Читать онлайн Один прекрасный вечер, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один прекрасный вечер - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один прекрасный вечер - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Один прекрасный вечер

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Никогда не хмурьтесь. От этого появляются морщины на лбу.
Вдовствующая королева Бомонтани
Хепберн был одет в темно-синий жакет с жилеткой и темно-бежевые брюки. Наряд подчеркивал его рост. Черные волосы падали на лоб, закрывая уши сияющим каскадом. Его вытянутые вдоль швов руки то и дело сжимались в кулаки, словно ему не терпелось ввязаться в драку. Орлиный нос, массивный подбородок, пристальный взгляд голубых глаз напомнили Кларисе портрет древнего воина, виденный ею однажды. Безжалостный воитель. Рожденный побеждать.
Сердце у Кларисы глухо ухнуло и забилось с бешеной скоростью.
Зачем она поддалась искушению явиться в его дом? Как посмела она вообразить, что ей удастся его переиграть? Никакие деньги мира не спасут ее, если он решит взять то, что хочет. Ладони ее стали влажными, и она мысленно взмолилась о том, чтобы он ушел. Глупо было думать, что он останется, однако она нервничала. Она, принцесса Клариса, которая умела общаться с кем угодно, не теряя самообладания и уверенности в себе.
– Черт, вот это красавчик, – сказала леди Мерсер.
Словно не слыша ее слов, Хепберн окинул взглядом оранжерею, расцвеченную девушками в ярких нарядах. Он поклонился всем сразу, и каждая из них сочла, что поклон адресован ей лично.
Искусно имитируя почтительность, Хепберн поклонился Кларисе:
– Ваше высочество, не уделите ли мне несколько минут после того, как освободитесь?
Клариса услышала шипящий шепот леди Блэкстоун. Она, очевидно, неодобрительно отнеслась к тому, что лорд Хепберн назначает аудиенцию принцессе.
Хепберн сделал вид, будто не слышит, и продолжил:
– Мы с сестрой хотели бы получить от вас компетентный совет относительно тоге, как сделать этот бал по-настоящему королевским.
Кто-то в толпе многозначительно протянул:
– Ага.
Таким образом, ей предоставлялось полное право проводить с Хепберном столько времени, сколько потребуется для обсуждения вопросов, связанных с балом, при условии, что Миллисент будет присматривать за ними.
– Разумеется, лорд Хепберн, – в высшей степени учтиво ответила Клариса, как если бы перед ней был сам король Георг. – Я с радостью поделюсь с вами своим опытом.
Хепберн вежливо поклонился. Клариса с удивлением отметила, что у него очень широкие плечи.
– Благодарю вас, – произнес лорд Хепберн. Женщины постарше поглядывали на них с подозрением, будто пытались разглядеть что-то, что сообщило бы им правду об истинных отношениях между Кларисой и хозяином дома. Клариса тут же отвернулась от Хепберна, словно забыла о нем сразу после того, как поблагодарила.
Чего на самом деле не произошло. Она не должна была сейчас думать о нем. Ей следовало сосредоточиться на деле. Перед ней открывалась уникальная возможность продать свой товар самой широкой, самой богатой аудитории, перед которой ей когда-либо доводилось выступать.
Обращаясь к мисс Эремберг, Клариса прикоснулась к стулу, который поставила перед залом.
– Мне нужна добровольная помощница, которую я могу сделать красивой.
– У меня есть предложение лучше. Почему бы вам не сделать его красивым? – крикнула с места юная Лариса, указав на лорда Хепберна. Все захихикали.
Клариса тоже рассмеялась, с удовольствием воспользовавшись возможностью вести себя естественно.
– Лорд Хепберн и так достаточно красив. – Он принял комплимент с серьезным видом. Но избалованная красотка Лариса не желала сдаваться.
– Кожа его потемнела от солнца. Вы обещали нам показать, как удалять следы загара.
Пруденс захлопала в ладоши:
– Да, сделайте моего брата красивым. – У Кларисы зачесались руки, так ей хотелось ее ударить.
Этот ребенок действительно нуждался в твердой руке или хотя бы в толике мозгов, которой Господь наделил даже репу.
– Сделайте то, о чем вас просят. Это станет настоящим испытанием ваших возможностей, – произнесла леди Уайт.
Леди Мерсер откинулась в кресле и сложила руки на груди. На губах ее играла усмешка. Она получала истинное удовольствие от происходящего.
Голоса звучали все громче, все возбужденнее. Клариса покачала головой:
– Лорд Хепберн не согласится сидеть смирно, пока я буду втирать в него крем.
Она бросила в его сторону опасливый взгляд.
На щеке его появилась складка, словно он пытался подавить улыбку. Откинув прядь волос со лба, он обнажил красный шрам от ожога:
– Вы можете удалить этот шрам с моего лица?
Воцарилась тишина.
Что он делает? И зачем? Он вел себя так, словно все заранее отрепетировал.
– Я не могу удалить его, только скрыть.
– Вот и прекрасно. – Он опустился на стул, приготовленный для мисс Эремберг. – Скройте его. Сделайте меня красивым, и я клянусь, что каждая из моих родственниц станет покупательницей вашего товара.
Клариса видела, как зачарованно кивнули женщины, и поняла, что он сказал правду. О таком она и мечтать не могла. После того как она заполучила лорда Хепберна в качестве добровольной модели, ее шансы на успех значительно возросли.
Но… Ей ведь придется к нему прикасаться. Прикасаться к его лицу. Гладить его кожу. Пристально смотреть на него, оценивая результат, а потом вновь прикасаться.
Ей совсем этого не хотелось. Она едва могла смотреть на него хладнокровно, не говоря уже о том, чтобы прикасаться к нему так, словно… словно он был ее любимым.
И все же, глядя на эти ухмылки в зале, она понимала, что выхода у нее нет. Дамы хотели посмотреть, как она будет это делать. Они хотели увидеть ее провал.
Значит, провала быть не может. Нацепив на лицо улыбку, которая у нее всегда была наготове, Клариса сказала:
– Тогда, конечно, я сделаю вас красивым.
Вначале надо убрать его волосы с лица. Легкая задача, и все же она колебалась. Одно дело – просто убрать с лица мешавшие пряди, и совсем другое – погрузить пальцы в черную массу и узнать на ощупь текстуру волос, которые на вид казались такими нежными и шелковистыми.
Тишина была оглушительной, когда наконец она погрузила пальцы в темную густую копну. Пальцы ее ощутили тепло. Волосы его оказались живыми и упругими, они сопротивлялись ее попыткам убрать их со лба, и Клариса ничего не могла с ними сделать. Вздохнув, она потянулась за желтой лентой, лежавшей на столе.
Мисс Симлен нарушила молчание:
– Вам когда-нибудь приходилось работать с мужчинами?
– Да, но я не могу сказать вам, с кем именно, – Клариса обошла Хепберна и встала у него за спиной. Собрав его волосы в хвост, она перевязала их желтой лентой. Затем улыбнулась женщинам постарше и сказала шутливо: – Мужчины так же тщеславны, как женщины, но стараются этого не показывать.
Дамы переводили взгляд с Кларисы на Хепберна и обратно, гадая, могут ли они позволить себе адресовать ему улыбку.
Тогда Хепберн рассмеялся, а вслед за ним все остальные.
Клариса отошла на шаг и посмотрела на него. Должно быть, он чувствовал себя неловко, сидя на сцене перед исключительно женской аудиторией с лентой в волосах.
Однако он не выглядел смешным. Напротив, убранные со лба волосы придавали ему особую привлекательность. Дамы не могли отвести от него глаз.
Неужели другие женщины не замечают, насколько опасна эта его импозантная привлекательность? Далеко не каждый мужчина мог позволить себе такое, не подвергая серьезной угрозе мужественность своего облика. Однако мужское начало в нем было слишком мощным, чтобы его можно было подвергнуть сомнению. Напротив, этот фон, это дамское собрание лишь подчеркивали его мужественность. Она проступала в нем пугающе остро. Клариса испытывала страх, а ведь напугать ее было совсем не просто.
Она торопливо отвернулась к столу, открыла баночку с кремом и взяла оттуда немного на пальцы. Сделав глубокий вдох, она приступила к работе: нанесла чуть-чуть бледной субстанции на его щеки, подбородок, нос и лоб и, обращаясь к аудитории, сказала:
– Вам ни к чему накладывать большое количество моего королевского крема. Нужна всего лишь капелька, чтобы чудесным образом освежить цвет лица. Вы видите эту красную царапину здесь, – она показала место на скуле Роберта, – где слуга лорда Хепберна задел его во время бритья. – Она втерла немного крема в указанное место. – Крем избавит его от неприятных ощущений и залечит порез. Принимая во внимание то, что мужчинам приходится ежедневно бриться, они нуждаются в таком креме даже больше, чем женщины. Я сниму шляпу перед теми, кому удастся убедить своих мужчин в том, что им следует заботиться о своем лице. За исключением разве что красавчика Браммелла. – Убедившись, что все присутствующие могут видеть то, что она делает, Клариса круговыми движениями принялась распределять крем по лицу Хепберна.
Хепберн сидел смирно, но Кларисе почему-то было не по себе. Она живо припомнила случай из детства, когда во дворец прибыл бродячий цирк. Клариса умоляла разрешить ей погладить льва, и отец разрешил. Лев урчал и потягивался, но под ладонями она чувствовала силу его мышц. Она видела когти на его лапах и, когда лев повернул голову и уставился на нее, поняла, что если этот зверь захочет ее разорвать, то никакие железные прутья его не остановят.
Бабушка заметила, чем занята ее внучка, и поспешно забрала ребенка из клетки, но первобытная, дикая природа хищного зверя запала ей в душу, и ей так и не удалось забыть тот детский опыт.
Похожее ощущение она испытывала, когда прикасалась к Хепберну. В нем тоже чувствовалась первобытная, неукрощенная сила, которая пугает, возбуждает и бередит душу.
– Вот, – услышала она собственный жизнерадостный голос, с трудом отведя от него взгляд. – Это первый шаг, и для большинства мужчин этого бывает достаточно. Но поскольку лорд Хепберн попросил меня скрыть его шрам, ничтожный дефект внешности, который, на мой взгляд, не только не умаляет его красоты, но и добавляет ему шарма, обнаруживая в нем храброго солдата, героя…
Раздался одобрительный шепот. Некоторые дамы даже зааплодировали.
– Для выполнения этой задачи мне также потребуется совсем немного королевской цветной эмульсии. – Клариса подошла к столу и выбрала из своего богатого ассортимента маленькую баночку. – Как вы себя чувствуете, лорд Хепберн? – спросила Клариса, избегая его взгляда.
– Крем приятно освежает, у него замечательный запах. – Она услышала насмешку в его тоне; он играл на публику, помогая, как обещал, распродать ее товар.
Мисс Лариса Трамбулл с непринужденной грацией поднялась.
– Могу я понюхать крем?
– Конечно. – Клариса протянула ей банку, но Лариса, минуя ее, подошла к Хепберну, наклонилась к нему так, чтобы он мог насладиться видом в ее смелом декольте, и сделала глубокий вдох.
Остальные девушки с завистью наблюдали за ней. Мать Ларисы загадочно улыбалась, очевидно гордясь тем, что ее дочь взяла инициативу в свои руки. Две другие мамаши, сдвинув головы, зажужжали, как сердитые пчелы, но все присутствующие теперь точно знали, что Лариса имеет далеко идущие планы на лорда Хепберна.
Лиса.
Дура. Клариса обвела взглядом зимний сад. Она видела эти обожающие взгляды, она слышала эти томные вздохи. Почти все присутствующие ощущали себя охотницами. И охотились они на Хепберна. До чего же они глупы!
– Итак, мисс Трамбулл, вы согласны? – Клариса со стуком опустила банку на стол. – Запах освежающий.
– Весьма освежающий. – Лариса медленно выпрямилась, давая возможность Хепберну насладиться ее формами под прозрачными складками ее наряда.
– Дайте и мне понюхать. – Мисс Джорджия Симлен вскочила на ноги.
– И мне! – Юная леди Теса Каттеридж решила не отставать от прочих.
Хепберн вскинул руки:
– Могу я внести предложение? Принцесса Клариса устроит для каждой приватную демонстрацию. Но это чуть позже. Вы согласны, ваше высочество?
Клариса натянуто улыбнулась:
– Конечно. Сегодня вечером чуть позже и завтра. Если у вас возникнут вопросы, я к вашим услугам в любое время.
– Ах так, ну ладно. – Джорджия с унылым видом села на место.
Лариса вскинула голову и медленно, демонстративно покачивая бедрами, прошла к своему креслу. Такое представление сделало бы честь профессиональной актрисе, и все ради того, чтобы повергнуть ниц соперниц и воспламенить Хепберна.
Клариса решила не дожидаться великолепного финала и вновь заговорила:
– Пусть королевский крем для лица впитается в кожу лорда Хепберна, а я тем временем объясню, как пользоваться королевской цветной эмульсией. – Она продемонстрировала зрителям содержимое маленькой баночки. – Эта эмульсия чуть подкрашена в тон цвета вашей кожи, и ею покрывают любые отметины, чтобы их скрыть.
– Хотите сказать, что это макияж? – Миссис Трамбулл в ужасе вскинула свои выщипанные брови. – Как вы можете советовать этим достойным юным леди раскрашивать лицо, как это делают продажные женщины! Юность не нуждается в украшательстве, она сама по себе прекрасна! – Клариса очень натурально разыграла шок:
– Макияж? Вовсе нет. Я никогда не предложила бы юной девушке или взрослой леди воспользоваться чем-то таким, что стало бы альтернативой их естественной красоте. – Клариса была сама искренность. – Но справедливо ли, чтобы юная девушка пришла на свой первый в жизни бал, где на нее будут нацелены критические взгляды всех потенциальных женихов, и простояла целый вечер у стенки только потому, что у нее совсем некстати выскочил прыщ на носу? – Клариса наморщила нос и стерла чистым носовым платком остатки крема с лица Хепберна.
Он наблюдал за ней и понимал, что она делает. Она играла с толпой, как рыбак с рыбкой.
Клариса по мере возможности старалась его не замечать, что у нее не очень получалось, поскольку она прикасалась к нему, глядела на него, заботясь о том, чтобы на лице его оставался лишь тончайший слой эмульсии, под которым скроются морщинки, следы солнца и ветра.
– Не знаю, как у вас, но мне порой кажется, что всякий раз перед серьезным событием, таким как бал или что-то в этом роде, на носу у меня выскакивает прыщ.
Юные девушки нервно засмеялись, а некоторые озабоченно потрогали прыщики на лице.
Клариса, не дав им время на раздумья, продолжала говорить:
– Лично я считаю, что о женщине стоит судить по ее красоте и находчивости, а не по случайному прыщику, тем более что прыщики имеют обыкновение вскакивать в тот самый вечер, когда девушке предстоит ее первый бал.
Многие закивали.
Но миссис Трамбулл не унималась:
– Я не могу согласиться. Если девушка не может контролировать себя настолько, чтобы поддерживать свое лицо гладким, как она сможет вести хозяйство и поддерживать интерес к себе собственного мужа?
Все разом перестали кивать. Никто в глубине души не соглашался с этим утверждением, за исключением Ларисы, но они не смели сказать об этом вслух. Миссис Трамбулл озвучила общепринятое в свете мнение, каким бы абсурдным оно ни было: что каждая девушка во время первого бала должна выставлять свое лицо на обозрение всем желающим ее рассмотреть и не идти ни на какие уловки. Именно по этой причине многие и остались старыми девами.
Клариса имела на этот счет готовый ответ, но прежде, чем она успела, его озвучить, раздался протяжный голос Хепберна:
– Не могу представить, каким образом капелька цветной эмульсии на лице девушки может скомпрометировать юную леди. Думаю, миссис Трамбулл, вам следовало бы знать о том, что мужчине все равно, насколько хорошо будущая жена умеет контролировать свой цвет лица. Для мужчины гораздо важнее другие ее достоинства.
Клариса едва сдерживала смех, глядя на оскорбленную физиономию миссис Трамбулл. Судя по восклицаниям, доносившимся с разных мест, другие тоже боролись с искушением захихикать, ибо все понимали, что миссис Трамбулл ни за что не осмелится спорить с достопочтенным лордом Хепберном.
Лариса улыбнулась и обратилась к матери:
– Лорд Хепберн такой мудрый. Ты не находишь, мама? – Оправившись от шока, миссис Трамбулл сказала:
– Конечно, дочь. У него на все особое мнение. – Где-то в задних рядах раздался смех, и Клариса торопливо сказала:
– Королевская цветная эмульсия все равно что шляпка или платье. Сама по себе она ничего собой не представляет, но ей нужна юная леди, чтобы та вдохнула в нее жизнь. – Повернувшись к столу, она взяла самый темный из тональных кремов, проверила, насколько он сочетается с его кожей, после чего быстро нанесла на шрам.
Хепберн с вызовом наблюдал за ней. Ее пальцы слегка дрожали, когда она быстро втирала крем в шрам у него на лбу.
– Большинство женщин в этот момент закрывают глаза, – тихо сказала она ему.
– Большинству женщин безразлично то, что находится перед их лицами, – ответил Хепберн.
Она резко отвернулась от него и обратилась к публике, пальцем указывая на то место, где еще недавно багровел шрам:
– Краснота исчезла, видите? А ведь я наложила совсем чуть-чуть этой волшебной эмульсий.
– Очень приятное ощущение, – с нотками удивления произнес Хепберн. – Нет чувства, что у тебя на лице что-то тяжелое или маслянистое.
Он был великолепной моделью. Говорил то, что нужно, он относился к ней с доверием и уважительно, и все же она не могла дождаться, когда наконец от него избавится. Закончив накладывать крем, она отступила на шаг и кивнула в его сторону:
– Ну вот. Вы видите, что крем с королевским секретом не меняет лица, лишь наносит последний маленький штрих, придавая красоте законченность.
Леди зааплодировали, одобрительно перешептываясь.
– Спасибо, принцесса Клариса. – Хепберн встал и поклонился сначала ей, потом остальным. – А теперь я вас покину. Дальнейшая демонстрация пусть будет только для дам.
Клариса в ответ сделала реверанс:
– Благодарю вас, лорд Хепберн, за ваше терпение. Ни один мужчина с вами не сравнился бы в этой роли. – К несчастью, это была чистая правда.
Клариса принялась суетливо переставлять баночки на столе, чтобы только на него не смотреть. Он прошел мимо нее к двери. Она расслабилась. Но Хепберн вдруг остановился.
– Миссис Трамбулл, вы дама с большим опытом относительно того, как подобает и как не подобает поступать людям нашего круга. Могу я задать вам вопрос?
Миссис Трамбулл окинула публику взглядом победительницы.
– Конечно, милорд. Я рада помочь.
– Предположим, в ваш дом приезжает гость или гостья как раз накануне бала, и этот гость или гостья само благородство, грация и честь, но он или она оказался в затруднительном положении.
Клариса напряглась. Нет. Он не посмеет.
– Так следует ли этого гостя пригласить на бал заодно со всеми прочими? – заключил Хепберн.
Миссис Хепберн откашлялась.
– Англичанин, или в вашем случае, лорд Хепберн, необычайно влиятельный шотландец, должен всегда тепло принимать у себя особ своего круга, особенно если они оказались в затруднительном положении. Так велит христианская добродетель.
Хепберн глубокомысленно кивнул:
– Я тоже так подумал. И было бы грубостью со стороны гостя отказаться от участия в столь важном для общества мероприятии, не так ли?
Клариса прижала банку с кремом к груди. С какой радостью она запустила бы ею в вероломного лорда!
– Это было бы проявлением ложной скромности. Понять такую реакцию можно, но хороший хозяин всегда найдет способ сделать так, чтобы его гость почувствовал себя непринужденно. – Глаза миссис Трамбулл уже горели от предвкушения новой сплетни. – Милорд, как зовут этого джентльмена, если не секрет?
– Джентльмена? – переспросил Хепберн с притворным изумлением. – Это не джентльмен. Это наша принцесса Клариса, которая настолько скромна, что отказалась принять приглашение.
Раздался глухой звук. Это Лариса пырнула мать локтем под ребра.
Миссис Трамбулл поморщилась и, заикаясь, забормотала:
– Но, она… принцесса Клариса…
– Я согласен, – сказал Хепберн. – Принцесса Клариса имеет более высокое происхождение, чем любой из присутствующих на моем балу. Ее добровольное затворничество достойно порицания, и ее присутствие необходимо. И все же она настолько застенчива и так робка, что готова запереться у себя в комнате, чтобы не присутствовать на балу. Но, миссис Трамбулл, ваши теплые слова, без сомнения, заставили ее передумать.
Все взгляды были устремлены на Кларису.
– Здорово! – Пруденс захлопала в ладоши, подтолкнула локтями подружек и кивнула в сторону пышущей гневом Ларисы.
Мисс Диана Эремберг сразу поняла намек.
– Да, правда здорово! Мы очень хотим, чтобы вы пришли на бал, принцесса Клариса.
Леди Эллис Иглсуорт поддержала ее:
– Без вас, ваше высочество, там будет не так весело. Обещайте, что придете.
– Видите, принцесса Клариса? – Хепберн развел руками. – Все ваши переживания оказались напрасными.
Клариса не посмела поднять на него глаз. Она бы сделала что-то непозволительно грубое, если бы увидала на его лице победную ухмылку, С легким поклоном она сказала:
– Благодарю вас. Конечно, я приду на бал. Вы оказали мне честь своим приглашением.
Взяв ее руку, он поцеловал кончики пальцев. Он не ухмылялся. Он был серьезен и настроен решительно. Понизив голос, он произнес:
– Ваше высочество, помните о своем обещании. Все равно все будет по-моему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один прекрасный вечер - Додд Кристина


Комментарии к роману "Один прекрасный вечер - Додд Кристина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100