Читать онлайн Первый любовник Англии, автора - Додд Кристина, Раздел - 9. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Первый любовник Англии - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Первый любовник Англии - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Первый любовник Англии - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Первый любовник Англии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9.

Сэр Дэнни стоял на ступеньках фургона, который служил ему домом. Он вгляделся в грязное тесное пространство.
— Роузи?
— Я здесь.
— Людовик, останься, — приказал сэр Дэнни и вошел внутрь.
Почти все помещение занимали две узкие кровати, покрытые одеялами. Между ними оставался тесный проход. Все стены были увешаны костюмами и прочим нехитрым театральным реквизитом.
— Где ты была? — спросил сэр Дэнни.
Роузи уселась на кровати, всецело поглощенная какой-то мыслью. Людовик стоял поблизости, поэтому Роузи колебалась, не зная с чего начать. Могла ли она говорить откровенно в его присутствии? Наверное, да: Роузи всегда полагалась на безошибочный отцовский инстинкт сэра Дэнни. В последнее время тот немного изменился. Кроме того, она надеялась, что, если объяснения окажутся тщетными, Людовик поможет ей побудить сэра Дэнни к более решительным действиям: или приступить к осуществлению плана, или уехать отсюда, пока не поздно. Роузи не хотела больше сидеть сложа руки. Пусть сэр Дэнни, подчиняясь своему холодному разуму, решает сам, что делать — начинать спектакль или собирать пожитки.
Конечно, они не смогут вернуться в Лондон: граф Эссекс не забыл бы их так скоро, но кто мог помешать им отправиться в провинцию?
— Вы могли бы сказать мне, что мое мужское естество карликового размера.
— Мне это как-то ни разу не приходило в голову. — На лбу у сэра Дэнни вдруг выступила испарина, он приподнял бровь и оглянулся через плечо на Людовика, подошедшего поближе. — Почему ты думаешь, что твое… э-э… мужское естество карликового размера?
— Ну… У Тони оно такое большое…
Сэр Дэнни резко шагнул вперед.
— Что — у Тони?
— Его мужское естество…
— Я тебя слушаю, продолжай! — рявкнул сэр Дэнни.
Людовик, стоящий за дверью, издал рычащий звук. Его необузданная свирепость, казалось, начала передаваться и сэру Дэнни.
— Это какая-то ошибка, Людовик, не делай глупости!
Глубоко вздохнув, сэр Дэнни похлопал себя по груди, словно наездник, сдерживающий норовистую лошадь.
— Роузи, ты поражаешь меня! В какой-то момент я подумал, что ты на самом деле увидела его мужское естество, когда в действительности ты видела только его подштанники.
— Тони предложил мне искупаться.
На щеках сэра Дэнни выступили багровые пятна, а сам он надулся, словно гриб-дождевик после дождя.
— Я никогда еще не хлестал тебя ремнем, — закричал он, предвосхищая реакцию Людовика, — но я сделаю это сейчас и буду лупить тебя до тех пор, пока не услышу всей правды! Итак, ты купалась с сэром Энтони?
— Купался только Тони.
— Ты снимала с себя одежду?
— Нет.
Сэр Дэнни вздохнул с облегчением.
— А он?
— Снимал.
— Всю? — Глаза сэра Дэнни сузились.
— Всю.
Дэнни изо всех сил ударил кулаком по тонкой стене фургона, и в тот же миг снаружи раздался такой же мощный удар, сопровождаемый потоком ругательств на чужом языке: Людовик отреагировал на услышанное.
Еле сдерживая гневное возбуждение, Роузи смотрела, как сэр Дэнни нервно расхаживает по узкому проходу между кроватями. Ярости его не было предела, и ужас, и отвращение, написанные на его лице, давали Роузи надежду.
Поведение Тони взбесило сэра Дэнни, но нерешительность самого сэра Дэнни привела в ярость уже Роузи, и она подлила масла в огонь:
— А завтра, Тони сказал, он возьмет меня с собой к Крошке Мэри.
— К Крошке Мэри?! — У сэра Дэнни задрожали руки. — В публичный дом? Зачем?
— Чтобы устроить мне первое знакомство женщинами.
— Он что, решил свести тебя со шлюхами?
— Таково его намерение.
Ответом послужил очередной яростный удар в стену, но теперь уже обоими кулаками. Сэр Дэнни захлопнул дверь перед носом Людовика и полез в сундук, набитый театральными пожитками. Роузи с любопытством наблюдала, как на свет появляются мантия, скипетр, украшенный разноцветными стекляшками, лохмотья из грубой шерсти, позолоченная корона… С помощью всего этого сэр Дэнни был способен изобразить кого угодно — от нищего бродяги до короля.
Не обращая внимания на растущую груду реквизита, он продолжал рыться в сундуке.
— Что вы ищете? — спросила Роузи.
— Вот это! — Сэр Дэнни поднял над головой пожелтевший лист бумаги.
— И что вы хотите с этим делать?
— А вот это самое! — Он схватил Роузи за руку и потащил к двери.
— Подождите, я еще не готова к спектаклю!
— Ты действительно полагаешь, что сэр Энтони не успокоится, пока не увидит твоих мужских достоинств? — спросил сэр Дэнни, засовывая бумагу за пазуху.
Итак, они шли, чтобы встретиться с Тони…
— Ага, не успокоится! — ответила Роузи в то время, как сэр Дэнни тащил ее по ступенькам. — Кажется, его никогда не интересовало во мне что-нибудь еще.
— Так он уже что-то видел?! Признавайся! — Сэр Дэнни повернулся к Роузи так резко, что она, не успев остановиться, наткнулась на него. — Или ничего?
Ярость одной натуры столкнулась с яростью другой.
— Я не понимаю, почему вы так злитесь. Вы приказали мне вести себя, как нахальный юнец, и я сделала все, как вы сказали. Тони настолько был уверен, что я мужчина, что разделся в моем присутствии догола и залез в воду!
На шее сэра Дэнни надулись жилы — казалось, что кожа вот-вот лопнет от напряжения.
— Я убью его! — прохрипел он.
— Нет. — Голос Людовика звучал решительно. — Его убью я!
Господи, в этой перепалке они совсем забыли о его присутствии. Сейчас Людовик был похож на могучее дерево с глубоко вросшими в землю корнями. Ничто не могло изменить его решения.
— Это мое дело! — возразил сэр Дэнни. — Мое личное дело!
— Такой маленький человечек против распутника Тони? — усмехнулся Людовик. — Предоставьте его мне!
Сэр Дэнни бесстрашно схватил Людовика за грудки.
— Может быть, ты никогда не слышал одну старую английскую поговорку, но я ее тебе сейчас напомню. — Сэр Дэнни поднялся на цыпочки и посмотрел Людовику прямо в глаза. — Если твое мужское естество тычется куда не надо, укороти его! А теперь иди работать!
— Я буду работать, когда мне захочется! — вскипел Людовик.
Нахальный, как молодой бойцовый петух, сэр Дэнни заявил:
— Ты будешь работать, когда тебе захочется, только после моей смерти!
— Ждать тогда осталось недолго! — грозно нависая над ним, ответил Людовик.
Роузи решительно встала между ними.
— Будьте вы прокляты! Оба! Немедленно прекратите этот балаган! Ты! — Она ткнула пальцем в Людовика. — Иди и скажи труппе, чтобы собирались. Так или иначе, мы уезжаем отсюда. — Людовик потоптался на месте, но, внимательно взглянув на Роузи, удалился без слов. — Вы! — Теперь она ткнула пальцем в сэра Дэнни. — Вы идете со мной. Мы должны сыграть этот спектакль, иначе…
— Ты приказываешь мне, Роузи? — Она не ответила, и по лицу сэра Дэнни пробежала усмешка. — Почему-то я никогда не замечал в тебе таких способностей… Да, вот и пришло, кажется, время для откровенных излияний. — Схватив Роузи за руку, он на всех порах потащил ее через лужайку.
Они почти бегом поднялись по ступеням и вошли в дом.
— Итак, мы должны смело выступить против сэра Энтони прямо в его логове… Эй, добрый человек, — обратился сэр Дэнни к слуге, — не можешь ли ты сказать, где мы можем найти сэра Энтони?
— Он в своем кабинете. — Слуга, несколько растерянный, поклонился. — Если подождете, я пришлю кого-нибудь показать вам дорогу.
Он направился в конец галереи, но сэр Дэнни, не скрывая презрения, окликнул:
— Он что, сторожит там свои серебряные монетки? Ладно, я не буду ждать, а ты свободен, милейший. — Сэр Дэнни потащил Роузи дальше. — Мы сами разыщем сэра Энтони.
Сэр Дэнни направился вдоль галереи, но Роузи остановила его.
— Слуга сказал, что Тони в кабинете, а кабинет вот здесь. — Она указала на массивную дверь напротив входа.
— Нет, не может быть… С какой это стати хозяин дома будет устраивать себе кабинет в таком неудобном месте?
— Зато, если дверь открыта, он всегда знает, Кто приходит и кто уходит, — ответила Роузи и громко постучала.
Слово «войдите» было произнесено с таким сарказмом, что не было никаких сомнений в том, что они нашли того, кого искали. Роузи бросила победный взгляд на сэра Дэнни.
Давай разом покончим с этим…
Нет, здесь не было ничего такого, чтобы могло причинить ей зло. Они не могут уйти отсюда до тех пор, пока не сделают то, что задумали, чтобы разом не покончить с этим.
— Входите же, — снова послышался голос Тони. Роузи вошла и… остановилась.
Сидя в темноте под столом, сжавшись в комок, она слушала, как все искали ее.
— Где же Роузи?
— Не знаю… Может быть, она отправилась в Лондон, чтобы увидеть королеву?
— Где же Роузи?
— Не знаю. Может быть, ее похитила фея, и теперь она танцует под луной?
— Где же Роузи?
Внезапное появление из темноты на свет зажженного канделябра.
— Я здесь!
Сильные руки высоко поднимают ее, любимое лицо ласково улыбается, звучный голос кричит:
— Она здесь! Здесь моя девочка!
— Входи, моя девочка. — Сэр Дэнни опять взял ее за руку и втащил в комнату.
Тони сидел за столом с пером в руке и разбирал огромную кипу бумаг.
— Сударь, у нас к вам дело. — В голосе сэра Дэнни слышалась враждебность. Роузи знала, что вот уже не один месяц сэр Дэнни снова и снова проигрывал в уме этот разговор, стараясь, чтобы у него был готов достойный ответ на все возможные случаи. От Роузи требовалось только одно — молча стоять рядом, и она охотно согласилась. Откинувшись на спинку резного стула, Тони рассматривал непрошеных гостей. Хотя белоснежная рубаха в сочетании с черным камзолом и придавали ему пуританский вид, он все равно был похож на человека весьма искушенного как в делах, так и в грехе.
Грех. Грех, такой же, как игра на сцене или шантаж… Почему искусная резная статуэтка Мадонны, держащей младенца на руках, кажется такой знакомой?
— Вот как? У вас ко мне дело? — переспросил Тони.
— Да, сударь, дело.
— Вы желаете разговаривать с этими людьми, сэр Энтони?
Роузи узнала этот скрипучий голос и, обернувшись, увидела в дверях седого человека. Управляющий. Человек, который держал ее, когда Тони занимался переломом, а потом являлся ей в ее ночных кошмарах.
— Я поговорю с ними, — ответил Тони. — Закрой за собой дверь.
Хэл поклонился с выражением глубочайшей почтительности, но по телу Роузи пробежала трепетная волна. Было в нем что-то такое… что-то не совсем правильное. Седина, морщины, выражение лица — все указывало на то, что жизнь не раз безжалостно била этого старика. Но… Но сколько лет ему в действительности?
Рука сэра Дэнни дернула ее за локоть, призывая не отвлекаться от спектакля, который они должны были разыграть.
— Я слышал, сэр, что это поместье пожаловано вам королевой Елизаветой.
— Совершенно верно, — сурово согласился Тони. — Ее Величество действительно пожаловала мне это поместье.
Деревянная статуэтка манила Роузи, поглощала все ее внимание. Девушка почти ощущала каждое волоконце, каждую прожилку на тяжелом дереве.
— Не только само поместье, но и имущество семьи Беллот? — продолжал сэр Дэнни.
— Да, и все имущество покойной семьи Беллот.
И в этот момент разыгрываемая драма целиком захватила сэра Дэнни, голос его стал глубоким и выразительным, жесты — величавыми.
— Скончался Беллот, но не его семья.
— Я это уже слышал не один раз. — Тони медленно поднялся со скрипучего стула. — Кстати, это вас я должен поблагодарить за распространение этих нелепых слухов?
— Это не слухи, сударь, а чистая правда.
Словно против воли, рука Роузи потянулась через стол и взяла статуэтку. Она оказалась совсем не такой тяжелой, как казалась, и потому Роузи подняла ее с такой стремительностью, что все глаза сосредоточились на ней.
Тони изучающе смотрел на девушку, потому что Роузи даже подпрыгнула, когда повернула Мадонну с младенцем лицом к себе.
— Тебе нравится эта безделушка? — спросил он. — В свое время, как мне сказали, она тоже принадлежала Эдуарду, лорду Сэдлеру. Она создана еще до того, как норманны завоевали этот сказочный остров.
Сэр Дэнни положил руку на плечо Роузи и проговорил заготовленную фразу:
— Молодой Розенкранц, вероятно, знает ее с детства.
— А, наконец-то мы добрались до этого. — Острый взгляд Тони ни на мгновение не отпускал Роузи, которая поставила Мадонну на краешек стола и продолжала гладить ее пальцами, словно слепая. — Так что вы говорите, сэр Дэнни?
Казалось, что Тони тоже читал сценарий. Драматично взмахнув рукой, сэр Дэнни продолжил:
— Я говорю о том…
Расчистив место на противоположном конце стола, Роузи переставила туда Мадонну. Казалось, она была уверена, что место статуэтки именно там.
— …Розенкранц и есть без вести пропавший наследник Одиси.
— Нет! — Тони с преувеличенным ужасом схватился за горло обеими руками. — Тогда я должен немедленно покинуть поместье, чтобы Розенкранц вошел в законное владение наследством, — трагически произнес он.
Роузи придвинула к себе чернильницу, заточенньге гусиные перья и подровняла стопку бумаги. На поверхности стола обнаружилось старое чернильное пятно. Она коснулась пятна кончиками пальцев и посмотрела на них, словно ожидая увидеть чернильный отпечаток. Но его не было, по крайней мере в этот раз. Помяв в руках палочку печатного воска, Роузи поискала глазами саму печать — она должна была находиться здесь же, в маленькой нише. Печати не было. Роузи оглядела весь стол. Может быть, упала на пол? Она опустилась на колени и принялась искать под столом. Нет, на полу ее тоже не было. Где же…
— Я не брала, папочка.
— Папа на тебя не сердится, но ты должна сказать, где она.
— Я не брала печать!
— Папе она очень нужна. Скажи мне. Скажи мне, Роузи.
— Роузи? — Над ней склонился Тони. — Ты болен?
Здесь все неправильно: лицо Тони, само время, в котором он живет… Была ли она больна?
— Нет! — Очень может быть. — Нет, со мной все в порядке.
Сэр Дэнни приподнял ее за подмышки и отбросил со лба волосы. Жалость и сочувствие набросили узду на его лихо мчащееся театральное действо: казалось, сэр Дэнни забыл свою роль.
Роузи взглянула на стоящего перед ней на коленях Тони, потом на сэра Дэнни. Жуткое чувство, что ей знакомо то, что она здесь видит, охватило Роузи, и сейчас ей хотелось только одного: исчезнуть отсюда как можно скорее.
— Мы согласны на компенсацию, — торопливо сказала она.
Цинизм Тони вернулся в мгновение ока. Как хорошо играла эта девица роль смущенного ребенка, чтобы смягчить его, прежде чем выдвигать денежные требования. Усевшись боком на стол, Тони скрестил руки на груди и сказал:
— Удивляюсь, как такие благородные люди явились без доказательств.
— Вы требуете доказательств? — Сэр Дэнни взглянул на Роузи. — Прежде всего, как вы можете видеть, возраст Розенкранца в точности соответствует возрасту наследника.
— И волосы у него каштановые, как у наследника лорда Сэдлера, — восхищенно продолжил Тони. — Вы только посмотрите, какое сходство! Как же я раньше этого не заметил?
Они почти касались друг друга лбами — сэр Дэнни, Роузи и Тони. Роузи находилась между ними и чувствовала себя закладом в шахматной партии, разыгрываемой мужчинами.
— Остается одна только мелочь. — Тони усмехнулся прямо в лицо Роузи. — Дело в том, что наследника не было. Была наследница.
Роузи показалось, что ее облили ледяной водой.
— Что?! — Она вскочила, отпихнув сэра Дэнни.
— Дочь. Единственный ребенок лорда Сэдлера был девочкой. Но ты же ведь не девочка, правда?
Сейчас, с откинутыми со лба волосами, без грима, скрывающего истинный цвет лица, Роузи выглядела беззащитной и жалкой. Ужас, потрясение, смятение — от этой гаммы чувств лицо ее побелело, словно его посыпали хорошо перемолотой мукой.
— Ошибка… — Роузи схватила за руку сэра Дэнни. — Произошла ошибка. Сейчас мы уйдем.
— Уже? Так скоро? — Тони встал, нависая над сэром Дэнни и Роузи. — Останьтесь.
— Нет, мы должны идти. Сэр Дэнни, — она снова дернула его за руку, — идемте же!
Тони видел, что Роузи трепещет от страха, словно фазан, увидевший перед собой стрелу охотника. Одно из двух — или она действительно не знала о том, что наследник лорда Сэдлера женского пола, или Роузи замечательная актриса.
А вот какую роль играет сэр Дэнни? Почему он не торопится поскорее убраться отсюда? Почему улыбается Роузи, словно отец, вручающий свою испуганную дочь любящему мужу?
— Дэнни, умоляю вас, Дэнни… — прошептала Роузи хриплым голосом, явно задыхаясь от какого-то переполнявшего ее чувства, но сэр Дэнни взял Роузи за обе щеки и поцеловал в губы, поцеловал так, как будто этот поцелуй был прощальным.
— Верь мне, — пробормотал он и, вынув из-за пазухи лист пожелтевшей бумаги, вручил ее Тони. — Если вы прочтете это, сэр, вы увидите, где правда, а где ложь. И, думаю, вам лучше узнать новость, сидя в кресле.
Тони воспользовался советом Плаймптона и перебрался на мягкую подушечку, лежащую на стуле. Беспокойство и тревога Роузи явно возросли, а сэр Дэнни победно улыбался еще до того, как глаза Тони пробежали по строчкам документа.
В этих строчках, написанных дрожащей рукой, сообщалось, что малолетняя леди Розалин Элизабет Энн Кэтрин Беллот вручается заботам актера Дэнни Плаймптона. В бумаге предписывалось оказывать всемерную поддержку и помощь вышеуказанному Плаймптону для передачи Розалин Беллот под покровительство Ее Величества королевы Елизаветы. А дальше документ напоминал читателю, что означенная Розалин является полноправной наследницей всего имущества и состояния лорда Сэдлера и что сама королева заплатит большие деньги за возвращение ребенка, чтобы девочку можно было вырастить и воспитать в соответствии с правами, данными ей от рождения. В конце документа содержались проклятия тому, кто осмелится препятствовать святой миссии сэра Дэнни Плаймптона или занять место леди Розалин.
Грязная фальшивка! Скептицизму Тони не было предела. Это всего лишь часть плана по лишению его прав собственности. Самое ужасное вероломство! Это не могло быть правдой!
Поэтому он сойдет со сцены, разоблачив Роузи с ее маскарадом и сэра Дэнни с его ложью.
— Интересный документ. — Тони презрительно бросил бумагу на стол. — Но к кому он имеет отношение?
— Да, — Роузи уперла руку в бедро и стала похожа на нахального юношу, — что это за документ, сэр Дэнни, и к кому он имеет отношение?
— Это последняя воля умирающего. — Сэр Дэнни взглянул прямо в глаза Роузи. — И она имеет к тебе самое непосредственное отношение. Дорогая девочка…
— Девочка? — усмехнулся Тони.
— Девочка? — еле слышно эхом повторила Роузи.
— Сэр Тони смеется над нами, — сладко улыбнулся сэр Дэнни. — Не родился еще мужчина, который, положив руку на женскую грудь, не понял бы, мужчине или женщине она принадлежит.
Трудно поверить, но Тони забавлялся.
— Именно это вы ей и сказали? Что я не понял, что держал в руке женскую грудь?
— Она — невинный младенец, — важно объявил сэр Дэнни.
Лицо Роузи, несколько мгновений назад бывшее таким бледным, теперь залилось яркой краской. Поддерживая больную руку, Роузи отвернулась от мужчин и, подойдя к окну, стала сосредоточенно рассматривать простирающиеся перед ней земли.
Ее земли? Его земли? Чего добивался сэр Дэнни? Почему?
— Почему? — услышала Роузи требовательный и громкий голос Тони. — Почему, сэр Дэнни?
Сэр Дэнни подергал себя за усы.
— В этом деле много «зачем» и «почему», сэр. Если вам угодно уточнить…
— Угодно! Если этот документ подлинный, а не мерзкая фальшивка, то почему вы не выполнили распоряжения лорда Сэдлера и не передали маленькую Розалин попечению Ее Величества?
Явно смутившись, сэр Дэнни признался:
— Я… я не умею читать. А джентльмен… умирал в страшных мучениях. Написав эту бумагу, он произнес всего лишь несколько слов, и то неразборчиво: у него был ужасный жар.
— Это была чума?
Все прекрасно знали внешние признаки «черной смерти», потому что она часто посещала Англию, и потому Тони наперед знал, что ответит сэр Дэнни:
— Без сомнения. На шее благородного джентльмена выступили багровые пятна, а под мышками и в паху появились опухоли. Это была чума, сэр.
— И вы, тем не менее, остались? — В голосе Тони сквозили насмешка и презрение.
Сэр Дэнни выпрямился, насколько позволял его рост, и посмотрел Тони в глаза.
— Даже в смертельной агонии лорд Сэдлер беспокоился о своей дочери. Вы думаете, я смог бы уйти? Вы полагаете, я смог бы оставить ребенка на верную смерть?
— «Черная смерть» уже коснулась ребенка, а через нее передалась бы и вам. Но вы все же остались?
— Сэр Дэнни Плаймптон всегда делал все от него зависящее, чтобы оставаться благородным человеком, и будет всегда поступать так и впредь, — раздался от окна тихий голос.
Тони взглянул на хрупкую фигурку девушки, освещенную солнечными лучами. Она стояла к ним спиной, прижавшись лицом к оконному стеклу, и неподвижно смотрела куда-то прямо перед собой. Что она там так внимательно рассматривала? Камни, из которых сложены стены дома? Парадную дверь? Ее ссутулившиеся плечи и явная подавленность указывали на то, что ей совсем не нравится все, что здесь происходит, однако защитила же она сэра Дэнни. Неудивительно, что она верит в то, что сострадание у сэра Дэнни пересилило его страх перед чумой. Тони и сам верил в это.
— Вы оставались там до самой смерти лорда Сэдлера? — Сэр Энтони решил изменить тактику.
— Да.
— В таком случае, почему же вы не передали ребенка слугам королевы?
— Лорд Сэдлер что-то бормотал насчет королевы и ребенка, но я воспринял это как бред. Его карета выглядела совсем небогато — она была предназначена для быстрой езды, а не для роскошных выездов; ее сопровождали только два человека: кучер и, похоже, нянька ребенка. Когда я появился, слуги были уже мертвы… Я не поверил, что джентльмен был знаком с королевой.
— Возможно, это была курьерская карета, — предположил Тони.
Сэр Дэнни прикрыл глаза, словно стараясь заглянуть в прошлое.
— Карета не имела никаких признаков, указывающих на то, что она принадлежит богатому и знатному человеку. Никаких. Ни одеял, чтобы согреть пассажиров, ни позолоты, ничего.
— Лошади?
— Исчезли.
— Тогда, значит, дорожные воры опередили вас, — с омерзением заметил Тони. Сэр Дэнни разделял его чувство.
— Я уповаю только на то, что чума настигла их так же неотвратимо, как намыленная веревка.
В тот раз сэр Дэнни спасся чудом, и Тони ужаснулся, подумав, что так оно будет продолжаться и впредь. Комедия могла продолжаться сколь угодно долго, поэтому Тони решил ускорить развязку.
— Итак, ответственность за ребенка вы взяли на себя?
— Именно так.
— Она была больна?
— Я думал, что она умрет. — В уголке рта сэра Дэнни появилась скорбная морщинка, и это почему-то встревожило Тони.
— То есть вы надеялись на это?
Печальная гримаса на лице сэра Дэнни стала еще более отчетливой.
— Нет, не надеялся. Такая мысль никогда не приходила мне в голову. Но мне тогда было всего лишь около сорока, и я был свободен и ни от кого не зависел. Мне не нужен был ребенок даже на то короткое, как я полагал, время, что она останется со мной. — Сэр Дэнни покосился на фигурку, стоящую у окна. — Девочка была в ужасном состоянии. Она казалась такой слабой и тщедушной, не приспособленной к жизни…
— Но когда стало ясно, что ребенок выживет, почему же вы даже не попытались отвезти ее в Лондон, следуя указаниям лорда Сэдлера?
— Лондон — нездоровое местечко для меня. — Глаза сэра Дэнни забегали из стороны в сторону. — Чума, вы понимаете…
Роузи опять вмешалась в разговор, показав тем самым, что внимательно слушает:
— Уж не тогда ли это было, когда вы увивались за супругой мэра города и вас поймали?
Сэр Дэнни сверкнул глазами в спину Роузи.
— Очень может быть, но я забыл. Так вот, однажды в провинции я нашел человека, умеющего читать, и он прочитал мне эту бумагу. И я старался доставить девочку по назначению, поверьте, я очень старался.
Характер сэра Дэнни становился все яснее и яснее для Тони — более беспечных бродяг и бездельников он никогда еще не встречал в своей жизни.
— И долго вы старались?
— Ну… — Казалось, сэр Дэнни тянул время, а потом весело ответил: — Долго. Но, естественно, со временем мои усилия выдыхались. Видите ли, у меня никогда даже мысли не возникало, что Роузи — богатая наследница. Для меня она была всего лишь перепуганным ребенком, нуждающимся в моей опеке.
— И все же, как долго вы старались исполнить последнюю волю лорда Сэдлера?
— До… До тех пор… — Сэр Дэнни потряс головой, подыскивая приемлемый ответ.
— Как долго? — словно эхо, спросила Роузи.
— До тех пор, пока не понял, что ты проникла в мое сердце, — выпалил сэр Дэнни. — До тех пор, пока помыслить даже не мог, что больше никогда не увижу тебя. — Сэр Дэнни смотрел то на Тони, то на Роузи, ожидая нареканий с их стороны, но никто из них не произнес ни слова. — Итак, вы верите мне?
— К несчастью, да, — ответил Тони за себя и за Роузи. Придвинув к себе канделябр, он поднес листок к огню. — Что стоит мне сжечь эту бумажку?
Сэр Дэнни вздрогнул.
— Вам ничего не стоит сжечь ее, убить меня, Роузи и всю мою труппу и закопать нас где-нибудь на задворках Одиси. Я знал это с самого начала. Вот почему я навел подробные справки о вас еще до того, как предложил вам наши скромные актерские услуги.
Навел справки о нем? Дешевый актеришко, которому на базаре цена полпенса, навел справки о нем, о капитане королевской гвардии, о сыне лорда Альфреда Спенсера? Краешек бумаги обуглился, и легкое колечко дыма поднялось к потолку.
Взгляд сэра Дэнни был прикован к листку бумаги.
— Я разговаривал с людьми, служащими под вашим началом Ее Величеству; я беседовал со слугами вашего городского дома; наконец, я тайком проник в поместье Одиси и разговаривал с вашими здешними слугами. По тому, как хозяин относится к своим слугам, сэр, в большинстве случаев легко определить его характер. Вы будете рады узнать, что прошли это испытание: среди слуг не нашлось ни одного, кто бы отозвался о вас дурно. Все они уверяли меня в вашей честности и благородстве. Именно на это мы и полагаемся теперь.
Тони поглядел на зажатую в руке бумагу. Ближе к огню. Еще ближе. Как легко сжечь ее и предать это дело забвению! Единственное доказательство канет в небытие, и Одиси навсегда будет его. Сэр Дэнни как был, так и останется странствующим комедиантом, а Роузи… Для Роузи он что-нибудь сделает. Например, она могла бы работать в поместье горничной или…
— Будьте вы прокляты, сэр Дэнни! Чтоб вам в аду гореть! — Тони в ярости швырнул канделябр на пол. Тяжелый удар заставил Роузи оглянуться, в то время как Тони топтал свечи. Постепенно успокаиваясь, он изучающе поглядел на девушку, желающую его разорить.
— Почему же теперь? Почему именно теперь вы отыскали человека, чтобы он прочел вам это письмо?
— Людовик, — кратко пояснил сэр Дэнни и почесал бровь дрожащей рукой, пытаясь скрыть свое облегчение и свой страх.
— Людовик?! Людовик — причина всего этого? — потрясенно воскликнула Роузи, и в ее голосе не было ни страха, ни облегчения.
Тони никак не мог взять в толк, почему дыхание девушки стало таким прерывистым и хриплым, почему так напряглось ее тело, словно она приготовилась убежать или сражаться.
— Людовик обвиняет меня в том, что я контролирую каждый твой шаг, — нахмурив брови, в некотором замешательстве ответил сэр Дэнни. — Он хочет тебя, но он тебя недостоин.
— Итак, вы хотите заменить Тони мной в качестве хозяйки Одиси?..
Сэр Дэнни протестующе поднял ладонь.
— Совсем нет. Полагаю, вы оба неправильно меня поняли. Дело в том, что благодаря моей… м-м… безответственности, Роузи, ты не имеешь ни малейшего представления, как управлять таким крупным поместьем, как Одиси. Не говоря уж о том, что у Сэдлера есть небольшая литейная…
— Ах, вы и об этом знаете, — усмехнулся Тони.
— …и большой городской дом. Наша благословенная королева предоставила Тони долевое участие в морской торговле и право на продажу шелка. Все это, должно быть, приносит солидный годовой доход.
— Вам хочется дать ей совет, как быстрее растратить накопленные мной деньги? — усмехнулся Тони.
В его голосе сквозил неприкрытый скептицизм, и сэр Дэнни проворчал в ответ:
— Не в ее интересах слушаться моих советов, как, впрочем, и верить в то, что вы готовы отказаться от привилегий, заслуженных собственным горбом.
— Ах! — Тони с издевкой распростер объятия. — Благодарю! Вы хотите нанять меня, чтобы я присматривал за собственным бывшим владением?
— Отнюдь! — резко ответил сэр Дэнни. — Я хочу, чтобы вы женились на Роузи.
Где-то под окнами слышались голоса играющих детей, смех женщин и крики мужчин, но в рабочем кабинете поместья Одиси повисла звенящая тишина, нарушаемая лишь дыханием и биением сердец. Такая тишина, что, казалось, время остановилось.
Руки Тони безвольно разжались, и документ упал на пол, локоть Роузи стукнулся об окно, лежащие на столе бумаги разлетелись по всей комнате под аккомпанемент разбитого стекла.
Тони с одного взгляда понял всю гамму чувств, охвативших Роузи, — влечение к нему, страх, изумление и что-то еще. Ярость? Нет, с какой стати ей злиться?
А он сам? Какие чувства владели им? Ярость… Ярость и страсть. И снова ярость. На его лице это так легко читалось. Жениться на бедной актрисе знатного происхождения. Потерять с таким трудом завоеванное положение. Однако у него, внебрачного потомка знатного рода, вряд ли был другой выход.
Тони медленно поднялся.
— Как вы сказали, сэр Дэнни, женитьба на Роузи является самым разумным решением нашей проблемы. — Повернувшись к окну, Тони обнял девушку за талию и дерзко прижался носом к ее шее. — Что ж, я женюсь на этой бродяжке как можно скорее.
Однако Тони забыл, что Роузи — дитя улицы. В одно мгновение ее крепкий кулачок ударил его прямо в губы, а острый мысок башмака по голени. Тони открыл от удивления рот и запрыгал на одной ноге, а Роузи надменно выпрямилась.
— Если я наследница, то зачем мне нужен Тони? Почему я вообще должна выходить замуж? Я и так верну свои земли и титул, а он может убираться ко всем чертям!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Первый любовник Англии - Додд Кристина

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.

Часть вторая

20.21.22.23.24.25.26.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Первый любовник Англии - Додд Кристина



так себе.С романом Свеча в окне не сравнить.
Первый любовник Англии - Додд Кристинанадежда
7.11.2012, 19.27





Какой бред!!!!! даже не дочитала, надоело.....всё скучно, примитивно и без имоцый.
Первый любовник Англии - Додд КристинаЯНА
15.07.2013, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100