Читать онлайн Один прекрасный вечер, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один прекрасный вечер - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Один прекрасный вечер

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Если мир катится к черту, можно хотя бы получить удовольствие от катания.
Старики Фрея-Крагс
Роберт проехал по мосту, проложенному надо рвом, который некогда был заполнен водой, достал из седельной сумки лом и стал колотить по дубовым воротам крепости.
В ожидании ответа Роберт обвел взглядом мрачную громаду крепости Гилмишель, гадая, как ему вызволить оттуда Кларису. Задача существенно осложнялась тем, что действовать придется ночью, а предварительный наружный осмотр не дал ему ровным счетом ничего полезного для выполнения предстоящей задачи. Крепость была построена четыреста лет назад для охраны английских земель от шотландских набегов к по виду ничем не отличалась от сотни таких же английских крепостей. Громадная, неприступная, не дающая ни единого шанса узнику на побег.
Гилмишель – городок небольшой. Едва ли в этой крепости содержалось так уж много заключенных – и соответственно стражников. Справиться с тремя-четырьмя – не проблема, да и Кларису будет не так уж трудно отыскать. Так что с Божьей помощью Роберт и Клариса уже будут далеко отсюда, когда чертов судья узнает о побеге.
Разумеется, Роберт вернется и поквитается с ним. Хепберн то сжимал, то разжимал кулаки. Однако это удовольствие придется отложить до тех пор, пока Клариса снова не окажется в Маккензи-Мэнор. И если Фэйрфут надругался над ней, смерть его будет долгой и мучительной. Роберт мог изобрести немало способов, как продлить его мучения и унижения, а в этом случае он будет особенно изобретательным.
Роберт еще раз постучал. Дерево глушило звук, но у ворот кто-то непременно должен был стоять на посту. Если бы Вальдемар был с ним, то в это время он бы уже успел перекинуть веревку за стену, забрался бы внутрь и, словно тень, пробирался по коридорам крепости. Возможно, он уже успел бы освободить принцессу и, в случае необходимости, прикрыл бы отход Роберта. Брать крепость всегда надежнее вдвоем, но на сей раз у Роберта не было выбора. Вальдемар сейчас на пути к Лондону, на пути к свободе.
Но должно быть, Роберту не хватало друга сильнее, чем он думал, ибо на мгновение ему показалось, что он увидел человека, взбирающегося по веревке на стену крепости. Роберт хотел было отойти и присмотреться, но как раз в этот момент забранное решеткой окошко в воротах приоткрылось и низкий голос рявкнул:
– Что вы тут шляетесь ночью? Уже комендантский час! – Полным пренебрежения тоном Роберт бросил в ответ:
– Плевал я на ваш дурацкий комендантский час. Вы что, не знаете, кто я такой?
– Не знаю, – ответил охранник уже более уважительно. Свет из караульного помещения осветил стражника. Роберт увидел перед собой настоящего громилу исполинского роста.
Роберт использовал домашнюю заготовку:
– Я полковник Огли. Вы обо мне слышали.
– Нет, – протянул стражник.
– Я герой Пиренейской кампании. У меня полно наград. Я спас жизнь сотням англичан. И захватил ту преступницу, которую вы получили сегодня.
Бегемот почесал затылок.
– Нет, это судья Фэйрфут ее поймал. Вот лжец.
– Вы знаете судью Фэйрфута?
– Да. Я на него работаю.
– Тогда вы знаете правду.
Бегемот пошевелил мозгами и медленно кивнул:
– Ну, вы поймали эту девчонку. И что с того?
– Я хочу увидеть ее. Увидеть немедленно.
– Не вы один.
Роберт начал терять терпение.
– Что вы имеете в виду?
– Судья Фэйрфут сейчас как раз у нее.
Роберта на мгновение ослепила черная ярость. Будь проклят этот Фэйрфут! Он заплатит за все. Роберт быстро взял себя в руки. Голос его звучал лишь чуть раздраженно, когда он сказал:
– Он начал без меня? Видит Бог, я оторву ему яйца. И как давно он с ней?
Бегемот снова почесал затылок.
– С последнего удара часов.
Постучав по воротам ломом, Роберт живо представил себе, что это не лом, а голова судьи.
– Откройте ворота. Немедленно! – На этот раз командирский тон Роберта сработал, поскольку окошко с шумом захлопнулось, и через несколько минут громадная дверь с натужным скрипом отворилась.
– Так-то лучше, – бросил Роберт, проходя за ворота. Роберт лишь молился о том, чтобы бегемот не потребовал предъявить содержимое сумки. – А теперь ведите меня к заключенной.
– Я не могу оставить свой пост, полковник Огли. – Бегемот закрыл за Робертом ворота. Роберт раздраженно вздохнул: – Неужели никто не может меня к ней проводить?
– Хм… – Бегемот почесал щетину на подбородке. – Пройдите к башне, увидите еще охрану. Народу там побольше. Кто-нибудь проводит.
Как бы ни хотелось Роберту броситься бежать, он не мог себе этого позволить. Бегемот наверняка будет наблюдать за ним. Да вся тюремная охрана уже наверняка за ним наблюдает. Поэтому он высокомерно кивнул и с независимым видом пошел через двор, получая удовольствие от того, что пародирует манеру держаться Огли, полную рисовки и притворства. Едва ли это могло сойти за реванш, но пока и это грело душу.
Дверь в помещение тюрьмы была на запоре, и Роберт вновь вытащил лом и постучал им по двери.
Охранник, который ответил ему на этот раз, был аккуратно одет, уже в годах, и по осанке Роберт безошибочно узнал в нем уволенного в запас профессионального военного с отличной выучкой.
Такого на мякине не проведешь.
Роберту не терпелось оказаться внутри и вызволить Кларису прежде, чем Фэйрфут надругается над ней, но Роберт тоже был солдат с опытом и умел вести игру до конца. Вытянувшись в струнку, Роберт надел на лицо непроницаемую маску.
– Я полковник Огли, явился по приглашению судьи Фэйрфута, чтобы допросить пленницу.
– О какой пленнице речь? – спросил охранник.
– Я не дурак. Сегодня к вам поступила только одна пленница. Женщина, которая заявляет, будто она принцесса. Впустите меня немедленно.
К восторгу Роберта, стражник отступил на шаг и пустил Роберта внутрь.
– Есть, сэр. Но судья Фэйрфут не предупреждал о том, что вы придете.
Еще один охранник стоял рядом с мушкетом наготове.
Первый охранник продолжил:
– Так что нам придется сначала связаться е судьей. Как правило он любит проводить допросы один на один.
Роберт скривил губы в леденящей усмешке:
– Обычно ему не приходится со мной соперничать, верно? Но я понимаю. Вы должны исполнять, свой долг.
Охранник кивнул и немного расслабился, признав в Роберте военного человека, понимающего необходимость соблюдать приказы.
– Как вас зовут? – спросил Роберт.
– Рональд.
– Хорошо, Рональд. Я пойду за вами туда, где она содержится.
– Я не могу вам этого разрешить, но вы можете пройти со мной до ворот.
– Это меня устроит. – Еще как устроит! Как только он узнает, где они держат Кларису, он избавится от этого парня и прочих охранников, устранит судью Фэйрфута, и только их с Кларисой и видели. Простой план и вполне выполнимый.
Роберт поднялся следом: за Рональдом, вверх на один лестничный пролет, а дальше дорога шла только вниз, все ниже и ниже. Она не была на самом дне подземелья, но у Роберта жгло нутро при мысли о том, что его Клариса, с ее нежной кожей, делит камеру с мышами, крысами и прочей нечистью… И с Фэйрфутом, с этой гадкой тварью.
Роберт нарочно наступил Рональду на пятки и, когда тот оглянулся, бросил ему:
– Ускорь шаг. У меня нет времени!
Рональд повиновался приказу.
Винтовая лестница привела их в круглое помещение. Там дежурили трое охранников. Роберт мгновенно оценил ситуацию. Один из них держал мушкет. У двух других оружия не было, однако Роберт знал, что оба вооружены. Для заштатного приграничного городка охранники крепости Гилмишель были на редкость хорошо подготовлены к несению боевого дежурства. Роберт подумал о том, что на это есть свои причины: судья Фэйрфут настолько засел в печенках у жителей, что не на шутку опасается покушения на свою жизнь.
Рональд подошел к стражнику с мушкетом и что-то тихо ему сказал.
Роберт отчетливо расслышал ответ:
– Ты что, спятил? Мне еще не надоела жизнь, чтобы я пошел к нему сейчас. Ты же знаешь, что он любит делать с дамами, когда они оказываются здесь. Подожди, сейчас начнутся крики.
Между тем Роберт опустил сумку на пол. Наклонившись над сумкой, он улыбнулся стражникам, оценивая расположение противника, небрежно порылся в ее содержимом.
Еще до того, как стражник с мушкетом завершил свою леденящую кровь речь, у Роберта в каждой руке было по ножу. Первый нож он метнул в того, кто представлял наибольшую опасность: в стражника с мушкетом, второй нож полетел в Рональда и вонзился ему в горло.
Оба упали. Мушкет выпал из рук охранника и с грохотом покатился по каменному полу. И пока Роберт вытаскивал из рукава второй нож и готовился запустить его в одного из двух оставшихся стражников, Рональд успел наставить на него пистолет.
Удача изменила Роберту.
У Рональда из горла текла кровь. Он хрипел, но в глазах солдата Роберт прочел собственный смертный приговор.
Роберт не имеет права погибнуть. Он нужен Кларисе. И в тот момент, когда он метнулся в сторону, грянул мушкетный выстрел.
В следующее мгновение Рональд уже лежал мертвый с пробитой головой. Другой стражник тоже был мертв – из груди его торчал нож, а ведь Роберт не стрелял и нож в охранников не бросал.
Роберт перекатился по полу и, поднявшись на ноги, повернулся к дверному проему.
В дверях стоял мужчина, одетый в черное. Высокий, худой как щепка, с темными волосами и бездонными темными глазами. Лицо его было измазано грязью. Это он пробрался в крепость Гилмишель по веревке и вел себя как человек, который знает, что делает. Он поступил так, как поступил бы Вальдемар, и Роберт готов был убить его.
Незнакомец отбросил в сторону дымящийся ствол; но пистолет не опускал: держал под прицелом последнего оставшегося в живых охранника. Спокойно, с акцентом, который очень сильно напоминал акцент Кларисы, он сказал:
– Вы его не свяжете? Я добуду ключи. У нас мало времени.
Похоже, он был на стороне Роберта.
Неизвестные союзники обычно внушали Роберту беспокойство. У них всегда свой план, свои цели. Вытащив из сумки веревку, Роберт сказал:
– Спасибо, только кто вы, черт возьми?
– Вы меня не узнаете?
Роберт снова взглянул на него и вспомнил.
– Вы рыскали возле моего дома перед балом. Вы – тот самый, на кого я охотился и не смог найти.
– Что там, черт возьми, происходит? – Судья Фэйрфут опустил занесенный кулак, но продолжал держать Кларису за горло. – Если эти дебилы случайно разрядили мушкет, я заставлю их есть собственные кишки.
Перед глазами Кларисы все плыло, но она все же сумела выдавить из себя:
– Я вам говорила. Это лорд Хепберн.
Фэйрфут сжал пальцы так, что Клариса уже простилась с жизнью: вот-вот он свернет ей шею. Глаза его были как черные дыры. Но отпустил ее так же стремительно, как схватил.
Она жадно втянула воздух. Один хриплый, вдох, за ним другой, третий – она жадно дышала, наполняя кислородом легкие.
Она боялась, что Фэйрфут ее изнасилует. Лучше смерть, чем бесчестье. Так говорила бабушка. Но за всю свою долгую королевскую жизнь бабушку ни разу никто не душил и не колотил, и ей так и не пришлось осознать, что если ты любишь мужчину, то готова претерпеть все: любое унижение, любую боль, лишь бы снова его увидеть.
Фэйрфуту совсем не нравились ее язвительные замечания, по поводу его трусости и бессилия, и еще меньше ему нравились ее слова о том, что Роберт придет по его душу и свернет его тщедушную шею. Вот эта последняя ее ремарка спровоцировала его нападение, и если бы не выстрел…
Клариса, качаясь, добрела до кровати и с надеждой устремила взгляд за решетку.
В самом деле это Роберт? Он успел?
Фэйрфут не на шутку разволновался. Он стоял у двери и, прищурившись, смотрел в даль коридора.
Клариса никак не могла отдышаться. Но способность думать вернулась к ней. Как помочь себе и Роберту? Стоит ли напасть на Фэйрфута сзади?
Взгляд ее упал на его пояс. Сможет ли она завладеть его ключами и выбраться отсюда? Клариса огляделась. На самом деле она была не так уж беспомощна. В ее распоряжении было ведро с водой, ночной горшок и зажженная свеча.
Но когда Фэйрфут обернулся к ней, Клариса поняла, что опоздала. В руках у него был кинжал с лезвием в четырнадцать футов и сверкающим острием. Он наставил это острие на нее.
– Если это твой знатный любовник, меня он получит только через твой труп.
Клариса потерла посиневшую шею, не сводя глаз с острия кинжала. Ничего не приходило ей в голову, страх лишил ее способности соображать. Она не хотела быть живым щитом. Тем более для Фэйрфута.
Затем за спиной у судьи она скорее увидела, чем услышала какое-то движение, Роберт? Спасение? Надо его отвлечь. Надо его чем-то отвлечь.
– Я говорила вам, что вы трус? Так оно и есть.
– Не трус, дорогая. Просто я хочу жить и заставить тебя помучиться. – Фэйрфут манил ее кинжалом. – Вставай. Иди сюда.
Не сводя глаз с коридора, Клариса медленно встала, притворяясь, что пострадала сильнее, чем было на самом деле, пытаясь набрать в легкие как можно больше воздуха, чтобы тело начало ее слушаться. Она бочком приблизилась к Фэйрфуту.
Когда он уже мог дотянуться до нее рукой, она сказала:
– У вас ничего не получится. Лорд Хепберн убьет вас, что бы вы ни делали. – И в тот момент, когда Фэйрфут протянул руку, чтобы схватить ее, Клариса смахнула на пол свечу, и камера погрузилась во мрак.
– Глупая сучка! – взревел Фэйрфут. Она слышала, как гремели ключи у него на поясе – это он пытался ее обнаружить. Сталь кинжала царапала каменные стены, клинок полоснул металл ведра. Клариса пнула ему под ноги ночной горшок. Судя по тому, как он взвизгнул, удар пришелся в десятку. Забравшись под кровать, Клариса свернулась в клубок. Она молилась о том, чтобы Роберт оказался здесь прямо сейчас, раньше, чем Фэйрфут ее обнаружит, потому что зубы ее стучали от страха. Она трусила не меньше, чем Фэйрфут.
Фэйрфут метался по камере, изрытая грязные ругательства. Он приближался к ней.
И сквозь шум его шагов и его проклятий Клариса расслышала тонкий свистящий звук. Она уже слышала его раньше. Подняв голову, она попыталась определить, что это, и вдруг…
Бум!
Взрыв оглушил ее. Вспышка ослепила. Она почувствовала едкий запах пороха. Красные и золотые искры сыпались со всех сторон, и за каждой искоркой волочился тонкий шлейф дыма.
Фейерверк. Она видела его на балу в Маккензи-Мэнор.
Праздничный салют.
Салют свободы.
Не раздумывая, она выкатилась, из-под кровати и бросилась сквозь искры и пламя к визжащему Фэйрфуту. Сильнейший удар под колени, и он упал, ударившись головой о ножку кровати.
Клариса пробралась к нему поближе.
Он не шевелился.
Сняв с пояса ключи, Клариса бросилась к двери. Искры все еще летали по камере, когда она вставляла ключ в замок.
Она слышала топот ног в коридоре. В ушах стоял шум. Господи, только бы это был Роберт!
Молитва ее была услышана. Роберт бежал по коридору с факелом в руке, и никогда она не любила его сильнее, чем в эту минуту.
Шатаясь, она вышла из камеры. Он обнял ее свободной рукой.
– Ты пострадала? – Он пробежал рукой по ее волосам, по ее телу. – Ничего не загорелось? Ты не обожглась?
– Нет!
– Где Фэйрфут? – Роберт направил пламя факела так, чтобы осветить камеру. – Черт! Ты сама его убила?
– Я его просто вырубила. – Клариса закрыла дверь и заперла на замок. – Пошли!
– Могла бы оставить его для меня. – Схватив ее под руку, он побежал туда, где в конце коридора маячил свет.
– Я была под кроватью. И это меня спасло. – Клариса обнаружила, что, несмотря на недавнее удушье, дыхания у нее вполне хватает для бега. У нее мелькнула мысль, что страх – отличный стимулятор.
Когда они добежали до комнаты охраны, Клариса увидела на полу три трупа, связанного охранника и поджидавшего их незнакомца, одетого во все черное.
Ей не понравилось его лицо. Он был слишком худ, слишком суров и мрачен, к тому же он ей кого-то напоминал. Кого-то, кто внушал ей беспокойство.
Клариса была в замешательстве, но Роберт закинул сумку на плечо и сказал:
– Ну что, пошли. – Незнакомец присоединился к ним.
Все трое побежали вверх по лестнице, потом вниз, по темным коридорам. На бегу Роберт вытащил нож из рукава. Незнакомец сделал то же самое. Роберт остановился перед входом в последнюю комнату, толкнул Кларису спиной к стене и приказал:
– Стой здесь.
Незнакомец ворвался в помещение. Следом за ним Роберт. И когда борьба была закончена, Клариса осторожно просунула голову в дверь.
Охранник лежал на полу, незнакомец связал ему за спиной руки.
Затем они снова побежали: на благословенный свежий воздух, через двор. В боку у нее кололо, но она не останавливалась. Она готова была бежать втрое быстрее, лишь бы вырваться из этом! проклятой крепости, подальше от проклятого судьи Фэйрфута и его проклятой виселицы.
По мере приближения к караульной будке они замедлили бег. Роберт поднял руку, призывая всех к тишине, и мужчины жестом дали ей знать, чтобы она подождала их снаружи, пока они очистят караульное помещение.
Клариса и сама не рвалась в бой. Горло у нее болело, ей казалось, что она никогда ненадышится всласть. Многочисленные синяки и ссадины давали о себе знать, особенно синяк, оставленный на скуле кулаком Фэйрфута. Клариса усмехнулась про себя, решив, что она явно идет на поправку, раз подумывает о том, что завтра ей лучше в зеркало не смотреть. Но она с удовольствием думала о том, что вернется домой с Робертом.
Она, не отрывая глаз, смотрела на него, когда он, подкравшись к дверям караульной, кивнул незнакомцу. Мужчины проскользнули внутрь. Она услышала глухой удар, затем крик, после чего наступила тишина.
Роберт подошел к двери и поманил ее, и она с удовольствием пошла за ним. Он спас ее. Ничто в жизни не могло сравниться с этим моментом. Слишком долго ей приходилось вытаскивать и себя и Эми из всевозможных неприятностей. А теперь Роберт пришел ей на выручку, спас ее, словно она и вправду была хрупкой сказочной принцессой, а рыцарем на белом коне был Роберт.
Внутри караульной незнакомец вытаскивал дубину из рук валявшегося без сознания стражника.
Со вздохом облегчения Клариса упала в объятия Роберта.
Он так крепко держал ее, что тела их словно слились в одно, стали единой плотью. Он потерся щекой о ее макушку. Она прижалась щекой к его груди, слушая, как бьется его сердце.
Но незнакомец шумно покашлял.
Роберт поднял голову и, словно незнакомец что-то сказал произнес:
– Он прав. Надо как можно быстрее убираться отсюда. Когда охранники придут в себя, освободятся от веревок и выпустят Фэйрфута из камеры, нам несдобровать.
– Я знаю. – Клариса неохотно отстранилась.
Незнакомец молча наблюдал за ними. Лицо его было непроницаемым, как маска, и вновь что-то в его облике привлекло внимание Кларисы и заставило ее приглядеться к нему повнимательнее. Она знала его. Она готова была в этом поклясться. Шагнув ему навстречу, она требовательно спросила:
– Где я вас раньше видела?
– Три дня назад, в моем поместье, он крался под деревьями, – сказал Роберт.
– Нет. – Клариса покачала головой.
– Нет, вовсе нет. – Бездонные темные глаза незнакомца пронизывали ее насквозь. – Вспомни, Клариса. Вспомни… тот день, когда твоей сестре Сорче присвоили титул принцессы крови и обручили с…
– С вами, – прошептала она, потому что не могла произнести это громче. Не было сил. – Вы – Рейнджер. Принц Ришарта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один прекрасный вечер - Додд Кристина


Комментарии к роману "Один прекрасный вечер - Додд Кристина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100