Читать онлайн Наперекор всем, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наперекор всем - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наперекор всем - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наперекор всем - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Наперекор всем

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 22

Мэриан, совершенно потрясенная, могла только уставиться на него.
– Какие положения?
– Какие?! – взревел он. – Я вхожу и вижу, как ты оказываешь открытое неповиновение королю, и ты еще осмеливаешься спрашивать?
– Я не…
– Любой мужчина на Британских островах желает тебя достаточно, чтобы убить за тебя, а ты спрашиваешь: «Какие положения?»
– Это не…
– На тебе юбка, оторванная до колен, руки обожжены, юбка залита кровью, а ты спрашиваешь…
Мэриан, окончательно потеряв терпение, подошла к нему и обожгла разъяренным взглядом:
– Ты – тщеславный, высокомерный болван! Смеешь говорить об опасности, когда я видела, как ты бросился на Харботтла всего-навсего с боевым молотом. Когда я видела, как Гледуин стрелял в тебя из арбалета! Когда я видела, как ты один ворвался в крепость Уэнтхейвен!
Мэриан, словно сквозь туман, услыхала, как кто-то кричит, и поняла, что это она сама. Виновато взглянув на Лайонела, она попыталась сдержаться из опасения увидеть страх на детском личике. Но вместо этого перед ней предстал маленький мальчик, гладивший собаку и наблюдавший за происходящим с нескрываемым интересом, словно зритель за игрой в мяч. Он переводил взгляд с нее на Гриффита, ожидая следующей подачи. И она не разочаровала сына. Прижав палец к кожаному панцирю Гриффита, Мэриан объявила:
– Мне следовало бы воткнуть тебе нож в сердце, как только представилась возможность.
– Возможно, только ты знала, что я прав.
– Просто у тебя вообще нет сердца!
– Разве? – Он сорвал доспехи. – Разве? – Гриффит схватил жену за руку и положил себе на грудь. – Мое сердце бьется для тебя, моя госпожа, так сильно, что я едва могу дышать. Если оно колотится не из-за ужасов, преследующих тебя, значит, готово разорваться из-за ужасов, преследующих тебя в моем воображении. Всю жизнь меня считали надежным, спокойным, солидным человеком хорошей репутации. Теперь же я почти потерял рассудок от тревоги, гнева и желания. – Его ладонь вжала ее руку глубже в тепло своей груди, суженные глаза не отрываясь смотрели на нее, вбирая ее фигуру с ног до головы. – Но по большей части желание…
– Ха! – Она отдернула руку и отшатнулась. – В основном глупость… – Гриффит не шевельнулся, продолжая наблюдать за ней с напряженностью преследующего добычу зверя. – В основном глупость самонадеянного болвана мужчины…
Воздух со свистом вырывался сквозь полураскрытые губы. Веки его опустились. Гриффит выглядел голодным и сонным и, как он и объявил, полубезумным от желания.
– Большей частью… м-м…
Мэриан забыла, что хотела сказать, знала только, что хочет сделать.
Потянуться к нему. Коснуться, ощутить вкус его кожи. Слиться с ним в единое целое.
Гриффит тоже хотел этого. Она почти могла ощущать его возбуждение, почувствовать исходящий от него жар.
Мэриан подняла руку. Рука дрожала, и Мэриан поспешно опустила ее.
– Погоди, Гриффит. Погоди, мы еще не нашли решения для…
– Для чего?
Мэриан сама не знала, что хочет сказать, Гриффит, подавшись к двери, не сводил с нее пламенного взгляда.
– Арт!
Арт буквально ввалился в комнату, а сверху плюхнулся Долан. Мэриан не верила своим глазам.
– Подслушиваете у замочной скважины? – рявкнул Гриффит. – Узнали что-то интересненькое?
Сконфуженный Арт поднялся на ноги, но Долан перекатился по полу и ехидно ухмыльнулся:
– Ничего такого, чего нам не было бы известно раньше…
– Где Генрих? – процедил Гриффит.
– Король уехал. Сбежал, будто все дьяволы гнались за ним. И взял с собой весь отряд.
Арт покачал головой:
– Даже не разрешил пообедать, и рыцари остались очень недовольны, позвольте вам сказать.
– Так я и думал, – мрачно усмехнулся Гриффит.
– И старину Гледуина взял с собой, – торжествующе объявил Долан. – Висеть ему на самой высокой башне, прежде чем пройдут две недели.
– Большего этот болван не заслуживает, – согласился Арт.
Гриффит решительно подошел к Мэриан и сжал ее запястье. Словно кандалами, только еще сильнее, теплее и гораздо более… неизмеримо более чувственно.
– Присмотрите за парнем. Мы с леди Мэриан собираемся на прогулку верхом.
– Верхом?! – Арт, не в силах поверить услышанному и хорошо понимая, чего хотят оба, повел рукой: – Да тут полно спален…
– Верхом, – процедил Гриффит.
– Он хочет сказать, что не желает, чтобы леди Мэриан преследовали воспоминания, – подтолкнул локтем Арта Долан.
– Но это глупо, – запротестовал тот. – Куда они поедут?
Громко смеясь, Долан заметил:
– Куда угодно! Сколько времени прошло с тех пор, как ты был в отчаянной спешке?
Но Гриффит и Мэриан, не дожидаясь ответа, выбежали: Гриффит – потому что в самом деле был в отчаянной спешке, Мэриан – потому что он тащил ее за собой, так что она неумолимо волочилась сзади, как плуг за быком. Они вышли через главную дверь, и Мэриан, словно сквозь дымку, увидела наемников, связанных попарно, словно свиньи, готовые для отправки на ярмарку, улыбавшихся слуг, усталых собак и нескольких перевязанных солдат.
– Гриффит, не стоит ли нам?..
– Нет.
– Но мои люди…
– С ними все будет в порядке.
– Ты бессердечен.
Остановившись так быстро, что Мэриан налетела на него, Гриффит сжал ее в объятиях и начал целовать. Целовать до тех пор, пока Мэриан не забыла про своих людей и свой долг. Забыла про войну, скорбь и позор. И, когда Гриффит отстранил ее, Мэриан смутно услыхала приветственные крики, но так и не смогла сообразить, какое отношение они имеют к ней. Только его слова несли смысл:
– Я не бессердечен. Пойдем со мной, моя дама, и я докажу тебе.
– Мы можем взять мою лошадь.
Гриффит улыбнулся той улыбкой, которая обворожила ее во время первой встречи. Золотистые глаза сияли, радуясь, согревая, и вскоре Мэриан обнаружила, что сидит впереди Гриффита, без седла, на своей лошади, хотя не совсем понимает, что происходит. Немного опомнившись, Мэриан спросила:
– Куда мы едем?
– К Северну, туда, где я слыхал, как перекликаются феи. – Рука Гриффита сжала ее талию. – Я женился на тебе по законам Святой Церкви и теперь призываю чары маленького народца, чтобы они связали нас навсегда.
– Тебе для этого не нужно волшебство.
– Тогда что же?
Положив голову ему на плечо, Мэриан прошептала:
– Только люби меня.
В глазах ярко блеснула молния нетерпеливого раздражения, и он вздохнул:
– Клянусь всеми святыми, женщина! Но ради чего же все это было?
Ради чего?
Холодный озноб прошел по спине Мэриан. Все произошло из-за ее безумных устремлений, и никакой нежный разговор о жгучей страсти не мог этого изменить. Мэриан не хотела, не желала, чтобы это тепло, эта близость ускользнули, но ничего не могла поделать. Она медленно отстранилась от мужа. Гриффит пытался притянуть ее к себе, но Мэриан сопротивлялась.
– Если бы ты знал правду обо мне, не захотел бы и пальцем прикоснуться.
Она почувствовала, как напрягся Гриффит, как тут же разжал руки.
– Сомневаюсь.
– Ты был прав. Я хотела трона для себя и Лайонела.
– Знаю.
– Я не его настоящая мать, но его настоящая мать никогда бы…
– Ты слишком строго судишь себя, – перебил Гриффит.
– Не слишком, – пробормотала она, вытирая глаза.
– Моя мать говорит, что единственная мать, которая делает то, что правильно и необходимо, – это женщина без ребенка.
Гриффит хотел, чтобы жена улыбнулась, и она улыбнулась, но так жалко, что сердце Гриффита перевернулось. Уголки рта Мэриан дрожали, и ей пришлось облизать губы, прежде чем выговорить:
– Но мой отец почти никогда не делал то, что правильно и необходимо.
– Может, пытался поступать как лучше, – предположил Гриффит. – Или просто не знал ничего другого.
Вспомнив собственные планы для Лайонела, Мэриан согласилась:
– Вероятно, так поступают все.
– Эти люди, которые жили с твоим отцом… Я входил как раз тогда, когда они выходили.
Мэриан хрипло рассмеялась, гадая, что подумал Гриффит об исчезновении богатств Уэнтхейвена.
– Говорят, граф упал с башни.
– Да. – Мэриан вцепилась в гриву лошади. – Он пытался убить меня и обнаружил, что не может. – Сжав в кулаке жесткие волосы, она добавила: – Но Сесили смогла.
Гриффит лишился дара речи и только спустя долгое время смог пролепетать:
– Сесили… хочешь сказать… Сесили…
– Такая же большая дура, как и я. – Мэриан разгладила гриву, припоминая искреннюю скорбь Сесили над мертвым телом Уэнтхейвена. – Но она носит моего сводного брата, очень растолстела и несчастна.
– А после рождения ребенка?
– Думаю, снова начнет плести интриги.
Остановившись на обрывистом берегу реки, Гриффит долго смотрел на вьющуюся голубую ленту воды. Именно здесь он, казалось, нашел решение трудной задачи, поскольку спрыгнул с лошади и поднял к ней лукавое лицо.
– Не хочешь отдать ее Долану?
Мэриан оперлась о плечи мужа и недоуменно уставилась на него.
– Долану? – медленно повторила она.
– Именно Долану! – ухмыльнулся Гриффит.
Видение коварного старого морехода и изящной, претенциозной Сесили как живое встало перед ее глазами, и Мэриан неудержимо рассмеялась:
– Кого же мы наказываем?
Гриффит, ухмыляясь, привлек ее к себе.
– Они заслуживают друг друга.
Но под ее взглядом его улыбка постепенно таяла. Смущение и печаль вытеснили радость, и, прежде чем заговорить, Гриффит судорожно сглотнул.
– Не только ты оказалась дурочкой.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Ты была права. Генрих действительно желал зла Лайонелу. – Он хотел ее так сильно, что почти ощущал вкус желания на языке, но не мог позволить Мэриан винить во всем себя, поскольку сам был во многом не прав. Но страдал от жгучего желания, когда отстранил ее, страдал от желания овладеть ею и любить вечно. Страдание породило гнев и раздражение. – Черт возьми! Как это Генриху удалось меня одурачить?
– Ты – мужчина. – Мэриан пожала плечами, словно это все объясняло. – Мужчины, подобные тебе, заботятся лишь о чести и справедливости и никогда не думают о чувствах. Генрих старался быть добрым и справедливым к Лайонелу, пока не увидел его. И потом, глядя в это юное лицо, не мог не видеть Ричарда Третьего.
– Это правда, – согласился Гриффит.
– Не короля Ричарда Третьего, которого победил Генрих, который сражался и умер за свою корону. Этого Ричарда Генрих был способен понять и даже простить. Нет, глядя на Лайонела, он видел Ричарда, обесчестившего его жену, а этого Генрих перенести не смог.
Уродливая ревность и собственнический инстинкт изменили Генриха, лишили рассудка, доброты и здравого смысла. Сам Гриффит уже переживал нечто подобное, когда думал, что Лайонел – плод насилия Ричарда над Мэриан.
– Скажи мне, – тихо и хрипло попросил он, – сейчас нам ничто не грозит… Где ты спрятала пергамент?
– Я его сожгла.
Гриффит выпустил ее и покачнулся.
– Но ты сказала королю…
– Что он в безопасном месте. Так оно и есть.
– Ты говорила… говорила… что никогда его не уничтожишь. И хранила его для Лайонела. Сказала, что это его наследие.
Слезы брызнули из глаз Мэриан, и она поспешно опустила голову. Гриффит нежно сжал ее руки и повернул ладонями вверх. На бугорке под большим пальцем лопнули волдыри от ожогов, навсегда оставив коричневые метки. Указательный и средний пальцы побагровели, кожа на них блестела, вниз по руке вились красные змейки.
Она сделала это с собой, чтобы послужить справедливости, потому что Гриффит показал ей пустоту ее амбиций, и Мэриан устыдилась. Теперь Гриффит тоже стыдился своей безоговорочной веры в Генриха и собственного неверного суждения о Мэриан.
– Я знаю рецепт снадобья матери от ожогов. – Он коснулся руки Мэриан, и та поморщилась. – И могу собрать травы прямо сейчас… – Но Гриффит вовсе не это хотел сказать. Слова были сложными, неуловимыми созданиями, но он все же хотел попробовать оправдаться перед женой. – Я хотел, чтобы ты забыла о своих планах и мечтах, поскольку осуществить их было невозможно. И верил, что моя честь превыше всего, даже твоей чести. Ты доказала, что я не прав и относительно твоей силы, и насчет чести… – Гриффит выпустил ее руку. – Клянусь, что не лгу сейчас. Ты хотела, чтобы Лайонел стал королем Англии. Хотела стоять рядом с ним и разделить его гордость. Но… я… чувствую к тебе то же самое.
– Ко мне?!
Лицо Гриффита запылало. Поспешно отвернувшись, он направился к реке.
– Я поймал кречета. Не много мужчин могут похвастаться этим.
– Кречета?! – Мэриан словно зачарованная последовала за ним. – Ты имеешь в виду меня?
– Дикий и свободный, парит высоко в небе и уносит меня с собой. Хочешь немного пройтись? У нас теперь есть время. Больше не надо никого спасать и ни с кем сражаться.
Здоровая рука Мэриан дотронулась до локтя Гриффита.
– Мне очень хотелось бы прогуляться.
Гриффит показал на небольшую рощицу:
– Давай пойдем туда. Прекрасное место, чтобы отыскать фей.
Мэриан взглянула на мужа, и в ее глазах он увидел радостное возбуждение.
– Конечно! И ты расскажешь мне о кречете!
То, что началось как конфуз и смущение, превратилось в приманку для его птицы, а она даже не поняла этого. Подводя Мэриан к рощице, Гриффит сказал:
– Конечно, большинство мужчин даже не пытаются пленить такую птицу. Боятся клюва и когтей, но завидуют владельцу такого чуда.
– Думаешь, другие мужчины будут завидовать тебе, имеющему такую жену, как я? – фыркнула Мэриан. – Их женщины могут шить, и готовить, и заботиться о семьях. И никогда не дерутся на шпагах, не путешествуют в одиночестве и не бросают вызов королю. Приехав домой, твои друзья скажут: «Бедный Гриффит. У него не будет ни минуты покоя с этой невыносимой леди Мэриан».
– Ты права. А по ночам будут притворяться, что сжимают в объятиях невыносимую леди Мэриан, а их унылые, скучные жены будут поражаться столь внезапной бурной страсти. – Гриффит снова обнял ее. – Но только я буду владеть настоящей леди Мэриан, королевой моего дома, моего очага, моей постели.
– Я думала, ты жалеешь, что Генрих заставил тебя жениться на мне.
– А кто, по-твоему, подал Генриху эту идею?
Мэриан внезапно толкнула мужа, так сильно, что тот, пошатнувшись, споткнулся о бревно и сел.
– Ты сделал это? – Гриффит кивнул, и Мэриан потребовала ответа: – Почему ты сделал это?
– Потому что… э-э… потерял самообладание. – Мэриан недоверчиво уставилась на Гриффита, но он продолжал: – Так было во всем, что касалось тебя. Я становился нетерпеливым и глупым, завлек тебя в постель, увез в свой дом против твоей воли… – Он с трудом поднялся и взглянул в ее глаза своими, горящими как уголья. – Но я рад. Клянусь всеми святыми, рад.
– Но ты не любишь терять самообладание. И ненавидишь меня, когда я заставляю тебя забыть обо всем.
– Я хотел, чтобы только ты доверяла мне, но не я. – Настало время рассказать ей о давней осаде замка Пауэл. – Но ты распознала мою трусость и отплатила мне той же мерой. – Он расскажет ей, как юношеское нетерпение и глупость стоили отцу замка, а Арту – глаза. Он хотел рассказать ей, искренне хотел. Но это требовало большего мужества, чем взять замок одному, голыми руками, и Гриффит невольно спросил себя, сможет ли обнажить больную, раненую душу перед Мэриан, не сжавшись от стыда и не вопя от муки. И это могучий воин? Тот, кого он воспитал в себе, тот, кто боялся сказать лишнее слово, чтобы не показаться глупым, оскорбить кого-то или, еще того хуже, уронить слезинку… Что с ним стало?
Но он, кажется, сам того не замечая, плакал, потому что Мэриан, шагнув к нему, вытерла его щеки.
– Гриффит, Арт рассказал мне о потере замка и о том, как ты с тех пор боялся ошибиться и поступить неправильно. Но я тебя люблю не за самообладание. Я боготворю человека, который рычит и ревет, когда впадает в ярость, и смеется, когда счастлив, и любит кречета с такой страстью, что может приручить его против его воли, хотя это дикая и непокорная птица.
Гриффит нежно взял ее за руки и приложил их к своему лицу.
– Ты любишь меня… за это?
– За что же еще? – Мэриан улыбнулась, и широко раскрытые зеленые глаза заставили его вспомнить о весне. – Думаешь, я люблю тебя, когда ты тверд и холоден, как камень?
– А разве нет?
– Ну… по правде говоря, я по-настоящему люблю тебя, когда ты важный и напыщенный. – Мэриан кокетливо подмигнула. – Тогда мне сразу хочется смеяться.
– Я рад, что могу развеселить вас, миледи, – сухо процедил Гриффит.
Мэриан расхохоталась и, прижав губы к его губам, пробормотала:
– Знаешь, когда я поняла, что ты влюбился в меня?
– Когда я сказал тебе?
– Нет, я не верю клятвам мужчин. Я поняла это, когда ты угрожал мечом королю.
– Это был дурацкий поступок, – осуждающе покачал головой Гриффит. – Непростительно глупый. Не потеряй я самообладания, которым так гордился, наверняка бы смог придумать другой способ отвратить ярость Генриха.
– Верно. На этот раз ты прав. – Мэриан улыбнулась, лучась всеми ямочками. – Но я позаботилась об этом.
– Простите, миледи?
– Я поклялась Генриху в верности, чтобы защитить тебя.
На этот раз знаменитое самообладание с удивительной быстротой исчезло неизвестно куда.
– Что?! – заревел Гриффит.
– Нужно же было что-то предпринять! Частичка твоего сердца принадлежит Генриху, и я была не в силах смотреть, как он уходит, обиженный и оскорбленный. Он мог попытаться снова отомстить мне и Лайонелу, а ты заступился бы за нас. – Мэриан с сожалением покачала головой. – А если этот день и научил меня чему-то – так только сознанию того, что я не вынесу, если ты отдашь за нас свою жизнь.
– Это мое право.
– Нет, поскольку я этого не позволю.
Гриффит был в бешенстве. Она хотела защитить его! Его! Величайшего воина во всем Уэльсе и Англии!
Он заметил, как солнечные лучи отражаются от медных волос, когда Мэриан направилась к рощице. Он увидел, как зеленые глаза весело прищурились.
И, глядя вслед жене, Гриффит поклялся:
– Я собираюсь приковать тебя к постели цепями!
Улыбка снова сменилась веселым смехом.
– Сначала попробуй меня поймать!
Гриффит ускорил шаг.
– Думаешь, не смогу?
Но Мэриан с визгом повернулась и помчалась под защиту деревьев. Ветер донес до него звонкий голос:
– Кто может пленить кречета?
Гриффит неожиданно остановился, обрел самообладание и хорошенько обдумал вопрос.
– Кто может пленить кречета? В целом свете нет птицы быстрее. – Улыбаясь, он медленно побрел в том же направлении и, скинув одежду, неспешно, спокойно, словно в дразнящем чувственном древнем ритуале обольщения, прошептал ветру: – Кто может пленить кречета? Только мудрый охотник и лишь с помощью верной приманки.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Наперекор всем - Додд Кристина



Неплохо но затянуто, кое-где приходилось перечитывать, теряла нить рассказа. rnБольше понравились отношения отца и матери главного героя, чем главных героев. Как-то так. Вообще почитать можно на один раз
Наперекор всем - Додд КристинаАни
29.08.2012, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100