Читать онлайн Мой верный рыцарь, автора - Додд Кристина, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой верный рыцарь - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.7 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой верный рыцарь - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой верный рыцарь - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Мой верный рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Я никогда не забуду выражения лица сэра Уолтера, когда он услышал, что леди Элисон привезла в Джордж Кросс сэра Дэвида Рэдклиффа.
Мы, сквайры, занимались в тот день учебным боем. Хью был уже почти взрослый и владел оружием не хуже любого рыцаря. Сэр Уолтер им хвастался, и лорды со всей округи съезжались посмотреть, как он дерется, и старались переманить его у леди Элисон. Хью выжидал, зная, что леди Элисон не поскупится, когда придет время.
Эндрю было семнадцать, и в моих глазах он выглядел куда менее важным. А Дженнингсу было всего четырнадцать. Он был немногим старше меня, но никогда не позволял мне {об этом забывать. Хью и Эндрю дрались под неусыпным наблюдением сэра Уолтера, а мы с Дженнингсом рубились деревянными мечами, и мне от него здорово доставалось.
Схватив за руку, сэр Уолтер отчитывал пеня за какую-то глупость, когда один из его деревенских приспешников вбежал с криком, что миледи вернулась. Сэр Уолтер отшвырнул меня.
– Вернулась, вот как? – сказал он. – Давно пора.
Парень, всю дорогу из деревни пробежавший бегом, прислонился к воротам и никак не мог отдышаться, но он все-таки добавил:
– Да, сэр Уолтер, и с ней рыцарь.
Сэр Уолтер, вероятно, ожидал чего-то в этом роде. Схватив холуя за ворот, он потребовал:
– Говори, ну!
– Сэр Дэвид Рэдклифф.
Больше ему не удалось ничего сказать. Сэр Уолтер отшвырнул его еще дальше, чем меня, и с еще большей злобой. Я бы сбежал от одного его взгляда, но я уже и так бежал к воротам замка, чтобы увидеть легенду.
Я вскарабкался на высокий дуб посредине двора. Прямо перед собой я видел подъемный мост и за ним дорогу, ведущую вниз по склону холма к деревне. Так я впервые увидел сэра Дэвида Рэдклиффа.
На расстоянии он казался именно таким, каким одиннадцатилетний мальчишка представляет себе героя. Высокий и широкоплечий, он ехал на белом коне, которого, как мне было известно, звали Луи. Когда он подъехал ближе, мое уважение к нему еще больше возросло, потому что он явно не считался ни с чьим мнением. Он сидел в седле сгорбившись. Щеки его были грязны и покрыты темной щетиной. Он выпятил нижнюю губу, как это делал я, когда миледи велела мне мыться.
Когда сэр Уолтер выступил на середину подъемного моста, поведение моего героя не изменилось.
Я с нетерпением ожидал неминуемого столкновения.
* * *
При виде взбешенного сэра Уолтера Элисон подумала, что ей, пожалуй, следовало предупредить его о своих намерениях. Но, уезжая, она не знала, застанет ли его, когда вернется, и удастся ли ей найти и нанять сэра Дэвида. Если бы она заранее посвятила его в свой замысел, он мог бы уйти еще до ее возвращения, а он был нужен ей, чтобы охранять замок во время ее отсутствия.
Что ж, теперь ей придется расплатиться за свое молчание.
– Сэр Уолтер, – обратилась она к нему, – все ли в порядке в замке?
– Разумеется, – резко отвечал он, не сводя мрачного взгляда с Дэвида. – Я всегда исполняю свои обязанности.
Дэвид, казалось, не замечал его враждебности. Он все еще дулся, а его конь – Элисон еще не встречала такого умного животного – усвоил ту же манеру. Опустив голову и виляя задом, он тяжело ступал по мосту, как старая рабочая лошадь.
Элисон, конечно, хотела знать, не случилось ли еще каких происшествий. Но сэр Уолтер намеренно не желал ее понимать. Спросить его прямо она не решалась. Как она могла это сделать, не посвящая сэра Дэвида в обстоятельства дела? Она знала, что сэр Уолтер считает нападения, которым она подверглась, справедливым наказанием за ее безрассудный поступок, и она не могла рассказать об этом Дэвиду, боясь, что он повернется и уедет, а он был ей нужен. Еще один взгляд, брошенный на сэра Уолтера, подтвердил, что Дэвид был ей необходим и необходим именно теперь.
Когда Элисон представила его, Дэвид ничего не сказал, а сэр Уолтер выпрямился, стараясь казаться еще выше ростом.
– Сэр Дэвид, ваша репутация опередила вас.
– Так всегда бывает. Вы долго собираетесь стоять на дороге или, может быть, пропустите вашу госпожу?
Элисон затаила дыхание. Значит, Дэвид понял немой вызов.
Может быть, он не придал ему значения, не сочтя сэра Уолтера серьезным противником? А может, у него был свой план?
Она снова взглянула на мрачного всадника и понурого коня. Нет, не могло у него быть никакого плана.
Луи двинулся вперед, очевидно, по собственной инициативе. Массивный конь наступал, и сэр Уолтер отступил. Все это было проделано очень быстро, очень спокойно, очень нарочито. Ей ничего не оставалось делать, как последовать за ними.
Во дворе замка ее приветствовали громкими криками. От пруда прибежали вымазанные в грязи дети. Половшие в саду женщины, разогнув усталые спины, махали ей. В дверях сыроварни появились молочницы, а ее сокольничий, высоко подняв руку, показывал вновь прирученного сокола.
Как хорошо дома! До чего отрадно видеть, что люди рады ее благополучному возвращению!
Дэвид уверенно подъехал к сторожке у ворот внутреннего двора. Вместе со своим именем Элисон услышала возгласы:
– Дэвид! Сэр Дэвид Рэдклифф!
Он небрежно поднял руку, приветствуя столпившихся на стене стражников. От окрика сэра Уолтера они разбежались. Дэвида это не смутило. Он подождал, пока Элисон поравнялась с ним, и они вместе въехали во внутренний двор. Сэр Уолтер поспешил вслед за ними. Он был смотрителем замка и правой рукой Элисон, и вдруг в мгновение ока и без единого слова его положение изменилось.
Должно быть, этот человек мог стать легендой еще и потому, что умел сразу понять и оценить ситуацию, думала Элисон.
В центре внутреннего двора возвышалась трехэтажная главная башня замка. Внизу не было видно ни окон, ни дверей, но наверху из узеньких проемов свешивались служанки. Они толпились и на деревянной лестнице, которая вела наверх. На площадке, сложив руки у пояса, стояла ожидавшая свою госпожу Эдлин.
Довольная спокойным достоинством своей воспитанницы, Элисон одобрительно улыбнулась ей, и Эдлин просияла. Из кухни с вилкой в руке, размахивая ощипанным гусем, выглянула кухарка. Элисон кивнула ей, и та широко улыбнулась. Она знала вкусы хозяйки. Пекарь открыл заслонку печи и деревянной лопаткой достал благоухающий свежий хлеб. Опустившись на одно колено, он подал его Элисон, и даже на расстоянии она ощутила любимый ею запах корицы. У себя за спиной Элисон услышала приглушенное восклицание:
– Помилуй Бог, вот это богатство!
Она хотела оставить его без внимания и была твердо намерена так поступить, но вместо этого грациозно обернулась к Дэвиду.
– Вы не первый, кто так считает, – сказала она негромко.
– Я думаю. – Дэвид посмотрел себе на руки. – В Рэдклиффе мы режем гуся, только когда кто-нибудь нездоров или болен сам гусь.
Ей хотелось рассмеяться, но она не была уверена, что это шутка. Могущественный сэр Дэвид был поражен и смущен. Оглянувшись еще раз вокруг, она взглянула на свой дом его глазами. В стенах замка было все необходимое для жизни. Посередине внутреннего двора был колодец. В кладовых хранилось достаточно запасов, чтобы пережить шестимесячную осаду. Это богатство принадлежало ей от рождения, но ее учили быть великодушной к тем, кого судьба не одарила так щедро. Был ли сэр Дэвид из их числа? У него не было такого богатства, как у нее, но он был мужчина.
Мужчины повелевают всем: владеют землей, принуждают к повиновению своих дочерей, имеют право избивать своих жен.
Дэвид был только мелким землевладельцем, пострадавшим от засухи. В ней, Элисон, он видел способ поправить свои дела. Она знала, что его прельщают ее деньги, но ничего, уж кто-кто, а она умела отвадить назойливых кавалеров. Со всей любезностью, на какую была способна, она сказала:
– После ванны можете съесть целого гуся, если захотите.
Он поднял на нее глаза. У него карие глаза, вдруг заметила она. Карие глаза, цвета коры старого дуба, а каштановые волосы настолько темные, что нити седины блестят в них серебром. Лицо загорелое, повидавшее много зла и слишком мало добра. Какое-то мгновение он смотрел на нее так, словно она была злополучной гусыней, предназначенной на убой.
Может, ей не следовало доверять ему свой замок?
Разве она сказала это вслух? Наверное, нет, он просто прочел ее мысли.
– Нет, миледи, передумывать поздно. – Тут выражение его лица изменилось, стало озорным и чуть-чуть печальным. – Я припомню ваше обещание и съем целого гуся.
Она была в нем уверена, но довольно было лишь одного его взгляда, открывшего душу, чтобы ее бросило в дрожь. Может, ей следовало помнить, что начинал он бедным рыцарем, а теперь у него была и собственность, и слава. Любой мужчина бы этим гордился. Она осторожно взглянула на него еще раз.
Вид у него был далеко не довольный.
Но она должна исполнить свой долг. Ее положение хозяйки требовало соблюдения законов гостеприимства. Этого от нее ожидали окружающие. Она сама ожидала этого от себя, и у нее не было повода отказать ему.
Она приняла хлеб, завернутый в полотно, и поблагодарила пекаря.
В конце концов, Дэвид польстился только на ее домашнюю птицу, а не на ее угодья. Она разломила хлеб и откусила кусок. Он следил за ней с жадным любопытством. Она торопливо прожевала хлеб и слизнула крошку с губы. Он шумно вздохнул. Должно быть, он очень голоден.
Она поспешно передала ему хлеб.
– Разделите со мной этот хлеб, – проговорила она традиционные слова приветствия. – Да будет ваше присутствие во благо этому дому.
– Повинуюсь вам, миледи. – Дэвид повернул к себе ломоть той стороной, от которой она откусила, и вцепился в него зубами, как голодный волк в теплую овечью плоть.
Что он хотел сказать этим жестом? Или прежние опасения будоражили ее воображение?
Дэвид передал хлеб сэру Уолтеру, как будто не замечая ее волнения.
Сэр Уолтер тоже отломил и съел кусок хлеба, хотя по выражению его лица можно было подумать, что тесто было прогорклым. После этого хлеб исчез, но она знала, что его будут передавать из рук в руки, пока не съедят последнюю крошку.
Чуть позже на плечах одного из самых сильных мужчин прибыл из подвала бочонок пива. Первую кружку опять подали Элисон.
– Это последнее, что я варила, – сказала Элисон пивоварщица. – И дух у него отличный.
Элисон выпила кружку до дна.
– Это одно из лучших, что ты готовила, – подтвердила она.
Седая женщина подмигнула ей, а потом, снова наполнив кружку, подала ее Дэвиду. Ему она подмигнула более откровенно, и он ответил ей тем же с улыбкой, которая расплавила бы и железо. Слуги, стоявшие вокруг, почтительно следили за каждым его глотком. Элисон не знала, смеяться ей или сердиться. Сэр Уолтер лучше разбирался в своих чувствах. Он снял кружку у себя с пояса и налил в нее пива, только чтобы не пить после Дэвида. Все заметили этот жест, но забыли о нем в последовавшей за этим драке из-за того, что все захотели пить из одной кружки с Дэвидом.
Элисон решила, что настал удобный момент скрыться. Но она тут же оказалась лицом к лицу с сэром Уолтером. Она всегда умела разрядить любую ситуацию, но на этот раз у нее не нашлось слов. Она ожидала, пока он заговорит. Он свирепо уставился на нее. Она повернулась, чтобы уйти, но он схватил ее за руку.
– Зачем вы привезли его сюда? – Он поднял руки, как будто желая взять ее за плечи и встряхнуть хорошенько. – Чем я заслужил ваше презрение?
Она старалась сохранить бесстрастное выражение.
– Я вас очень уважаю. Мы много лет вместе поддерживали порядок в Джордж Кроссе и вершили правосудие.
– Вы здесь госпожа. – Он глубоко дышал, ноздри его трепетали. – Вы выносите приговоры, а я их исполняю. Вы платите мне зато, что меня ненавидят.
Он говорил правду. Все в замке знали, чью волю он творит, но предпочитали изливать свой гнев на него, а не на любимую госпожу.
– Если на меня были жалобы, – продолжал он, – я могу изменить свое отношение. Я буду более снисходителен к их проступкам.
Она знала, что в ее отсутствие он управляет в замке железной рукой. Об этом свидетельствовал восторженный прием, который всегда оказывали ей по возвращении. Теперь ей пришло в голову, что ему не нравился ее такт, ее предусмотрительность и доброта. Его открытая враждебность заставила ее о многом задуматься.
– Никто на вас не жаловался.
– Тогда почему…
К ним подошел Дэвид, размякший после выпитого пива.
– Миледи, вы мне обещали ванну.
Сэр Уолтер издал какое-то рычание, как собака, которая вот-вот кинется на противника.
– Да, в самом деле, – Элисон взглянула на сэра Уолтера. – С вашего позволения…
– Нет! – Он снова хотел схватить ее за руку и при этом толкнул Дэвида в спину.
Не заметив удара, Дэвид каким-то образом оказался между ними. Положив руку на плечо леди Элисон, он двинулся с нею к башне.
– Ваше гостеприимство, миледи, выше всяких похвал. Даже купание под вашим наблюдением может быть в удовольствие.
– Миледи, – настаивал сэр Уолтер, – мне необходимо поговорить с вами.
– Тогда пойдем, – сказал Дэвид. – Сначала миледи нужно распорядиться насчет ванны. – Он взглянул на небо и протянул руку. – Я полагаю, нам лучше зайти под крышу, потому что начинается дождь.
Он едва мог удержаться от смеха, когда сур Уолтер зашипел от негодования. Дэвид встречал таких людей раньше. Людей, которые так долго занимали свое место, что не мыслили с ним расстаться ни при каких обстоятельствах. Дэвида удивляло, что леди Элисон это допустила, но несомненно, такая ситуация складывалась постепенно, незаметно для нее. Во всяком случае, теперь она приняла меры, чтобы изменить ее, и он подумал, что начинает понимать, зачем она наняла его.
Если кто-то здесь стрелял из лука, это мог быть и сэр Уолтер. Дэвид оглянулся на надувшегося как индюк малорослого человечка. Не очень-то он был похож на злоумышленника. Потом он посмотрел на леди Элисон. Не похоже, чтобы она заблуждалась насчет своего управляющего.
Прислужницы на лестнице приветствовали любимую госпожу реверансами. Их уважение к ней доходило до благоговения, а дуру так бы уважать не стали.
Благородная девица, стоявшая на верху лестницы, тоже сделала реверанс, а потом бросилась обнимать Элисон, как будто ни минуты больше не могла без нее прожить. Элисон погладила ее по голове, быстро, но ласково, а потом оттолкнула.
– Выпрямитесь, леди Эдлин, и позвольте мне представить вас сэру Дэвиду Рэдклиффу.
Дэвид приготовился выдержать еще один приступ обожания, но Эдлин никак не реагировала на его имя. Он усмехнулся собственному тщеславию и понял, что она была слишком молода, чтобы слышать о его подвигах.
– Добро пожаловать в Джордж Кросс, мой добрый сэр, – сказала она.
Ее учтивая манера, видимо, понравилась Элисон, потому что она снова быстро погладила ее по голове.
– Где Филиппа? – спросила она.
– Кормит ребенка, – отвечала Эдлин.
Повернувшись к Дэвиду, Элисон сказала:
– Филиппа – моя личная прислужница.
Такое объяснение его несколько удивило.
А ему-то какое дело? Потом они вошли в башню, и Дэвид уже не думал больше ни о чем, как только о грандиозных размерах этого здания. Лестничные марши уходили вверх в темноту. По дуновению свежего ветерка он понял, что лестницы вели на крышу, где караулили стражники. Снизу, из погребков, доносился запах прелого дерева и трав. Узкий проход вел в большой холл.
– Ну и громадина, – пробормотал Дэвид, пытаясь охватить его взглядом.
Высокие опоры упирались в потолок, где причудливой аркой сплетались дубовые брусья. Узкие окна еще пропускали внутрь золотистые полоски предзакатного солнечного света, а по стенам уже дымились факелы. Скамьи и кресла теснились у двух огромных очагов в противоположных концах холла. Гудевшее в них пламя согревало холодные камни, но на выбеленных стенах не было и следа копоти. Куда же девался дым? Он подошел ближе и понял, что каменный навес над камином поглощал дым и отводил его в трубу.
– Невероятно, – проговорил он, притрагиваясь к навесу пальцем.
Элисон наблюдала за ним, и он знал, что от нее не скрылись его изумление и восхищение. Ну и пусть! Он не таил свои чувства, как скряга золотые слитки.
– Леди Элисон!
Элисон стремительно обернулась на голос, раздавшийся с другого конца холла.
– Филиппа, я вернулась. – Она подошла к скамье у огня, где в теплом углу сидела полная улыбающаяся женщина с ребенком у груди.
Дэвид подошел к огню и протянул к нему руки, делая вид, что греется.
– Вы невредимы?
Элисон сбросила плащ.
– Как видишь, цела и невредима и все еще не замужем. – Нагнувшись, она обняла женщину. – Но у меня есть кое-что тебе рассказать.
– Осторожно! – Филиппа потянула Элисон на скамью рядом с собой.
– Не раздави Хейзел!
Элисон взглянула на ребенка. Выпустив изо рта сосок, ребенок улыбнулся.
Дэвид смотрел во все глаза. Эта улыбка не могла не растопить даже холодность Элисон.
– Сэр Дэвид, – разгневанный сэр Уолтер схватил его за рукав. – Я хочу поговорить с вами.
Ловким быстрым движением Дэвид высвободил свою руку.
– Непременно. – Он повернулся к нему спиной. – Попозже. – Сначала он посмотрит, как Элисон выдержит это испытание детской лаской.
Она не ответила ребенку улыбкой. Впервые, с тех пор как он ее встретил, она выглядела смущенной, неуверенной в себе. Склонив голову набок, она смотрела в большие детские глаза.
– Что ей нужно?
Филиппа рассмеялась.
– Ей ничего не нужно. – Устроив Хейзел поудобнее у себя на коленях, она подтолкнула локтем Элисон. – Улыбнитесь ей!
– Сэр Дэвид! – Выступив вперед, сэр Уолтер оказался между ним и женщинами. Его голос срывался от гнева.
«Глупец», – подумал Дэвид, наклоняясь, чтобы увидеть женщин. Если им суждено быть врагами, лучше бы сэру Уолтеру попридержать свое раздражение. Подумать только! Элисон действительно улыбалась.
Но что это была за улыбка! Малышке Хейзел это удавалось гораздо лучше. Губы Элисон дрогнули; будь она младенцем, он бы решил, что у нее разболелся живот.
Потом, словно боясь, что за ней наблюдают, она виновато взглянула в его сторону. Обернувшись к сэру Уолтеру, он пытался сделать вид, что поглощен разговором с ним.
– Мы станем работать вместе, – заверил он.
– Вы не понимаете, – возразил сэр Уолтер, – я здесь главный рыцарь и управляющий.
Дэвид примирительно кивнул и заметил не вполне убедительно:
– Да, да. Это сразу видно. – Он осторожно взглянул через плечо сэра Уолтера. Элисон снова повернулась к Филиппе. Дэвид подвинулся к ним поближе. Сэр Уолтер попытался задержать его, но Дэвид его оттолкнул.
Филиппа с материнской гордостью опытными руками оправляла Хейзел.
– Ест сколько захочет и знает меру, – похвасталась она.
– Мы должны поговорить, – продолжал сэр Уолтер, – и без женщин.
Протянув ребенка и полотенце Элисон, Филиппа попросила:
– Подержите ее, мне нужно познакомиться с ним. – Дэвид понял, что она следила за его маневрами с того момента, как он вошел. – Ведь это он?
После долгой возни Элисон ухитрилась, наконец, накрыть плечо полотенцем и взять ребенка на руки. Но она держала девочку так неумело и похлопывала ее по спинке так неуверенно, что та напряглась всем тельцем и никак не могла срыгнуть.
Раздраженный ее неловкостью, Дэвид выступил вперед.
– Ну-ка, дайте ее мне. – Он взял ребенка из потных рук Элисон. Филиппа потянулась было за ней, но Дэвид прислонил девочку к плечу, похлопал ее по спине и, вздернув подбородок, вызывающе взглянул на встревоженную мать.
Филиппа зорко следила за ним, но потом облегченно вздохнула:
– Видно, что вам случалось этим заниматься. Дайте ему полотенце, Элисон, а не то он пропахнет кислым молоком.
– Не в первый раз. – Дэвид протянул руку, и Элисон без колебаний вложила в нее полотенце.
По-прежнему наблюдая за ним, Филиппа заметила:
– Леди Элисон придется когда-нибудь научиться.
Подсовывая полотенце под подбородок Хейзел, Дэвид усмехнулся:
– Она научится на своих собственных детях.
– Если они у нее когда-нибудь появятся, в чем я начинаю сомневаться. Во всяком случае, у нее столько прислужниц, что у нее не будет необходимости и прикасаться к ребенку.
– Может, вы и правы. – Немного озадаченный тем, что Элисон позволяла своей прислужнице так свободно высказываться, Дэвид потирал спинку ребенка, пока девочка не срыгнула. Поглядев в довольное маленькое личико, он ласково сказал:
– А теперь лучше иди обратно к леди Элисон.
Элисон поднялась со скамьи.
– Нет, не давайте ее мне теперь. Я должна приготовить ванну.
Очевидно, сэр Уолтер отчаялся привлечь внимание Дэвида, потому что он воззвал к Элисон:
– Мы должны поговорить.
– Конечно, – милостиво кивнула ему Элисон. – Эдлин! – позвала она.
– Миледи? – Эдлин подбежала к ней, порозовев от удовольствия, что ее позвали.
– Приготовь ванну для нашего гостя в голубой комнате. Нам потребуется самая большая лохань. – Взглянув на Дэвида, она отошла в сторону, но он все равно услышал ее слова. – Принеси ножницы, я подстригу ему волосы.
Он дотронулся пальцами до длинных прядей, падающих ему на плечи.
– И я думаю, майоран и эвкалиптовое масло отобьют сколько-нибудь это зловоние.
– А разве от меня дурно пахнет? – удивленно спросил он Филиппу.
Ему показалось, что она вот-вот рассмеется. У глаз ее появились морщинки, губы дрогнули. Но он нисколько не обиделся. У этой славной женщины и смех должен быть добродушным и заразительным.
Но она сдержалась с видимым усилием.
– У миледи чувствительное обоняние, а от вас уж очень сильно пахнет… мужчиной.
Он был уверен, что она не то хотела сказать. Уж не Элисон ли подавила в ней природный юмор? Он взглянул на Элисон, отдававшую распоряжения Эдлин. Если, пока он здесь, ему не удастся сделать ничего другого, то он, по крайней мере, научит Элисон смеяться и даст возможность ее слугам тоже посмеяться на свободе.
Филиппа осторожно, как из лап дикого зверя, взяла у него из рук ребенка.
– Я ее перепеленаю, – сказала она. – Вы и есть сэр Дэвид Рэдклифф?
Он стоял неподвижно и старался принять самый смиренный вид.
– Да.
– Легендарный наемник?
Некоторые, слыша его имя и зная о его репутации, думали, что он непременно должен быть свирепым и жестоким. Видимо, эта женщина была из их числа. Он мягко сказал:
– Да, я наемник, но моя слава, быть может, преувеличена.
– Надеюсь, что нет, – с чувством сказала она и вдруг, побледнев, отступила. Дыхание ее стало прерывистым, она выглядела так, словно была готова броситься бежать. Ребенок, почувствовав тревогу матери, пронзительно закричал. Филиппа машинально поглаживала его, настороженность затмила в ней на какое-то время материнский инстинкт. – Нам нужно, чтобы вы защитили леди Элисон. Если что-нибудь случится с ней…
– Филиппа! – Голос Элисон стал неожиданно резок. – Ступай перепеленай ребенка и возвращайся к своим обязанностям.
Несколько секунд Филиппа смотрела на Элисон в изумлении.
– Слушаю, миледи, – сказала она и сделала неловкий реверанс, ребенок мешал ей. – Я только хотела…
– Меня не интересует, что ты хотела. Помни свое место. Ты не смеешь разговаривать с сэром Дэвидом, да еще так фамильярно.
Элисон говорила спокойно, но Филиппа побледнела. Слезы подступили к ее глазам, и она схватила руку Элисон.
– Я знаю. Это все моя глупость, но я боюсь за вас. Мне следовало бы…
– Единственное, что тебе следует, это заниматься своим делом. Ступай.
Филиппа поспешила удалиться, как провинившаяся собачонка, и Дэвида вновь охватила неприязнь к Элисон. Филиппа казалась ему настоящей женщиной, в первую очередь матерью и доброй ко всем, но что-то сломило ее дух. Он взглянул на Элисон. Да, хотел бы он проучить ее как следует.
– Пример Филиппы лишний раз доказывает, что женщин надо бить, – зло сказал сэр Уолтер.
– Это жестоко, – невольно сорвалось у Дэвида.
Элисон стояла неподвижно, словно закованная в ледяной панцирь. Она медленно повернула голову к сэру Уолтеру, и что-то в ее манере заставило его попятиться.
– Чтобы я никогда от вас больше ничего подобного не слышала, – сказала она не терпящим возражений тоном.
– Если бы вы только послушались меня…
– Я не нахожу нужным следовать вашим советам.
Сэр Уолтер хотел заговорить, но леди Элисон остановила его движением руки:
– Я не желаю вас слушать. Черт бы побрал всю эту таинственность!
Дэвид чувствовал, что здесь что-то не так, но не мог понять, что. Быть может, сэр Уолтер бил Филиппу? Или он бил свою жену? А была ли у него жена? Не из-за сэра ли Уолтера Элисон отказывалась выходить замуж? Быть может, он ее любовник и они поссорились? Дэвид сказал ей, что не станет встревать между мужем и женой, но если она взяла себе в любовники сэра Уолтера, он вмешается в это дело. Он откажется от своего плана постепенно завоевать ее расположение и просто похитит ее. Сэру Уолтеру против него не выстоять.
– Вы слышали, что я сказала, сэр Уолтер?
Ее холодный голос прервал его размышления. Довольно фантазий! Теперь он будет верить только своим глазам и ушам.
– Прошу прощения, миледи. – Сэр Уолтер поклонился с видом искреннего раскаяния.
Но раскаивался ли он в том, что сказал глупость, или в том, что прогневал свою госпожу? И почему он настаивал на такой жестокости, когда его госпожа, сама – женщина, должна была счесть это за оскорбление?
– Еще одна такая выходка, и вам придется искать себе другое место, которое вам будет больше по вкусу.
Могла ли какая-нибудь женщина так говорить с возлюбленным? Разумеется, нет. Даже леди Элисон не могла относиться с таким презрением к человеку, с которым у нее была близость.
Дэвид перевел взгляд с низенького коренастого краснощекого сэра Уолтера на высокую, невозмутимо холодную леди Элисон. Нет, он с ней не спал.
Но она была отнюдь не бесчувственна, теперь это было ему известно. Ее лицо оставалось бесстрастным, ее поза не изменялась, но в глубине ее серых глаз таилась душа, и в эту душу он проникнет, даже если ему придется шпионить, лукавить, заручиться поддержкой ее людей, он овладеет самим сердцем гордой и холодной владычицы Джордж Кросса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой верный рыцарь - Додд Кристина

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425

Ваши комментарии
к роману Мой верный рыцарь - Додд Кристина


Комментарии к роману "Мой верный рыцарь - Додд Кристина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100