Читать онлайн Первый любовник Англии, автора - Додд Кристина, Раздел - 26. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Первый любовник Англии - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Первый любовник Англии - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Первый любовник Англии - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Первый любовник Англии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

26.

Роузи изумленно открыла рот, однако Тони совсем не походил на человека, пытающегося сыграть на чувстве жалости. А если королева все-таки примет решение передать ей поместье, что будет делать Тони?
— Вы хотите сказать, что Эссекс повержен? — Королева задала вопрос самым безмятежным тоном.
— Да, Ваше Величество, я пленил графа в его собственном доме, — кивнул Райклиф.
Не только среди придворных, но даже среди слуг послышался одобрительный шепот, а потом и рукоплескания. Тони почтительно поклонился в знак благодарности.
— Я только выполняю свои обязанности, добрые люди, ничего больше. — Райклиф почтительно поцеловал край королевского платья. — Граф Ноттингем препроводит его в Тауэр в самое ближайшее время, если уже не сделал этого.
Королева одобрительно хлопнула Тони по плечу и тут же отдернула руку, только сейчас увидев, насколько грязен его камзол.
— Простите меня, Ваше Величество, за такой вид, но я прибыл к вам сразу же после пленения Эссекса. — Хитрый Тони понимал, что, увидев его перевязанную руку, королева не сможет не отметить про себя преданности капитана ее гвардии. — Я полагал, что должен доложить обо всем как можно скорее.
— Однако такая срочность не помешала вам немного посмотреть спектакль, — сказала королева, бросая взгляд на Роузи.
Черт побери, вездесущая Елизавета заметила его в темноте зала и, безусловно, увидела то, чего он никогда не мог скрыть — сияющую в его глазах любовь к Роузи. Более того, королеве достаточно было бросить один только взгляд на бывшую Офелию, чтобы убедиться в ее ответном чувстве.
Да, Роузи его любила, ничто не могло теперь уверить Тони в обратном. Оставалось только осторожно выяснить, как отнесется к этому королева.
— Ваше величество, вы так увлеченно смотрели пьесу, что я не решился вас потревожить, но теперь я прошу…
— Да-да, — раздраженно прервала его королева, — я уже поняла, чего вы просите. Можете быть спокойны: в свое время я пожаловала вам поместье Одиси и теперь не вижу никаких оснований забирать его обратно.
— Ваше Величество! — воскликнула Роузи, невзирая на то, что Тони незаметно толкнул ее локтем.
— Леди Розалин, — строго сказала королева, — не перебивайте свою государыню!
— Но кольцо… — снова попыталась начать Роузи, однако локоть сэра Дэнни заставил ее замолчать.
— Это кольцо доказывает ваше право на наследство, но я не могу отбирать то, что уже давно подарила сэру Энтони. — Елизавета взяла кольцо, погладила пальцами, словно прощаясь, и наконец вложила его обратно в ладонь Роузи. — Следовательно… — Елизавета не договорила.
Яростный вой раздался совсем рядом, и какой-то седовласый человек, расталкивая знатных лордов, стал рваться к королеве. Тони хотел схватить наглеца, но не успел — гигантская тень метнулась прямо из-за трона и швырнула его обратно в толпу. Все смешалось, и даже видавший виды Тони стоял, открыв рот, наблюдая, как прямо перед королевой тщедушный седой мужчина с седыми волосами отчаянно молотит кулаками гиганта. Наконец Тони опомнился и выхватил кинжал, однако почувствовал, как кто-то дернул его за рукав.
— Это же Людовик! — изумленно вскричал сэр Дэнни, не пуская Тони к дерущимся. — Оставьте его, пусть случится то, что должно случиться.
Похоже, сэр Дэнни сошел с ума. Нет, с ума сошел весь зал, наполненный сейчас воплями перепуганных насмерть женщин и удивленными возгласами мужчин. Тони снова застыл от изумления не в силах сделать ни шагу. Но Роузи смогла. Отстегнув от пояса сумку — подарок Тони, она обрушила ее на седую голову. Как ни странно, ярость нападавшего была столь велика, что еще немного — и Людовик был бы задушен неистовым стариком. Наглец обмяк, и в зале воцарилась мертвая тишина. Тони показалось, что у него даже заболели уши.
— Ваше Величество? — раздался голос Джин.
— Он до меня даже не дотронулся, — отозвалась Елизавета.
Тони подивился спокойствию в голосе Ее Величества. Встав со стула, она подошла к сцене и спросила собравшихся:
— Кто-нибудь знает этих двоих?
Людовик зашевелился на полу и сел, сокрушенно потирая шею.
— Хэл? — изумленно спросил Тони, не веря своим глазам.
— Боже! Что он здесь делает? — пробормотал сэр Дэнни.
Джин вышла вперед.
— Он приехал с нами из Одиси.
— Зачем? — Тони потыкал ногой поверженного Хэла.
— Зачем? — переспросила Роузи, пристегивая сумку обратно к поясу. — Да ведь именно он и ограбил тогда моего отца и бросил маленькую Розалин на верную смерть.
— Объяснитесь, леди Розалин, — потребовала королева.
— Он служил у моего отца конюхом. Когда чума заставила нас покинуть Лондон, он тоже отправился в поместье, но по дороге, когда отцу и няньке стало совсем худо, украл все ценности и скрылся. Слава Богу, лорд Сэдлер смог на последнем издыхании написать письмо, но назвать имя злодея он уже не успел. — Роузи посмотрела на лежащего Хэла. — Найдя кольцо, я вспомнила все. Только тогда-то я и поняла, почему Хэл все время смотрел на меня с таким ужасом.
— Черт побери, — пробормотал Тони, — но это не повод для того, чтобы осмеливаться нападать на Ее Величество.
— Хэл, — голос Роузи был тверд. — Хэл, говори, что ты задумал.
— Вы должны получить свои земли обратно, — прохрипел старик, пытаясь сесть. — Вы должны получить все, что потеряли… Я обязан…
Роузи стала на колени около лежащего Хэла.
— Ничего нельзя вернуть, Хэл. Что сделано — то сделано, и ты не изменишь прошлого. Забудь все и иди с миром.
— Нет, не забуду. Ваш отец был еще жив, когда я начал собирать вещи. Он проклял меня и пообещал, что дух его будет преследовать меня до самой смерти и даже после. Сэдлер пророчил мне прямую дорогу в ад, и, полагаю, почтенный лорд был прав. Вернувшись обратно в Лондон, я продал награбленное и больше года жил в свое удовольствие, но ваши глаза… Боже, ваши большие заплаканные глаза беспрестанно преследовали меня днем и ночью. И… И, когда вы вернулись, я понял, что должен сделать все, чтобы вернуть вам поместье. Может быть, тогда Господь Бог простил бы меня… И я старался, о, как я старался!
— Так… — Тони задохнулся и, метнувшись к Хэлу, схватил его за горло. — Так это ты пытался убить меня? Ты?
— Он, — тихо ответил Людовик. — Покинув труппу, я все время наблюдал за тем, что происходит в поместье, и ждал своего часа: вдруг Роузи нашла бы в себе силы полюбить меня?
— Почему же ты молчал? — взорвался Райклиф. — Почему ты не пришел ко мне и не рассказал всю правду?
— А вы бы мне поверили? — горько улыбнулся Людовик. — Мне? Иностранцу, который пришел бы к вам и начал рассказывать про козни самого верного вашего слуги?
— Я бы приказал повесить тебя на первом суку, — отводя глаза, признался Тони.
— Я не сомневался в этом, сэр. Но все время я следовал за Роузи и был готов защитить ее в любую минуту. Даже… Даже, когда я понял, что она предпочла вас.
— Я не собирался причинять вред леди Розалин… — начал Хэл, снова пытаясь сесть, однако Тони ногой прижал его к полу.
— Откуда мне было знать, кого именно ты так ненавидишь? — ответил Людовик.
— Я… Я слишком далек от ненависти. Я просто хотел помочь леди Розалин…
— Хватит! — Вскочив на ноги, Людовик сгреб Хэла и закинул на плечо, словно пустой мешок.
Королева с интересом наблюдала за происходящим.
— Что ты собираешься делать с ним дальше? — спросила она Людовика.
— Доставлю в Бэслхэмскую больницу для умалишенных. Там ему самое место.
— Да будет так, — согласилась Елизавета.
Людовик направился к дверям, но, почувствовав прикосновение руки Роузи, вздрогнул, как ужаленный, и опустил голову.
— Ты не хочешь взглянуть на меня, Людовик?
Бросив короткий взгляд на Роузи, он снова принялся рассматривать свои башмаки.
— Я должна поблагодарить тебя за все, и… И ты навсегда останешься моим другом. Моим и сэра Энтони.
Тони приподнял бровь, но, поймав пристальный взгляд Роузи, поморщился и отвернулся. Чего-чего, а терпеть в Одиси Людовика ему совсем не хотелось. Мысль о том, что он будет находиться рядом и крутиться вокруг Роузи, казалась невыносимой, однако этот человек заслуживал награды…
— Послушай-ка, Людовик, пора тебе бросить бродячую жизнь. Когда ты передашь этот мешок с костями славным молодцам из Бэслхэма, разыщи человека по прозвищу Нос-с-Бородавкой. Скажи, что я приказал взять тебя в отряд под его началом, а уж Нос знает, что делать дальше.
— А как же я? — подпрыгнул сэр Дэнни. — Как же труппа? Людовик — моя правая рука!
Из груди Людовика вырвался какой-то странный звук.
— Боже, что с ним? — встревожилась королева.
— Полагаю, Ваше Величество, — ответила Роузи, — что он просто смеется.
— Ах!
— Я смеюсь оттого, что раньше не был нужен никому, а теперь мне предлагают сразу два места. — Широко шагая, Людовик покинул зал. На его спине безвольно болталось тело бывшего управляющего.
— Весьма интересный молодой человек, — заметила королева. — Надеюсь, этот гигант станет украшением моей гвардии.
— Само собой, мадам, — согласился Тони.
— Ну что ж, — махнула рукой Елизавета, — если все улажено, я бы не отказалась от трапезы. Дамы?
Роузи оторопело наблюдала, как королева в сопровождении фрейлин, Джин и Энн направляется к выходу. А она? Что ей делать дальше? Роузи попыталась догнать удаляющуюся свиту, но леди Хонора удержала ее за рукав. Пока между женщинами шла безмолвная борьба, Тони выскользнул из кольца придворных и пошел рядом с королевой.
— Ваше Величество, а что делать нам с леди Розалин?
— Нам делать? — на ходу переспросила Елизавета. — А вы-то здесь при чем? С сегодняшнего дня леди Розалин находится под моей опекой.
— А как же мое поместье? — Роузи наконец вырвалась от леди Хоноры и устремилась следом за Тони.
— Не понимаю, о чем вы. Все хорошо, что хорошо кончается: поместье Одиси остается за сэром Энтони, вы обрели свой законный титул, а уж о богатом муже я сама позабочусь.
— Так ведь, — поперхнулся Тони, — я полагал, что она выйдет замуж за меня!
— И полагали неправильно: ваша невеста — леди Хонора, — отрезала Елизавета.
— Ваше Величество, я не могу выйти замуж за сэра Энтони! — вскричала леди Хонора.
— Насколько я помню, вы постоянно мечтали об этом, — возразила Елизавета. — Я только лишь делаю то, чего вы сами желали.
— Невозможно, Ваше Величество! — Леди Хонора глубоко вздохнула и выпалила: — Я люблю другого!
Елизавета остановилась столь резко, что следующие за ней придворные едва не ткнулись в спину Ее Величества.
— Любовь? Вы хотите сказать, что выйдете замуж по любви? — Взгляд королевы был суров.
— Я знаю, ваше величество, что это противоречит тому, что я всегда исповедовала, однако на этот раз ничего не могу с собой поделать. Неужели мне всю жизнь придется выходить замуж по расчету? Имущества покойных герцога Барнхэмского и барона Роуза достаточно для того, чтобы считать себя одной из самых богатых женщин Англии. Но к чему мне это богатство, если я не могу связать свою жизнь с человеком, с которым буду счастлива? Итак, Ваше Величество, — громко объявила Хонора, — я желаю выйти замуж за сэра Дэнни Плаймптона, эсквайра!
Королева споткнулась на ровном месте; Джин задышала с трудом; Энн сдавленно всхлипнула. Даже фрейлины испуганно смолкли. Колени сэра Дэнни задрожали, и, если бы не Роузи, он бы рухнул как подкошенный.
Тони что-то пробормотал себе под нос, и Роузи показалось, что это было «благодарю тебя, Господи».
Молчание слишком затянулось, Энн решилась нарушить давящую тишину:
— В самом деле… Сэр Дэнни приходится мне очень дальним родственником по материнской линии… Это еще по Корнуоллу… Но, кажется, Джин знает немного больше на этот счет, чем я…
Все взгляды сконцентрировались на бедной Джин, которая натянуто улыбнулась и сказала:
— Боюсь, это слишком долгая история, а Ее Величество, кажется, голодны.
— Прелестно! Сначала выясняется, что мифическая тетка леди Хоноры воспитала леди Розалин, а теперь сэр Дэнни, оказывается, имеет право на дворянский титул! Господи, какие еще чудеса возможны в нашем королевстве? — Елизавета окинула сэра Дэнни изучающим взглядом. — В таком случае вы, несомненно, падший ангел своего семейства. Хотелось бы слышать, что вы думаете о предложении леди Хоноры?
Сэр Дэнни дернул себя за воротник, поскольку чувствовал, что задыхается.
— Ваше Величество, я даже мечтать не мог об этом…
Королева жестом приказала всем следовать за ней и направилась в рабочий кабинет. Здесь жарко полыхал камин, полки ломились от книг, а возле окна стоял изящный рабочий стол. Елизавета села за него и задумчиво посмотрела на вошедших.
— Итак, можно ли мне надеяться, что вы даете согласие на этот брак, Ваше Величество? — спросила леди Хонора.
— Видите ли, дорогая, я слишком часто препятствовала бракам между молоденькими придворными дамами и распутниками. Даже если они приходились дальними родственниками знатных фамилий, живущих очень далеко отсюда. Кузенами из Корнуолла, например. Но! — Королева подняла указательный палец. — Ведь может быть и так: дама, просящая разрешения на брак, уже не первой молодости, да и жених живет не в Лондоне, а где-нибудь на задворках Англии. Полагаю, в этом случае брак может быть совершен и без моего благословения, и в этом не будет ничего предосудительного. Вы понимаете, что я имею в виду.
Леди Хонора поняла и с жаром стиснула руку сэра Дэнни.
— Вы станете мужем очень богатой женщины, сэр Дэнни, — обратилась Елизавета к Плаймптону.
— Ваше Величество, — взмолился сэр Дэнни, — видит Бог, я и не думаю о деньгах.
— То есть, — продолжала развлекаться королева, искоса поглядывая на придворных, — вы хотите сказать, что любите леди Хонору так же страстно.
как и она вас?
— Я… — пролепетал сэр Дэнни, — она…
Леди Хонора бросила на него умоляющий взгляд, и Роузи поняла, насколько сера и безрадостна была жизнь этой женщины, готовой пожертвовать самым для нее дорогим — репутацией, ради любви.
Похоже, сэра Дэнни посетила та же нехитрая мысль. Если уж его любовь и не была столь страстной, как у леди Хоноры, то он по крайней мере желал ее, как и всех остальных женщин, с которыми когда-либо имел дело. Он сжал обе руки леди Хоноры и посмотрел ей прямо в глаза.
— Вы сделали меня счастливейшим из смертных. Да, я люблю вас, мадам, но до сегодняшнего дня держал это в глубочайшей тайне. Ваш голос ласкает мой слух, ваш образ очаровывает мой взор, ваша благородная душа заставляет трепетать мое ранимое сердце. Ваша любовь — награда Господа Бога за все мои страдания.
Роузи как никто другой из присутствующих понимала, какая ожесточенная борьба идет сейчас в душе сэра Дэнни.
— Леди Розалин, — сказала леди Хонора. — У вас очень странное выражение лица. Вы с чем-то не согласны?
О, как много зависело от ее ответа! Леди Хонора в душе, должно быть, читала сейчас молитвы, и Роузи не видела оснований не помочь своей наставнице.
— Я никогда даже не могла помыслить о таком! — воскликнула Роузи, и это была чистая правда. — Сбываются мои самые смелые мечты!
— О! Мы заживем счастливо, не сомневаюсь, — пообещала леди Хонора.
— Да, конечно. Сэр Дэнни чувствовал бы себя еще счастливее, если бы мог покровительствовать какой-нибудь труппе.
— Вас беспокоит только это? — всплеснула руками Хонора. — Да он создаст свой собственный театр, не хуже придворного! Я сама буду помогать ему и выполнять все его указания.
Выполнять его указания? Роузи чуть было не рассмеялась, представив себе влюбленную леди Хо-нору на побегушках. Наконец от стены отделился молчавший все время Тони.
— Как я понял, леди Хонора, вас можно поздравить. Вы всегда выбирали лучших мужей Англии! Заявляю вам это со всей ответственностью.
— Лучшего мужа Англии она выбрала теперь! — запальчиво возразил сэр Дэнни.
— Да, — вздохнул Тони, — но теперь вы оставили меня без невесты.
— Полагаю, мне пора немного отдохнуть. — Королева притворно зевнула: ей явно не хотелось переходить к главной цели этой беседы.
Тони серьезно забеспокоился: если Елизавета ускользнет от него сейчас, то пройдут недели, месяцы, а, может быть, и больше, прежде чем Ее Величество пожелает вернуться к этому разговору. Ребенок, которого носит Роузи, будет признан незаконнорожденным и станет еще одним безродным прихлебателем при королевском дворе, в которого все будут тыкать пальцем.
— Мадам, — Тони чуть ли не силой задержал поднявшуюся из-за стола королеву. — Пока мужчина не женат, он не может считаться полноценным!
— А женившись, он может считать себя законченным для блага королевства, — отозвалась Елизавета с кислой миной. — Вы не можете жениться. По крайней мере сейчас.
— Мадам, вы обладаете мудростью Соломона и должны понимать, что для сохранения моего поместья и соблюдения законных прав леди Розалин Бел-лот есть только один верный путь.
— Я должна понимать? Ваша королева ничего не должна. — Елизавета стала похожа на лошадь, под седло которой попала колючка. — Когда мужчины женятся, они забывают о своих главных обязанностях! Я не желаю терять такого капитана гвардии: вы слишком ценны для королевства. Поверьте, я смогу подыскать наследнице Сэдлера достойную партию, а немного позже и жену для вас, если, конечно, вы не раздумаете жениться.
Тони было прекрасно известно, как ненавидела королева, когда браки между придворными заключались по любви. Что же делать? Тони никогда бы не осмелился нарушить приказ королевы.
— Ваше Величество! — Роузи присела перед королевой в низком реверансе. — Я всегда слышала, что вы само воплощение мудрости, и вы снова это доказываете.
Тони застыл на месте. Что это? Роузи сошла с ума?
— Объясните, что вы имеете в виду, — потребовала королева.
— Мне было бы очень трудно принять предложение сэра Энтони, зная, что его сердце принадлежит другой.
— Вот еще новости! — Королева удивленно посмотрела на Тони. — И кто же счастливый предмет его страсти?
— Та, о которой он говорит постоянно, та, с которой он будет счастлив.
— Кто? — Королева ударила по столу кулаком. — Говорите, я вам приказываю!
— Леди, которая будет иметь счастье называться его женой, будет стройна и белокожа, с прекрасными, словно лучи восходящего солнца, золотыми волосами. Ее длинные пальцы будут восхитительно гармонировать с гибкими изящными руками…
Королева Елизавета задумчиво поправила свой золотистый парик длинными пальцами.
— Жена сэра Энтони, — продолжала Роузи, наблюдая, как Ее Величество нервно поигрывает жемчужным ожерельем, — будет иметь стройный гибкий стан, не иметь себе подобных по красоте на балу и по уму в беседах; она будет уметь разговаривать на нескольких языках, и еще у нее должны быть прекрасные серые глаза.
Тони оценил тактику Роузи — черт побери, она гораздо умнее, чем он предполагал!
— Будущая жена сэра Энтони должна держаться в седле на охоте весь день, а потом всю ночь танцевать без устали на балах. Фактически она должна быть похожа на вас, Ваше Величество. А я? Я скучна и невежественна, я недостойна сэра Энтони. — Белое платье Офелии и венок на голове делали мольбу в голосе Роузи еще более трогательной. — Пожалуйста, мадам, явите милость, достойную монарха, найдите для него жену такую же прекрасную, как вы сами!
— Все, что она сказала, — правда, мой дражайший придворный?
— Мадам, — Тони упал на колени, восхищаясь тонкой игрой Роузи, — я всегда часто говорил то же самое. Мое сердце принадлежит вам, и блеск остальных женщин тускнеет по сравнению с вашим великолепием.
Елизавета наслаждалась словами Тони, словно кошка под теплыми солнечными лучами. Приняв позу кающегося грешника, Тони продолжал:
— Простите меня, Ваше Величество, за то, что я посмел усомниться в вашей справедливости. Я думал только о вашем благе, ведь брак между мной и леди Розалин позволит вам сохранить значительную сумму в государственной казне.
— О какой это сумме вы говорите? — Елизавета опасливо покосилась на Тони.
— Как же, мадам? А законная компенсация леди Розалин за поместье Одиси? — Праведное негодование в голосе Тони могло обеспечить ему не последнее место среди актеров придворной труппы. — Не можете же вы не выплатить стоимость поместья дочери графа Сэдлера?
Похоже, такой поворот событий не приходил королеве в голову, и она не на шутку встревожилась.
— Но предупреждаю вас, сэр Тони, женившись на леди Розалин, вы не сможете рассчитывать на приданое.
— Мадам, если я на ней женюсь, в качестве приданого меня вполне удовлетворит ваш парник. В нем она будет выглядеть еще привлекательнее, не правда ли?
Королева взглянула на Роузи и сдалась.
— Делайте что хотите, — с досадой сказала она. — Можете жениться на этой девчонке, если вам так хочется, а я умываю руки. Но учтите, леди Розалин, не вздумайте докучать мне просьбами о приданом. А вы, сэр Энтони, не жалуйтесь потом, что ваша жена в рыжем парике похожа на распутную девку.
— Никогда, мадам, — заверил ее Тони, внутренне ликуя. — Мы и словом не обмолвимся ни о приданом, ни о парике.
— И не думайте, что сумели меня провести: на ваших лицах написано, что вы сами жаждете этой свадьбы.
Тони кивнул в знак глубокого раскаяния.
— Вас невозможно провести, мадам, вы слишком проницательны. Действительно, я очень хочу жениться на леди Розалин. Ваше Величество, я решил положить начало новой, моей собственной династии, и лучшей супруги для этого мне не найти. И, самое главное, все мои люди свято верят, что земли поместья Одиси по закону принадлежат леди Розалин.
Королева Елизавета удовлетворилась объяснением Тони.
— Женитесь, сэр Энтони, но предупреждаю: это не освободит вас от обязанностей капитана королевской гвардии.
— Я живу только для того, чтобы служить вам, Ваше Величество!
Королева встала и, не оглядываясь, вышла. Стайка фрейлин, бросающих любопытные взгляды на Тони, потянулась следом за своей госпожой. В комнате воцарилось гробовое молчание, но наконец Джин рассмеялась звонким смехом, и всеобщее напряжение бесследно исчезло. Энн бросилась всех обнимать — Роузи, Тони, леди Хонору… Последняя стояла, намертво вцепившись в сэра Дэнни, словно никак не могла поверить в свалившееся на нее счастье. Сэр Дэнни тоже держался за леди Хонору, но по другой причине: он не был уверен, что сможет удержаться на ногах без опоры.
Глядя на Роузи, Тони удивлялся: ему казалось, что он знает ее уже много лет. Ему очень хотелось подхватить Роузи на руки, унести в Одиси и остаться с ней там навсегда. Как много накопилось невысказанного за время разлуки! Но впервые величайший любовник Англии не мог найти нужных слов.
— Сестра, — громко сказала Джин, — пора идти, у нас еще слишком много дел.
— Что может быть для нас важнее этого? — ответила Энн, указывая на две влюбленные пары. — Неужели мы останемся в стороне от свадебных хлопот? Или в твоей душе не осталось ни капли романтики?
— Осталось, — прошипела Джин, подталкивая непонятливую сестру к дверям. — И в их душах — тоже. — Она легко чмокнула в щеку Тони и Роузи. — Особенно в Тони.
Райклиф не помнил, чтобы ему приходилось краснеть в последнее время, однако сейчас лицо залил румянец, и он только надеялся, что Роузи не заметила его смущения.
— Леди Хонора, — Тони старался, чтобы его голос звучал непринужденно, — почему вы выглядите так обеспокоенно?
— У моего маленького ягненочка горячий лобик. Наверное, он еще не пришел в себя от свалившегося на него счастья. Ничего, в моем поместье Роуз он быстро придет в себя.
И леди Хонора поволокла сэра Дэнни из комнаты. Тони успел перехватить обреченный взгляд сэра Дэнни — в нем присутствовали тщеславие и страх, почти паника. Оценив сложную гамму чувств вольного актера, Тони пробормотал:
— Ну вот, и на старуху нашлась проруха… — И тут Райклиф понял, что наконец-то остался с Роузи наедине. — Я все время старался убедить королеву, что не хочу на тебе жениться только потому, что, если бы Ее Величество поняла, что мною движут искренние чувства, она бы никогда не дала разрешения на этот брак.
— Я так и поняла, — Роузи побрела к двери. — Королева слишком властолюбива и излишне ревнива. И еще она считает тебя самым очаровательным и привлекательным придворным. В последнем она права.
Тони метнулся к Роузи и загородил ей дорогу.
— Значит, ты тоже считаешь меня таковым, Роузи?
— Думаю, ты не нуждаешься в моем мнении, чтобы лишний раз потешить свое тщеславие.
— Клянусь, ты единственная женщина, чье мнение на этот счет меня интересует.
Они долго смотрели в глаза друг другу, чувствуя, как возвращаются назад былые чувства. Боже! Тони не находил слов, чтобы описать свою любовь к этой женщине. В неожиданном порыве страсти он вышел в холл, не выпуская руки Роузи, и начал открывать подряд все двери. Из одной послышался возмущенный женский крик.
— Прошу прощения, — смущенно пробормотал Райклиф.
— Тони, послушай, — не выдержала Роузи, — что ты ищешь?
— Комнату, — коротко ответил Тони. — Комнату, в которой мы бы смогли уединиться.
Наконец он нашел то, что искал. Схватив со стола в холле зажженный канделябр, Тони увлек за собой Роузи. Она не сопротивлялась.
— Эту комнату слуги используют как хранилище разных запасов, — сообщил Тони, — однако где-то я слышал, что она прекрасно подходит для тайных свиданий.
Страстное желание Тони уже было готово вырваться наружу, но как тяжело снималось это проклятое платье Офелии! Впрочем, разве существуют платья, снимающиеся легко? Ему казалось, что прикосновения обнаженного женского тела излечивают его душу, столь измотанную за последний месяц бесплодных поисков.
Тони приблизил свое лицо к Роузи и тихо попросил:
— Скажи еще раз про мои достоинства. О том, что я самый обаятельный мужчина Англии.
— Сейчас — ты самый грязный мужчина Англии, — ответила Роузи, отворачиваясь от Тони.
— Черт возьми! — воскликнул он, срывая с себя испачканный камзол. — Неужели я не произвожу на тебя впечатления?
— Впечатления? Ты, хвастун, хочешь, чтобы я лишний раз потешила твое самолюбие и напомнила, что сегодня ты главный герой дня? — Роузи сверкнула глазами в притворном гневе. — Лучше признайся, как часто ты водил женщин в эту каморку?
— Никогда! Изнеженным дамам это место внушило бы омерзение.
— Ха! Большинство женщин последовало бы за тобой куда угодно, хоть на край света.
— Потому что я такой обаятельный?
— Нет, потому что ты такой скромный!
— Надеюсь, скромность не единственное мое достоинство?
Роузи обернулась и, убедившись, что Тони не обиделся, улыбнулась в ответ.
— Так-то оно лучше, — пробормотал Тони, сбрасывая с полки пару подушек и кучу одеял. — Послушай, а почему бы нам не присесть?
Роузи посмотрела на протянутую руку Тони, потом в его глаза, потом снова на руку и медленно прикоснулась к его дрожащим пальцам. Прикрыв глаза, Райклиф смаковал свои чувства, словно гурман. Губы Роузи чуть приоткрылись, голова откинулась назад, и с каждым глубоким вздохом ее грудь приподнималась и касалась разгоряченного тела Тони.
Эта грудь выдала Роузи при их первой встрече. Как он был тогда глуп и самоуверен! Как безмятежно и легко он решил соблазнить бродячую актрису! И как поглотила она его мысли и разум, постепенно превратив в другого человека. В более совершенного и мудрого.
— Нам нужно поговорить, — хрипло выдавил из себя Тони.
— Что ж, давай поговорим.
Роузи опустилась на одеяла, и Тони присел рядом. Он сжал ее руку, стараясь показать, что это намного больше, чем просто жест, но и не приглашение предаться безумной любви. Их глаза встретились и задержались друг на друге, словно губы в долгом поцелуе.
— Послушай…
— Да?
Господи, о чем он хотел говорить? О…
— Ты меня бросила.
Она попыталась вырвать руку, но Тони крепче сжал свои пальцы.
— Говори!
— А ты меня обманул!
— Никогда!
— Ты ничего не рассказал мне о сэре Дэнни!
Меньше всего он хотел сейчас выслушивать упреки и считать себя виноватым.
— Я беспокоился только о твоей безопасности.
— Иногда бывают вещи более важные, чем безопасность.
— Я знал это, знаю и сейчас. И… — Тони запнулся, но счел своим долгом говорить правду. — И если бы такое вдруг повторилось, я бы не задумываясь поступил так же.
Обняв Тони, Роузи прижалась к нему еще крепче.
— Я тоже знаю, — рассмеялась она, — что, не задумываясь, снова бы сбежала. Неужели наш ребенок будет таким же упрямым, как мы?
Тони не мог произнести ни слова — спазм сжал его горло.
— У тебя, — наконец произнес он, — у тебя…
— Нет, не у меня — у нас.
— У нас… будет ребенок?..
— Разве ты не догадывался об этом?
Догадывался? Он был уверен!
— Да… — На глазах Райклифа выступили счастливые слезы. — Я не сомневался, — признался он. — И еще я не сомневался, что его рождению будет предшествовать наша свадьба.
— Ты в этом уверен?
— Тебя беспокоит, что скажут люди? — Тони в упор посмотрел на Роузи. — Они начнут болтать, что я женился на актерке. Начнут судачить, что я женился на леди Розалин Беллот ради сохранения собственных земель. Какие только слухи не поползут, и ходить они будут долго-долго, потому что я фаворит королевы, а ты — прекрасна. Не забудут и о твоей волшебной Офелии, и истории с пропавшей наследницей. Ну и что? Эти сплетни будут тянуться за нами, как шлейф, до конца наших дней. По сравнению с тем, чтобы ребенок появился на свет законно, все это сущая чепуха.
Роузи слишком хорошо знала Тони. Он испытывал к своему отцу любовь и ненависть одновременно, он презирал его за ту мимолетную слабость, благодаря которой появился на свет, и поклялся не повторять подобных ошибок. Покоряя женщин, отец Тони был похож на холодный ветер, сначала дарящий приятную прохладу, но потом превращающийся в жестокую стужу. Тони попросту боялся оказаться таким же бессердечным. Вот и с Роузи не было и тени обольщения, их близость оказалась настоящим праздником чувств, а не постыдной мужской слабостью.
— Я счастлив стать отцом твоего ребенка.
— Нашего ребенка.
— Да, нашего. — Тони почувствовал, как расслабилась Роузи, и добавил тоном, не терпящим возражений: — Наша свадьба состоится завтра. Утром!
— Хорошо, — рассмеялась Роузи, — мы поженимся утром. — Ее губы ласково дотронулись до губ Тони. Каждый ее вздох, казалось, прибавлял ему сил, от каждого прикосновения закипала кровь, а трепещущий язык лишал воли, превращая в послушную игрушку. Он едва расслышал вопрос Роузи:
— А где же мы будем спать этой ночью?
— Ты думаешь, мы будем спать? — Глаза Тони застилала пелена всепоглощающей любви, а пальцы, ласково гладящие ее нежное тело, казалось, существовали отдельно.
— Здесь холодно, — поежилась Роузи.
— У нас полно одеял.
— Сюда может кто-нибудь войти.
— Мои шпага и кинжал прогонят любого нахала. А у тебя есть твоя страшная сумка.
— Верно. — Роузи принялась задувать свечи.
— Ты больше не боишься темноты? — спросил Тони, когда осталась гореть всего одна свеча.
— Теперь нет. Мои талисманы защитят меня от любых напастей. Кольцо отца — раз, — она коснулась золотого перстня на шее, — а второй талисман — это ребенок, зреющий у меня внутри. Кроме того, со мной кавалер, второй величайший любовник Англии.
— А кто первый? — требовательно спросил он, и в голосе его отчетливо послышалась ярость.
— Я, — ответила Роузи и, мягко погладив руку Тони, задула свечу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Первый любовник Англии - Додд Кристина

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.

Часть вторая

20.21.22.23.24.25.26.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Первый любовник Англии - Додд Кристина



так себе.С романом Свеча в окне не сравнить.
Первый любовник Англии - Додд Кристинанадежда
7.11.2012, 19.27





Какой бред!!!!! даже не дочитала, надоело.....всё скучно, примитивно и без имоцый.
Первый любовник Англии - Додд КристинаЯНА
15.07.2013, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100