взглядом последних спасавшихся бегством мятежников.
— Не так уж это было и трудно, — сказал он.
— Да, без шотландских наемников у них не было ни малейших шансов, — заметил Дьюи, отирая со лба пот. — Как вы думаете, почему шотландцы их бросили?
— Понятия не имею, — равнодушно ответил Хью, поворачивая лошадь в сторону лагеря. — Я сам дорого бы дал, чтобы это узнать.
— Да, — подхватил Уортон, сверля хозяина подозрительным взглядом, — я тоже дорого дал бы за это.
Хью пожал плечами, вовсе не собираясь что-либо объяснять.
— Вы тут, разумеется, ни при чем, — продолжил Уортон, — разве волк виноват, что овцы разбегаются при одном его появлении?
Хью откинул голову и оглушительно захохотал. У него было прекрасное настроение. Что за умница у него жена! Какой преподала ему урок! Благодаря ей он так легко справился с врагом и теперь, целый и невредимый, вернется домой намного раньше, чем обещал! Разумеется, до того предстоит еще соединиться с отрядами принца и разбить главные силы противника, но общими усилиями они освободят короля без особого труда. Принц будет доволен Хью, и, может быть, Хью вознаградит Эдлин за долготерпение новым поместьем!
И, конечно, он насладится той победой, о которой возвестил ее белый флаг! Губы Хью тронула улыбка. Да, возвращение домой сулит исполнение всех его мечтаний. Как тогда, в аббатстве, Эдлин прижмет его к груди и скажет, что любит. Он возьмет с нее клятву никогда больше ничего не скрывать. Она будет ласкать его своими прохладными пальцами. Она раскроет ему душу, рассказав обо всех своих переживаниях — нежности, любви и глубокой, всесокрушающей страсти, у которой не будет конца, независимо от того, как часто долг будет призывать его на поле битвы.
Он обнимет ее и поцелует, и, когда они лягут в постель, он скажет… Что? Эдлин наверняка ждет от него уверений в любви и преданности. Вот именно, преданности! Он бесконечно предан ей, своей жене, своей своенравной леди. Она наверняка будет рада это услышать. Но в глубине души Хью был почему-то не очень в этом уверен. Пока он пытался понять, почему, примчался один из его молодых рыцарей.
— Милорд, в шатре вас дожидается гонец! — в страшном возбуждении воскликнул он.
— Из ставки принца?
— Из Роксфорда!
Улыбка медленно сползла с лица Хью. Почему Эдлин послала к нему гонца? Беспокоилась за него? Хотела излить свое раздражение или унизить показной заботой?
— Чего хочет моя жена? — недовольно спросил он.
— Гонец не от нее, а от сэра Филиппа.
— Значит, что-то случилось! — воскликнул Уортон, встревожившийся не меньше хозяина.
Хью пришпорил коня, и тот рванулся вперед. Через несколько мгновений рыцарь был уже у своего шатра. На его зов оттуда вышел, еле волоча ноги от усталости, изможденный гонец.
— Милорд, Эдмунд Пембридж осадил ваш замок. Хитростью он проник во внешний двор, и сэр Филипп опасается, как бы новые козни врага не привели к падению Роксфорда, — выговорил он, пошатываясь.
— Эдмунд Пембридж? — переспросил Хью.
В его памяти пронеслось, как Эдлин сказала ему: «Я твоя верная жена, клянусь, что никогда не предам тебя». Какое гордое тогда у нее было лицо!
Гордость! В ней все дело. Зачем, зная, как горда Эдлин, он пытался подчинить ее себе? Ведь сам он дарил ей только вещи — замок, сорочки. Еще, пожалуй, свое бренное тело, но не душу. Если бы он открыл ей сердце, она перестала бы замыкаться в своем гордом одиночестве.
Потом ему на память снова пришел белый флаг, трепетавший над серой стеной замка, и он решил, что Эдлин все-таки рассталась со своей гордостью ради него. Это было то, чего Хью так боялся и желал.
— Почему за мной не послала миледи? Как она?
— С ней все в порядке. Она не захотела отрывать вас от ратных трудов. — Гонец вновь пошатнулся от слабости. — Однако сэр Филипп просит вас безотлагательно приехать, иначе может оказаться поздно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рыцарь надежды - Додд Кристина

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.

Ваши комментарии
к роману Рыцарь надежды - Додд Кристина



Читаю двенадцатую главу - настоящий бред сивой кобылы! Какой мужчина, тем более воин позволит так с собой обращаться, особенно, если являешься пленницей этого воина. Попробую читать дальше, но не уверенна, что смогу дочитать до конца. Автор попыталась написать что-то с потугами на юмор, но довольно плохо получилось.
Рыцарь надежды - Додд КристинаНатали
3.06.2014, 21.51





Ну, все! Дочитала до 15 главы, но после предложения: " Хью казалось, что еще немного и волосы у него на лобке начнут дымиться, — говорил о том, что она готова." - решила, что с меня хватит! Еще больше утвердилась, что это полный бред! Читать не советую! 0 из 10. Еще никогда так не оценивала "произведение", если эту писанину можно так назвать.
Рыцарь надежды - Додд КристинаНатали
3.06.2014, 23.38





Оказывается 0 нет, тогда 1 из 10.
Рыцарь надежды - Додд КристинаНатали
4.06.2014, 0.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100