Читать онлайн Первый любовник Англии, автора - Додд Кристина, Раздел - 8. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Первый любовник Англии - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Первый любовник Англии - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Первый любовник Англии - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Первый любовник Англии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8.

— Я совсем не понимаю Офелию, уж очень она жалкая личность. — Роузи прижала руки к животу и скорчилась так, словно объелась недозрелыми яблоками. — Мне хочется сыграть Лаэрта.
— Конечно, Лаэрт — одна из главных ролей в «Гамлете», но Офелия — ключевая. Труппе нужно, чтобы Офелию сыграла именно ты, причем так, как ты сыграла Беатриче и Термину.
Теплые солнечные лучи падали на лица сэра Дэнни и его ученицы. Они сидели на террасе, но в своем нынешнем состоянии Роузи с трудом понимала разъяснения своего наставника. Сэр Дэнни вдалбливал Роузи:
— Нам нужно, чтобы ты сыграла эту роль с еще большим чувством, чем две предыдущие роли. Публику очень легко убедить, что ты женщина, ведь на самом деле ты таковой и являешься! Как легко, правильно поняв то, что от тебя требуется, с помощью жестов и мимики, полностью завладеть ее вниманием! Но ты же говоришь, что тебе этого мало, что ты хочешь заставить зрителей плакать и смеяться!
— Да, хочу.
— Так вот, они будут плакать от Офелии. Принц, в любовь которого она верила, жестоко отвергает ее, а затем убивает отца девушки. Ощути ее состояние, ее чувства — отчаяние, боль, безысходность. — Подсев к ней поближе, так, что их колени соприкоснулись, сэр Дэнни погладил ее по голове. — Тебе это будет легко, как никому другому, Роузи. Помнишь, как я спас тебя, вытащив из…
— Нет! — Девушка отдернула голову.
— …из этой зачумленной кареты, в которой…
— Нет! — Роузи рывком встала и отошла от сэра Дэнни на край террасы.
За последние три недели большинство гостей сэра Райклифа улизнули из Одиси, подгоняемые слухами, начало которых положил сэр Дэнни, и потому в поместье царила почти удручающая тишина. Такая, что сэр Дэнни слышал, как опадает каждый осенний листок, и птиц, оплакивающих его смерть. «Роузи тоже оплакивала, — подумал сэр Дэнни, — оплакивала ту их жизнь, которая сейчас подходила к концу. Она знала это, хотя и противилась, и только сэр Дэнни, великий и мудрый, до конца осознавал, какие грядут перемены».
Больше всего он терпеть не мог причинять Роузи боль, и это была одна из причин, по которой он все эти годы ничего не рассказывал ей, заставляя ее тем самым мучиться кошмарами и притворяясь при этом, что не знает их причины. Он думал, пройдет время, и эти кошмары исчезнут сами собой, однако память прошлого продолжала шевелиться в потаенных уголках сознания девушки, мелькая иногда тенью в ее глазах. А после приезда труппы в Одиси кошмары начали преследовать Роузи гораздо чаще. Ее игра на сцене становилась все хуже и хуже. Роузи словно боялась, что демоны, стоящие в подсознании, вырвутся наружу и завладеют ее жизнью. Иногда сэру Дэнни приходила в голову мысль, что, возможно, они уже вырвались на свободу, и теперь на кон поставлена не только актерская будущность Роузи, но и сама ее жизнь.
— Роузи, — сэр Дэнни подошел к девушке и взял ее за плечо, — давай поговорим об Офелии, а?
— Я знаю пьесу! — Роузи никогда так грубо не обрывала его.
Конечно, могло быть, что это из-за боли в руке, но сэр Дэнни так не думал. Скорее всего Роузи охватило острое предчувствие чего-то неизведанного, порожденное первым в ее жизни поцелуем, и сэр Дэнни подавил улыбку. О да, девушка заметила, каким полным огня взглядом рассматривал ее Тони, и женский инстинкт, несомненно, подсказал ей причину. Но сэр Дэнни защищал ее от мужских посягательств так доблестно, — тут сэр Дэнни гордо вскинул голову, — как только великий Зевс мог бы защищать свою собственную дочь.
Итак, когда в приступе отчаяния он сказал Роузи, что Тони совсем не обязательно определять ее пол на ощупь, девушка поверила ему.
Тони и так все знал. Тони хотел ее и не разоблачил, преследуя собственные интересы. А это означает, что он ведет свою собственную игру. Мелкие людишки, несомненно, были бы страшно озабочены намерениями Тони, но не таков он, сэр Дэнни. Неизвестность только возбуждала его. Как стимулирует азартная игра с таким мастерским игроком, как Тони! Тем более, что главный козырь на руках у него, сэра Дэнни.
— Итак, Офелия — дочь Полония, министра короля датского. Она любит своего отца, но любит также и принца Гамлета.
— И эта любовь сыграла с ней злую шутку.
— Поистине так. Принц Гамлет отвернулся от нее, когда узнал, что его мать вышла замуж за брата короля — его убийцу.
— Как это типично для мужчин, — пробормотала Роузи, — обвинить одну женщину, чтобы предать другую…
— Ты говоришь о ком-то, кого я знаю? — вздернул нос сэр Дэнни.
— Нет, — лицо Роузи застыло, как у мраморной статуи. — Все мужчины улыбаются только губами, а не глазами? — спросила вдруг рна.
— С чего ты взяла?
— Когда встречаются сэр Тони и Людовик, их лица всегда принимают такое выражение, — по крайней мере, если при этом присутствую я.
— Ах, Людовик! — Да, Людовик был серьезной помехой, путая все карты. Сэр Дэнни и Тони вели азартную игру, а Людовик своей необузданной дикостью вносил в нее беспорядок. Более того, его никто и не приглашал принять участие в этой партии, и его поведение доказывало только то, что он тоже знал правду о Роузи.
Безусловно, секрет Роузи ему известен, и он тоже желает ее. Кроме того, сэр Дэнни подозревал, что Людовик догадывался и об остальных обстоятельствах этой печальной истории, начавшейся много лет назад, однако ожидал своего часа, чтобы извлечь для себя максимальную выгоду. Он считал, что Роузи предназначена ему.
Нет, Роузи никогда не будет принадлежать Людовику. Она прекрасна и чиста и настолько выше Людовика, что для него заполучить ее все равно, что достать звезду с неба. Людовик тоже понимал это, когда пребывал в здравом уме, но сэр Дэнни начал уже сомневаться в его здравомыслии или по крайней мере добропорядочности. В конце концов враждебность Людовика по отношению к Тони могла перерасти в открытую схватку.
Тони — рослый и мускулистый мужчина, пышущий здоровьем и силой, но это не значит, что он может одолеть такого безжалостного гиганта, как Людовик. Тот, насколько знал сэр Дэнни, сражался до конца, до победы. Как и Тони.
Осторожно подбирая слова, сэр Дэнни сказал:
— Видишь ли, Людовик хочет защищать тебя от любой угрозы, а Тони хочет стать твоим другом. Людовик не понимает, что ты можешь быть другом Тони, и поэтому крайне обеспокоен его намерениями.
— Как брат Офелии?
— Что?! — Ее интуиция иногда пугала сэра Дэнни.
— Разве Людовик не похож на Лаэрта? Брат предостерегает Офелию, чтобы она не верила любовным признаниям Гамлета. Точно как Людовик, который сказал мне как-то, что такие аристократы, как Тони, только притворяются, что дружат с простым актером. Разве это не так?
— Не всегда, — оживился сэр Дэнни. — Насколько я знаю, граф Саутгемптон — друг Уильяма Шекспира.
— Не друг, а покровитель, — поправила Роузи. — И он на самом деле покровительствует дядюшке Уиллу.
— Да, конечно. — Сэр Дэнни решил привести еще какой-нибудь пример, но так ничего и не мог вспомнить. — Ты думаешь, что тебе следует опасаться Тони? Лично мне он представляется кладезью всех добродетелей.
— Именно это меня и беспокоит.
— Хм?
— Мне он тоже кажется таким.
Сэр Дэнни отвернулся, чтобы скрыть озарившую его лицо надежду.
— А я думаю, что после возни с твоей рукой Тони, возможно, чувствует за тебя некоторую ответственность. За время, что ты прожила в его комнате, он вполне мог привязаться к тебе, и почему бы привязанности не перерасти в дружбу? Он до мозга костей джентльмен. Ты не согласна?
— Не знаю, — покачала головой Роузи. — Конечно, он очень изыскан, но я чувствую, что за этим фасадом скрывается совсем другой человек. Жесткий, как пересушенное мясо, — жуешь, жуешь, а не проглотишь. И он далеко не дурак, сэр Дэнни, совсем напротив. Он… Он — словно Гамлет, знающий все о коварном заговоре убийц своего отца и до поры до времени ждущий своего часа, чтобы покарать злодея.
— А ты Офелия, — продолжал зондировать почву сэр Дэнни, — разрывающаяся между любовью к Гамлету и любовью к отцу?
— Я не люблю Тони…
«Но стоишь на краю пропасти и трясешься от страха, моя дорогая», — подумал сэр Дэнни, поглядев в затуманившиеся глаза Роузи.
— … а люблю вас. Поэтому и говорю, что, если вы осуществите свой шантаж, Тони окажется Гамлетом в еще большей степени, чем мне хотелось бы.
— Ты предрекаешь мне судьбу Полония, убитого Гамлетом?
— Я просто боюсь за вас.
Он не сомневался в искренности Роузи, но был уверен, что божественная судьба хранит сэра Дэнни Плаймптона, эсквайра.
— А потом сойдешь с ума, поскольку не сможешь примириться с тем, что любишь и своего отца, и его убийцу?
— Говорю вам, я не люблю… — Роузи перевела дыхание и заговорила более спокойным тоном: — Если мы и должны осуществить этот грязный шантаж, то почему бы разом не покончить с этим?
— Мы сделаем это очень скоро.
— Как скоро?
— Скоро. — Сэр Дэнни взял ее за руку. — Как только ты станешь способной на нечто большее, нежели просто декламировать роль Офелии.
Роузи вырвала у него свою руку:
— Не хочу я больше репетировать сегодня!
Кипя от злости, Роузи спустилась по лестнице, а из сада за ней наблюдал Тони. Она казалась абсолютно беззаботной, и Тони это не понравилось. Он хотел, чтобы она все время думала о нем, чтобы он был ее заботой.
Слуги Тони получили указание не спускать с нее глаз и докладывать о каждом ее шаге, поэтому Тони всегда знал, где она находится. Зоркие и внимательные глаза следили за Роузи со всех сторон, и в скором времени Тони научился определять ее настроение и даже угадывать, о чем она думает. Восхищаясь ее характером, уважая ее ум, страстно желая ее тело, Тони понимал, что Роузи нравилась ему все больше и больше.
Тони не знал ни одной женщины, которая бы нравилась ему, за исключением Джин и Энн. Взрывоопасная смесь — уважение и вожделение…
— Тони!
Он оглянулся на дам, сидевших на садовой скамейке. Сестры и леди Хонора рассматривали его с таким интересом, словно он был редким экземпляром экзотической флоры, доставленным из Нового Света.
— А?
— Вы крадетесь по собственному поместью, как гость, прибывший без приглашения, — сказала леди Хонора.
— Или ты боишься этих слухов про возвращение наследницы? — спросила Энн.
— И выбрал наиболее действенный способ убедить всех своих клеветников в их правоте, — карие глаза Джин, казалось, стали совсем черными.
Каждая из этих дам даже по отдельности представляла собой довольно грозную женщину. Если же они собирались вместе, то напоминали древнегреческих сивилл, а Тони совсем не хотелось слушать их гибельные пророчества, поэтому бочком-бочком он начал ретироваться от скамейки.
— Почему вы не возвращаетесь в Лондон, к королеве? — требовательно спросила леди Хонора.
— Потому что королева запретила ему являться ко двору, пока она сама не призовет, — ответила за брата Джин.
— Когда это он обращал внимание на правила этикета? — фыркнула Энн. — А куда это он направляется?
Уже издалека Тони услышал, как Джин сказала:
— Должно быть, снова выслеживает того комедианта. Эти странствующие актеры весьма странно повлияли на поведение брата. По-моему, им пора убираться отсюда, не так ли, леди Хонора?
Тони навострил уши, но не услышал ответа. Любопытство побудило его замедлить свое отступление, однако быстро удаляющаяся Роузи отвлекла его внимание. Казалось, она прекрасно знает, куда идет, хотя впервые удалялась от дома так далеко. Забыв обо всем, Тони ринулся следом — через холм, по едва виднеющейся тропинке, мимо пастбища с пасущимися овцами, по камешкам, выложенным через ручей, и наконец в лес, теряющий последние листья. Роузи шла уверенным шагом, и Тони уже знал, куда она направляется.
Водопад. Озеро. Место, где случаются волшебные вещи. Струйки воды дрожали на холодном ветру, и каждая из них превращала солнечный свет в маленькую радугу. Улыбнувшись, Роузи слегка коснулась пальцами воды, что-то сказала какому-то неведомому существу и прислушалась.
Получила ли она ответ? Тони ничего не услышал, но Роузи вздрогнула и покорно прильнула к огромному валуну, впитывая накопленное им солнечное тепло.
Тони совсем не нравилась нежность, которую она пробуждала в нем. Слабый человек может поддаться неуместному чувству, но только не он! Тони снял башмаки и поставил их под дубом, за которым прятался. Стараясь не шуметь, сдернул с себя камзол. Да, только не он! Он попросту соблазнит Роузи! И когда чувства затуманят ее разум и она раскроет коварные замыслы, угрожающие его имуществу, он освободит ее от необходимости продолжать этот маскарад. Он добьется ее благосклонности во что бы то ни стало!
Тони начал уже было снимать рубашку, но тут вдруг остановился. А сможет ли он противостоять ей, когда Роузи увидит в нем любовника? Когда она, одетая в женское платье, улыбнется ему улыбкой женщины?.. Тони сорвал с себя рубашку и отбросил далеко в сторону. Решительно шагнув вперед, он прикоснулся к плечу Роузи.
Взвизгнув от неожиданности, Роузи аж подпрыгнула.
— Сэр Энтони! — Она еле перевела дух. — Я и не слышал, как вы подошли.
— Не сказал бы, что я шел бесшумно. — Тони поводил плечами, чтобы сбросить с себя напряжение последних нескольких дней и чтобы показать себя во всей красе, как павлин, распустивший хвост перед своей павой.
— Я, должно быть, находился в ином мире…
В последнем Тони не сомневался.
Однако сейчас Роузи находилась в этом мире, причем крепко вросла в почву Одиси — как в переносном, так и в прямом смысле: глина под ногами была жирной и вязкой. Роузи не спускала глаз с обнаженной груди Тони, очарованно следя за каждым вдохом; казалось, она изучала каждый его мускул.
— Кажется, мне пора возвращаться в дом, — наконец заявила Роузи, не глядя в лицо Тони.
— Зачем? — спросил он, прижимая ее спиной к валуну, и она осела, словно ноги у нее вдруг стали ватными. Тони победно ухмыльнулся. Он всегда употреблял свое обаяние для достижения поставленных целей и получал огромное удовольствие от сознания того, что может использовать свое тело, чтобы привести в восторг женщину — по крайней мере эту женщину.
— Ты только посмотри, какое солнце!
Как она сможет посмотреть на солнце, когда взгляд ее был прикован к его телу, Тони не знал.
— Я пообещал сэру Дэнни, что займусь повторением своей роли, и… и я уже опоздал. Надеюсь, вы простите меня. — Роузи привстала с валуна.
«О Господи, она не уйдет, пока не увидит лучшую часть его тела», — подумал Тони и потому спросил:
— Я никак не могу решить, какое место занимают в твоей жизни женщины?
— Женщины? — Потрясенная Роузи снова рухнула на камень.
— Мне вдруг пришло в голову, как это ты, молодой человек, живешь, не удовлетворяя свою мужскую потребность? Ты не очень-то гоняешься за местными девчонками, которые, по моему мнению, весьма привлекательны. Хотя, может быть, ты смог бы получить удовольствие от более тесного знакомства с прекрасным полом без особых хлопот и забот?
— Без забот? Что вы имеете в виду?
— Визит в лондонский бордель. Я не был в нем уже несколько месяцев, хотя меня там, несомненно, ждет не дождется одна очень опытная девица. Уверен, что она сможет подобрать тебе любвеобильную красавицу по твоему вкусу. Я впервые познал секрет женщин именно в этом бардачке, и, клянусь, это было превосходно! — Тони заметил мрачную тень, мелькнувшую в глазах Роузи, и спокойно выдержал ее пристальный взгляд. Ужас и предчувствие чего-то страшного сковали девушку, будто Тони сжал ее в своих руках. — В чем дело, молодой человек? Ты выглядишь так, словно никогда не знал женщин. — Взглянув в испуганное лицо Роузи, Тони не выдержал и рассмеялся. — Да ты, оказывается, еще не познал женщин! — воскликнул он с притворным изумлением.
Кивнув, Роузи в отчаянии согласилась:
— Да, вы правы, у меня никогда еще не было женщины.
— Разве сэр Дэнни никогда не брал тебя с собой по девочкам?
— Думаю, что это даже не приходило ему в голову!
— Отлично, тогда я возьму тебя с собой. — Тони почти жалел, что появился перед ней полураздетым, но не настолько, чтобы остановиться: его понесло. — Я познакомлю тебя с Крошкой Мэри, она хозяйничает в лучшем борделе Лондона. Да что я говорю — всей Англии!
— Крошка Мэри? — удивленно переспросила Роузи и с вымученной улыбкой призналась: — Я там бывал.
— Ты?! — «Черт побери, — выругался про себя Тони, — когда?» — Должно быть, тебе было очень интересно.
— Весьма. — Улыбка исчезла с лица Роузи.
— Расскажи-ка.
— Боюсь, мне будет неприятно вспоминать об этом.
— Ладно, тогда расскажу я. Когда мне было тринадцать, мой отец оплатил ночь с одной знойной испанкой. Она заложила основу моих будущих отношений с женщинами. Какое удовольствие мы оба тогда испытали! Как нетерпелива была она, и какие усилия прилагал я к тому, чтобы сдерживаться! Я испытал все, чему она меня научила, и могу сказать без хвастовства: мои любовницы были в восторге.
Тони предался воспоминаниям, стараясь рассказать Роузи обо всем как можно подробнее и тем самым еще больше возбудить ее. И, судя по ее реакции, он достиг своей цели.
— Это был незабываемый урок, — закончил Тони. — Итак, решено! Завтра же мы отправляемся к Крошке Мэри. — Тони многозначительно пошевелил бровями, ожидая, как эта изобретательная женщина выберется из положения.
И она не разочаровала его.
— У меня нет денег.
— Не беда, я заплачу! Я настаиваю на этом. Ведь это же большая честь — заплатить за посвящение в мужчины нашего любимого актера.
Ах, какая тонкая лесть! Тони, прыгая на одной ноге, снял с себя штаны и остался в одних коротких, очень коротких подштанниках.
— Ты уверен, что не хочешь присоединиться ко мне и немного поплавать?
Роузи смогла только отрицательно покачать головой и дотронуться до своей сломанной руки.
— Моя рука, — пролепетала она и опустила глаза.
Запах лесного чернозема волнами исходил от земли, греющейся под последними осенними лучами солнца, и это снова навеяло Тони мысль о физической близости с Роузи. Развлекаясь с женщинами, он никогда не доводил дела до закономерного конца. Но сможет ли он сдержать себя с Роузи? Тони представил себе, как она стонет и извивается под ним от удовольствия, и чуть было не рухнул перед ней на колени. Ведь это могло бы произойти очень просто — здесь, в уединенном месте, сорвать с Роузи одежду, преодолеть слабое сопротивление и сделать ее своей.
Это была бы одновременно и месть, и удовольствие. А если он не сумеет сдержаться и… Нет, слишком много детей появлялось на свет от влюбленных пар только оттого, что они не могли сдержать радости наслаждения друг другом. Если такое случится у них с Роузи, ему — по телу Тони пробежала дрожь, — ему придется жениться на ней.
Тони еще раз посмотрел на склоненную голову Роузи, на ее пеструю одежду и грим, на подрагивающие запястья; Тони вспомнил, как забавно в ней смешивался аристократический английский, которому она научилась на сцене, и простой говор лондонских улиц, как время от времени проскакивал в ее речи провинциальный диалект.
Жениться на Роузи… Но ведь она — никто, хуже, чем никто, — она актерка! Женщина, переодетая мужчиной. Он станет посмешищем всего Лондона, а разгневанная Елизавета отберет подаренные ему земли, оправдав это тем, что он сошел с ума.
Его земли. Все то, что он честно заработал. Нет, он не может иметь от нее ребенка, не может жениться на ней. Кроме того, стоит сблизиться с ней хотя бы один раз, он уже не сможет вырваться из этого плена.
С деланным смехом Тони откинул голову и несколько мгновений рассматривал ее огромные глаза и полуоткрытый рот. Нет, он явно терял над собой контроль, когда Роузи находилась рядом.
Тони стянул с себя подштанники так застенчиво, как трактирщицы заманивают посетителей, и с удовольствием потянулся. Солнце заливало холодным светом каждый дюйм его обнаженного тела. Роузи залилась краской и стала еще прекраснее.
— Как ты разыскал это место? — с любопытством и вместе с тем требовательно спросил Тони.
Действительно, это место было настоящей жемчужиной поместья. Вода падала в озеро, достаточно глубокое для того, чтобы вволю поплавать, и достаточно чистое, чтобы разглядеть монету, брошенную на песчаное дно в самом глубоком месте. У него ушел почти целый день, чтобы отыскать это место, а Роузи сразу прибежала на озеро, словно была тут не один раз. Какой инстинкт вел ее по поместью и его окрестностям? Какое предвидение? И почему ее проницательность неизменно, казалось, удивляла ее саму?
— Роузи?
— Просто я… — Глаза Роузи изучали тело Тони с головы до пят, — знал, что водопад находится именно здесь.
— А как ты узнал? — Тони проглотил комок в горле, — что моя прихожая была комнатой прежнего хозяина дома?
— Не комнатой — спальней.
Тони вдруг пришло в голову, что если бы Роузи разрешили предстать в ее настоящем, женском обличье, то она была бы именно такой женщиной — дерзкой, непристойной, кокетливой, а оттого еще более желанной.
— Проклятье! — с решимостью, которой сам от себя не ожидал, Тони вошел в холодную воду. Ему хотелось показать себя девушке во всей красе, продемонстрировать свой товар несговорчивому покупателю, но этот товар вырос до таких размеров, что Тони подумал, что потеряет сознание, потому что кровь отхлынула от его головы к одному-единственному месту.
— Эй, как насчет того, чтобы помыться? У тебя нет с собой кусочка мыла? — Он побрызгал водой себе на живот, ожидая, пока ледяной холод окажет свое действие.
Пробормотав себе что-то под нос, Роузи порылась в карманах:
— Есть! — Подойдя поближе к воде, она бросила мыло Тони, который ловко поймал его. — Только верните, когда закончите.
— Ты кидаешь, как женщина, — проворчал Тони, поднося уродливый мыльный комок к носу. От него приятно пахло гвоздикой, и Тони снова охватила горячая волна возбуждения. Этот женский запах мог в одночасье выдать Роузи, достаточно уже было одного факта, что она имела при себе такое мыло.
Тони плавал в холодной воде, пока не почувствовал, что еще немного, и низкий голос превратится в мальчишеский дискант.
— И все-таки мне больше нравится ванна, — наконец вымолвил он, стараясь говорить как можно более низким тоном. — Забирайся сюда, а то от тебя пахнет плесенью. — Тони начал намыливать голову, украдкой поглядывая на Роузи.
— А что, нормальный мужской запах! — решительно заявила Роузи, принюхиваясь к своей одежде.
— Чушь, от меня вот ничем не пахнет! А разве я не мужчина?
Полностью овладев своими чувствами, Тони подошел ближе к берегу — теперь вода доходила ему только до колен — и широко развел руки. Роузи не сводила с него глаз, словно хорошая хозяйка, бдительно следящая за своей стряпней. Наклонившись, Тони начал смывать с головы мыльную пену, пытаясь спрятать улыбку.
— Эй, брось-ка свой плащ, им я вытрусь! — приказал он, подняв наконец голову.
Никакого ответа. Только примятая трава на небольшом холмике, где она сидела в последний раз, напоминала о том, что Роузи побывала здесь. Только примятая трава и только память о ее янтарных глазах, удивленных и полных неизъяснимой женской прелести.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Первый любовник Англии - Додд Кристина

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.

Часть вторая

20.21.22.23.24.25.26.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Первый любовник Англии - Додд Кристина



так себе.С романом Свеча в окне не сравнить.
Первый любовник Англии - Додд Кристинанадежда
7.11.2012, 19.27





Какой бред!!!!! даже не дочитала, надоело.....всё скучно, примитивно и без имоцый.
Первый любовник Англии - Додд КристинаЯНА
15.07.2013, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100