Читать онлайн Настоящая леди, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 24. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Настоящая леди - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Настоящая леди - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Настоящая леди - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Настоящая леди

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 24.

Вильда стояла в центре сада у фонтана, как было указано в записке. Тонкая вуаль покрывала ее голову. Она почти скрывала ее черты, но золото фэрчайлдовских волос просвечивало и сквозь нее. Из кустов, где прятался Йен, Вильда казалась ему козленком, приносимым в жертву ради приманивания хищника. Уж поскорее бы явился этот мерзавец – шантажист, а то она не выдержит и сбежит. И угадал.
– Йен, – позвала она его дрогнувшим голосом. – Сколько мне еще здесь стоять?
– Уж недолго. – Так, во всяком случае, он надеялся. – Он немного запаздывает.
Из-за ивовых ветвей, нависающих над фонтаном, раздался голос Хэддена:
– Потерпи, Вильда. Скоро дело будет сделано.
– Но начинается дождь! – Вильда произнесла эти слова таким трагическим тоном, словно ей угрожала по меньшей мере смерть от чахотки.
– Ты не растаешь, – сказал Йен. – А теперь помолчи, пожалуйста, ведь должно казаться, что ты здесь одна.
– Если ты еще потерпишь, я куплю тебе пару перчаток, – пообещал Хэдден.
Вильда помолчала немного, явно раздумывая.
– Я хочу пару шелковых чулок – это кроме перчаток, – заявила она.
Ну знаешь, Вильда… – начал было Йен.
– Ты их получишь, – быстро сказал Хэдден таким голосом, каким он успокаивал встревоженную лошадь.
Вильда сделала смешную гримасу в сторону Йена, и он в темноте ответил ей тем же.
До них донесся тонкий немелодичный свист. Вильда застыла на месте.
– Старайся держаться спокойно, – прошептал Йен последние наставления. – Не забывай пониже наклонять голову и не показывай ему лицо, пока он не окажется под деревом.
Вильда послушно кивнула.
Когда этот человек подходил к фонтану, Йену показалось, что он узнает его. Слуга кого-то из гостей – судя по его одежде и повадкам – камердинер. Он шел с беззаботным видом, только иногда поглядывая по сторонам. Но по мере того, как он приближался к Вильде, он все пристальнее присматривался к ней. Она стояла к нему вполоборота, но заметно дрожала. Йен надеялся, что это неважно. Ведь негодяй так и ожидал, что его жертва будет до смерти напугана.
– Леди Уитфилд. Я знал, что вы придете.
Этот человек явно злорадствовал. Йен видел вокруг него темный зловещий ореол.
– Вы принесли деньги?
Протянув руку, он заставил ее повернуться к себе, и в этот же момент она сбросила вуаль. Он отпрянул в ужасе.
– Будь ты проклята!
Он бросился было бежать, но спрыгнувший с дерева Хэдден швырнул его на землю. Он пытался сопротивляться, но Хэдден успокоил его ударом в челюсть.
Йен вышел из кустов с веревкой в руках. Вильда, взвизгивая, подпрыгивала на месте. Пока Хэдден связывал ему руки и ноги, этот человек пытался бороться с ним, сначала слабо, но затем с все возраставшей силой.
– Отпусти меня, – бормотал он. Потом он заговорил громче:
– Что ты делаешь? Пусти меня сейчас же!
– Пришло время расплатиться за все твои грехи, – сказал Хэдден, закрепляя узлы. – Мы вершим правосудие, ни больше, ни меньше.
– Я не знаю, о чем ты говоришь. Я в жизни не сделал ничего плохого.
Это получилось у него так искренне, что Вильда перестала визжать и прислушалась.
– Может быть, ты его отпустишь? – спросила она робко.
Хэдден поднял глаза, и Йена поразило, как преобразилось вполне симпатичное лицо его кузена. Всякий след доброты начисто исчез, и остались только ярость и отвращение. Да, видимо, у него были очень веские причины.
– Уверяю тебя, Вильда, он очень дурной человек.
– Я не знаю, о чем ты говоришь! – повторил камердинер с явной надеждой на спасение. Хэдден в упор посмотрел на него.
– Нет, знаешь. Ты же видишь, я тебя узнал.
Камердинер застыл, не сводя с него глаз.
– Ну, ты меня не узнаешь? – Улыбка Хэддена была настолько страшной, что Йен даже вздрогнул. – Когда ты меня видел в последний раз, мне было всего девять лет, и ты привел своего хозяина ко мне в спальню. Вспомнил?!
Лицо лакея побелело.
– Ага, я вижу, ты помнишь! – удовлетворенно кивнул головой Хэдден. – Я рад. Мне бы не хотелось думать, что я был единственным в цепи твоих преступлений.
Хэдден резко поднял его на ноги за те веревки, которыми были скручены кисти его рук.
– Теперь ты узнаешь, почем фунт лиха. Мой новый зять – владелец большого торгового флота. Тебе найдется славное место в команде одного из судов.
– Нет! – Лакей попытался упасть на колени, но Хэдден, вздернув веревки, заставил его выпрямиться. – Я умоляю тебя!
– Это будет для тебя началом новой жизни.
Хэдден сделал знак Йену, и тот подхватил лакея за ноги. Хэдден поднял его за плечи, и они вместе понесли его к ожидавшему экипажу.
– Кто знает? Быть может, лет этак через тридцать моряцкая жизнь придется тебе вполне по вкусу.


Раздался выстрел. Мэри отскочила, но недостаточно проворно. Она ощутила резкую боль в боку. Падая, она услышала еще один раскат, но на этот раз человеческого голоса. Себастьян навалился на Бриндли. Так волк мог бы задавить жалкую крысу. Теперь Мэри знала, что у Бриндли не было никакой надежды на спасение. Она заметила выражение лица Себастьяна, когда Бриндли выстрелил. Бриндли его тоже, наверное, заметил. Это был конец всех его планов и надежд.
Морщась, она коснулась своего бока. Он горел огнем, и когда она отняла руку, она увидела у себя на пальцах кровь. Как и тогда! Как в тот день, когда она убила Бессборо!
Черные точки поплыли у нее перед глазами.
Когда она пришла в себя, она увидела, что Себастьян стоит над поверженным мистером Бриндли, сжимая в руке пистолет.
Он убьет его! Но Мэри не могла этого допустить.
– Нет! – попыталась крикнуть она, но издала только чуть слышный стон.
Себастьян мгновенно повернулся к ней.
– Мэри? Ты?
– Со мной все хорошо. – Это было безусловно преувеличением, но в данной ситуации простительным.
Бриндли слабо шевельнулся.
– Видишь? Она жива. Я не целился ей в сердце.
Мэри знала, что это ложь. Она сама спасла себя тем, что вовремя отшатнулась.
– Бриндли, ты стрелял в мою жену. – Холодный голос Себастьяна не оставлял никаких сомнений относительно его намерений. – И я убью тебя.
– Нет. – На этот раз у нее получилось погромче. – Ради Бога, Себастьян, не убивай его.
Себастьян не обращал на нее внимания. Если бы она не заметила, как он стиснул зубы, она бы могла подумать, что он ее вовсе не слышал.
Мэри хотелось плакать от беспомощности. Медленно, пересиливая боль, она поднялась, держась за парапет.
– Не бери этого на свою совесть, Себастьян. Ради меня, умоляю тебя!
– Послушай ее. – Бриндли неуклюже пытался отползти подальше. – Она права. Не бери на душу грех.
– К черту мою душу! – сказал Себастьян.
– Он этого не стоит. – Мэри бессильно прислонилась к стене. – Ему в любом случае придется покинуть Англию, иначе он попадет в тюрьму. Разве это не наказание?
– Я думал, он убил тебя. – Голос Себастьяна дрогнул.
– Со мной все хорошо. – Мэри вправду казалось, что так оно и было. Ей было только больно дышать; пуля, наверное, задела ребра. Кожу ей жгло, и ей было страшно подумать, что рану кому-то придется чистить. Ей не хотелось, чтобы кто-то возился с ее ребрами и накладывал повязки. Но она выживет. А пока надо использовать все средства убеждения.
– Прошу тебя, Себастьян, доверься мне. Убивая человека, даже заслуживающего смерти… – она сокрушенно покачала головой, и глаза ее наполнились слезами.
– Если я его отпущу, Мэри…
– Отпусти, послушайся ее! – хрипло бормотал Бриндли.
– Тебе придется сделать кое-что для меня.
– Чума меня возьми! – воскликнул Бриндли.
– Я надеюсь, так оно и будет! – ответил ему Себастьян.
У Мэри слегка кружилась голова. Стоять было все-таки трудновато.
– Что я должна сделать для тебя?
– Прости меня.
Быть может, он просто хотел помучить Бриндли. Но голос его звучал так искренне! Мэри на мгновение закрыла глаза. Неужели она снова позволит себе мечтать. Когда она открыла их, все оставалось по-прежнему. Себастьян стоял над съежившимся у его ног Бриндли. Он все так же держал в руке пистолет. Он несомненно имел вид человека, твердо решившего отомстить.
– Простить тебя? За что?
Его губы скривились в неуверенную улыбку.
– За все. За то, что я привез тебя сюда; за то, что я воспользовался твоим родством с Фэрчайлдами; за то, что я усомнился в тебе; за то, что вынудил тебя стать моей женой; за то, что я обещал тебе позволить делать все, что захочешь, с твоим состоянием, и не сдержал обещания.
Он краем глаза взглянул на нее.
– За то, что я заставил тебя выбирать между мной и твоей семьей, а когда ты, совершенно справедливо, отказалась, я использовал твое прошлое, чтобы причинить тебе боль.
Во всех этих извинениях чего-то все-таки не хватало.
– Ты убьешь его, если я не прощу тебя?
– С величайшим удовольствием.
– Мисс Фэрчайлд, я ведь был с вами любезен. Я учил вас танцевать… – Бриндли нес какую-то чепуху.
Мэри не обращала на него никакого внимания.
– Но если я не хочу, чтобы ты убивал его, значит у меня нет выбора.
– Да поторопись же ты, – с понятным нетерпением вмешался Бриндли, – пока этот дьявол не передумал.
– Заткнись! – посоветовал ему Себастьян. – Леди может думать столько, сколько ей угодно.
Мэри хотелось засмеяться, но у нее слишком болел бок. С момента их первой встречи Себастьян всегда был требователен, груб, пренебрегал всеми приличиями. Он хотел всегда добиваться своего, любым путем! Если вдруг выходило несправедливо – что ж, по его мнению, цель оправдывала средства. Супружество с ним может быть трудным, иногда выводящим из терпения, но для леди, ставшей экономкой, в этих трудностях таился соблазнявший ее вызов. Она повторила вслух одно из своих правил:
– Экономка никогда не допустит перестрелки. После нее уборки не оберешься.
– Ты не экономка, – твердо заявил Себастьян. – Ты моя жена.
– Жены тоже не любят беспорядка.
– Значит ли это, что ты меня прощаешь? – настаивал он.
– Да, я тебя прощаю.
Себастьян небрежно махнул пистолетом в сторону Бриндли.
– Чего ты ждешь? Убирайся отсюда, да побыстрее!
Бриндли медленно отполз на несколько ярдов, не сводя глаз с Себастьяна, словно опасаясь, что тот выстрелит ему в спину. Когда Себастьян положил пистолет в карман, Бриндли вскочил и бегом кинулся к двери.
– Ты думаешь, он ее запрет? – спросила Мэри.
– Не имеет значения. – Себастьян опустился перед ней на колени. – Ты сумеешь открыть любой замок. Скажи мне правду – ты серьезно ранена? – Не дожидаясь ответа, он приподнял ее руку и осторожно ощупал рану.
Когда он вытирал платком окровавленные пальцы, она отвернулась.
Кровь запеклась и у нее на пальцах. Они стали липкими.
– Кровь трудно отмыть, когда она засохнет.
Он предпочел не понять ее.
– К черту платок, – сказал он, вытирая ей пальцы. – Рана поверхностная. Кровь уже застыла. Я сейчас отнесу тебя вниз.
Она, схватила его за руку, прежде чем он успел двинуться.
– Нет, подожди. Я хотела сказать… я хотела спросить тебя…
Он взял ее руку в свои ладони и ответил на вопрос, который ей было так унизительно задавать:
– Я узнал тебя сразу, как только увидел у леди Валери.
Она застонала. Краска, вспыхнувшая у нее в лице, жгла почти так же больно, как рана.
– Я никогда не хотел повредить тебе этим. – Он сел рядом с ней у стены, ближе к ее здоровому боку. С величайшей осторожностью он ее обнял.
– Успокойся, мне известно, кто такой Бессборо. Когда я услышал о его убийстве, я узнал, что у сбежавшей гувернантки был маленький брат. Я понял, почему ты убила его.
– Я думала, что он приходил в детскую увидеться со мной. – Мэри едва могла говорить, воспоминания о пережитом кошмаре лишали ее голоса. – Я была так несчастна, воспитывая этих отвратительных детей. Как будто в их жизни я могла хоть что-то изменить. Мне хотелось избавиться от этого любой ценой. Папа всегда говорил мне, что ко мне должен явиться прекрасный принц. Бессборо показался мне таким принцем. Я кокетничала с ним, и он мне подыгрывал.
– Тебе не нужно мне ничего рассказывать, – он теснее прижал ее к себе. – Я и так все понимаю.
Она его не слушала.
– Однажды ночью, уложив детей, я вернулась в нашу комнату и застала его… он пытался заставить Хэддена… я рассвирепела. Я была вне себя. Я думала… не знаю даже, что я подумала. Я схватила кочергу и, ударив, раскроила ему череп. – Она снова видела все это перед собой. Ужасная сцена ожила в ее памяти во всех подробностях: вопли Хэддена, запах смерти. – Брызнула кровь. Он был еще жив, и я ударила еще раз.
– Ну и довольно, и хватит. – Себастьян продел одну руку ей под ноги, другой обхватил ее спину и посадил Мэри себе на колени.
Боль резко пронзила ее. Но от раны или от нахлынувших воспоминаний эта боль – она не могла понять. Он прижимал ее к груди, нагнувшись над ней так, словно желал защитить ее своим телом.
Неумолимые воспоминания все наступали.
– Мне пришлось дотронуться до него, стащить его с моего брата, как-то успокоить Хэддена. Одной мне было ни за что не справиться, он был слишком тяжел. Мне пришлось привлечь Хэддена на помощь. У меня не было выбора. Клянусь тебе, у меня не было выбора!
– Я верю тебе, – сказал он ласково.
– Мы завернули тело в плед, стащили его вниз и вынесли из дома, чтобы закопать. Это заняло несколько часов. Мы все время оглядывались по сторонам. А потом мы решили пробраться в дом по одному. Вот тогда ты и увидел меня. – Она все время вздрагивала. – Я всегда знала, что заслуживала казни.
– Ты пришла вовремя, – сказал он обычным спокойным тоном, – ты спасла Хэддена.
Это прозвучало искренне. Она пристально посмотрела на него. На лице его не было заметно отвращения. Задыхаясь, она проговорила:
– Кто-то шантажирует меня.
Он нежно откинул ей волосы со лба.
– Я займусь этим. Я позабочусь о тебе, Мэри.
Чувство облегчения и освобождения нахлынуло на нее. Она уткнулась лицом ему в грудь и, вцепившись пальцами ему в жилет, тихо заплакала. Он не сказал ни слова. Он только держал ее, гладил, слегка покачивая.
Наконец, когда поток слез уменьшился, он сказал:
– Когда я услышал, что власти разыскивают гувернантку, считая ее виновной в преступлении, я сказал им, что видел кое-кого на конюшенном дворе.
Мэри замерла в его руках.
– Я сказал, что видел молодого крепкого мужчину со шрамом на лице, тащившего тяжелый мешок. Я сказал, что заговорил с ним. Он был вызывающе груб и говорил с акцентом. Я сказал, что понял только потом – пятна на его одежде были не грязь, а кровь. Я рассмеялся, когда услышал, что они разыскивают тебя. И пристыдил их за глупейшие подозрения, что такая маленькая хрупкая женщина могла убить такого здоровенного мужчину, как Бессборо, да еще и спрятать тело. Так что, как видишь, даже тогда я не считал, что ты заслуживаешь казни.
– Я… правда? Ты так думал? – Она смотрела на него, широко раскрыв глаза, и ей казалось, что на нее взирает сама любовь. Этот суровый человек, веривший в справедливость мести, не осуждал ее. Они говорили о совершенном ею убийстве, и он гораздо больше беспокоился о ее благополучии, чем о ее вине.
– Я была глупа. Неосмотрительна.
– Ты была Джиневра Фэрчайлд.
– Да. – Он понял! – Там где Джиневра, там всегда хаос.
– Иногда хаос бывает полезен. Он ведет к переменам. Джиневра изменила меня. Где твой платок?
– Мой?
– Твой носовой платок.
Она осторожно достала его из кармана. Запрокинув ей голову, он нежно вытер ее лицо. Кожа у нее покрылась пятнами от слез, глаза покраснели, намокшие от дождя волосы липли к лицу. Ему казалось, что он в жизни не видел никого прекраснее.
– Тогда утром у тебя в спальне Джиневра взяла в тебе верх, и мне это очень понравилось.
Она взяла у него платок и высморкалась.
– Тебе так понравилось, что ты был вынужден жениться на мне?
– Я бы мог и сам до этого додуматься, но мне потребовалось бы больше времени, чтобы признать, как я… насколько я… – он запнулся, но, переведя дух, выговорил, наконец, давно забытые слова:
– Я люблю тебя, Джиневра Мэри Фэрчайлд Дюран.
Он уже видел недавно точно такое же выражение у кого-то на лице. Он старался вспомнить, кто бы это мог быть, и тут его осенило. Когда угрожая Бриндли пистолетом, он предложил пощадить его жизнь, если только Мэри простит его, у Бриндли было такое лицо. Озадаченное, испуганное, оскорбленное… полное надежды.
Да, на ее лице был отблеск надежды. Она надеялась, она хотела верить, что его признание правдиво. У него немного отлегло от сердца. Быть может, леди Валери была права.
Но когда она заговорила, в ней говорил страх:
– Ты не любишь Джиневру. Никто не может ее любить. Она дика, необузданна, невероятно глупа.
– О чем ты говоришь? Ты просто была слишком юной. В юности все такие. Некому было научить тебя, подсказать тебе. – Она его просто раздражает этим! Неужели она не понимает?.. – Ты и есть Джиневра Мэри Фэрчайлд. Не говори «она». В этом вся ты. Твое прошлое создало тебя такой. Такую я тебя люблю – и уважаю.
Она недоверчиво фыркнула.
– Ну подумай, Джиневра Мэри, разве ты покушалась когда-нибудь на убийство с той самой давней ночи?
Она, казалось, задумалась, вглядываясь в каминные трубы и струившийся из них дым. Наконец, она взглянула на него.
– Только тебя.
Он засмеялся. Нет, это великолепно! Боже, до чего он любил ее! Она отвечала ему бесстрашно и дерзко. Она ловко ставила его на место. Она воскресила его к жизни после многих лет прозябания. Он был перед ней в неоплатном долгу.
– Сегодня ты спасла мне жизнь. Бриндли убил бы меня, не помаши ты у него перед носом этим проклятым дневником.
Она содрогнулась.
– Я знаю, – слабость вновь одолела ее. Он прикрыл ее полами своего сюртука.
– Однажды ты лишила человека жизни, сегодня ты спасла жизнь.
Она подумала немного, потом вскинула голову.
– Это правда.
– Поэтому ты простишь себя! – Он не просил, он приказывал ей. – Жизнь любимого человека – достойная плата за жизнь чудовища.
– Да. – Она погладила его щеку. – А разве ты мой любимый?
– Так считает леди Валери.
– А что она еще сказала?
Он поморщился, вспомнив полученный выговор.
– Ничего особенного. Только то, что ты любишь меня, а я люблю тебя. Сама понимаешь, мы не осмелимся ей возражать.
– Нет. – Она приподнялась и нежно поцеловала его, упиваясь медовой сладостью его губ. – Она права. Ты лучше всякого принца, о котором я только могла мечтать.
Его плоть отозвалась на ее упоительное прикосновение, его сердце затрепетало от ее нежного признания. Он хотел как можно скорее отнести ее в спальню и… и позвать к ней врача, чтобы осмотреть ее рану. Он поднялся и понес ее к двери.
– Больше никогда, ни при каких обстоятельствах ты не подвергнешь свою жизнь опасности ради меня.
– Он хотел убить тебя. – Ей казалось, что этого объяснения было достаточно. Он стиснул ее еще сильнее.
– Я подумал, что он убил тебя и все из-за этого проклятого дурацкого дневника.
Остановившись, он огляделся.
– А, кстати, что случилось с дневником?
– О… ты имеешь в виду книгу. Я думаю, она упала вниз.
– Он его непременно подберет, – с отвращением сказал Себастьян. – Я уложу тебя в постель и сейчас же догоню его.
Она тихонько засмеялась.
– Оставь, нет никакой надобности. Я уже давно отдала дневник леди Валери.
Не будь она ранена, он бы встряхнул ее как следует. Вместо этого он осторожно развернулся, чтобы пронести ее в дверь и потребовал:
– Объясни!
– Когда ты меня здесь оставил, я пошла к леди Валери и рассказала ей все.
– Ну, конечно. – Сам он до этого не додумался. – Вот откуда ей все стало известно. Да ведь она, кажется, и говорила об этом.
– Она оставила у себя дневник и дала мне взамен книгу, которую ей привез любовник из Индии.
– Какую еще книгу? – У него сразу же возникли подозрения.
– Ну… – Он не видел ее лица, но почувствовал, что щеки ее запылали. – С картинками. Леди Валери сказала, чтобы я посмотрела их. А когда придет время и мы помиримся, мы сможем воспользоваться этой книгой для… уточнений.
Он вынес ее в главный коридор дворца.
– Камасутра?!
– Да, мне кажется, она так называется.
– Эта женщина неисправима, – пробормотал Себастьян.
– Но это не имеет значения, – Мэри беззвучно засмеялась. – Ведь она теперь у мистера Бриндли.
Услышав их голоса, леди Валери широко распахнула дверь спальни и вышла в коридор. Как она и ожидала, Себастьян держал Мэри на руках, словно она была хрупкой фарфоровой куколкой или шоколадкой, которая в любую минуту могла растаять у него во рту. Мэри обнимала его за шею, словно он был ангелом, который мог расправить крылья и в любую минуту взмыть в небеса.
Явления, казалось бы, совершенно несовместимые. Но такова любовь. У нее было слишком много опыта по этой части, чтобы ошибиться. Значит, она вновь преуспела. Право же, она совсем неплохо провела время.
Леди Валери проворно завязала ленты своей шляпы.
– Помирились вы, наконец? Потому что мне пора ехать. – Она говорила тоном, каким обращаются к нашалившим детям.
Мэри смотрела на нее с ошеломленным выражением на лице. До нее медленно дошло нетерпение леди Валери, и по многолетней привычке она вновь позволила интересам леди Валери возобладать над своими собственными.
– Что случилось, миледи? Могу ли я вам чем-нибудь помочь?
– Ничего подобного. – Себастьян грозно нахмурился. – Мэри ранена. Она никуда не поедет.
– Это еще что? – Леди Валери со всех ног кинулась к Мэри, разом потеряв обычную невозмутимость. – Что случилось, дитя мое?
– Ничего такого, о чем бы вам стоило беспокоиться, миледи, – попыталась успокоить ее Мэри.
Себастьяна переживания леди Валери волновали мало.
– Один из покупателей дневника пытался убить нас.
Леди Валери ловко ощупала бок Мэри. Ей приходилось иметь дело с пулевыми ранениями, и это было не из серьезных. Леди Валери взглянула на Себастьяна. Она заметила у него новые ушибы и ссадины, но выглядел он достаточно здоровым. Она облегченно вздохнула. Ничего страшного.
– Крови немного, и тебе, по-видимому, не больно.
– Мне лучше. Если вам нужно ехать, мы можем отправляться.
– Я тебе сам скажу, когда тебе будет лучше. – Себастьян еще теснее обхватил ее. – Тогда мы и отправимся. – Он бросил грозный взгляд на леди Валери. – И ни минутой раньше!
– Но Себастьян… – тщетно попыталась Мэри возразить ему.
Себастьян решительно направился в сторону их спальни.
– Но Мэри… – насмешливо передразнил ее он. – Тебе не удастся все делать по-своему!
Они удалялись, и голос ее доносился все слабее. Леди Валери фыркнула, услышав смех Себастьяна.
Мэри потерпела поражение. Это несомненно. Она еще этого не сознает. И судя по тому, как смотрел на нее Себастьян, не догадается лет еще, по меньшей мере, пятьдесят.
– Жоржетта! – Заждавшийся, возбужденный, сгорающий от нетерпения Берджес поманил ее из дверей ее спальни. – Иди же скорее, Жоржетта. Ты не пожалеешь!
Она окинула его оценивающим взглядом. Он моложе остальных. Его легче обучить. У него неплохие данные. А раз уж ей суждено застрять здесь… – Ну, ладно. – Она развязала ленты шляпы и скинула ее жестом, в котором было заметно некоторое раздражение и в то же время готовность примириться с обстоятельствами.
– Смотри только, не разочаруй меня.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Настоящая леди - Додд Кристина



Характеры героев как-то нераскрыты, а их действия не последовательны. А образ главной героини - сплошное раздвоение личности! А вот начало произведения даже очень интигующе и интересно!
Настоящая леди - Додд КристинаItis
9.08.2012, 23.47





А мне понравилось!
Настоящая леди - Додд КристинаНаталья 66
26.05.2014, 19.06





читать можно 9 балов.
Настоящая леди - Додд Кристинатату
14.06.2015, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100