Читать онлайн Наперекор всем, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наперекор всем - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наперекор всем - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наперекор всем - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Наперекор всем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Треск сломанной ветки в лесу у дороги заставил Мэриан остановиться и оглянуться. Она попыталась заставить Лайонела замолчать, но тот вертел головкой, настойчиво повторяя:
– Почему, мама? Почему?
Поводья в руках Мэриан натянулись, поскольку старый мерин увидел шанс вырваться на свободу и взбрыкнул, но она мигом укротила лошадь, продолжая вглядываться в полумрак. Ничего не было видно, но за эти дни Мэриан успела обнаружить, что представляет легкую добычу для грабителей и негодяев всех мастей, шатавшихся по большим дорогам.
Хотя подозрения не подтвердились, Мэриан отвела лошадь в кусты на противоположной стороне дороги и привязала к дереву. Каждый вздох мерина казался последним, и Лайонел к тому же никак не мог успокоиться.
– Тише, Лайонел. – Стащив малыша с седла, она зашла глубже в лес. – Мама понесет тебя на ручках.
Лайонел согласился. Бедняжка совсем измучился. Его оторвали от единственного знакомого дома, протащили через всю Англию, оставили с Рисом и Энхарад, пока мать болела, и, только он начал Привыкать, снова дорога, длинная и тяжелая. Два дня путешествия совсем извели его, и Мэриан становилось все труднее успокоить малыша и убедить, что все будет хорошо.
Теперь он уткнулся лицом в ее шею, и сердце Мэриан заныло, когда она почувствовала, как дрожит ребенок. Напрягая слух, она пыталась уловить звуки шагов, но до ушей доносилось лишь хриплое дыхание лошади, пытавшейся отвязаться и вырваться на свободу.
– Мама, – прошептал Лайонел. Она погладила его по спине.
– Тише, милый.
– Мама, это Арт.
– Нет, детка, не Арт… Он далеко. Лайонел, подняв головку, показал на деревья.
– Арт, – повторил он настойчиво. – Арт, Арт! – Голос его становился все громче, Лайонел начал вырываться, крича: – Арт! Арт!
Не в силах поверить происходящему, Мэриан вновь начала всматриваться в полумрак. Никого. И ничего, кроме старого пня, с дуплами, походившими на глаза. Мэриан вновь погладила Лайонела и подошла ближе.
– Видишь? Это всего лишь…
Но тут, словно карлик из сказки, пенек шевельнулся и встал на ноги. Мэриан отпрянула, споткнулась о вылезший из-под земли корень и упала, по-прежнему сжимая Лайонела в объятиях. Тот свалился ей на живот и вскочил, прежде чем она смогла схватить его.
– Арт! – взвизгнул малыш.
– Лайонел! – закричала Мэриан, видя, что человек-дерево нагнулся и, подхватив ее сына, двинулся вперед. Мэриан взметнулась, готовая отдать жизнь за сына. Но тут же услыхала знакомый голос:
– Здравствуйте, миледи. – Арт выступил на свет и радостно улыбнулся, словно они встретились в главном зале замка Пауэл. – Какая радость увидеть вас здесь!
Мэриан прижала руку к груди, чувствуя, как отчаянно бьется сердце, так сильно, что дрожат пальцы. Или они трясутся от страха?
– Арт, откуда…
Она осеклась, глядя на стоявшего перед ней человека. Это не Гриффит. Хотя она не могла ясно рассмотреть, кто перед ней, Все же Мэриан давно обнаружила, что делит всех мужчин в мире на две категории: высокого, темноволосого Гриффита и всех остальных. Нравилось ей это или нет, Мэриан узнавала Гриффита не глазами, а сердцем.
Рядом с Артом появился Долан и, приветствуя ее издевательским поклоном, провозгласил:
– Я позабочусь о вашем благородном скакуне, миледи!
– Почему ты здесь? – встревожилась Мэриан, но Долан вместо ответа лишь повернулся и отошел. Обернувшись к Арту, она вновь спросила: – Почему вы здесь?
И услыхала совершенно невероятное сообщение:
– Я приехал из замка Уэнтхейвен.
– Но что ты там делал?!
– Искал тебя.
– Матерь Божья! – Мэриан вцепилась ему в руку. – Неужели Гриффит ранен?
Арт удовлетворенно улыбнулся:
– Был здоров, когда я оставил его в Стоуке. – Он едва дождался, пока Мэриан немного успокоится, чтобы добавить: – Конечно, это было до битвы.
– Ты уехал, не дождавшись исхода сражения? Арт, как ты мог?! Арт позволил Лайонелу соскользнуть на землю и, выступив вперед, взглянул прямо в глаза Мэриан.
– Вы, кажется, обвиняете меня в том, что я бросил друга в тяжелую минуту, миледи?
– Я… – Мэриан отвела глаза. – Нет, Арт, конечно, нет.
– Рад слышать это. Ведь иначе получилось бы, что вы жестоки и несправедливы.
Мэриан никогда раньше не слышала, чтобы Арт говорил с ней в подобном тоне, и угрызения совести, омрачавшие каждый ее шаг, еще больше усилились.
– Ты не слыхал, чем кончилась битва?
. – В округе прошел слух, что войско Генриха легко разбило людей самозванца и король вернулся в Кенилуорт немного передохнуть.
– Но о Гриффите ничего не известно?
– Ну что может быть известно об одном человеке?
– Да… конечно…
Вне себя от тоски и смущения, Мэриан подошла к раскидистому дубу и обняла его, словно вернувшегося любовника.
– Ты… Откуда ты знаешь, что я покинула замок Пауэл?
– Лорд Рис и леди Энхарад сказали. Они были очень огорчены твоим побегом и волнуются за твою безопасность. – Арт взглянул на весело прыгавшего Лайонела, радовавшегося свободе. – И о судьбе Лайонела тоже.
– Ты не мог добраться от Пауэла до Стоука и обратно всего за девять дней. Это…
Она хотела сказать, что это невозможно, но, приглядевшись к Арту, осеклась. Конечно, он мог сказать, что, как всякий природный валлиец, способен стать единым целым с природой и лесом, но Грязь, покрывавшая его одежду, была слишком естественной, и, кроме того, он выглядел измученным, усталым и ужасно постаревшим. Даже несколько волосков, украшавших лысину, уныло повисли. Да, он действительно проделал это трудное, опасное путешествие.
– Куда это ты направляешься? – начал допрашивать Арт, словцо имел на это право. – Сбежала, как вор в ночи.
Упрек неожиданно разъярил Мэриан.
– Ты совсем как другие мужчины! – бросила она. – Допытываешься о моих намерениях, словно я не дочь графа и подруга королевы!
– Ах, какое страшное унижение!
Мэриан подняла голову. На дороге стоял Долан, держа под уздцы несчастное животное и глядя на них с пристальной злобой.
Мэриан выпрямилась и, в свою очередь, гневно уставилась на старого пирата:
– Я прекрасно обошлась бы без вас!
– Ну конечно! Этим и объясняется кровь на твоей юбке и порез на подбородке, который выглядит как второй рот, только пониже. – Арт немедленно подскочил ближе и присмотрелся. – Откуда это у тебя, девочка?
– Я упала.
Долан презрительно фыркнул, но Арт наставительно сказал:
– Попытайтесь еще, леди Мэриан, но на этот раз я хочу слышать правду.
Мэриан совсем не нравилось, что с ней обращаются как с ребенком. Но за мрачным лицом Арта крылась неподдельная тревога, и после короткого сопротивления она сдалась:
– Повстречались двое грабителей… – При этих словах даже Долан вскрикнул. – О, все не так плохо, как кажется. Они пытались Украсть лошадь. – Вчера, когда все и произошло, она не была столь Уверенной в себе. – Мне… пришлось… э-э… убить их.
Челюсть Арта отвисла сама собой, руки опустились, а Долан возмущенно осведомился:
– Хочешь сказать, что убила двоих мужчин?
– Ну… не совсем. – Пот собирался крупными каплями на под-бородке Мэриан, и она вытерла его рукавом. – Одного прикончил мерин – лягнул в голову. Ужасно злобный зверь.
– Вор? – простонал Арт.
– Конь.
Долан невольно натянул поводья.
– А другой грабитель?
– Но у меня есть кинжал.
Она вонзила его в грудь негодяя без всяких угрызений совести поскольку грабители «развлекали» ее историями об изнасилованных женщинах и поджаренных заживо младенцах. Они подробно описали судьбу последней жертвы, попавшей им в руки. Они разглядывали Лайонела, гадая вслух, сколько получат за него на невольничьем рынке.
Она не испытывала ни сожалений, ни чувства вины… так почему же внезапно откуда-то, словно издалека, послышался голос Долана: «Она падает»?
Очнувшись, Мэриан обнаружила, что сидит на обочине, а голову кто-то насильно пригнул к коленям.
Когда ее подняли, Мэриан, задыхаясь, прошептала:
– Я не труслива, но, когда вспоминаю, как он обмяк, а голубые глаза застлала серая дымка смерти… просто не в силах…
– Ах, девочка, и мы через это прошли, когда впервые пролили кровь, – со странной добротой утешил Додан, – И большинство так и не смогли привыкнуть к этому. Но есть такие, которым это нравится, и ты, видать, наткнулась на них. Не прикончи ты их, была бы к этому времени уже мертва, а парнишка…
Арт подхватил с земли Лайонела и сжал с такой силой, что малыш начал вырываться.
– Знаю. – Мэриан оперлась локтями на поднятые колени, спрятала лицо в ладонях и нехотя добавила: – Приключения – это совсем не так весело, как я думала.
Последовало долгое молчание, но девушка не смела поднять глаза. Не хотела видеть снисходительные лица, слышать наставления, лекции, как подобает жить порядочной женщине и насколько было бы для нее безопаснее, если она станет сидеть за стенами замка, шить и присматривать за детьми. Все это чушь, просто ей необходимы деньги, еда, мужской костюм и шпага, чтобы как следует защитить Лайонела.
И вчера был момент, когда она многое отдала бы за присутствие Гриффита. Но Гриффит далеко, борется за короля, которого она презирает, а леди Мэриан Уэнтхейвен не зависит и никогда не зависела ни от одного мужчины.
Это признак слабости. Признак дурного влияния на нее Гриффита и еще одна причина держаться от него подальше.
Мэриан осведомилась с притворным равнодушием:
– А с чего это вы гоняетесь за мной?
Странная смесь сочувствия и симпатии на лице Долана мгновенно заставила ее встрепенуться.
– Именно это я и хотел бы знать. Она всего-навсего англичанка, и к тому же глупа.
Слабость Мэриан молниеносно исчезла, сменившись яростью.
– Я не глупа!
Долан уставился на нее:
– И куда ты направляешься?
– В Уэнтхейвен. В дом отца. У вас какие-то возражения?
– Вовсе нет! – Долан начал небрежно ковырять пальцем в зубах. – Только ты едешь по неверной дороге.
– Вовсе нет, – машинально повторила Мэриан, но все же огляделась.
– Ты в добрых тридцати милях от Уэнтхейвена. Неужели не заметила, как миновала Стаффорд?
– Я держалась вдали от городов, – пробормотала Мэриан.
– Мы нашли бы тебя еще вчера, если бы ты получше знала до-рогу, – фыркнул Долан. – Женщина, что с нее взять!
Мэриан поглядела на Арта, но тот кивнул:
– Печально, но правда. Ты заблудилась. – Подняв Лайонела, он снова посадил его в седло. – Но если хотите добраться до Уэнтхейвена, миледи, тогда мы поедем с вами. – И, показав на изрытую колдобинами дорогу, добавил: – После вас.
Мэриан сделала несколько шагов.
– Но почему вы здесь?
– Чтобы выполнить данную мной клятву и свой долг.
Арт играл с ней, пытаясь узнать ее мысли, а она пляшет под его дудку. Прежде всего она показала, что беспокоится о Гриффите, когда должна была выказать безразличие.
– Какой долг?
– Защищать юного Лайонела, конечно. Неужели не помнишь, как заставила меня дать обет?
Она не поверила ему. Впрочем, он и не хотел этого, хотя губы улыбались, брови поднялись, а в глазах было нетерпение.
– Но ты клялся защищать и Гриффита, – угрюмо пробурчала она.
– Гриффит – мужчина и способен защитить себя.
– Но что, если он ранен? – Мэриан поколебалась. – И может нуждаться в тебе.
– Поверь, в этом случае ему захочется увидеть не мою уродливую рожу.
Не в силах отыскать слова, она молча обжигала его взглядом, пока Долан не спросил:
– Собираешься глазеть на нас разинув рот, или отправляемся в дорогу?
– Прямо сейчас, добрый человек! – огрызнулась Мэриан. Но Долан лишь кивнул:
– Женщины! И женские бредни!
– Кто ты такой, чтобы объяснять мне про женские бредни? Ведь ты предал меня!
– Я?! – Долан, показав на себя, качнул головой. – Думаешь за деньги купить мою верность?
– Нет, конечно, но считала, что по крайней мере деньги запечатают тебе рот.
– Возможно, но твои друзья в ярости угрожали мне всяческими карами, если не скажу всего. – Лошадь снова попыталась вырваться, но Долан ударил ее по носу поводьями. – Довольно с меня бродяжничества. Устал шататься по свету. Не позволю снова выбросить меня из Пауэла, особенно из-за такой девчонки, как ты.
Дрожащим от гнева голосом Мэриан процедила:
– Гадкий старикашка!
Долан улыбнулся, и красивые черты исказились злобой.
– Совершенно верно. А ты только что узнала это?
Мэриан, надменно вскинув голову, отошла прочь. За ней последовал Арт с Лайонелом. Долан легко справился с лошадью.
– Где это ты раздобыла такого мерина? – осведомился он.
– Его зовут Джек.
– А следовало бы назвать ослом! И рот у него жестче ослиной задницы! Кроме того, он и собственных блох не свезет, свалится по пути, так что посмотрим, как заставить эту упрямую скотину передвигать ноги.
Он хлопнул коня по крупу, и радостный вопль Лайонела заглушил расстроенный крик Мэриан:
– О нет!
Но Арт положил ей руку на плечо.
– Не волнуйся. Долан последит за парнишкой.
– Долан терпеть не может детей, – раздраженно бросила Мэриан.
– Возможно, – ухмыльнулся Арт.
С опаской наблюдая, как сын со своим новым другом порысили вперед, Мэриан на миг пожалела, что не может к ним присоединиться, стать такой же – веселой, счастливой и беззаботной.
– Что думает Гриффит об амулете?
– Об амулете? – с притворным недоумением переспросил Арт, но тут же сделал вид, будто вспомнил: – А, твой подарок! Камешек и прядь волос. Ну и придумала же ты, девушка!
– Он понял… – Мэриан глубоко вздохнула. – Ему понравилось?
– Конечно. Правда, я не могу говорить за него, во всяком случае, с уверенностью. – Он решительно свел густые брови. – Только он был словно разъяренный медведь, пока я не показал ему мешочек. Да, словно медведь, который только что вылез из берлоги после зимней спячки.
– Не могу поверить, что я осмелилась послать ему это. Такая глупость! Чисто по-женски! – Мэриан ударила кулаком в ладонь. – Но он казался таким обиженным, когда покидал меня, что я не могла не подумать… Он будет сражаться еще храбрее, если получит частицу меня.
– Когда Гриффит увидел камень и локон, как будто это он и ты, он так нежно улыбнулся и поразился, как могла ты придумать и передать такое ясное послание. И был так счастлив думать, что ты дождешься его возвращения.
– Неправда! – Мэриан нерешительно ковыряла носком сапога землю. – Неужели?
– Было бы лучше вообще ничего не посылать, – строго заметил Арт.
– Да, но он не имел права думать, будто читает мои мысли, лишь потому, что в постели ему нет равных.
– И это верно. Упражняется, когда остается один, а за последние два года он частенько бывал в одиночестве.
– Арт! – покраснела от смущения Мэриан. – Ты не должен говорить мне подобные вещи!
– Я усталый, измученный старик и говорю что пожелаю. – Он выпалил это свирепо, яростно, словно его терпению пришел конец. – Ты предала мою дружбу, растоптала доверие, когда умчалась прочь от Гриффита и любви, которую он предлагал тебе.
– У меня на это свои причины, – оправдывалась Мэриан, хотя видя явное осуждение Арта, почему-то не могла припомнить какие. – И они гораздо важнее, чем Гриффит, и я, и все те ничтожные чувства, которые мы испытываем!
– Это ты должна была сказать Гриффиту в лицо, а не убегать так трусливо.
– Я пыталась, но он не захотел слушать.
– Значит, не очень усердно пыталась. А по-моему, чертовски трудно отказаться от любви, не так ли, леди? Особенно когда знаешь, что тоже любишь его.
Мэриан, потрясенная, со свистом втянула воздух.
– Это неправда!
– Увы, девочка, это видно даже слепому. – Арт, загибая пальцы, начал перечислять: – Не спишь по ночам, тревожишься за него, верно? Беспокоишься, правильно ли поступила, верно? Гадаешь, наградил ли он тебя ребенком, и надеешься, что да, верно?
Арт читал ее мысли, что безумно раздражало Мэриан, особенно разговоры о любви. Потому что, если она любила Гриффита… Господь и все святые, она любила Гриффита, и боль, испытанная раньше, ничто по сравнению с раной от сознания, что они окажутся по разные стороны поля битвы.
Как поступит Гриффит? Подчинится королю Генриху и убьет Мэриан и ее сына? Будет равнодушно стоять в стороне и наблюдать, как их казнят? Попытается схватить, когда они будут вне закона?
А если король побежден? Смирится ли она с вестью о смерти Гриффита?
Страх разрывал сердце, и Мэриан невольно прижала руки к животу. – Я не ношу ребенка.
– Прекрасно. Мне было бы больно видеть Гриффита связанным с женщиной, слишком слабой, чтобы любить его, как он того заслуживает. Той, кто выйдет за него из-за растущего живота и потом всю оставшуюся жизнь будет ныть о блестящей жизни при дворе, которой она лишилась. И к тому же родит ребенка, оказавшегося наполовину англичанином, то есть ни тем и ни другим.
Мэриан остановилась как вкопанная посреди дороги.
– Ты посмел?! Сказать мне такое?! Да ты не кто иной, как…
– Слуга? Валлиец? – Арт погрозил скрюченным пальцем. – Да, я слуга и валлиец, но стою двух таких, как ты, моя прекрасная трусливая леди. Стою двух любых женщин, способных отвернуться от человека, подобного Гриффиту. Отбросив его палец, Мэриан объявила:
– Человека, подобного Гриффиту? Да, благородного, честного и порядочного, доброго и справедливого и стыдящегося страсти, которую он питает ко мне, словно позорной болезни. Ты обвиняешь меня в слабости? Согласна, может, я и слаба, но ни за что не поступила бы так, предложи мне Гриффит всего себя. Это стало бы искушением, которому невозможно противиться. Но рисковать спасением души ради человека, который стремится упрятать меня в дальний угол, как ненужную вещь, где может удовлетворять свое желание и одновременно сильной рукой управлять мной и моей жизнью, учить послушанию и покорности?
Арт, на лице которого попеременно отражались облегчение и удивление, пробормотал:
– И это все? – Глядя в небо, он поскреб в щетинистом подбородке и задумался так надолго, что Мэриан съежилась от смущения. Наконец он пришел к какому-то заключению и вновь направился вниз по дороге. – Думаю, миледи, вам нужно кое-что объяснить насчет того безмозглого болвана, который пытается заполучить вас в жены. И, как видно, довольно неумело. Знаешь, как я потерял глаз?
Мэриан не только не знала, но и не хотела знать, однако все же предположила:
– В битве?
– Что-то вроде этого, – признался Арт. – Идите быстрее, ми-леди, кажется, Долан и парнишка успели уехать далеко вперед. Нет, я остался без глаза, когда Гриффит поступил так, как вы, – убежал.
На этот раз все внимание Мэриан было обращено на Арта, хотя ей вовсе не хотелось, чтобы он это заметил.
– Убежал?! Как мог такой могучий рыцарь убежать?!
– Тогда он не был ни рыцарем, ни даже оруженосцем. Просто мальчишкой, непоседливым, озорным и обожавшим отца.
Вспомнив привязанность между сыном и отцом, Мэриан ска-ала:
– Да, хотя, как много раз объяснял лорд Рис, его ошибки были более жестоки.
– Но Гриффит не слушает. Ни тогда, ни сейчас.
– Тогда? Когда?
– Наш замок осадили. Тревор, коварный, как сам дьявол, решил, что ему нравится вид со стен замка Пауэл. И мебель у нас тоже неплохая. – Арт задумчиво взглянул на Мэриан из-под лохматых бровей. – И к тому же питал совершенно неподобающие соседу чувства к леди Энхарад.
Мэриан кивнула, совсем не удивляясь тому, что еще один чина стал рабом леди Энхарад и страстно хотел заполучить ее.
Арт, окончательно войдя в роль рассказчика, продолжал:
– Гриффиту надоело сидеть взаперти, поскольку осада продолжалась много месяцев. Лорд Рис все время раздражался и кричал на юного Гриффита, и тот выбрался из замка потайным ходом.
– Потайным ходом?
– Построенным на случай бегства еще во времена правления Эдуарда. Обычное дело. Снаружи он был заперт, но никто не предполагал, что маленький глупыш захочет выйти из замка. Следить за Гриффитом было моей обязанностью, поэтому я последовал за ним и вежливо попытался уговорить вернуться. – Арт покачал головой. – В то время я сам был моложе и не настолько умен, чтобы приберечь вежливость до того времени, когда мы оба окажемся в безопасности. Поэтому нас взяли в плен, и это злобное чудовище вырвало мне глаз.
Мэриан охнула, но Арт явно наслаждался столь неподдельными чувствами.
– О да! Он хотел, чтобы Гриффит подошел к стенам замка и уговорил отца сдаться. Но тот отказался – решил умереть героем, – и Тревор вырвал мне глаз и убил бы, не притворись я мертвым и не свались нарочно в овраг.
– Нарочно… в овраг? – Мэриан облегченно улыбнулась. – Ты просто разыгрываешь меня.
– Вовсе нет! – оскорбился Арт. – Когда ты в ловушке, а выхода нет, нужно хорошенько оглядеться, и обязательно сообразишь, что делать. Конечно, не обойдется без синяков и шишек, но кто ищет – всегда найдет. Так и получилось, хотя я поплатился глазом… – Мэриан сжалась, и Арт поспешно откашлялся. – Ладно… не важно. Но Тревор хотел ослепить меня, чтобы Гриффит видел мои страдания. Поэтому и приказал развязать, а я, прижимая руку к глазу, спотыкаясь и охая, подбежал к оврагу и бросился вниз, как раз в то мгновение, когда кто-то уже выпустил стрелу из лука, чтобы меня остановить.
– То есть убить?
– Тревора нельзя назвать добрым человеком, и, думаю, он собирался еще немного поразвлечься со мной. Но, когда они подбежали к краю оврага, я постарался притвориться мертвым и лежать неподвижно, поэтому они посчитали, что я сломал себе шею, и, слава Богу, не послали другую стрелу, чтобы в этом убедиться. Поэтому Гриффит сделал, как ему велели, и упросил отца сдать замок. – И, задумчиво вздохнув, добавил: – Неплохой способ окончить осаду.
– Почему?
– Лорд Рис взял с собой большую часть солдат и вышел без леди Энхарад, как и потребовал Тревор. Но тот, войдя в замок, не нашел там ни единой души – леди Энхарад и остальные давно уже сидели в потайном месте и ждали своего часа. Когда Тревор и его люди кончили праздновать – причем разнесли вдребезги все, что могли, и были мертвецки пьяны, – леди Энхарад вывела солдат и наголову разбила врага. – Арт хмыкнул. – Правда, ей было велено открыть ворота лорду Рису и его людям, но леди Энхарад не из тех, кто подчиняется приказаниям.
– Рис рассердился на нее?
– Пришел в бешенство.
– И был зол на Гриффита?
– Нет, не слишком. Особенно когда понял, что Гриффит просто извелся чувством вины. – Сжав ее руку, Арт внезапно шепнул: – Посмотри туда.
Дорогу пересекал ручей, и в его прозрачных водах резвились и плескались великан-пират и черноволосый мальчик. Мэриан улыбнулась, обрадованная, что вновь слышит смех Лайонела, но сердце по-прежнему ныло при мысли о том, как, должно быть, терзался Гриффит, поняв, что из-за него семья потеряла дом и, возможно, мать. Собственно говоря, сердце почему-то пронзило острой болью, но она не осмеливалась спрашивать себя о причинах.
– А Гриффит? – невольно сорвалось с языка Мэриан.
– Мы думали, что все обошлось. Считали, что Гриффит усвоил урок и никакой особой беды не случилось. Но шло время, и стало ясно, что Гриффит вообще больше не желает ничего чувствовать, во всем обвиняя собственное мягкое сердце, и хочет стать человеком-камнем. – Арт кивнул. – Так что ты послала ему подходящий подарок, девочка.
Мэриан обмякла, поняв, каким холодным должен был казаться амулет.
– Он постоянно контролирует себя. Никогда не смеется громко, никогда больше не плачет, никогда не выдает боли, тоски или… любви.
– Но он любит мать и отца!
– Эта любовь безопасна. И совсем не похожа на неудержимое желание. Да, он привык испытывать прохладные чувства, оставляя страсть остальным.
– А жена?
– Прелестная девушка, – пожал плечами Арт, послушная, мы едва заметили, что она умерла.
– Неужели он так ни к кому и не испытывал страсти?
– Напрашиваетесь на комплимент, леди?
– Кроме меня, – нетерпеливо отмахнулась Мэриан.
– Уэльс, – объяснил Арт и, наклонив голову, добавил: – И Генрих Тюдор.
– Да, я и это знаю. Мой главный соперник – английский король.
– Неужели ты хочешь, чтобы Гриффит изменился? Да, во всем, что касается любви к тебе, он похож на перепуганного пятилетнего мальчишку, но, кроме того, еще и справедлив и благороден, настоящий воин и хороший человек и какой-то частью души желает справедливости для своей страны и мира для Англии. Какое право имеешь ты требовать, чтобы он отказался от этого?
Какое право? Право матери, желающей самого лучшего для сына, даже если это означает возврат к бесконечным войнам прошлого.
– Я везу Лайонела в Уэнтхейвен и на этот раз явлюсь туда не в роли просительницы. У меня подарок для отца. – Она подумала о бесценном пергаменте, который хранила у сердца. – Великолепный подарок. Он будет навеки у меня в долгу.
Арт глубоко задумался и, очевидно, все понял.
– Отдаешь Лайонела?
– Да, но не того Лайонела, которого ты знаешь.
– Но и ты не знаешь, что делаешь, отдавая малыша графу. Я даже не пытаюсь притвориться, что разбираюсь в делах особ королевской крови, и, кроме того, понимаю, что тебя и королеву связывает нечто гораздо большее, чем простая дружба, но, если твои планы осуществятся, кому придется плохо? Взгляни на мальчика. Ему нужны лишь безопасность и любящий отец. А если Гриффит потянет за один конец каната, связывающего сердце Лайонела, а ты – за другой, вы оба, несомненно, легко развяжете тугой узел, до которого Гриффит не позволял раньше никому дотрагиваться.
Как легко! Как соблазнительно! О, какое непреодолимое искушение! В устах Арта это звучало наиболее разумным решением. Конечно, Мэриан потеряет что-то. Возможность жить при дворе. Но ведь она делает это не для себя. Совсем не для себя.
– Эй! – внезапно завопил Арт. – Эй, что ты делаешь?
Мэриан, встрепенувшись, проследила за направлением его взгляда.
Сначала ей показалось, что это Долан наклонился над ребенком, и Арт непонятно с чего встревожился. Но тут Мэриан поняла, что перед ней – чужак.
Где же Долан?
Мэриан побежала за Артом.
– Оставь его в покое! – истерически вскрикнула она, видя, что незнакомец схватил мальчика. – Убирайся!
Но Арт успел прежде нее, и Мэриан увидела сверкающую радугу – лезвие меча, со свистом рассекающее воздух.
– Нет! – завопила Мэриан и врезалась в мужчину и Лайонела, сбив обоих с ног. Мальчик закричал от страха и боли, но меч выпал из рук врага. Она начала молотить его кулаками, но руки опустились сами собой, когда мужчина повернул лицо и она узнала его.
Харботтл.
Мэриан была так потрясена, что невольно оцепенела, а когда опомнилась и подняла руку, удар кулака поверг ее… нет, не в обморок… но глаза застлала тьма, а в ушах зазвенело. Харботтл схватился за меч, но тут на него налетел Арт, и мужчины покатились по земле.
Мэриан собралась с силами, подползла к ребенку и с трудом пробормотала:
– Он сделал тебе больно? – Она откинула волосы со лба сына, и его всхлипывания утихли. Немного ободренная, она с трудом поднялась на ноги и взяла его за руку: – Пойдем.
Слишком поздно. Харботтл выхватил у нее Лайонела и побежал. Мэриан пошатнулась и снова упала, вскочила и помчалась за ними в лес, выкрикивая имя Лайонела и слыша, как вопли замирают в отдалений. Она вырвалась на поляну как раз вовремя, чтобы увидеть Харботтла, скачущего галопом на хорошей лошади, молодой, здоровой и быстрой.
Но она не могла продолжать преследование – слишком ныло избитое тело, и девушка, сраженная болью и усталостью, рухнула на землю. Но тут же медленно приподнялась, заставила себя встать. И | так же медленно побрела обратно по дороге, только чтобы наткнуться на окровавленное тело Арта, наполовину скрытое водой ручья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наперекор всем - Додд Кристина



Неплохо но затянуто, кое-где приходилось перечитывать, теряла нить рассказа. rnБольше понравились отношения отца и матери главного героя, чем главных героев. Как-то так. Вообще почитать можно на один раз
Наперекор всем - Додд КристинаАни
29.08.2012, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100