Читать онлайн Один прекрасный вечер, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один прекрасный вечер - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Один прекрасный вечер

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Принцесса никогда не выдает свои истинные чувства и никогда не унижает себя фамильярностью с теми, кто ниже ее по рангу.
Вдовствующая королева Бомонтани
Проснувшись, Клариса обнаружила, что Роберт лежит на ней. Плечи его заслоняли поток побледневшего лунного света, все еще проникавшего в окно. Клариса не могла разглядеть лица Роберта. Знала лишь, что он навалился на нее всем своим телом, и чувствовала себя словно девственница, распятая на жертвенном алтаре. Сосок ее был у него во рту, и он сосал его так, что ей пришлось вдавить пятки в матрас, чтобы не изворачиваться под ним, демонстрируя абсолютное подчинение его воле. Тело ее сводило от нестерпимого желания.
Задыхаясь, Клариса спросила:
– Что ты делаешь?
Он не ответил. Она попыталась опустить руки, но поняла, что он держит их за запястья у нее над головой.
– Роберт, отпусти меня. – Она попыталась высвободиться. Он засмеялся. Губы его были в дюйме от ее соска. Он схватил его и потянул, слегка прикусив зубами.
Ее снова, охватило желание.
Возможно ли это? Скоро взойдет солнце. Она спала всего несколько часов и уснула полностью удовлетворенная. Теперь, она снова его хотела. Хотела, чтобы он вошел в нее, чтобы утолил ее голод, заставлявший ощущать эту мучительную пустоту.
Это было настоящим безумием.
Она попыталась бороться настойчивее, но ей в этой схватке приходилось труднее, чем ему: она сражалась с сонной истомой и с вновь охватившим ее желанием.
Что произошло? Когда изменился баланс сил? Или ничего не изменилось? Главным в любовном поединке был он, но сделал вид, будто отдал ей пальму первенства.
Роберт покрывал поцелуями ее веки, щеки, губы. Он нигде не задерживался надолго. Клариса в порыве страсти жаждала все новых и новых прикосновений. Его язык ласкал ее уши, и от его влажного и жаркого дыхания по спине у нее пробегала дрожь.
– Что ты делаешь? – Она едва ворочала языком.
– Я собираюсь дать тебе то, что ты никогда не испытывала. Пробраться тебе под кожу, влезть в твой мозг. – Он откинул простынь, открыв ее тело прохладному утреннему воздуху. Сидя на ней, Роберт вжал в ее живот свой жезл и прошептал: – Все последующие ночи ты будешь приходить ко мне не потому, что тебе этого хочется, а потому, что ты без этого не сможешь жить.
Клариса вздрогнула, словно от удара.
– Я приду к тебе завтра, если захочу. Но ты не можешь заставить меня остаться здесь и приходить каждую ночь.
Он хрипло хохотнул и поцеловал ее. Он целовал ее грубо, с жадностью воина, свободного от уз приличий. Его язык вторгся в недра ее рта, он брал ее рот без нежности, как воин обреченную страну. И когда она покорилась, отказавшись от сопротивления, прижимаясь к нему всем телом, он поднял голову и прошептал:
– О, моя милая, ты даже не знаешь, что я могу сделать!
Он напугал ее своими речами и своими яростными поцелуями, и она всхлипнула как ребенок. Он подталкивал ее к грани, за которой наслаждение уже становилось невыносимым и доводило до неистовства.
Его губы накрыли ее сосок. Один, потом другой. Его дыхание охлаждало влагу, которую оставлял на сосках его язык. У Кларисы перехватывало дыхание. Соски ее стали еще тверже. Ощущение было на грани боли, резкое и невыносимо сладостное. Она хотела освободить руки, не для того, чтобы сопротивляться ему, а чтобы вцепиться в него, потребовать большего.
Но ему не было дела до ее требований. Он делал то, что хотел. Целовал ее груди, живот, ласкал языком пупок, имитируя движения и ритм соития. Клариса стонала от наслаждения. Она беспокойно металась по постели, закинула ноги ему на спину и провела ступней по его спине, побуждая приблизиться к ней.
Рассветало, и она закрыла глаза. С закрытыми глазами легче было притвориться, словно все это происходит во сне, а не наяву. И это хорошо. Это означало, что когда она вернется в свой мраморный дворец, то сможет убедить себя в том, что ничего этого не было. Не было мужчины, который раз за разом доводил ее до оргазма. Это была вечная страсть.
Вечная… О Господи, какое ужасное слово! Неужели она никогда не забудет, что этот мужчина с ней делал?
Роберт освободил ее руки и принялся ласкать каждую частичку ее тела. Его руки скользнули между ее ног, развели их, и он стал ласкать внутренние стороны ее бедер. Клариса затаила дыхание.
– Посмотри на меня, – приказал Роберт.
Клариса неохотно открыла глаза, и Роберт все понял. Она вела себя как ребенок, который считает, что стоит зажмуриться, и исчезнет то, чего не хочешь видеть.
– Смотри на меня. – Кончиком пальца он провел по волосам на ее лобке.
Это нежное прикосновение завело Кларису до неистовства. Она хотела, чтобы он поторопился, чтобы вошел в нее немедленно: глубже, сильнее, жестче. «О Боже, поторопись же!»
Он не спускал с нее глаз и улыбался ей, и эта улыбка окончательно свела ее с ума. Клариса была как ручной зверек в его руках.
Не проронив ни слова, он стал поглаживать завитки у нее на лобке уже не одним пальцем, а несколькими. И тогда она уронила руки, вцепилась, в простынь, ища опоры. Земля накренилась под ней, грозила ускользнуть. Он водил круги вокруг входа, затем ввел большой палец на небольшую глубину внутрь.
– Хорошо, – сказал он голосом, пьянящим, как бренди. – Горячо. Влажно. Хочешь, чтобы я вошел в тебя, милая?
– Да.
– Потерпи немного.
Как долго он намерен ее терзать?
– Ты так неопытна. – Ему было наплевать на ее желания, на то, что требовало ее тело. Его пальцы нащупали потайное местечко и ласкали его. – Ты даже не знаешь, что половой акт ослабляет мужчину.
Ее бедра сами стали покачиваться, имитируя половой акт.
– Что ты имеешь в виду? Я думала, я чувствую…
– Это? – Он переменил позу, устроившись у нее между ног. Он улыбался, глядя ей в лицо. – Ты не ошиблась. Я такой твердый, что вот-вот взорвусь. Я хочу тебя, хочу с той самой минуты, как увидел.
– Тогда… сделай это для меня… – Она попыталась дотянуться до него, заставить его войти в нее.
Но он перехватил ее запястье.
– Нет. – Он шевельнул бедрами, и его жезл скользнул по ее гладкой влажной коже. Хепберн прикрыл глаза. – Твое тело как живой шелк. Я никогда не смогу тобой насытиться.
Она всхлипнула и прогнулась ему навстречу.
– Роберт…
Он закрыл ей рот поцелуем. Это был поцелуй воина, завоевателя, и этот поцелуй заставил ее сдаться на милость победителя. Она поняла, что принадлежит ему одному до скончания века.
Оторвав губы от ее губ, он усмехнулся:
– До чего же ты хороша! Ты даже не знаешь, что со мной делаешь! Открой глаза!
Клариса даже не заметила, что глаза у нее закрыты, с трудом разлепила веки и увидела прямо перед собой его лицо.
– Смотри на меня, – приказал он.
Роберт скользнул вниз. Клариса подумала, что он станет целовать ее грудь, затем живот.
Но он опустил ладонь ей на грудь, не давая подняться.
Она попыталась сжать ноги.
Но Роберт раздвинул их, а ступни заставил Кларису поставить на постель.
Она извивалась, не зная, то ли боится его, то ли хочет. Может, и то и другое. Или ни то ни другое. Она приподнялась на локтях, не отрывая от него глаз, и прошептала:
– Пожалуйста.
– Чего ты хочешь? – Он ласкал губами ее промежность.
– Пожалуйста, попробуй меня на вкус.
Он раздвинул языком ее нижние губы, лаская ими нежную, бледную, влажную плоть. Это было так приятно. В то же время Клариса испытала стыд, но ликование превозмогло стыд. Он лизал ее там. Язык его медленно двигался. Казалось, он добивается чего-то, и с каждым новым движением она дрожала все сильнее. Она уже не в силах была удерживаться на локтях. Открытая прохладному воздуху и его ласке, кожа ее становилась все более чувствительной. Когда наконец губы его сомкнулись вокруг ее потайного местечка, Клариса упала на подушки, сотрясаемая спазмами сильнейшего оргазма. Ей казалось, что душа ее вот-вот покинет тело.
Она не в силах была это вынести. Воздух жег легкие, кровь превратилась в жидкое пламя. Простыни жгли кожу.
– Прекрати! – закричала она. – Пожалуйста, прекрати! – Прекратить? Нет уж. Он не хотел прекращать. Рано еще.
Он остановится, лишь когда она усвоит урок, который он хотел преподать ей. Он вошел в нее языком, он пил сладость ее оргазма, подводя к новому пику. Клариса застонала. Этот стон не спутать ни с каким другим. Так стонет женщина, снедаемая страстью. Он слушал ее, прикрыв глаза. Какое наслаждение слышать эту песню страсти из уст Кларисы!
Он приподнялся над ней, дожидаясь, когда последняя волна оргазма прокатится по ее телу, пока она устало не опустится на постель. Он ждал, пока она заметит, что он нависает над ней, пока неохотно не разомкнет веки. И тогда с нажимом в голосе он сказал:
– Ты хотела получить надо мной власть… Это славно. Ты получила ее. Но помни: я обладаю над тобой такой же властью. – Глаза ее широко раскрылись, словно она была удивлена тем, что он проник не только в ее тело, но и в ее мысли.
Затем одним размашистым толчком он вошел в нее. На этот раз он все держал под контролем, управлял каждым ее движением. Вжимал ее своим телом в матрас. Его руки и губы возбуждали ее.
Оргазм настиг ее резко, захлестнул мощной волной. Роберт с трудом сдерживался.
Он подождал, пока она переведет дух, и вновь вошел в нее. Она была набухшей и влажной еще с первого раза, тело ее стало чувствительным до крайности благодаря его изысканным ласкам. Она не переставала его желать, и казалось, никогда не насытится.
Она кончала раз за разом, заливая его своими соками, и все это продолжалось до тех пор, пока его неистовство не сравнялось с ее безумием.
Ему нравилось ее возбуждение.
– Еще, еще, – шептал он ей на ухо. – Давай же, не держи его в себе. Отдавай мне все. Отдай себя всю. Все равно не удержишь.
И она не могла ничего удержать. Она трепетала. Она дрожала. Она кричала от страсти. Слезы текли по ее щекам, но она прижимала его к себе. Он вел ее, устанавливая свой темп, и их тела поднимались и падали на волнах страсти.
Так продолжалось долго, очень долго, наконец, не, в силах больше терпеть, Роберт закричал и излил в нее свое семя.
Роберт впервые встретил такую женщину, как Клариса. Он опустился на нее, вжимая ее в постель своим телом, и вдруг подумал о том, что станет делать, когда им придется расстаться. Отпустит ли он ее? Или станет удерживать всеми, возможными способами?
– Давай, милая, тебе пора возвращаться к себе в спальню. – Роберт помог Кларисе подняться и торопливо, натянул на нее платье. Она стояла покачиваясь, пока он застегивал пуговицы. Она едва держалась на ногах. Солнце уже поднялось, над вершинами холмов.
– Светло, – бормотала она. – Хоть бы не попасться никому на глаза. – Ее вид не оставлял никаких сомнений относительно того, чем она занималась ночью. Бросив на себя взгляд в зеркало, Клариса увидела женщину с припухшими губами, спутанными волосами и румянцем, природа которою станет ясна всякому, кто испытал нечто подобное. А может, то была краска стыда, ибо этой ночью она делала такое, о чем и помыслить не могла. Она вообще не знала, что такое возможно. Она предавалась запретным утехам с ним, с Робертом.
Она встретилась с ним глазами в зеркале, и ей захотелось завизжать от стыда. Или от желания? Но между ногами у нее саднило. Вряд ли она смогла бы снова принять его в себя. Но когда тело чего-то хочет, разум молчит. Может, она потеряла рассудок? Предложи ей Роберт лечь сейчас с ним, она согласилась бы без колебаний.
– Когда вернешься в спальню, попроси, чтобы тебе принесли завтрак в постель. И спи.
– Вряд ли я смогу уснуть. – Возбуждение, несмотря на крайнюю усталость, не отпускало Кларису.
– Ты должна выспаться, – сказал Роберт. – И хорошо выспаться. Ты должна выглядеть свежей на балу, чтобы очаровать полковника Огли, после чего мгновенно сменить наряд, загримироваться под Кармен, встретиться с полковником и разыграть перед ним сцену так, чтобы он выполнил наши требования.
– Я знаю. Ты прав.
– От тебя зависит жизнь Вальдемара. Сама справедливость в твоих руках. А я… Я верю в тебя всем сердцу – Он нежно погладил ей шею. – Никогда не встречал женщины более умной и более талантливой. Я хочу заботиться о тебе до конца жизни.
О Господи! Она, кажется, влюбилась в него. Наверняка. Только любовь могла заставить ее согласиться на авантюру с фальшивой Кармен. Авантюру, грозившую ей смертельной опасностью. Да, она влюбилась в Роберта.
– Я сделаю так, как ты пожелаешь. Буду спать столько, сколько смогу, а потом отдыхать.
– Хорошо, потому что я не давал тебе спать всю ночь. – Краска смущения залила ее лицо.
– А теперь нам пора возвращаться. Я прослежу, чтобы нас никто не увидел.
– Нас? Ты не должен меня провожать. Если кто-то увидит нас вместе, беды не избежать. – Глядя ей в глаза, он спросил:
– Ты действительно думаешь, что я позволю тебе возвращаться одной? Через лужайку, по коридорам? После того, что было между нами?
– Нет, конечно, нет. – Он не станет подвергать мучительному испытанию ее гордость. Он отметил ее печатью страсти не для того, чтобы другие мужчины ему завидовали, а ее презирали. Он проводит ее до спальни, и, принимая во внимание его талант оставаться невидимкой, их никто не заметит.
Господи, только бы их никто не увидел! Роберт пошел за своим необъятным коричневым плащом, а Клариса дрожащими пальцами пыталась пригладить волосы, борясь с искушением задать вопрос, который давно не давал ей покоя. Но когда он накинул плащ ей на плечи и запахнул его потуже, она не удержалась.
– Почему ты это сделал со мной? Почему взял меня как… как викинг?
Приподняв пальцем ее подбородок, он посмотрел ей в глаза и сказал то, что она меньше всего хотела услышать:
– Потому что я нужен тебе.
* * *
Лариса скривила губы в презрительной усмешке. Она знала, что усмешка эта у нее получалась отменно презрительной, ибо не раз практиковалась перед зеркалом. Эта ухмылка была весьма полезна для охлаждения пыла заносчивых дебютанток, которые имели наглость возомнить себя красотками. Ухмылка эта также помогала ставить на место романтично настроенных бедных юнцов, именно бедных, которых Лариса считала недостойными внимания. И сейчас, наблюдая за лордом Хепберном, который шел с укутанной в его плащ Кларисой, эта ухмылка тронула ее губы, причем она была вполне искренней.
Принцесса Клариса. Эта сука. Неудивительно, что у нее хватило духу перечить, ей, Ларисе Трамбулл. Она спит с хозяином дома. Катается с ним в постели, как уличная девка. И, как уличная девка, взимает плату за свои услуги. В этом Лариса не сомневалась. Лариса решила, что прибережет эту новость до нужного момента. Случай подвернется, и эта выскочка поплатится за свою дерзость. Еще как поплатится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один прекрасный вечер - Додд Кристина


Комментарии к роману "Один прекрасный вечер - Додд Кристина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100