Читать онлайн Босоногая принцесса, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Босоногая принцесса - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.46 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Босоногая принцесса - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Босоногая принцесса - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Босоногая принцесса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

За окнами неожиданно пролился весенний дождь. Ветер гремел ставнями. Но в погребе было довольно тепло от печурки, в которой горела небольшая кучка угля. Сальная свечка слабо освещала шахматную доску. Мисс Викторина занималась рукоделием при свете масляной лампы. От свечки и от лампы дух в подвале был не слишком приятным.
Джермин увидел, что к нему, соблазнительно покачивая бедрами, направляется Эми, на ходу сбрасывая одежду. Перешагнув через юбку и оставшись в одной нижней сорочке, она призывно ему улыбнулась. Твердые соски натянули сорочку и были видны сквозь тонкий шелк, возбуждая в нем желание…
Его фантазии прервал неприятный голос Эми:
– Милорд, вы пялитесь на доску уже целых пять минут. Может, вы хотите, чтобы я сделала ваш ход за вас?
Он вздрогнул словно мальчишка, которого застали с банкой варенья. Хлипкий стул под ним жалобно заскрипел.
– Эми, ты должна быть немного более терпимой к его светлости, – пожурила ее мисс Викторина. – Он провел весь день в кандалах, и, вероятно, скоро зарычит, как лев.
– Скорее как маленький злобный барсук, – пробормотала Эми.
Джермин посмотрел на нее через стол. Они сидели за столом друг против друга. Ее лицо выражало крайнюю степень недовольства, а в глазах вспыхивало раздражение.
Она вела себя так, что мечтать о ней было невероятно трудно. Если бы она хотя бы однажды дала ему повод помечтать – бросила бы на него кокетливый взгляд или улыбнулась бы, что ли.
– Завтра, когда принесут выкуп и его можно будет освободить, он почувствует себя лучше, – с безмятежным видом сказала мисс Викторина.
– Завтра? – На секунду он забыл об Эми и о ее упорном нежелании идти навстречу его прихотям. – Вы уверены, что это произойдет завтра?
– Если ваш дядя поступит так, как указано в записке, выкуп принесут завтра, и тогда мы вас освободим. – Эми улыбнулась ему, видимо, в предвкушении.
Ей нравится подавлять его, думал Джермин. Ей, наверное, нравится, когда мужчины вскакивают, чтобы исполнить ее желание. Она не была ни милой, ни хорошенькой, в том смысле, какими были женщины, которые ему нравились. Она была умна, остра на язык, угловата – с острыми локтями и выпирающими ключицами, а не с полными покатыми плечами. Ее лицо было скорее красивым, чем хорошеньким, и она редко улыбалась.
Сейчас она улыбнулась, потому что посмотрела на мисс Викторину.
Она, по всей вероятности, ошибалась, думая, что может потребовать за него выкуп, но ее искренняя любовь к старой леди не подлежала сомнению. Сомнению также не подлежала ужасающая бедность мисс Викторины.
Джермин тоже взглянул на фигуру в кресле-качалке. Пожелтевший чепец покрывал седые волосы мисс Викторины. Он узнал шаль, укутывающую ее плечи, – он восхищался ее узором еще в те времена, когда был подростком. Сейчас бахромы почти не осталось. Она куталась в шаль, как будто ей было холодно. Тем не менее, когда он потребовал, чтобы Эми подбросила в печку угля, мисс Викторина замахала руками и заявила, что ей совсем не холодно. Ее искривленные пальцы так и летали над рукоделием.
Вышитая бисером полоска кружев увеличивалась именно с той скоростью, о которой говорила Эми.
В одном Эми была права. Дядя Харрисон оказался поразительно равнодушным к невзгодам мисс Викторины, и это навело Джермина на мысль, что дядя, возможно, был нерадив и в чем-то другом. Джермин должен был более строго следить за тем, что делается в его владениях. Если дядя Харрисон и вправду был столь небрежен по отношению к людям, живущим на земле Нортклифов, Джермин мог бы по крайней мере простить Эми ее неприязнь к нему, хотя свое похищение он вряд ли мог расценивать как разумное предприятие.
…Он поцеловал ее в губы, которые улыбались ему. Она просила у него прощения, а он просунул руку…
Ослепленный похотью, он пошел конем.
– Милорд, это был неосторожный ход, и я прошу… о! – Она склонилась над доской. – Я не сразу разглядела вашу стратегию. Умно, ничего не скажешь. Позвольте мне продумать следующий ход.
Он умен? Вот как! Возможно, та разгульная жизнь, которую он вел, не лишила его ума окончательно.
Откуда ему в голову пришла эта мысль?
Джермин глянул на Эми. Незачем и спрашивать. Всего за один день благодаря Эми у него появилось столько идей. Это, должно быть, под ее влиянием. Он давно подозревал, что пренебрегает своими обязанностями сеньора.
– А каким образом я буду освобожден? – Он надеялся, что они придумали глупый план. Это позволит ему почувствовать свое превосходство.
– Когда мы с мисс Викториной отсюда уйдем… – начала Эми.
– Вы убежите? – поддразнил он ее.
– Да, это будет лучше, чем дожидаться, пока вы отдадите приказ, чтобы нас забили до смерти. – Она решила убить его своей логикой и своим сарказмом.
– Я не могу себе представить, что он прикажет сделать именно это, дорогая. – Мисс Викторина нахмурила лоб. – По-моему, этот способ вышел из моды с появлением дыбы. Лорду Нортклифу придется довольствоваться тем, что нас вздернут на виселице.
– Это правда, милорд? – Эми рассмеялась ему прямо в лицо.
Кто была эта строптивая девушка с ее еле уловимым акцентом и острым язычком?
Он наконец обратил внимание на шахматную доску. Но все же не удержался и сказал мрачным голосом, в котором был косвенный намек:
– Припоминаю, что имеются и другие способы убить женщину.
Эми прикусила нижнюю губу и посмотрела на него так, словно не совсем поняла.
Неужели она на самом деле такая наивная? Или непревзойденная актриса?
Между тем мисс Викторина, эта вечная старая дева работала как ни в чем не бывало, нанизывая бесконечные бисеринки.
– Такие, например, как… пытки? – Делая свой ход, Эми посмотрела на него искоса, словно он был каким-то странным мистическим существом.
– Можно было бы назвать это и пытками, – хохотнул Джермин. Сидеть в этом погребе, мучиться фантазиями об этой невоспитанной женщине с криминальными наклонностями – это вполне можно было бы считать пыткой. – Но вы хотели рассказать мне, как я буду освобожден.
– О! Проблем у вас не будет. Освободитесь и вернетесь туда, где живете. Ваш дом находится всего-то по ту сторону пролива.
– Значит, я на Саммервинде.
Через окна под потолком нельзя было ничего увидеть, а эта ведьма могла спрятать его в подвале в любом месте и соврала бы назло.
Он сделал ход пешкой.
– Точно. – Эми передвинула слона. – Ключ от кандалов уже положен в ящик в вашем доме. Перед отъездом мы пошлем вашему дяде записку с указанием о местонахождении ключа. Так что, как только ваш дядя его найдет, он вас освободит.
Притворившись, что внимательно изучает шахматную доску, Джермин наблюдал за нею исподтишка.
Она была в самом ужасном платье, которое ему когда-либо приходилось видеть. Он подозревал, что оно принадлежало мисс Викторине и было перешито для Эми. Явно перелицованное, причем опытной портнихой, оно было до крайности старомодным, к тому же вылиняло, и цвет из синего превратился в серый, а из розового – в белый. Нижние юбки, а может быть, чулки были шерстяными, потому что он дважды наблюдал, как Эми терла одну ногу о другую и ерзала на стуле.
Он был бы в восторге, если бы узнал, что она носит что-то вроде власяницы. Однако размышления о шерстяной нижней юбке привели его к мыслям об одежде вообще, а далее к уверенности в том, что такая неженственная женщина наверняка отказывается носить корсет, что, в свою очередь, привело его к предположению, что под нижней юбкой на ней вообще ничего не надето. И пока его ум презирал ее за явно мужскую решительность, с которой она пыталась исправить то, что считала несправедливым, его тело определенно признавало в ней женщину.
– Ну? – Эми нетерпеливо постучала ногой. Он двинул королеву, загородив дорогу предполагаемому ходу Эми.
– Это был исключительно неразумный ход, милорд. – Недовольство Эми было физически ощутимо. – Либо вы весьма средний игрок, либо вы пытаетесь быть джентльменом и решили позволить мне выиграть. Но ни то, ни другое не кажется мне вероятным. О чем вы думаете?
Он думал – и очень усиленно – о том, что, если бы она принадлежала ему, он одел бы ее в лучшие шелка и бархат, чтобы защитить эту нежную кожу… так что его воображение снова взыграло и привело в такое состояние, что ему впору было либо на всем скаку промчаться по острову, либо как следует напиться с друзьями, либо просто прогуляться по солнцу.
За те два месяца, что Джермин провел в поместье, ожидая, когда заживет его нога, он испытывал невыносимую скуку. Он не понимал, как это здорово – хорошо питаться, подолгу гулять и заниматься физическими упражнениями, а больше всего – как это замечательно! – видеть солнце, деревья, горизонт. Он почти сходил с ума от желания быть свободным и, конечно же, от общения с упрямой, несговорчивой Эми.
Когда он будет свободным, он забудет о ней в объятиях какой-нибудь другой женщины… а может быть, найдет Эми и покажет ей, что случается с женщиной, которая осмелилась бросить вызов маркизу Нортклифу.
Джермин улыбнулся.
…Он стащил с нее уродливое платье и обхватил ладонями ее груди, изучая форму и цвет сосков. Они были мягкими и нежными, как спелый персик… нет, они были коричневыми и твердыми от желания…
– Милорд, у вас сонный вид. – Мисс Викторина отложила в сторону свое рукоделие. – Может быть, оставить вас одного?
– Спать в это время? Сейчас, наверное, нет и девяти часов. – В Лондоне он частенько пировал ночи напролет.
– Для вас это, может быть, и рано, но я старая женщина, и я хочу спать. – Она встала.
Он тоже поднялся в знак уважения к мисс Викторине.
– Я пойду с вами. – Эми поспешила встать рядом с мисс Викториной. – Мы оставим лорду Нортклифу свечку, чтобы он смог читать.
Он бросил взгляд на стопку потрепанных книг, которую они ему принесли. Он читал их все.
– Нет-нет, – возразила мисс Викторина, – я дойду сама. Нашего гостя не следует оставлять одного. А вам, молодые люди, надо еще закончить партию. – Мисс Викторина подошла к Джермину без видимого страха и обняла его.
Эми было рванулась к ней, но, увидев, что и он ее обнял, остановилась. А потом встала рядом со шкафчиком, в ящике которого лежал пистолет, и, многозначительно глянув на Джермина, положила руку на ручку ящика.
Он едва сдержал раздражение. Он уже понял, какой слабой и хрупкой была мисс Викторина. Он никогда больше не причинит ей боль.
Она обняла ладонями его лицо и заглянула ему в глаза.
– Я так рада, что ты опять стал моим гостем, мой мальчик. Возвращайся поскорее… – Она бросила виноватый взгляд на Эми. – О Господи! Я забыла. Меня же здесь не будет, но мне бы хотелось, чтобы ты не забывал, что существует такой остров – Саммервинд. Жители деревни и фермеры будут наверняка рады приезду своего сеньора.
Джермин снова посмотрел на Эми. В глазах девушки он увидел насмешку, но он ничего другого от нее и не ожидал. Он знал ее мнение о себе. Скучающий, праздный, без чести и совести…
– Обещаю, мисс Викторина. – Наклонившись, он поцеловал ее в морщинистую щеку.
– Мой дорогой мальчик. – Губы мисс Викторины дрожали. – Я так по тебе скучала. – Взяв лампу, она ушла.
В погребе стало намного темнее, но он все же разглядел выражение лица Эми.
– Сеньор, как же! – язвительно произнесла она. – Да знаете ли вы, что это значит?
– Я маркиз Нортклиф. Мы были сеньорами в этой округе в течение пятисот лет. Мой отец научил меня всему, что необходимо знать, чтобы быть Нортклифом. – А он пренебрег своим долгом, и ее явное презрение его задело. Поэтому он зло спросил: – А чему вас научил ваш отец? Или вы не знаете, кто был вашим отцом?
Она так быстро метнулась в его сторону, что ему показалось, что он сможет схватить ее. Но она остановилась в нескольких шагах от него.
– Мой отец говорил мне, чтобы я оставалась сама собой и всегда старалась поступать правильно. Он на деле показал мне, что такое долг и жертвенность. Я запомнила уроки своего отца. Плохо, что вы не сделали то же самое.
Боже мой! Она его высекла его же словами, не выказав ни капли уважения к нему как лорду.
– Разве лучше быть аристократкой, которая пережила нелегкие времена и очерствела настолько, что…
Она перебила его, не дав закончить:
– Это ваша новая теория относительно меня? – Она фыркнула. – Интересно, какую чепуху вы еще придумаете, чтобы объяснить ваше похищение?
– Существуют сотни способов, которые могли бы сделать вас той, кто вы есть, но один остался нетронутым. Вы нелепая девушка. – Он вложил в это слово столько презрения, что она должна была понять, что он хотел употребить другое, менее изысканное.
– Жизнь вообще нелепая штука, особенно если ею живут голодные и отчаявшиеся. Вы мне надоели. Но я пока не могу уйти. Шахматист вы никудышный, но партию мы закончим.
Она опять задела его за живое.
– На самом деле я один из лучших шахматистов Лондона. «Если я не играю против женщины. Особенно против такой, от которой кровь начинает бурлить, а желание мешает думать».
– Значит, Лондон – город глупцов. – Ее взгляд упал на оставленное мисс Викториной на столе рукоделие. – Вы могли бы вышивать. Это было бы хоть какое-то занятие.
– Нет… не было бы, – процедил он сквозь зубы. Она взяла в руки кружево и потрясла им перед его носом.
– Да будет вам, милорд. Представьте себе, какое вы получите удовлетворение оттого, что я окажусь не права.
– Я не женщина.
А она женщина. Ему понравилось, как она завернулась в шаль, прикрыв грудь, словно шаль могла защитить ее от его похотливого взгляда. Но эта уловка была бесполезной и говорила лишь о том, что у нее мало опыта в общении с мужчинами – а может быть, и слишком много.
– Нет, но вам скучно.
В этом она была права, черт бы ее побрал. Он понимал, что она его дразнит, что ему не следует поддаваться. Все же он скучал. И испытывал вожделение. И был в отчаянии.
– Хорошо. – Решение пришло быстро. – Покажите мне, как это делается.
Она взглянула на него с подозрением.
– Что вы смотрите? – Джермин удивленно поднял брови. – Вы меня убедили.
– Что-то вы слишком любезны.
– Некоторые вообще считают меня обаятельным.
– Наверняка это дебютантки. – Она вложила в это слово максимум презрения. – Я права?
– Да.
– Не верьте им, – посоветовала она. – Они вам льстят. Они охотятся за кольцом, которое, как они надеются, вы наденете им на пальчик.
Это было как раз то, о чем он и сам думал, но ее уверенность была иной. Она осуждала. И он понял, что она не представляет себе, как это он может быть обаятельным.
Ему вдруг пришла в голову неприятная мысль. Возможно, он и вправду вовсе не обаятелен. Во всяком случае, его отец никогда таковым не был.
Но это было лучше, чем быть похожим на мать – очаровательную, но непостоянную и непредсказуемую.
– Ладно. Идите спать. Я не ребенок. Мне не нужно, чтобы вы меня развлекали.
– Отлично. – Она сунула кружево в карман. – Я уверена, что вы все равно не способны сосредоточиться настолько, чтобы научиться.
Гремя проклятой цепью, он отошел к койке и бросился на нее.
– Ясное дело. Ведь я такой праздный, нерадивый и безответственный.
Эми замешкалась, явно не понимая, чего он хочет.
– Заберите свечку, – сказал Джермин, щелкнув пальцами.
Она бросилась вон из погреба, а он остался лежать, тупо уставившись в потолок.
На следующий день – первый солнечный весенний день – Пом стоял на площади деревни Сеттерзвей. В отличие от людей с материка с их красивыми разноцветными палатками Пом продавал рыбу прямо из корзины. На этом рынке он каждую неделю торговал своей рыбой. Его знали все, и ему все здесь было знакомо – люди, запахи, шум и гвалт… и шест у колодца, на котором развевались на ветру обрывки бумаги. Если кто-то продавал мула, он клеил свое объявление на этот шест. Если власти хотели поймать дезертира, на этом шесте появлялась информация о вознаграждении. Сара Проктор даже прилепила на шест объявление о том, что ищет мужа, и таки заполучила работящего мужика. А влюбленные иногда приклеивали любовные письма, адресованные своим возлюбленным.
Одно из таких запечатанных писем привлекло внимание Пома. Какой-то красивый парень прибил письмо ржавым гвоздем и ушел. Пом был высоким, выше всех на этой площади, и он стал зорким глазом осматривать площадь, выглядывая подозрительных людей, которые бы прятались в тени. Эти люди, возможно, тоже высматривали – но, наверное, того, кто возьмет это письмо, – чтобы схватить его.
Но Пом никого не увидел.
Потом, убедившись, что мистер Харрисон Эдмондсон не подослал шпиона, Пом кивнул викарию Смиту.
Викарий Смит не спеша закончил свою беседу с миссис Фремон и двинулся к центру площади. К тому месту, где был шест. Сначала он вроде как начал рассматривать палатки и разложенные в них товары, а потом, в самый разгар торговли, направился в центр площади. На какое-то мгновение Пом потерял его из виду, а потом обнаружил его выходящим из палатки миссис Шоуотер с буханкой хлеба и жующим на ходу пончик. Он свернул к палатке, торгующей элем, не обращая внимания на сидящую на углу ее цыганку-гадалку.
Только Пом заметил, как викарий Смит передал письмо его жене Мертл, переодетой в пестрые лохмотья. Ее лицо было окрашено соком грецкого ореха в цвет загара.
Мертл закончила гадать по руке хихикающей девице, несомненно, нагадав ей богатство и красивого мужа, спрятала в кошелек деньги и, проверив, хорошо ли платок скрывает ее белокурые волосы, направилась к Пому. По дороге она подмигнула нескольким мужчинам и погадала нескольким девицам, протянувшим ей свои ладони. Остановившись перед Помом, она соблазнительно качнула бедрами и сказала:
– Ну и здоров же ты. А остальные тоже такие высокие?
Женщины вокруг рассмеялись, а Пому даже не пришлось притворяться, что он смущен. Пом не любил быть центром внимания.
Мертл это знала и усмехнулась.
Его жена явно была довольна.
Она взяла его руку и, что-то бормоча, повернула ее так, что прикрыла ее своей шалью. Письмо незаметно перешло в руку Пома. А Мертл отошла и сказала громко, так, чтобы ее все услышали:
– Он женат на белокурой ведьме, которая выцарапает мне глаза, если я попытаюсь охмурить его.
– Как она это узнала? – удивился один из зевак.
– Моя судьба не здесь, – заявила Мертл.
– Да уж конечно, – сказал Пом. – Ступай найди ее.
Усмехнувшись, Мертл ушла с площади.
Викарий Смит тоже исчез, но Пом заставил себя подождать, пока не распродал всю рыбу. Затем он поспешил в залив к своей лодке. К тому моменту, когда он ее отвязал, в ней сидели его жена, которая уже переоделась в свое обычное платье, и викарий.
– Джентльмены, вы кого-нибудь заметили? – спросила Мертл.
– Никого, – ответил викарий.
– И я никого. – Пом сел на весла и направил лодку из залива.
– Стало быть, мистер Эдмондсон воспринял угрозу мисс Розабел всерьез. Это хорошо. – Викарий Смит свернул причальный канат и положил его на дно лодки.
Пом пожал плечами.
– В чем дело? – удивилась Мертл. – Все прошло гладко.
– Слишком гладко. Мне приходилось встречать мистера Харрисона Эдмондсона. Более скользкого и хитрого типа я не видывал.
– О чем ты говоришь?
– Видишь ли, мне это не нравится. Слишком уж все прошло легко.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Босоногая принцесса - Додд Кристина



Как-то наиграно все. Особенно сцена с разоблачением "злодея". Аристократы никогда бы не позволили произойти такому скандалу!Последние 30 страниц дочитать не смогла-скучно. Оценка-5
Босоногая принцесса - Додд КристинаОльга)
31.05.2014, 19.50





хороший роман. читала с удовольствием.
Босоногая принцесса - Додд КристинаАнна П.
17.12.2014, 15.57





Супер мне эта книга очень понравилась, и предыдущая и следующая часть тоже, о Кларисе "Один прекрасный вечер" и о Сорче "Принц похищает невесту"
Босоногая принцесса - Додд КристинаЮлия
13.03.2015, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100