Читать онлайн Один прекрасный вечер, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один прекрасный вечер - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Один прекрасный вечер

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Принцесса всегда заботится о том, чтобы слова ее были приправлены медом, ибо может случиться так, что ей придется их съесть.
Вдовствующая королева Бомонтани
Клариса смотрела вслед удалявшейся Миллисент. Хотелось бы, чтобы Миллисент проявила больше настойчивости и, отказавшись подчиниться требованиям брата, и ей, Кларисе, оказала бы тем самым услугу.
Не то чтобы Клариса нуждалась в защите. Она находила выход и из худших ситуаций. В конце концов, что может сделать с ней лорд Хепберн прямо здесь, на дороге? Однако ей было бы проще общаться с ним, имея под рукой Миллисент в качестве буфера.
– Вы обидели сестру.
– Что? – Хепберн посмотрел Миллисент вслед. – Не смешите меня. Миллисент слишком благоразумна, чтобы…
– Чтобы иметь чувства? Или слишком незначительна, чтобы их проявлять?
Хепберн уставился на нее так, словно она говорила на иностранном языке, и сказал:
– Уверен, Миллисент знает свою цену в Маккензи-Мэнор.
– Я тоже в этом уверена.
Теперь он посмотрел на нее так, словно услышал в ее словах иронию, и озадачился. Клариса даже не сомневалась в том, что он пропустит ее слова мимо ушей: к чему слушать глупую женскую болтовню. А что до его сестры, то он не видел ничего трагичного в том, что его сестра так и завянет и канет в Лету, оставшись старой девой.
С этим надо было что-то делать. Миллисент нуждалась в помощи, а Кларисе необходимо было держаться от лорда Хепберна как можно дальше.
Потому что когда все было сказано и все сделано, он заставлял ее чувствовать такой дискомфорт, который она никогда не ощущала раньше в присутствии мужчины. И еще Клариса подозревала, что он сможет найти способ для подавления ее воли, если захочет, и от этого чувствовала себя еще неуютнее.
И все же когда она собралась с духом и посмотрела ему в лицо, он всего лишь сказал: «Поехали», – и свернул в тенистую аллею, которая вела прямо к дому.
Клариса уставилась на его исчезающую спину, затем огляделась. Дорога была пустынна. Она могла бы прямо сейчас развернуться и ускакать прочь, назад, в город. Хепберн не бросился бы за ней в погоню. И если даже она переоценила его деликатность, то Блейз легко ускакал бы от длинноногого золотистого мерина, которого Хепберн звал Гелиосом.
Вероятно.
Скорее всего.
Но… В городе ее ждала Эми, которой очень нужны были деньги, а в Маккензи-Мэнор она могла бы заработать немало. Хепберн не негодяй, ничего из того, что сообщала о нем Эми, не указывало на это. Даже если он и доставил ей, Кларисе, несколько неприятных минут… Если бы он решил довести до конца то, что обещали его голубые глаза… Ну что же, она сможет с ним справиться. Клариса давно научилась заботиться о себе.
Она развернула Блейза мордой к дому и остановилась.
И все же, следуя за ним сейчас, Клариса ощущала себя мотыльком, бездумно летящим на огонь.
Уж если она решила продолжить начатое, ей стоило быть трижды осторожной. Она могла бы помочь Миллисент и выгодно распродать свой товар гостям, тут же получив деньги. Если только Хепберн посмеет шагнуть за грань дозволенного, она, под предлогом того, что должна помочь госпоже Дабб с кремом для лица, поедет в город, заберет Эми и пустится в бега… Ее план был не так уж плох.
Задумчиво поджав губы, она смотрела ему вслед.
Когда Клариса въехала в ворота, у нее возникло ощущение, будто за ней захлопнулась ловушка.
Она повернула было назад, но мысль о предстоящей зиме в холодной Шотландии, где без угля и нормальной еды не выжить, а также мысль о судье в Англии, который собирался ее повесить, если бы нашел, заставили ее пойти дальше. Где-то в подсознании волшебным видением блеснул Бомонтань, и это видение гнало ее вперед, в неизвестность.
Стряхнув с себя тревогу, она продолжала путь по запущенному саду, где гигантские дубы покачивали ветвями на весеннем ветру, где пышно цвели азалии: алые и девственно белые. Бодрящий запах сосновой смолы щекотал ноздри, и эти ароматы поднимали Кларисе настроение и укрепляли дух.
Она справлялась с задачами и потруднее. Если все пойдет хорошо, если Хепберн сдержит слово и заплатит ей за труды, они с Эми смогут отправиться домой, в Бомонтань, найдут бабушку и помогут ей расправиться с оставшимися мятежниками. Возможно, бабушка совсем состарилась и утратила силы, поэтому не послала им весточку. Возможно, она старалась уберечь их от беды. Может, она не осознавала, что дети, которых она когда-то отправила из страны, выросли и стали взрослыми и способны не только на то, чтобы управляться с иглой и танцевать. Испытание Хепберном наверняка станет последним на пути домой. Клариса в этом не сомневалась.
Когда она поравнялась с ним у подножия холма, она снова была прежней – уверенной в себе, храброй, практичной и здравомыслящей.
Он выпростал руку в черной кожаной перчатке.
– Вот он перед вами – Маккензи-Мэнор.
При взгляде на эту четырехэтажную громадину Клариса с трудом поборола желание отшатнуться. Там, за просторной лужайкой из-за кружевной листвы деревьев, прямо с зеленой травы поднимался замок из серого камня. Это помпезное строение менее всего напоминало людское жилище, скорее крепость, построенную для устрашения врагов. Этот дом призван был внушать страх каждому, кто решал наведаться к всемогущим Хепбернам. Ни плюща, оживлявшего фасад, ни клумб с цветами у входа, ни портика. Маккензи-Мэнор красноречиво вещал о богатстве и могуществе, но ничего не сообщал о тихих домашних радостях и изящных искусствах.
И вновь у Кларисы возникло ощущение, будто за ней захлопнулась ловушка, и она взглянула на ехавшего рядом мужчину.
Внешность его была под стать обличию его дома. Солнечный свет смягчая впечатление, но ни мягкая игра света и тени, ни кружевная тень от листвы, падавшая на лицо, не в силах были в достаточной мере смягчить суровость черт этого человека. Волосы его были убраны назад в тугой хвост, от чего черты казались еще суровее. Лоб рассекал темно-багровый шрам от ожога, который, должно быть, причинил ему немало страданий.
Но он, казалось, не ждал и не просил ни от кого, сочувствия. Не было в нем ни теплоты, ни радости, которые обычно испытывает человек при виде собственного дома. Он смотрел на Маккензи-Мэнор, которым владел, с полным безразличием, словно дом принадлежал кому-то другому, а не ему.
Точно так же он смотрел на Кларису, совершенно равнодушно.
Надо было скакать прочь отсюда, без оглядки.
Но она не могла оторвать взгляд от его глаз.
Всю жизнь она с недоумением смотрела на тех, кто страдает от пагубных страстей, и не могла представить себе, как такое возможно. Клариса была выше этого. Ведь она – принцесса. Она училась контролировать каждое движение, каждую улыбку, каждую эмоцию. Страсти были уделом черни, и Клариса верила, что воспитание и тренинг выработали у нее презрение к страстям.
Но сейчас, глядя на этого мужчину, Клариса чувствовала, что в ней зарождается чувство, похожее на страсть.
Голос у него был низким и ровным, речь – безупречной. Вполне цивилизованный мужчина.
– Прошу вас, мадам, принять мои заверения в том, что я буду оказывать вам глубочайшее почтение. Я знаю, мужчин влечет к вам, и могу представить, что многие из них не считают нужным противостоять своим низменным инстинктам. Поскольку вы не замужем и семьи у вас нет, они считают, что вы – легкая добыча.
Клариса сдержанно кивнула:
– Именно так, милорд.
– Я очень нуждаюсь в ваших услугах касательно развлечения моих гостей и… э… придания красоты дамам, и, мне кажется, этот бал станет для вас достаточно прибыльным предприятием.
Он знал, что сказать, чтобы заманить ее в ловушку!
– Да, спасибо, милорд. Я решила остаться и делать то, что вы просите, покуда смогу продавать кремы вашим гостям. – Роберт обещал заплатить ей за это, однако Клариса слишком хорошо знала цену обещаниям аристократов.
– Хорошо, хорошо. – Он улыбался ей этой покровительственной улыбкой с оттенком приятного удивления, которая говорила о том, что он не уверен: Клариса будет делать все, чего бы он ни пожелал. – Вы можете звать меня по имени – Роберт.
Клариса, не подумав, ответила:
– А вы можете звать меня «ваше высочество».
– Немногим выпадает такая честь. – Чуть растягивая слова, с насмешкой в голосе он добавил: – Ваше высочество.
Его тон тут же напомнил Кларисе, что она опустилась до его же снисходительного высокомерия. Она, которая обычно была столь бойкой на язык и находчивой, отпустила реплику, которая была столь же высокомерна, сколь и неуместна. «Это он виноват».
И тут Клариса вспомнила слова бабушки. Та говорила, что настоящая принцесса несет ответственность за свои поступки, и принцесса Клариса тут же взяла вину на себя. «Мне надо лучше стараться». В ней шевельнулась гордость. – Ведь я не у себя в стране, я обычно прошу называть меня, как вы, мадам, или принцессой Кларисой, или миледи. – Еще ни одна фраза ни на одном языке не давалась ей с таким трудом.
Отвратительно! Получилось еще хуже.
Но он притворился, будто благодарен ей, в то время как в его взгляде она заметила циничную насмешку. У Кларисы так и чесались руки дать ему пощечину.
– Благодарю вас, но если вы представитесь на балу принцессой какого-то там королевства… – Клариса заскрежетала зубами. – И окажете мне моральную поддержку, я вынужден буду обращаться к вам так, как того заслуживает ваш титул. – Он вновь улыбнулся. И улыбка его была остра, как лезвие шпаги. – Ваше высочество.
Она была знакома с ним всего несколько часов, но уже успела возненавидеть эту его улыбку.
– Я не могу присутствовать на вашем балу. – Он сделал вид, будто не услышал ее слов.
– В обмен на ваши услуги я обещаю защищать вас от недостойных мужчин и позабочусь о том, чтобы репутация ваша сияла чистотой. А когда все закончится, у вас будет достаточно средств, чтобы вернуться в ваше королевство, если вы того пожелаете, или жить тут до конца дней.
Должно быть, он был дьяволом, если сумел прочесть ее мысли.
– Присутствие, на балу в честь столь важной персоны, как полковник Огли, может привлечь ко мне внимание, а это для меня опасно.
– Я позабочусь о вашей безопасности.
Этот голос. Эти слова. Он и точно был дьяволом, ибо все последние годы, годы одиночества и лишений, она мечтала о мужчине, который скажет ей именно эти слова.
Но что еще хуже, она оказалась круглой дурой, потому что поверила ему.
– Вы многое обещаете.
– Да. И всегда выполняю свои обещания. – Он наклонился в седле, взял ее за руку и пожал. – Вы же, в свою очередь, должны будете вспомнить мои требования.
– Все зависит от того, чего именно вы от меня потребуете.
– Я скажу вам, когда придет время. – Он поднес ее руку в перчатке к губам и поцеловал.
Этот тщательно продуманный жест, этот осторожный поцелуй затянутой в перчатку руки должен был вызвать в ней менее чувственный отклик, чем тот, первый, когда он поцеловал се руку без перчатки.
Но как бы там ни было, отклик оказался более чувственным. Он вызвал в ней целую череду образов, в числе которых было видение того, как он медленно стягивает кожаную перчатку с ее пальцев. Как раздевает ее. Как его губы скользят по ее телу, по самым чувствительным местам.
Она торопливо выдернула руку.
Она не понимала, зачем ему ее присутствие на балу, но знала, что Роберт желает ее. Он даже не скрывал этого. Напротив. Пристально следил за ней, его голубые глаза лучились страстью. А она… Ей хотелось одновременно бежать от него и быть ближе.
Этот мужчина владел опасным оружием. Чувственным оружием.
– Скажите, чего вы от меня хотите? – Этот вопрос прозвучал так, словно его задала куртизанка.
Это не ускользнуло от Роберта, и он улыбнулся ей. Улыбнулся так, что Кларисс снова захотелось ускакать прямо сейчас, без оглядки.
– Все было бы проще, если бы вы точно обрисовали те обязанности, которые я должна исполнять в качестве проживающей у вас помощницы.
Получилось еще хуже. Он продолжал улыбаться и, конечно же, ответил уклончиво:
– Пока от вас требуется быть ласковой с Миллисент, терпеливой с Пруденс и управляться с моими родственницами, которые уже начали съезжаться в мой дом. Развлекайте моих юных кузин. Их у меня целый выводок, и голоса у них такие визгливые и громкие, что от их хихиканья стекла лопаются.
– Вы со мной не вполне откровенны.
– Когда придет время, я скажу, что от вас требуется. – Он заглянул ей в глаза. Заглянул так глубоко, что ей хотелось защитить от этого просвечивающего взгляда самые темные, самые потайные уголки души. Он едва слышно повторил: – Когда придет время.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один прекрасный вечер - Додд Кристина


Комментарии к роману "Один прекрасный вечер - Додд Кристина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100