Читать онлайн Принц похищает невесту, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Принц похищает невесту - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Принц похищает невесту - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Принц похищает невесту - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Принц похищает невесту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Гленмур оказался воровским притоном.
Улицы в городе были узкие. Дома – маленькие, темные, грязные. Каждый житель гордился своим умением очистить чей-то карман или срезать с пояса кошель.
Когда Ренье и Сорча въехали в город, Ренье стал настороженно озираться. Поскольку в Гленмуре насчитывалось не больше восьми сотен жителей, а в преддверии зимы приезжих почти не было, Арну заподозрил, что главный источник дохода у местных жителей – воровство. Причем воруют они друг у друга. Если он не проявит бдительности, их с Сорчей оберут до нитки.
А переодетая парнишкой Сорча была твердо намерена отправиться в город одна и продать коня убийцы и своего собственного пони.
Она ни о чем не догадывалась, и Ренье решил не спускать с нее глаз.
Когда они оказались на городской площади, она распорядилась:
– Оставайся здесь. Я найду покупателя для Святого Осла и Вульфгара.
Она уже успела дать имя коню убийцы. Торговец моментально поймет, что она мягкосердечна. А как только она забудет говорить низким голосом, догадается, что она женщина, и обманет ее. Ренье хотелось биться головой о стену.
– А ты охраняй Победителя. – С этими словами Сорча потрепала по холке мерина, которого присвоила. – И Аланжи.
Их лошадям она тоже дала имена. А как же иначе! Хорошо еще, что она не сочла нужным дать одной из них кличку Святой Осел! Есть вещи, которые мужчина не станет терпеть ни при каких обстоятельствах.
Сорча неуверенно осмотрелась.
– Насколько я понимаю, в этом городе немало злодеев. – Хорошо хоть, что у нее хватило здравого смысла это понять! – Поэтому постараюсь вернуться как можно скорее. Никуда не уходи!
– Угу, Сорча.
Он обнаружил, что очень легко изображать послушание, когда не имеешь ни малейшего намерения выполнять полученные распоряжения.
– Не разговаривай с незнакомыми людьми!
– Угу, Сорча.
– Ни в коем случае не выпускай наших лошадей из вида!
– Удачи, Сорча! – крикнул он ей вслед.
Как только она скрылась, он огляделся и увидел, как карманник обрабатывал негустую толпу: юнец, которому не было двадцати, коренастый и выбирающий жертвы с таким расчетом, чтобы получить наибольшую выгоду с наименьшими трудностями.
Именно такой парень и нужен был Ренье.
Ренье демонстративно пересчитал свои монеты, а потом небрежно вернул кошель на пояс. Оставалось только надеяться, что в этой толпе его жертва проглотит наживку первой.
Когда он почувствовал, что кошелек стал легче, он стремительно обернулся и поймал карманника за ухо.
Юнец взвыл и начал вырываться.
– Заткнись.
Ренье крепче сжал пальцы, вернул себе кошель и увел воришку за угол, в тихий переулок.
– Как тебя зовут?
– Фаррел.
– Фаррел, ты везунчик. – Ренье ухмыльнулся. Эта ухмылка не похожа была на ту, которую он изображал при Сорче, широкую и глупую. Ренье оскалил острые белые зубы недвусмысленно хищно. – Будешь охранять моих лошадей.
– С какой стати?
Глаза Фаррела бегали по сторонам: он искал возможность улизнуть.
– А с такой, что я поймал тебя на краже моего кошелька и с удовольствием передам тебя констеблю. Может быть, он захочет примерно тебя наказать: я слышал, смерть на виселице мучительна. – Ренье сделал паузу, дав Фаррелу время продумать услышанное. – Но тебе стоит постеречь моих лошадей, потому что ты талантливый юноша, и я заплачу тебе пять шиллингов за честь заботиться об этих прекрасных животных.
Юнец перестал вырываться и с подозрением уставился на Ренье.
– Покажи-ка!
Ренье извлек монеты из кошелька.
– Пять шиллингов. – Он подбросил их в воздух, дав лучам солнца блеснуть на ребрах монет, а затем поймал одной рукой. – Два прямо сейчас, а еще три, когда вернусь, а ты и мои лошади окажетесь на месте.
Глаза Фаррела загорелись от жадности.
– А если ты и мои лошади исчезнете, – Ренье притянул Фаррела за ухо, так что его лицо оказалось на одном уровне с лицом воришки, – я тебя разыщу и вытрясу мои шиллинги и все, что ты выручишь за моих лошадей, из твоей задницы!
Ренье прекрасно сознавал, какое действие на юнца может оказать его ледяной взгляд в упор, и не был разочарован и на этот раз. Фаррел побледнел. Он попытался отвести глаза, но не сумел высвободиться.
– Не нравится мне это дело, – проворчал воришка.
– Весьма печально, потому что я решил, что поручу дело именно тебе, хочешь ты этого или нет.
Возмутившись непониманием Ренье, Фаррел огрызнулся:
– Нет, дурень, ты ничего не понимаешь! Другие украдут у меня лошадей, а я ничего не смогу сделать, чтобы им помешать. Или почти ничего.
Ренье продемонстрировал Фаррелу два шиллинга, после чего сунул их юнцу в карман.
– И как, по-твоему, лучше было бы уберечь наших лошадей? Бегать с ними с места на место или поставить в конюшню и стеречь их там?
– В конюшню! – взвизгнул Фаррел. – Нет, стой! Лучше с ними расхаживать. Тогда все будут думать, что я веду их продавать.
– Хорошая мысль. – Ренье сунул поводья в руки Фаррела. – Начинай двигаться, а я тебя разыщу, как только закончу с делами. А если мои лошади исчезнут, я тебя найду. Ты мне веришь, Фаррел?
– Ага! Верю! – Фаррел двинулся к площади. – Верю! – крикнул он еще раз, обернувшись.
Убедившись в том, что Фаррел достаточно сильно напуган, чтобы оставаться честным хотя бы на то время, которое уйдет на продажу животных, Ренье последовал за Сорчей. Две женщины сплетничали у колодца. Он остановился, поклонился им и спросил:
– Никто из вас не видел молодого человека, примерно такого роста, – он показал рукой, какого именно, – с синими глазами и…
– Ну да. Ты говоришь о безбородом юнце, которому нужно было продать коней? – Ответившая женщина не могла не отметить безбородости паренька: у нее самой были густые усы и густые седые брови. Грязные волосы завязаны шарфом. – Он спросил, кто самый честный торговец в Гленмуре. Мы отправили его в конюшню Макмуртри.
– Не то чтобы он был честный, но хотя бы не станет убивать юнца, чтобы продать его зубы. К тому же он в Гленмуре единственный покупает лошадей. – У более молодой женщины усов не было, но Ренье не сомневался в том, что скоро они вырастут. – Он славный парнишка и не заслужил такой судьбы.
– Иди по этой улице до конца, а затем поверни налево, – посоветовала старшая женщина. – Конюшню сразу признаешь, не ошибешься.
– Благодарю вас, мадам.
Ренье вежливо приподнял шапку и с мрачным видом зашагал к конюшне. Сорча не провела в городе и часа, а уже перезнакомилась с половиной населения. Как ей это удается?
Он убедился в том, что попал в нужное место, когда дома уже не стояли так близко друг к другу, а улица стала еще более грязной. Завернув за угол, он обнаружил задние части Святого Осла и Вульфгара. Резко остановившись, он попятился и осмотрелся.
Сорча стояла спиной к нему, держа в руках поводья, и яростно спорила с косоглазым, плохо одетым немолодым торговцем лошадьми.
Ренье предположил, что это и есть Макмуртри. Мистер Макмуртри не спорил с ней. Он просто стоял, засунув большие пальцы за отвороты клетчатой куртки, и качал головой. На лице его было написано самодовольство.
Если Ренье правильно понимал происходящее, то это выражение говорило о том, что Макмуртри догадался, что имеет дело с женщиной: охваченная негодованием, Сорча забыла о том, что надо изменить голос на более низкий. А мужчины знают, что женщин провести легко.
Однако накануне вечером Сорча подготовилась к этим переговорам, спросив у Ренье, сколько, по его мнению, могут стоить эти животные. К этому она прибавила и свое собственное мнение, основанное на разговоре с владельцем конюшни в Хамелдоне. К немалому изумлению Ренье, она умело обсуждала продажу животных, так что сейчас единственным препятствием оказался Макмуртри и его положение местного монополиста.
– Это возмутительно! – Высокий, аристократичный женский голос Сорчи донесся до Ренье. – Эти лошади стоят в двадцать раз больше того, что вы предлагаете!
– Это никчемные животные, старые и кривоногие.
– А вот и нет!
– И потом, здесь их больше некому продать, – с напускной грустью вздохнул Макмуртри. – Так что, надо думать, ты возьмешь за них столько, сколько я даю.
– Да я лучше возьму их с собой в Эдинбург, чем продавать их вам!
Сорча говорила совершенно искренне. Ренье понял, что ему придется вмешаться.
– И как ты собираешься их прокормить, молодой человек? – поинтересовался Макмуртри. – Отсюда до самой столицы почитай, что только дождь, грязь да жухлая трава. Никакого крова, едва заметная тропа по долинам и перевалам. Тебе трудно будет ехать верхом и на тех двух животных, которых ты привел в город, так что лучше продай их.
Она расхохоталась, и ее искреннее веселье изумило Ренье, и, похоже, Макмуртри тоже: тот вздрогнул и нервно потеребил грязный платок, повязанный вокруг шеи.
– Да мы лучше этих лошадей съедим!
– Да как ты можешь говорить такое, парень! Кто же ест таких прекрасных животных!
Поняв, что проговорился, Макмуртри разразился бранью.
Улыбаясь, Ренье снова подался назад.
Сорча действительно хорошо умела торговаться, но ей не добиться своего в этом городе и с этим покупателем. Ей нужна помощь. И Ренье был именно тем, кто мог ей эту помощь оказать.
– Я дам тебе за обоих двадцать пять гиней! – объявил Макмуртри.
– Я хочу двадцать гиней за пони и две сотни гиней за коня.
– Двадцать фунтов… и две сотни… – Макмуртри даже задохнулся от подобного нахальства. Пытаясь снова овладеть ситуацией, он твердо заявил: – Двадцать пять гиней, и ни пенсом больше!
Выйдя из тени, Ренье устремил на Макмуртри пристальный жесткий взгляд.
Макмуртри прищурился и выразительно положил руку на пистолет, который был у него за поясом.
Сорча обернулась. Почему Макмуртри так злобно смотрит куда-то ей за спину?
Ренье снова нырнул за угол.
– Двести двадцать гиней за обоих животных, и ни пенсом меньше! – заявила Сорча.
Ренье, подняв нож острием вверх, дал ему понять, что цену необходимо повысить.
Торговец яростно сверкнул глазами: его мужская гордость была уязвлена.
Ренье ухмыльнулся ему все той же зубастой усмешкой, которую он так хорошо отработал и которая выражала желание бить Макмуртри до тех пор, пока тот не превратится в студень.
Поразительно, как невысказанная угроза заставляет наглецов типа Макмуртри менять манеру поведения. С его лица стремительно сбежала краска, и он поспешно сказал:
– Я готов тебе уступить и дать лишние двадцать гиней… – Заметив резкое движение Ренье, он быстро добавил: – Двадцать пять гиней. Но никак не больше!
Он наставил палец на Сорчу, стараясь игнорировать Ренье, но когда усмешка Ренье превратилась в злобный оскал, Макмуртри подскочил, словно испуганный заяц.
Сорча почувствовала, что неожиданно получила какое-то преимущество. Тоном убеждения она проговорила:
– Пони хорошо обучен: это идеальное животное для ребенка или для перевозки поклажи. А конь молодой, с хорошими формами, он долго прослужит. Видели бы вы, как он скачет!
К тому моменту, когда торг завершился, Сорча выторговала больше двух сотен гиней за обоих животных, а Макмуртри вспотел, словно лошадь, которая целую милю мчалась во весь опор.
Когда все условия сделки были оговорены, Сорча ласково погладила Святого Осла.
– Макмуртри, этому милому пони надо найти хороший дом. А Вульфгару нужен хороший хозяин, который смог бы понять его необузданный нрав.
– Уж не хочешь ли ты встретиться с покупателями? – с сарказмом осведомился Макмуртри.
Ренье вздохнул, услышав столь глупый вопрос.
– А можно?
Сорча выкрикнула свой вопрос так радостно, что он эхом отразился от стен.
– Нельзя.
Макмуртри принял у нее из рук поводья.
– Но вы позаботитесь о том, чтобы пони жилось хорошо? – Сорча в последний раз ласково погладила пони. – Он получил имя в честь ослика, на котором Мария ехала в Вифлеем.
Ренье решил, что лицо Макмуртри смягчилось впервые с той поры, как он вышел из пеленок. Но оно действительно на секунду подобрело, и он тоже погладил пони. Но его лицо тут же снова обрело привычно-хмурое выражение.
– Хочешь, чтобы я поговорил с детьми, которых он будет возить, чтобы они были к нему добры?
– Это было бы чудесно! – Сорча радостно улыбнулась ему. – Я знала, что под вашей суровой наружностью скрывается доброе сердце!
– Только спрятано глубоко, – проворчал Макмуртри. – Очень глубоко.
– Приятно было иметь с вами дело, сэр!
Схватив его за руку, Сорча с энтузиазмом ее пожала. Когда она выпустила ее и пошла обратно, Макмуртри обтер ладонь о штанину.
Ренье успокоился и решил возвращаться к их лошадям.
Но тут Сорча снова повернулась к Макмуртри:
– Вы были так честны, и мы с вами так хорошо поторговались, что я знаю: вам можно доверять. Вы не скажете, где можно было бы поесть? Мне надо поесть самой и прихватить еды еще для одного человека.
Все произошло прямо на глазах у Ренье.
Какой-то гадкий замысел родился и расцвел в голове у Макмуртри. Бросив в сторону Ренье взгляд, полный злорадства, он прошептал что-то Сорче на ухо.
– Спасибо!
Она зашагала в сторону города.
– Проклятие!
Ренье двинулся следом за ней.
Макмуртри поймал его за шиворот, когда он проходил мимо.
– Ты получил, что хотел, парень: чертовски хорошие деньги за твоих лошадей и довольную собой бабенку.
Ренье тоже сгреб Макмуртри за шиворот.
– Она – парень. Запомни это. Она – парень.
– Если и так, – парировал Макмуртри, – то чертовски глупый парень.
Ренье оттолкнул Макмуртри в сторону. Но к тому моменту, когда он завернул за угол, идя следом за Сорчей, она уже исчезла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Принц похищает невесту - Додд Кристина



скукотище и глупость да затянуто не дочитала
Принц похищает невесту - Додд Кристинанелли
26.07.2012, 15.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100