Читать онлайн Один прекрасный вечер, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один прекрасный вечер - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Один прекрасный вечер

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Жизнь слишком коротка, чтобы танцевать с уродцем.
Старики Фрея-Крагс
Шторы в спальне Роберта были раздвинуты, и лунный свет, таинственный и бледный, струился в окна, заливая комнату. Клариса переступила порог. В спальне было на удивление светло, но свет этот, позволявший разглядеть очертания и форму, смазывал цвета. Узор на ковре представлял все оттенки серого, серыми стали драпировки и обивка дивана. Темная мебель и двери казались черными монолитами, а картины превратились в собственное бледное подобие.
На кровати, опершись на подушки, полулежал Роберт, его четкий силуэт прорисовал лунный луч. Он ждал ее.
Клариса это знала. На ней было все то же бледно-зеленое бархатное платье, ниспадавшее глубокими складками. Подарок леди Миллисент. В этом платье она была обворожительна. Не раз и не два в течение долгого вечера, наполненного ожиданием и бесконечными вежливыми улыбками, она прикасалась к бархату, поглаживая ворсистую ткань, наслаждаясь ее текстурой и теплом. Роберт лишь издали наблюдал за ней. Ни разу не посмотрел ей в глаза. Но Клариса знала, что он ни на мгновение не перестает желать ее.
Сейчас она улыбалась едва заметной победной улыбкой. Да, может, она и поступила необдуманно, придя к нему ночью. Последствием этого необдуманного шага наверняка будет разбитое сердце. Но однажды, когда она вернется в Бомонтань, чтобы играть ту роль, для которой была рождена, ее согреют воспоминания об этой ночи и обо всех тех ночах, которые у нее еще впереди.
Роберт поднялся с кровати и пошел ей навстречу – высокий, широкоплечий, воплощение мужской силы. Он был босиком и бесшумно ступал по деревянному полу.
Когда Роберт остановился в нескольких дюймах от нее, у Кларисы перехватило дыхание. Она больше не боялась его, не считала сумасшедшим и понимала его мотивы. Чтобы посмотреть ему в лицо, ей пришлось задрать голову. Прошлая ночь изменила ее, взбудоражила, повергла в хаос желания и безысходности. Он не хотел причинить ей боль, но это было выше его сил. И сегодня она снова пришла к нему. Но она не чувствовала, себя беспомощной. Она – принцесса, рожденная повелевать, и этой ночью узнает, насколько сильна ее власть. Сегодня она возьмет инициативу в свои руки.
– Я боялся, что вы передумаете.
Рубашка у него была расстегнута у ворота, и в глубоком вырезе виднелась темная поросль волос, покрывавших груды.
– Я дала вам слово.
– А принцессе не пристало нарушать свои обещания.
Она вдыхала его запах, хорошо ей знакомый, и пульс ее участился. Хепберн обжег ее своей страстью, но теперь и она оставит след в его сердце.
– Я делаю все, что могу.
– Поэтому вы здесь? – Голос его отдавался эхом> в тишине. – Потому что вы дали слово?
Какая нелепость! Ей захотелось рассмеяться ему в лицо. Но она опасалась, что он ее не поймет, и решила его поддразнить.
– Роберт, вы когда-нибудь смотрели в зеркало? Лариса назвала вас призом сезона не только из-за вашего титула и богатства. То, как вы двигаетесь, этот ваш пронзительный синий взгляд, эта ваша мрачность. В вас есть нечто такое, что привлекает к вам женские взгляды.
Глаза его блеснули.
– Некоторые женщины не поддаются моему обаянию. Помню, когда мы впервые встретились во Фрея-Крагс, вы не чаяли избавиться от меня как можно скорее.
– Потому что я знала, куда это меня приведет. – Клариса положила ладонь ему на плечо и слегка сжала напряженные мышцы, потерла ладонью кожу под рубашкой. – Знала, что могу прикипеть к вам душой и телом, что предложу вам себя на то время, которое нам суждено провести вместе. Разве приятно женщине просить мужчину подарить ей себя на время? Согласитесь, это несколько унизительно. И тем не менее я перед вами.
– По-моему, вы меня ни о чем не просили. – Голос его потеплел. – Это я предлагаю вам себя.
Подхватив Кларису на руки, он отнес ее на кровать и накрыл своим телом. Она наслаждалась его тяжестью и исходившим от него запахом. Он поцеловал ее, медленно проникая в нее языком; давая ей привыкнуть к этому глубокому проникновению, прочувствовать его. И глубоко внутри ее тела этот рожденный его поцелуем восторг стал разрастаться, меняя форму, трансформируясь в непреодолимое, отчаянное желание, в мучительную страсть, которую он так легко пробуждал в ней.
Она прикусила его нижнюю губу.
Подняв голову, он застонал.
Она запустила пальцы в шелковистую копну его волос. Обхватила ладонями его голову и лизнула маленькую ранку. Приоткрыв губы навстречу ее губам, он пил сладость ее рта. Бедра его терлись о ее бедра. Он переполнял собой ее чувства, но ей все было мало. Она хотела еще и еще, еще его вкуса, еще его веса, его силы – насытиться им, пока он рядом, пока она не покинула Маккензи-Мэнор.
Сладкая отрава проникла глубоко в ее душу, и внезапно, одним резким движением она толкнула его в грудь, заставив откинуться на спину.
Клариса пробежала пальцами вверх по его бедру, прикоснулась к его жезлу, спрятанному под брюками, провела рукой по всей его длине. Его жезл был возбужден, и от него исходил жар. Ей захотелось ощутить этот жар внутри себя. Скользнув телом вдоль его тела, она запустила руку в вырез рубашки и распахнула ее. Мышцы на его груди напряглись и сжались: он боролся с собой, желая оставаться неподвижным. Жесткие волоски у него на груди пружинили под ладонями, щекотали руки, и уже одно это дарило ей ни с чем не сравнимое наслаждение.
– Сядь! – скомандовала Клариса. Роберт сел. Она сорвала с него рубашку и отбросила в сторону.
В ярком свете луны он был великолепен, как статуи в королевском дворце. Выпуклые мускулы отбрасывали тень на его бледную кожу, искушали ее, дразнили, пробуждали в ней желание увидеть все его тело, совершенное, как бессмертные творения Ренессанса. Но когда она потянулась к застежке его брюк, он перехватил ее руку и прижал ладонь к своему животу. Он провел ее ладонью по мускулистому прессу вверх, к груди. Клариса воспротивилась, задержавшись на мгновение, чтобы отыскать среди завитков его соски, и погладила их кончиками пальцев.
Он застонал от желания и закрыл глаза, когда она накрыла его сосок губами и кончиком языка обвела его. Сосок отвердел и заострился, и. она почувствовала, что с ее сосками происходит то же самое: они набухли и заострились. Казалось, все, что она делала с ним, эхом отдавалось в ней. И все, что он делал с ней, эхом откликалось в нем.
Клариса подняла голову и улыбнулась ему. Он выглядел мрачным, жестоким и нетерпеливым, но Клариса знала, что Роберт никогда ее не обидит.
Он положил ее ладони на свои широкие плечи, открывая для себя ее тело. Посмотрел ей в глаза, затем скользнул ладонями вниз, накрыв ее груди, ее талию, ее бедра, до самых икр, раскинутых и торчащих из-под подола платья. Клариса медленно потянулась. Подол ее задрался к бедрам. Лиф опустился, открыв грудь. Она тряхнула головой, и волосы ее рассыпались по плечам. Она повернула голову, открыв его взгляду стройную шею.
– Ты терзаешь меня. – Голос у него был низким и исполненным страсти. – Каждая минута с тех пор, как мы встретились, превратилась для меня в испытание. Я постоянно представлял твое тело, распростертое под моим телом, твое тело на моем теле, твое тело радом с моим. Я представлял, как овладеваю тобой всеми возможными способами.
– Ты уже овладел мною один раз. Сегодня будет по-другому?
Он протянул к ней руки:
– О да! Сегодня все будет по-другому. Сегодня не будет боли, только наслаждение. – Он поглаживал ямочку у ее горла, рука его скользнула вдоль ее ключицы и вниз, к талии. Затем он быстро скользнул ладонями вверх и накрыл ее грудь.
Клариса закрыла глаза и теперь ощущала его ласки еще острее.
Он наклонился к ней, и его пальцы замерли на верхней пуговице ее платья. Он был так близко, что она чувствовала его дыхание на своем лице, и тепло его тела согревало ее, но он не пытался ни поцеловать ее, ни обнять. Он просто расстегивал пуговицы, одну задругой, нарочито медленно.
Губы его находились на расстоянии нескольких дюймов от ее губ. Он хотел, чтобы она прочувствовала каждый шаг на длинном пути, который ей предстояло пройти от девственницы до опытной любовницы. Клариса улыбнулась ему и просунула пальцы за пояс его брюк.
– Вы полагали, я передумаю?
Платье стало гораздо свободнее: он расстегнул его почти до конца.
– Я слышал, принцессы на удивление легкомысленны.
– Другие – но не я. Я давным-давно перестала быть легкомысленной. – Она перестала быть легкомысленной в тот момент, когда поняла, что, кроме нее, об Эми заботиться некому.
Она посвятила свою жизнь заботе об Эми. А теперь пора подумать о себе.
Потянув за рукава, он спустил платье с ее плеч, следом настала очередь рубашки. Тонкий батист зацепился за соски, затем послушно соскользнул до талии. Клариса почувствовала, что боится дышать. Нравится ли она ему? Считает ли он ее красивой? Другие мужчины, грубые и недалекие, пялились на ее грудь, скрытую под одеждой. Ей было все равно, что они о ней думают. Но Роберт ее возлюбленный, и его мнение для нее очень важно.
Он не знал о том, что ее тревожило. Она старалась не показывать виду. И все же он прошептал:
– Красивая. У тебя красивое тело. – Склонившись, он поцеловал ее в левую грудь.
Острая боль желания пронзила ее, и она выпростала руки из рукавов.
– Ты не такой, как другие мужчины.
Он поднял голову и посмотрел на нее.
– Другие мужчины?
– Женщины мне рассказывали. Они сплетничали и хихикали, иногда делились со мной своими секретами. Мужчины, с которыми они были близки, совсем не ласкали их, стремясь побыстрее получить удовлетворение. Но ты слишком медлителен. – Она прижала его руку к своей груди. – Я умираю от желания, а ты медлишь, как черепаха.
Он улыбнулся, и его белые зубы сверкнули в лунном свете.
– В конечном итоге ты будешь благодарить меня за мою медлительность, моя принцесса. – Он ласкал ее грудь одной рукой, а другую поцеловал. – Моя милая.
Она не знала, чему верить. Знала лишь, что тот живой клубок желания, что зародился глубоко внутри ее тела, теперь уже взял ее тело под контроль, а разум сдал позиции. Каждый дюйм ее тела мечтал о самом тесном контакте с его телом. Бедра ее мечтали о том, чтобы он сжал их в ладонях.
Она взяла его лицо в ладони и прижалась губами к его губам. Теплые и гладкие, его губы держали ее на пике восторга несколько бесконечных секунд, пока она исследовала их контуры своими губами, и, когда он откликнулся на ее ласки, вжавшись губами в ее губы, она застонала от восторга. Он приоткрыл рот, покоряясь ее воле, словно это она была мастером обольщения. Она ласкала его рот губами, зубами, языком, наслаждаясь его вкусом, смакуя теперь уже знакомый ей особый привкус его страсти. Она накрыла ладонями его лопатки и прижалась грудью к его груди.
Она надеялась разжечь его страсть, заставить его поторопиться. Но сама оказалась в ловушке. Обнаружила, что, прикасаясь к нему телом, возбуждается сама, что этот контакт рождает в ней странную смесь нежности и страсти. Она расстегнула пуговицы на его брюках и сунула руку внутрь.
Его жезл заполнил ее ладонь. Нежнейшая кожа покрывала твердейшую плоть, словно сталь под бархатом. Она провела рукой от кончика до основания, потом снова до закругленной головки. Она не представляла себе, что он может быть таким большим, таким настойчивым, у Кларисы пересохло во рту, и она сглотнула. Впустить его в себя… То, что казалось безмерно желанным всего несколько минут назад, теперь представлялось невозможным.
Хриплым шепотом она произнесла:
– Кажется, я начинаю сомневаться.
– Не бойся, – шепнул он ей, – ибо я умру, если, не овладею тобой сейчас. И ты будешь себя винить, моя принцесса. Будешь страдать из-за того, что я умру от любви к тебе.
– Ты в самом деле умрешь? – Она погладила его, и дрожь пробежала по всему ее телу, словно вместо крови у нее теперь было игристое вино. – Ты умрешь из-за меня?
– Если ты не возьмешь меня прямо сейчас, я скончаюсь у тебя на глазах.
Глупо, конечно, думать, что этому сильному опытному мужчине она настолько дорога. И все же приятно услышать такое признание.
– Тогда во имя спасения твоей жизни мы должны избавиться от этих одежд.
– Да, Бог мой. – Он освободил ее от того, что еще оставалось на ней.
Она потянула вниз его брюки и нижнее белье… Но он не дал ей насладиться созерцанием своей эрекции, опрокинув ее на спину. Он удивил ее своим нетерпением, и она стала бороться с ним за доминирующую позицию. Он медленно уступил.
Она понимала, что все это игра, но ей нравилось то, что он не стал противиться тому, чтобы в этой игре она была главной. Когда он распластался на спине, она наклонилась к его груди, закинув его руки за голову, и улыбнулась:
– Сдаешься?
– Сдаюсь, – без тени насмешки ответил он.
У нее тоже пропала охота шутить. Оба лежали обнаженные.
– Что ты сейчас будешь со мной делать? – спросил Роберт.
– Что захочу, то и буду.
Она гладила его, наслаждаясь крепостью его рук и скульптурными формами груди. Она любовалась им, все больше понимая, что он победил бы в любой схватке, тем более в схватке с ней, пожелай он того. Он – воин. Способен защитить все, что ему дорого, а она чувствовала, что дорога ему.
Она соскользнула ниже, поцеловала его живот, потом бедра, затем вогнутую узкую полоску между ними. Кожа там была гладкой и безволосой, но чуть ниже волосы росли в изобилии, и между ними виднелся его жезл.
Ей следовало бы вести себя скромнее. Но она впервые в жизни видела голого мужчину. И то, что она видела, не шло ни в какое сравнение с задрапированными статуями во дворце. Его жезл походил на древко копья и был в полной боевой готовности.
Клариса провела пальчиком по окружности. Жезл был горячий и вздрогнул от ее прикосновения. Роберт резко втянул в себя воздух, издав свистящий хриплый звук.
– Роберт, – пробормотала она, – не думаю, что у нас получится.
Он заправил прядь волос ей за ухо.
– Потому что ты принцесса, а я простой помещик?
– Нет. Потому что наши размеры не совпадают. – Он с трудом сдержал смех.
– Вчера у нас все совпало. И сейчас совпадет. Обещаю. – Он улыбнулся, и его многозначительная улыбка напомнила ей, как безжалостно он добился ее участия в задуманном им маскараде.
Но в этот момент он провел ладонями по ее груди, и приступ желания заставил ее забыть и о его улыбке, и вообще обо всем на свете.
Его руки рождали пламя страсти. Впервые увидев его, Клариса инстинктивно почувствовала, что этот мужчина способен довести женщину до безумия, разжечь в ней пламя страсти, даже если источник этого пламени едва тлеет где-то в самой ее глубине.
Лунный свет играл на каждом его мускуле, на каждом суставе. Внезапно Клариса вспомнила, что сегодня она главная в их любовной игре, в их любовном поединке. Она массировала ладонями его грудь, плечи, живот. Руки их сплетались и пересекались, отдавая и получая наслаждение в медленном чувственном танце. И снова он ласкал ее груди, накрывал их ладонями, обводил большими пальцами соски. Он смотрел ей в лицо, лаская ее, и улыбка его говорила о том, что он знает о производимом эффекте, оценивает его, оценивает ее реакцию. Но он не знал. Никто не знал, что она собой представляет, какие события сформировали ее личность. Роберт сказал, что верит в то, что она принцесса. Вряд ли этот бесстрашный, циничный мужчина стал бы лгать. Возможно, он считает, что королевская кровь сделала ее неженкой и слабачкой? На самом деле все было наоборот. Возможно, надеется, что ее воля ослабеет и она отдаст ему бразды правления или вообще выйдет из игры.
Однако Клариса была дерзкой и сильной и вела себя так, как считала нужным. Нежно, но решительно она начала круговыми движениями массировать его бедра. Она с улыбкой смотрела на нижнюю часть его тела без малейшего стеснения. Набрав в грудь воздуха, она обхватила ладонями его жезл и провела ими по всей длине. Из груди его вырвался тихий стон. Роберт раскинул руки, и тогда ликование перехватило через край – она поняла, что довела его до беспомощности.
Она перекинула ногу через его бедра и уселась на него, словно он был ее троном. Она восторгалась его формами: размахом его плеч, его узкой талией и даже тем, как бедренные косточки вдавливались в ее кожу. Она провела кончиком пальца по кудрявой дорожке вдоль его груди, до того места, где треугольник волос сужался в нижней части живота, и к поросшему кудрявыми волосами жезлу.
Он, прищурившись, наблюдал за ней, покачивая ее бедрами, как лодку на волне.
– Ах, принцесса, отсюда я вижу вечность.
– А я чувствую… – Она хотела произнести нечто столь же красноречивое, романтичное, однако ощущала лишь его жезл, длинный и горячий, между своими ногами. Она давила на него своим весом и чувствовала его сдерживаемую мощь. Она не позволит ему оставаться в неподвижном состоянии. Вскоре и Роберт, и, его жезл начнут требовать свое, однако Клариса не собиралась выпускать инициативу из своих рук. Она чувствовала себя укротительницей тигра. Задача в принципе выполнимая, не следует только забывать, что тигр – зверь дикий и непредсказуемый, и нельзя выпускать плеть из рук. В конце концов, только так, с воображаемой плетью в руке, она сможет одержать победу в этом поединке. Клариса задвигалась. Глаза Роберта были полузакрыты, но он продолжал за ней наблюдать.
– Я хочу тебя так, как никогда раньше не хотел.
Она уперлась ладонями ему в живот для равновесия. Ей нравилось сидеть на нем сверху, среди смятых простыней, когда в окна струится лунный свет, и тела обдувает прохладным ветерком. Эта схватка давала ей чувство свободы, рождала эйфорию, несравнимую ни с чем другим. Эта ночь не будет иметь никаких последствий. Эта ночь вне реальности, и она не желает думать о том, каким образом она повлияет на ее судьбу, как скажется на династическом браке, в который ей суждено вступить, как принцессе, и как это отразится на истории человечества вообще. Клариса даже не желала задаваться вопросом, что скажет об этом бабушка.
И все же привычку к послушанию не так-то легко сломать, и на какой-то миг Кларису охватили сомнения.
Но когда Роберт провел ладонями по ее бедрам, она забыла о наказах бабушки, потянулась, как кошка, и застонала, когда более сильные ощущения вытеснили прежние.
Его руки скользили по ее животу и ниже, к самым потайным местечкам ее тела. Она затаила дыхание, когда он двумя пальцами взялся за ее нижние губы и слегка сжал их. Ресницы ее затрепетали, глаза закрылись. Наслаждение захлестнуло ее жаркой волной. Его палец проник глубже, раскрывая ее, и она сдавленно простонала.
– Тебе это нравится. – Его голос звучал хрипло и уверенно.
– Да, да.
Палец Роберта нащупал самое чувствительное местечко, но не прикасался к нему, а лишь обводил его кругами, пока Клариса не закричала, чтобы он потрогал ее там. И когда Роберт исполнил ее желание, Кларисе показалось, что ее ударила молния. Она испытала ни с чем не сравнимое наслаждение.
Когда оно пошло на убыль, силы вернулись к ней, а с ними и решимость. Она – принцесса, и потому главная в этом любовном поединке.
Сбросив с себя руки Роберта, она взяла его жезл в руку, пробежала пальцами по головке, скользкой от единственной бледной капли семени – свидетельства ее собственного удовлетворения. Приподнявшись, она осторожно направила его в себя и, выпрямив спину, осторожно опустилась на него. Он натянул ее сильнее, чем раньше, но стенки ее растянулись, принимая его, и она застонала, чувствуя себя наполненной сверх меры.
Роберт тоже застонал. Клариса возликовала, и это придало ей сил. Желание не исчезло, оно побуждало ее к новым подвигам. Разве не для этого она здесь?
Роберт придерживал ее за бедра, медленно опуская еще ниже.
Клариса воспротивилась тому, чтобы он направлял ее. Она заставила его двигаться в нужном ей ритме. Она наслаждалась властью над этим сильным мужчиной. Готова была загнать его до пота, вытянуть из него все силы, довести до отчаяния и добиться его полной капитуляции. И Роберт позволил ей овладеть им, и Клариса в душе благодарила его за это. Глаза Роберта блестели, на его губах играла полуулыбка. Он знал о ее желании доминировать и поощрял ее устремления.
Там, где они касались друг друга, кожа их горела. Возвышаясь над Робертом, она наблюдала за ним из-под полуопущенных век, и ей льстило, что мужчина под ней на редкость хорош собой, силен и крепок. Но сейчас не это было главным. Главным были ощущения. Колени ее упирались в матрас, когда она раз за разом поднималась над ним. С каждым взлетом и падением он словно пронизывал ее, добирался до самых ее глубин, создавая внутри у нее ощущение фейерверка.
Теперь оба уже не владели собой. Клариса стонала и всхлипывала. Под ней бедра Роберта взлетали и падали. Он громко застонал. Наконец-то Роберт признался, что она овладела им. Клариса добилась того, чего хотела. Ничто не могло сравниться по остроте.
Клариса была близка к оргазму. Она извивалась, сидя на Роберте, требуя удовлетворения: еще и еще. Он ускорил толчки, ладонями сжал ее ягодицы, приподнимая ее, с силой опуская на себя, наполняя ее. Движения их ускорились до бешеного ритма, и все же никто из них не сбивался с него, обоих гнала одна нужда, одна насущная потребность. Сердце ее бешено колотилось в груди. Дыхание обжигало горло. Она склонилась над ним, опираясь ладонями о постель возле его головы. Она хотела быть к нему ближе, слышать его судорожное дыхание, хотела вместе с ним взлететь на вершину блаженства. Роберт дернулся вдруг внутри ее. Ликуя, она довела его до конца, пока он, удовлетворенный, в полном изнеможении не упал рядом с ней.
Клариса тоже обмякла, положив голову ему на грудь, слушая, как постепенно входит в нормальный ритм его сердце.
Эта связь между ними казалась почти мистической: его тело вторгающееся, берущее; ее тело мягкое, послушное, принимающее. Они словно слились воедино.
Он не подавлял ее своей сексуальностью. Она не была рабой его тела. То было взаимное наслаждение, которое они давали друг другу, и у нее в этом союзе было столько же власти, сколько и у него.
Клариса заснула с этой приятной мыслью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один прекрасный вечер - Додд Кристина


Комментарии к роману "Один прекрасный вечер - Додд Кристина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100