Читать онлайн Настоящая леди, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 23. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Настоящая леди - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Настоящая леди - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Настоящая леди - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Настоящая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23.

«Убийца.
Приходи одна к фонтану в саду и приноси сотню фунтов, или я расскажу все и получу обещанное вознаграждение».
Убийство. Йен вздрогнул. Хэдден не сообщил ему никаких подробностей. Йен, впрочем, и не спрашивал, потому что на самом деле они не имели значения. Он в любом случае помог бы своим кузенам.
Йен постучал в дверь спальни Вильды и обольстительно улыбнулся открывшей ему горничной.
– Я хотел бы поговорить с твоей хозяйкой.
Горничная привычно присела в реверансе.
– Она отдыхает, сэр, и не принимает никого.
– Ничего, меня она примет.
Не слушая возражений, он протиснулся в дверь.
Вильда лежала на кровати, закрыв лицо подушкой.
– Вильда, ты нужна мне, – проворковал он, склонившись над кроватью и приподнимая подушку.
Лицо девушки опухло от слез. Щеки были в пятнах, глаза покраснели, она выглядела совершенно несчастной. Йен вздохнул. Бедняжка все еще оплакивает измену молодого человека, который соблазнил и покинул ее. Кому-то нужно заняться ею.
– Что тебе, Йен? – Голос у нее был сдавленный, и подбородок дрожал.
Он отпрянул. Кажется, она опять собирается плакать. О Боже, она сейчас снова заплачет. Надо быстро что-нибудь предпринять.
Именно эта кузина была ему сейчас необходима. Ему были нужны эти волосы, этот рост, эта фигура. Другие сестры только посмеялись бы, если бы он попросил их об одолжении. Им бы скорее доставило удовольствие как-то навредить ему. Так что только Вильде, кроткой Вильде, придется оказать ему эту услугу.
– Утри слезы, милая, поскорее, – прошептал он. – Мне нужна твоя помощь.


Итак, Себастьян все знает. Словно внезапно лишившись слуха и зрения, придерживаясь рукой за стену, Мэри уныло брела по коридорам Фэрчайлд-Мэнор, волоча ноги как старуха.
Он с самого начала все знал.
Ужас овладел ею. Значит, Себастьян запомнил забрызганную кровью девушку, убившую Бессборо, и он просто выжидал, храня про себя эти воспоминания. Он хладнокровно ждал того момента, когда он сможет наилучшим образом использовать их против нее.
На самом деле она могла бы и не испытывать такого страшного смятения. Она ведь всегда подозревала, что у него могли сохраниться такие воспоминания. Она ведь не зря так испугалась в первую их встречу. Кроме того, она чувствовала, что у него безжалостный, неумолимый нрав. Но за последнюю неделю ее твердое мнение о нем как-то пошатнулось. Ей стало казаться, что он тоже был в чем-то ранимым, она видела, или хотела видеть, в нем проблески нежности. Она начала даже лелеять мечту о том, что их помолвка могла быть не просто фарсом, а брак их не был вынужденным.
Да, она опять начала мечтать. О Боже, неужели это неистребимо?!
Мэри громко засмеялась, но, уловив истерические нотки в собственном голосе, она заставила себя замолчать.
«Папа, – прошептала она, – почему я все продолжаю мечтать, когда мои надежды и мечты – не более чем больная фантазия?»
Дура, о какая же ты дура! Она утерла струившиеся у нее по лицу слезы. Глупо плакать, когда от судьбы не уйти. Глупо мечтать о сладостном союзе под названием удачное замужество, исполненном радости и доверия. Зачем она позволила себе мечтать?!
Мечты! Мечты были для нее всегда причиной слез.
У нее невольно вырвалось рыдание. Она поспешно оглянулась в смущении. Служанка, согнувшаяся набок под тяжестью ведра с водой, взглянула на нее с любопытством, но чинно прошла мимо, занятая своим делом. И неудивительно: потребуется основательная уборка прежде, чем дом предстанет после такого количества гостей в своей обычной образцовой чистоте и порядке. Кому-кому, а экономке такие вещи хорошо известны.
Она остановилась в холле у стола и, наклонив голову, с силой прижала пальцы к переносице, пытаясь хоть как-то сдержать слезы. Экономка всегда владеет собой. Но она больше не экономка. Она…Мэри уже не знала, кто она есть теперь. Она знала только, что ей непременно нужно удержаться от слез, по крайней мере пока она не доберется до своей спальни. Господи, да где же ее спальня? Перед глазами все плыло. Она опять заблудилась.
– Голубушка? – Этот добрый голос был ей слишком хорошо знаком. – В чем дело? Что случилось?
Мэри низко опустила голову, желая спрятать лицо.
– Ничего. Благодарю вас, мистер Бриндли.
Он подошел к ней и, наклонившись, настойчиво заглянул ей в глаза.
– Ай-яй-яй! Это очень похоже на слезы. Но отчего же плачет прелестная новобрачная?
– Я вовсе не плачу. – Голос ее предательски задрожал.
– Ну конечно, нет. – Он протянул ей чистый носовой платок, и Мэри с благодарностью вытерла себе лицо. – Вот так. Теперь вам получше?
– Да. Спасибо. – Мэри наконец взглянула на него. Парик у мистера Бриндли съехал набок, так что лицо его тоже как-то скривилось. И цвет лица у него отнюдь не улучшился. Вспомнив, каким он ей еще раньше показался бледным и расстроенным, Мэри сказала:
– Вы неважно выглядите. Вам бы нужно было прилечь.
Он ее, казалось, не слышал.
– Пойдемте куда-нибудь и поговорим.
– Благодарю вас, но я не могу.
Она не имела ни малейшего намерения рассказывать кому-нибудь о происшедшем, пусть даже самому расположенному к ней человеку.
– Но вы же не хотите, чтобы кто-нибудь еще увидел вас в таком состоянии, – продолжал настаивать он.
– Тогда, пожалуйста, проводите меня в мою спальню.
Взяв ее под руку, он с готовностью повел ее по коридору, и она рассеянно следовала за ним, пока они не дошли до маленькой лестницы, ведущей в помещения для прислуги и на чердак. Она уже точно поднималась сегодня по этой лестнице на крышу, чтобы сообщить Себастьяну хорошие новости. И она уже спускалась по этой лестнице, раздавленная его презрением.
– Мы ведь не туда идем! – Она попыталась повернуть, но он не позволил ей этого сделать.
– Мы сейчас поднимемся на крышу. Я полагаю, вы уже бывали там раньше.
– Разве всем в доме известно о моих делах? – спросила она с раздражением.
– Я надеюсь, нет, – очень тихо пробормотал он, потянув ее за руку.
Мэри, спотыкаясь и недоумевая, поднималась за ним по ступенькам. Он был на удивление силен для старого больного человека и упорно тащил ее за собой. Ей не хотелось идти с ним, но и шум поднимать она не собиралась.
– Мистер Бриндли, право же я не думаю…
– И не думай, милочка. Пусть добрый старый Бриндли обо всем позаботится.
По еще более узкой лестнице они поднялись на крышу. Мэри совсем перестала сопротивляться и позволила ему без помех волочить себя. Так ей было легче.
Они оказались на крыше. Погода менялась. Дым из каминных труб нависал над ними, по небу плыли серые облака. Настроение у Мэри совсем упало. Казалось, даже небо готово было плакать вместе с ней.
– Ну, теперь расскажите мне, что случилось. – В тоне мистера Бриндли на удивление исчезло малейшее сочувствие. Он был скорее деловым.
Мэри высвободила у него свою руку. Торчавшие вокруг бесчисленные каминные трубы напоминали какую-то Богом забытую долину после извержения вулкана. Она пробралась между ними к огораживающему крышу парапету на то самое место, откуда еще недавно обозревала владения Фэрчайлдов. Она поняла теперь, что Себастьян настолько закоснел в своей ненависти, что никогда не смягчится. Ей бы раньше следовало знать, что это безнадежно. Ей совсем не нужно было удивляться предъявленному ей обвинению в убийстве.
Тем временем мистер Бриндли заговорил снова. Голос его звучал грубо, и ее удивила очень заметная теперь вульгарность его произношения, явно свидетельствующая о его происхождении из низов. Как неожиданно изменился не только его тон, но и сама речь.
– Расскажите-ка мне, миледи, только быстренько, что такое вдруг произошло между вами и вашим мужем, что заставило его удалиться отсюда в таком бешенстве?
Сплетя пальцы, Мэри с трудом подыскивала нужные слова.
– Как я ни ценю вашу любезность, мистер Бриндли, должна сказать вам, что произошедшее между мной и моим мужем не имеет к вам никакого отношения.
– Напротив, милочка, уверен, что имеет. Я полагаю, он взбеленился потому, что вы не отдали ему дневник, – заметил он холодно.


– Ты опять свалял дурака, Себастьян.
Себастьян стоял перед леди Валери в ее спальне по стойке смирно, но заложив руки за спину. Вопреки всему он снова чувствовал себя провинившимся мальчишкой. Но ведь он давно взрослый мужчина, и крестная уже не может стращать его, как бывало.
Если бы только кто-нибудь внушил ей это. А пока она отчитывала его, и он почему-то покорно терпел это безобразие.
– Твоя жена недавно приходила ко мне и рассказала мне совершенно невероятную историю. Историю о том, как она нашла мой дневник, не причинив никому ни малейшего беспокойства. А ты обвинил ее в убийстве. Ты сошел с ума, дорогой?!
– Она хотела отдать свое состояние Фэрчайлдам, – упрямо вздернув подбородок, заявил он, являя собой образец непримиримости.
– Вот именно, свое, Себастьян. – Леди Валери села и для большей выразительности взмахнула тростью. – Это ее состояние. И ты обвинил ее в убийстве. Я жду объяснений.
– Ну и что, ведь я ее видел, – пробормотал он, теряя уверенность.
– Что ты видел? – продолжала допрос неумолимая леди.
– Видел ее после убийства. – При тусклом огне, освещавшем конюшенный двор, пятна крови и грязь слились вместе. Ему тогда и в голову ничего не пришло, кроме того, что девчонка – одна из Фэрчайлдов – возилась в темноте с любовником. Он отпустил ей какое-то замечание и пошел своей дорогой. – Я понял, что это она совершила убийство, когда тело нашли там, в неглубокой яме.
Было очевидно, что леди Валери все это мало волновало.
– И это что, дает тебе право пользоваться ее виной как оружием против нее?! В наказание за это она лишила себя последней радости в жизни, а кого она убила? Я тебя спрашиваю, кого она убила?
Он попробовал независимо промолчать, но ее пылающий взор настоятельно требовал ответа.
– Бессборо, – неохотно сообщил он.
– Бессборо! – Это имя прозвучало в ее устах, как ругательство. – Самый гнусный совратитель малолетних в Англии. Не притворяйся, что ты этого не знаешь. Да, мне известны люди, которых он опоганил. О, они бы сегодня дорого заплатили ей за то, что она сделала!
– Я понимаю. – Разумеется, он знал о Бессборо.
– А почему она убила его? – не отставала леди Валери.
– Вот этого я и не знаю. – Себастьян всеми силами старался не выказывать разочарование и обиду, но он почувствовал, что его нижняя губа непроизвольно выпятилась.
– У нее есть брат, которому в то время было девять лет. Вот теперь догадайся.
Себастьян догадался еще десять лет назад. Но он невольно поморщился при мысли о графе Бессборо и Хэддене. В глубине души он был целиком на ее стороне. Просто дело было в том…
– Она внушила тебе страх, ведь так? – спросила леди Валери. – Ты был готов ради нее отказаться от своей глупой мести, и вот это-то тебя и напугало!
– Еще чего! – Черт, до чего же это вышло у него по-ребячески! – Ничего я не боялся. – Он произнес эти слова с нарочитой четкостью. – Я просто решил, что она должна выбрать между…
– Она мне и это сказала. Ну и болван же ты, Себастьян, просто редкостный экземпляр. Ты хочешь, чтобы твоя жена была доброй, честной, преданной, милосердной, а когда она проявляет все эти у качества, ты упрекаешь ее за них. Да еще какими словами! Если бы она с готовностью отреклась и от своей семьи, все ближайшие пятьдесят лет ты бы ждал, что она каждую минуту может отречься и от тебя тоже.
Леди Валери была безусловно права. Ему было тяжко это признавать, но она была права.
– Может быть, – недовольно согласился он.
– Тебя разозлило, что после таких твоих усилий она получила дневник без всякого труда?
– Нет! – слишком поспешил ответить он. Леди Валери пристально посмотрела на него.
– Разумеется, нет, – повторил Себастьян, значительно менее уверенно.
Она по-прежнему не сводила с него глаз, слегка усмехаясь.
– Мне вовсе не было досадно, что она его получила. – Ему было досадно, но не очень. – Мне было обидно другое. Я хотел, чтобы она постоянно нуждалась во мне. Я хотел, чтобы она… – он заколебался. Что это за слово такое, которое он никак не может подобрать?
– Чтобы она любила тебя? – Леди Валери укоризненно покачала головой. – Ах, Себастьян, Себастьян. И что мне с тобой делать? Конечно, она любит тебя. Подумай сам, ну, если бы она тебя не любила, на что женщине, безупречно порядочной и строго добродетельной, такой, как ты?
Луч надежды блеснул у него в душе.
– Правда?
– Правда. И мне кажется, ей хотелось бы знать, что ты тоже любишь ее.
– А разве я ее люблю?
Леди Валери усмехнулась, вот ведь бестолочь какая!
– А разве нет?
Он потер себе рукой подбородок и попытался выразить обуревавшие его чувства.
– Не знаю, я никогда… Но с другой стороны, я никогда не чувствовал так… Она как будто… Но я тоже нет.
– Ну, значит, так тому и быть. – Выговор был закончен. Леди Валери ласково ему улыбнулась. – Поцелуй меня и ступай! Найди Мэри и скажи ей, что любишь ее.


Мэри резко повернулась и в упор уставилась на подступавшего к ней мистера Бриндли.
– Дневник?! А вам что об этом известно?!
– Мне известно достаточно – я здесь для того, чтобы купить его. Лорд Смитвик прямо сказал мне, что его жена намерена отдать дневник вам. Он всячески пытался заставить меня уехать.
Дым клубился вокруг мистера Бриндли. Словно какой-нибудь демон, он взмахнул руками, и дым рассеялся.
– Без него я не уеду.
– Вы хотите получить дневник? – задала она глупый вопрос.
А ведь мистер Бриндли был один из тех, о ком Себастьян говорил с таким пренебрежением. Мэри смотрела на него по-прежнему во все глаза. Она не узнавала его. Куда делась так запомнившаяся ей добродушная наружность? В глазах этого человека был холодный металлический блеск. Он держал наготове огромные мясистые кулаки, словно собираясь нанести ей удар.
Она беспомощно оглянулась по сторонам. Защищаться ей было нечем. Здесь не было ни стоек для зонтов, ни серебряных крышек от подносов. Она попятилась, стараясь держаться подальше от выступов в стене.
– У меня его нет.
– Докажите мне это.
– Что? Как?!
– Вытряхните сумку, что у вас в руках.
Мэри покачала головой.
– У меня его больше нет.
С угрожающим видом он сделал шаг вперед. Мэри поспешно вытряхнула сумку.
– Ну что? Видите…
Книга в черном кожаном переплете упала к ее ногам.
– Но это не дневник! – выговорила она, задыхаясь.
Подхватив его, мистер Бриндли торжествующе захихикал.
– Ну конечно, нет.
– Но вы не понимаете!
– Нет, миледи, это вы не понимаете! – Он победно потряс книжечкой у нее перед лицом. – Теперь он – мой, и никто не сможет…
Среди дыма и тумана вдруг появилась какая-то тень. Мэри вскрикнула и совершенно напрасно. Мистер Бриндли мгновенно обернулся. Тень приняла отчетливые очертания Себастьяна.
Мэри услышала глухой звук, когда оба они налетели на стену. Затем, сцепившись, покатились по крыше, и мистер Бриндли потерял в пылу борьбы свой парик. Он покатился, как отрубленная голова из-под ножа гильотины. Затем послышался первый удар.
Себастьян. Это Себастьян ударил первым! Книжка вылетела из руки мистера Бриндли. Мэри успела подхватить ее, прежде чем та сорвалась бы с высоты третьего этажа.
Мужчины, все еще не отпуская друг друга, подкатились к ней. Она торопливо отползла в сторону.
Себастьян был моложе. Мистер Бриндли – крупнее, и он вырос на лондонских улицах. Но и Себастьян тоже кое-чему научился в трущобах. Вместе они словно кружились в свирепом танце, пуская в ход ноги и руки, кряхтя под каждым мощным ударом.
Мистер Бриндли крепко обхватил Себастьяна своими длинными руками, а потом попытался зажать его голову под мышкой. Себастьян всадил ему локоть под ребра так, что чуть не вышиб из него дух. Пока Бриндли хрипел, пытаясь отдышаться, он откатился от него в сторону. Бриндли, шатаясь, поднялся на ноги и попытался лягнуть Себастьяна в живот. Поймав его за ногу, Себастьян с силой дернул за нее. Бриндли рухнул, как подгнивший вяз, ударившись головой об одну из каминных труб. Потасовка закончилась так же внезапно, как началась.
Себастьян стоял, с трудом переводя дыхание. Кровь струилась у него по лицу.
– Сдавайся, предатель.
Бриндли поднялся, пошатываясь. Он пошарил у себя в кармане – как подумала Мэри, в поисках носового платка.
– Нет! – закричал Себастьян и бросился на него.
Слишком поздно. Бриндли уже держал в руке пистолет, черное дуло которого равнодушно вставилось прямо на Себастьяна. Тот застыл на месте.
– Лучше бы тебе этого не делать, – попытался он образумить противника.
Из другого кармана Бриндли не спеша достал еще один пистолет.
– Не тебе учить меня, что хуже и что лучше. Я слишком дорогой ценой выбился в люди и только потому, что я всегда твердо знал, что для меня лучше.
Без парика, с расцарапанным кровоточащим лицом, мистер Бриндли походил на сбежавшего из сумасшедшего дома.
– Наше правительство – продажное, все да единого, жалкая кучка аристократов, по которым виселица плачет. Мы расправимся с ними почище французов. Я заварю такую кашу! Вот тогда мы увидим, на чьей стороне победа.
Мэри вдруг пришли на память слова Эггаса:
«Лучше пригласить его в гости, чем столкнуться ночью на лондонской улице с парочкой его головорезов». Тогда она этому не поверила. Теперь, наблюдая за ним, с пистолетами в обеих руках восхваляющего французскую революцию, она поняла, что это была чистая правда. Этот человек не знал жалости.
– У меня есть виды на этот дневник, и я не остановлюсь перед убийством. – Он указал пистолетом в сторону Мэри. – Он у тебя. Ты любишь Себастьяна. Отдай мне дневник.
– Бриндли, подумай! Ты на крыше. Тебе отсюда не уйти незамеченным.
Мистер Бриндли ухмыльнулся. Губа у него была рассечена, и во рту пенилась кровь.
– Я просто запру вас обоих здесь. Можете стучать, сколько хотите. Можете даже звать на помощь, дело ваше. Слуги до вечера здесь не появятся. Снизу вас никто не услышит. Меня здесь не будет задолго до того, как вас освободят.
Упала первая капля дождя. Мэри увидела ее след на крыше. Она не верила ни единому слову мистера Бриндли. Революцию не начать в один день; ему нужно время, чтобы опубликовать дневник и разжечь беспорядки. Если он оставит их живыми, ему не уйти от ответственности. Он просто должен их убить.
Она взглянула на Себастьяна. Он тоже это понимал. Он готовился к прыжку. Готовился умереть от пули Бриндли.
Повинуясь какому-то неведомому инстинкту, Мэри высоко подняла руку с книжечкой.
– Смотри! – привлекла она внимание убийцы. Бриндли чуть было тут же не кинулся на нее. А Себастьян уже готов был броситься на Бриндли. Снова направив на него пистолет, Бриндли протянул руку.
– Дай его мне!
– Мэри, нет! – решительно воскликнул Себастьян.
– Ты ей не приказывай, – сказал Бриндли. – Она девочка смышленая. Она сумеет сделать правильный выбор.
– Конечно. – Мэри опустила руку с книжечкой за парапет. – Если ты выстрелишь в него, я брошу ее вниз.
Бриндли подскочил к ней ближе.
– Ни с места!
Себастьян бросился ему наперерез.
– Стой!
– Заметьте, начинается дождь, – Мэри старалась держаться подальше от Бриндли, и это ей пока удавалось. – Если я его сейчас брошу, он насквозь промокнет, пока ты до него доберешься. Чернила расплывутся, и толку тебе от него не будет никакого.
Лицо Бриндли окаменело.
– Ну, будь хорошей девочкой и отдай мне его.
– Я не позволю тебе убить Себастьяна.
– Ну что же. Как знаешь! – Он направил на нее дуло пистолета, и Мэри увидела в его лице фанатическую решимость. – Тогда я убью тебя.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Настоящая леди - Додд Кристина



Характеры героев как-то нераскрыты, а их действия не последовательны. А образ главной героини - сплошное раздвоение личности! А вот начало произведения даже очень интигующе и интересно!
Настоящая леди - Додд КристинаItis
9.08.2012, 23.47





А мне понравилось!
Настоящая леди - Додд КристинаНаталья 66
26.05.2014, 19.06





читать можно 9 балов.
Настоящая леди - Додд Кристинатату
14.06.2015, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100