Читать онлайн Один прекрасный вечер, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один прекрасный вечер - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Один прекрасный вечер

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Великие умы мыслят одинаково, особенно когда эти умы – женские.
Вдовствующая королева Бомонтани
Утреннее солнце светило прямо в лицо Кларисе, когда она, одетая в костюм для верховой езды, быстро шла через сад к конюшням. Она спешила прочь от хихикающих девчонок и их мамаш-сводниц, прочь от их высокомерия и их настырности, прочь от навязчивых мыслей…
Жив ли Хепберн? Здоров ли? Вчера вечером он выпрыгнул из окна и исчез… Клариса вернулась в новое крыло и долго сидела в гостиной, наблюдая за тем, как музицировали и пели дамы. Клариса рассчитывала на то, что Хепберн зайдет туда, но он так и не появился.
Утром Клариса не заметила, чтобы слуги вели себя как-то иначе, чем обычно. Не слышала, чтобы кто-то сказал, что Хепберн получил травму. Расспрашивать слуг Клариса не решалась, чтобы не вызвать подозрений. Чего доброго, пойдут сплетни. Тем более что отчасти это было правдой.
Гравий хрустел под ногами. Легкий ветерок дул в лицо, бодрил. Идти было приятно. И еще Кларисе не терпелось встретиться с Блейзом, приласкать его, оседлать и насладиться свободой, которую она ощущала, когда скакала верхом.
Ей не следовало целоваться с Хепберном. Другие позволяли себе по отношению к ней вольности, пытались поцеловать, но Клариса знала прием, который действовал безотказно. Она била мужчину коленом в пах. И он, морщась от боли, сгибался пополам, унося ноги.
Однако, едва увидев Хепберна, Клариса поняла, что не сможет устоять под напором его чувственности. Интуиция ее не подвела. Он оказался еще более искусным соблазнителем, чем она думала. И она была ему для чего-то нужна. Он даже не скрывал этого. Он зажег в ней бездумную страсть, а а сам оставался холодным и расчетливым. Он не сомневался в неизбежности ее полной капитуляции. Ведь он предлагал ей то, от чего ни одна самка не может отказаться, – себя самого. Словно он действительно был отлит из одних достоинств, будто она была настолько слепа и настолько глупа, что не могла отличить достойного мужчину от вероломного обманщика, безжалостного губителя женских сердец и сумасшедшего, вынашивающего безумные планы.
Остановившись, Клариса прижала ладонь ко лбу. Что за план! Роберт требовал, чтобы она сыграла роль женщины, которую ни разу в жизни не видела. И даже не объяснил, для чего. Ответил весьма уклончиво. Но Клариса была не настолько глупа, чтобы не понять, что свои основные мотивы он предпочел от нее утаить. Впрочем, он мог солгать и по поводу того, что хотел отомстить за ее поруганную честь. Кларисе пришлось признать тот очевидный факт, что его план грозил ей опасностью. Придется отказать ему, чего бы это ей ни стоило.
Клариса снова пошла вперед, слегка покачиваясь, словно пьяная. Может, он отравил ее или одурманил? Как иначе объяснить ее странное состояние? Эти развратные желания, навязчивые мысли об одном и том же? Он овладел ее сознанием.
С этим надо и можно бороться. Когда их с Эми вышвырнули из той школы в пригороде Вейре, она была всего лишь испуганным ребенком, с подозрением относившимся к каждому незнакомцу. Ту зиму они жили, в постоянном страхе. В любой момент, их мог настичь убийца. Неизвестность грозной тенью висела над ними. Как жить дальше, когда кончатся деньги?
Отчаяние подтолкнуло ее к мысли о том, чтобы продавать королевские кремы. А опыт научил разбираться в людях.
Со временем в прессе стали появляться сообщения о том, как обстоят дела в Бомонтани. Клариса жадно вчитывалась в скупые строки, но сообщения были весьма противоречивыми. Некоторые газеты сообщали о том, что королеве Клавдии удалось справиться с мятежниками и вернуть власть, другие писали о том, что власть в их стране принадлежит мятежникам.
Но ни в одной газете они с Эми не находили вестей от самой королевы Клавдии, призывавшей внучек вернуться в родную страну.
Устав жить, постоянно опасаясь покушения, Клариса немного расслабилась, но тревога не ушла совсем. Возвращение домой все еще оставалось желанной целью. Пять лет она ждала возможности вернуться. И хоть и не увлеклась лордом Хепберном, она по-прежнему будет стремиться к достижению своей цели.
Завернув за угол, она увидела мелькнувший подол платья за живой изгородью и решила сделать вид, что никого не видела. Скорее всего какая-то гостья решила уединиться и всплакнуть из-за несчастья, явившегося целиком плодом ее воображения.
Но она не могла преодолеть искушения подсмотреть, что это за дама, которая не хочет рыдать при свидетелях.
В конце узкой тропинки стояла маленькая белая беседка, отгороженная от прочего сада живой изгородью из вьющихся роз. Там, за розовыми соцветиями, стояла Миллисент. Вид у нее был несчастный. Клариса решила, что не стоит нарушать уединения хозяйки дома, и, не замедляя шага, помахала ей, но Миллисент обрадованно крикнула ей:
– О, ваше высочество, я так рада вас видеть!
Клариса тоже обрадовалась, что это Миллисент, а не кто-либо другой. Миллисент нисколько не была похожа на своего брата. Видимо, ему достались все пороки надменности и цинизма, которые Господь уготовил на троих. Миллисент была тихой, любезной, с ней было приятно находиться рядом, чего не скажешь о ее брате.
Клариса решила, что вообще не станет думать о нем сегодня. И говорить с ним уж точно не будет. Даже если они столкнутся нос к носу.
Клариса остановилась у изгороди.
– Доброе утро, леди Миллисент. Отличная погода для верховой езды. Не хотите ли составить мне компанию?
Миллисент сразу погрустнела.
– Спасибо, но я не слишком хорошо держусь в седле, и мне не хочется лишать удовольствия вашего красивого жеребца.
Клариса с шутливой надменностью вскинула голову:
– Неужели я похожа на человека, который выбирает себе друзей, основываясь на их умении держаться в седле?
– Нет! Я никогда бы не подумала… – И тут Миллисент улыбнулась. – Вы меня дразните.
Клариса ответила ей улыбкой.
– Дразню.
– Заходите в беседку. Присядем на минутку и обсудим бал. Вчера нам так и не удалось поговорить.
Вот уж чего Кларисе совсем не хотелось, так это обсуждать бал. Ну; скажем так: эта тема была предпоследней в списке предпочтений. Ей также совсем не хотелось говорить о Хепберне, хотя она не прочь была узнать, все ли с ним в порядке. Но она решила, что Миллисент и так взвалила на свои хрупкие плечи слишком много обязанностей в связи с подготовкой бала, и, возможно, ей станет легче, если они поговорят на эту тему после того, как Клариса выяснит, что случилось с Хепберном. Поднимаясь по ступеням в беседку, она спросила:
– Надеюсь, ваша сестра здорова? И ваш брат тоже? – Миллисент удивилась.
– Полагаю, они здоровы.
– Хорошо. Хорошо. – Клариса уселась на белую крашеную скамью. – Вы их видели?
– Видела ли я Пруденс? Вы, верно, шутите! Я не могу заставить ее подняться раньше полудня. – Миллисент тоже села. – Я говорю этой девчонке, что она не королева, но она меня не слушает. Вы спали до полудня каждый день, когда жили во дворце?
– Вовсе нет. Бабушка нам не позволила бы. – Клариса говорила, а сама старалась выудить у Миллисент побольше информации о Хепберне. – Нам велели подниматься с рассветом, и, какой бы ни была погода, не меньше часа мы проводили вне стен дворца, проходя пешком быстрым шагом значительные расстояния. Затем плотно завтракали. Пища была простой – той, которую одобряла бабушка, а затем… – Клариса умолкла, когда увидела в глазах Миллисент живой интерес. Она старалась поменьше рассказывать о своей жизни. Не потому, что боялась, что Миллисент ее предаст, но она могла случайно проговориться, а это опасно для Кларисы и ее сестры. – Но все это было давно, и я больше не принцесса.
– Вы какой страны принцесса? – в лоб спросила Миллисент.
– Какая же я принцесса, если зарабатываю на жизнь торговлей? – Она так и не узнает, что случилось с Хепберном.
– Слушая все эти истории про революции, я все время думала о том, что случается с теми, кого свергают с престола. – Миллисент смотрела на нее с теплотой и сочувствием. – Теперь я знаю ответ. Они приходят, чтобы мне помочь.
Клариса с недоумением смотрела на свою собеседницу. Как могла она считать ее некрасивой? Лицо девушки светилось симпатией. Миллисент ей сочувствовала, и это понимание и такт были как бальзам для души Кларисы.
– Мужчины в Шотландии круглые дураки. Иначе вы давно вышли бы замуж.
Миллисент отшатнулась, словно получила пощечину.
– Не такие уж они дураки. – Она залилась румянцем. Оказывается, Миллисент тщеславна.
– Скажите правду: неужели ни один мужчина не заставлял ваше сердце биться быстрее? – спросила Клариса.
Миллисент с напускным безразличием сказала:
– Даже когда я была совсем молодой, не питала больших надежд.
– По поводу кого именно? – лукаво поинтересовалась Клариса.
– Да так… просто.
Миллисент старательно избегала встречаться с Кларисой взглядами.
– Какой мужчина станет на меня смотреть? Я скучная и некрасивая.
– Не некрасивая, а неухоженная. А что касается того, что вы скучная, так это совсем не так. Вы кажетесь мне обаятельной собеседницей, доброй и понимающей. Ваша преданность семье достойна всяческих похвал, но вы заслуживаете настоящего женского счастья. Стоит ли служить домочадцам до конца дней своих?
Миллисент выпрямила спину и сложила руки на коленях.
– Многие женщины так живут и не чувствуют себя несчастными.
Клариса хмыкнула, даже не попытавшись как-то замаскировать свое недоверие.
– Вы не хуже меня знаете, что ни одна из таких женщин не чувствует себя счастливой. Вы видели этих женщин: этих незамужних тетушек, незамужних дочек, которыми пользуются как бесплатными компаньонками и гувернантками. Вы видели, как они постепенно превращаются в ничто, поскольку общество относится к ним с презрением. И даже в семье с ними никто не считается!
Миллисент округлила глаза. Она не ожидала от Кларисы такой откровенности.
– Но… но в Библии сказано: «Смирись с судьбой…»
– В Библии много чего сказано. Например, о тех людях, которые сами устраивали свою жизнь, а не плыли по течению. – Клариса сжала кулаки. – Вспомните про Руфь, про Эстер! Они обе были сильными женщинами, которые взяли ответственность на себя и создали новый мир. – Почему бы вам не попробовать?
Миллисент выглядела несколько встревоженной.
– Я не хочу создавать новый мир. Мои мечты не заходят так далеко.
«Ага! Мы уже почти у цели».
– А о чем вы мечтаете?
– О… О всяких пустяках. О чем может мечтать старая дева? – Клариса ободрила ее улыбкой и кивнула. Миллисент призналась скороговоркой:
– Всего лишь о собственном доме и о мужчине, который любит меня.
– Но почему вы считаете, что ваши мечты недостижимы? – Клариса говорила горячо и искренне. – Этого нетрудно добиться.
– Он никогда не смотрел в мою сторону. Я хочу сказать…
– Он?
– Он… Вы его не знаете. – «Еще узнаю».
– Он будет на балу?
– Он друг Роберта, так что, думаю, он может приехать. – Клариса смотрела на Миллисент в упор.
– Он будет на балу, – со вздохом призналась Миллисент. – Это граф Тардю, Кори Макгоун, самый замечательный мужчина на берегах Шотландии.
– Он, наверное, хорош собой, – произнесла Клариса.
– Волосы у него такого цвета, как солнце, глаза голубые, как бирюза. Он отличный наездник и охотник, азартный игрок и прекрасный танцор. – Взгляд Миллисент подернулся дымкой. – Он прекрасен, как сон.
– Вы с ним танцевали?
– Один раз. Мне тогда было семнадцать. Я наступила ему на ногу. – Миллисент наклонила голову и пробормотала: – Так мне и надо. Не замахивайся на то, чего недостойна.
– Кто вам это сказал? – раздосадованно спросила Клариса.
– Отец.
Клариса не могла произнести вслух то, что подумала об отце Миллисент, и тихо сказала:
– Иногда именно те, кто нас любит, не видят наших достоинств…
– Отец не был слепым. Он был справедливым и честным.
– Возможно, все так и есть. Но он ничего не знал о красоте. – Клариса не дала Миллисент возможности возразить. – Я намерена помочь вам с прической и нарядом, и вы будете ходить как королева и улыбаться как сирена, и лорд Тардю обязательно в вас влюбится.
Миллисент рассмеялась.
– Я серьезно. – Она встала и похлопала Миллисент по плечу. – Начните думать об этом. – Клариса повернулась и пошла прочь.
Она слышала, как Миллисент затопала ногами по деревянному настилу беседки.
– Принцесса Клариса, не уходите! – Тон ее был таким же повелительным, как и тон самой Кларисы. Клариса повернулась к ней, и Миллисент сказала: – Я серьезно. Сосредоточьте внимание на Пруденс. Помогите мне с организацией бала. А главное, оставайтесь мне другом: но не пытайтесь устроить мою жизнь за меня. Я ею вполне довольна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один прекрасный вечер - Додд Кристина


Комментарии к роману "Один прекрасный вечер - Додд Кристина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100