Читать онлайн Босоногая принцесса, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Босоногая принцесса - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.46 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Босоногая принцесса - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Босоногая принцесса - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Босоногая принцесса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

С величайшей осторожностью Эми открыла дверь в погреб и с видом воспитанной леди спустилась по лестнице. И в награду за это она имела удовольствие лицезреть его светлость, сидящего вполоборота на койке с поднятым коленом и рассматривающего кандалы.
– Я нашла их в вашем замке, – сказала она.
Он подскочил, как нашкодивший мальчишка, которого застали врасплох.
– В моем замке? – Он сразу понял, что она имеет в виду. – Вы говорите о замке на этом острове. Наши наследственные руины.
– Именно. Я спустилась в темницы, ползала под свисающей повсюду паутиной, видела скелеты врагов вашей семьи…
– Да будет вам. – Он выпрямил ногу. – Нет там никаких скелетов.
– Нет, – призналась она.
– Их убрали уже много лет назад.
На мгновение Эми испытала шок. Значит, его предки все же были безжалостными убийцами!
Потом она поняла, что он ухмыляется. Этот напыщенный болван над ней издевается!
– Если бы мне удалось найти еще одну пару кандалов в хорошем состоянии, я бы приковала обе ваши ноги к стене.
– Зачем же на этом останавливаться? Почему бы не заковать и руки? – Он двинул ногой, и цепь звякнула. – Представьте себе удовольствие, с которым вы будете наблюдать, как мое голое тело приковано к холодной стене и я умираю от голода…
– Умираете от голода? – Она бросила многозначительный взгляд на пустой поднос, а потом позволила себе саркастически улыбнуться.
– Все же вам не так уж неприятен вид моего голого тела. – Он пристально на нее посмотрел, и ей показалось, что в его светло-карих глазах на секунду вспыхнула искра. – Разве все дело не в этом?
– Простите? – Она подошла поближе, оставаясь на приличном расстоянии от его длинных рук. – О чем это вы говорите?
– Я с презрением отверг вас, разве нет?
– Что? – На что это он намекает?
– Вы – девушка из моего прошлого, невзрачная дебютантка, которую я не пригласил на одном из балов на котильон или на какой-то другой танец. – Джермин растянулся на койке с видом полной расслабленности. – А может, и пригласил, но не разговаривал с вами. Или не предложил принести вам лимонаду, или…
– Что за ерунда. – Она села в кресло-качалку. – Так вы думаете, что причиной этого похищения было то, что вы, всемогущий маркиз Нортклиф, из жалости пригласили танцевать меня – девушку, которую никто не приглашал?
– Что вы! У меня не столь плохой вкус, как вы думаете. – Он оглядел ее критическим взглядом, остановив его на ее лице. – Вы не совсем обычная девушка, и вы это знаете. В более приличном платье и с волосами, причесанными в излюбленном дамами стиле, – он пошевелил пальцами вокруг головы, – вы были бы красивее. Возможно, даже хорошенькой.
Эми крепко сжала подлокотники. Его комплименты звучали как оскорбление.
– Мы с вами никогда раньше не встречались, милорд.
Но он продолжал, будто не расслышал ее слов:
– Но я вас не помню, значит, я тогда не обратил на вас внимания и оскорбил ваши чувства…
– Черт! – взорвалась Эми и, вскочив, встала за кресло и так вцепилась в спинку, что казалось, сломает ее. Его высокомерие поразило ее.
– Вы не слышали, что я сказала? Неужели вы так самонадеянны, что не можете представить себе женщину, которую вы не интересуете как поклонник?
– Если это правда, значит, это не самонадеянность, – с уверенностью сказал он.
Она все еще не могла ему поверить. Он что же, воображает, что покрыт золотом?
– Я сказала правду. Мы похитили вас в качестве справедливого возмездия за воровство и невыполнение ваших обязанностей.
– Я не вор, – процедил он сквозь зубы. По-видимому, совесть у него все-таки осталась, если он почувствовал себя оскорбленным. – Я ничего не украл у мисс Викторины, а если бы и украл, то что? Машинку для вышивания бисером? Зачем она мне нужна?
Какой же он хитрец! Он не знает! Вот поставить его к станку, на котором ткут кружева, и заставить работать на фабрике по четырнадцать часов в день и дышать очесами ниток, забивающими легкие! Пусть бы поработал всего один день! Пусть бы вообще пошел работать, чтобы заработать себе на пропитание!
Она взяла со стола моток ниток и челнок, оставленные мисс Викториной, и поболтала крошечной полоской вышитого бисером кружева у него перед носом.
– Леди платят за такие кружева для своих платьев и ридикюлей. Рисунок очень сложный и трудновыполнимый. Вы знаете, сколько требуется времени, чтобы вышить бисером один дюйм кружев?
– Нет, но я почему-то уверен, что вы мне об этом расскажете, – со скучающим видом ответил он.
– Мисс Викторина большая мастерица, но и у нее уходит на это не менее двух часов.
– Вы преувеличиваете. – Он скорчил гримасу недоверия.
– Вот как? – Эми начинала нравиться эта перепалка. – Давайте посмотрим, как это получится у вас.
– Я не умею вышивать бисером.
– Разумеется. Вы же мужчина и к тому же лорд. У вас есть более интересные занятия. Верховая езда, бокс, охота, танцы, сигары, выпивка… – Она оглядела погреб. – А сейчас чем вы собираетесь заниматься?
Он стиснул белые зубы.
– Я могу читать… если у вас найдется книга.
– О, книга у нас есть. Даже несколько книг. Все они старые, зачитанные, но любимые. Чего у нас нет, так это денег на дорогие восковые свечи.
– Вы хотите сказать, что вечером я буду сидеть здесь в полной темноте? – Он выпрямился, забыв о своей мнимой слабости.
– Я хочу сказать, что мисс Викторина скорее пожертвует своей лампой, чем позволит вам сидеть в темноте, но эта лампа еле горит и не похожа на то, к чему вы привыкли. Вот почему мы вышиваем бисером. Когда этому научишься, можно работать и при тусклом свете.
– Если можно вышивать в темноте, значит, это не так уж и сложно? – Он рассмеялся. – Конечно же. Это ведь женская работа, она не может быть трудной.
Было очевидно, что он презирает женский пол, и она пожалела женщину, которую он выберет себе в жены.
– Не бойтесь, милорд, того, что будете выглядеть неспособным. Для начала мы подберем для вас самый простой узор.
Он проигнорировал ее замечание и снова устроился на койке, словно змея, выбравшая теплое местечко.
– Скажите правду. Я разбил ваше девичье сердце?
– Милорд, у меня нет девичьего сердца, которое можно разбить. – Она бросила критический взгляд на его распростертое тело. – А если бы было, такой человек, как вы, вряд ли смутил бы мой покой. Скучающий, праздный, без чести и совести…
– Судя по вашему презрительному выражению, вы действительно никогда не были дебютанткой. – Его в жизни еще так не оскорбляли. А эта девица… Кто она такая, что посмела посадить его в темницу и унижать достоинство маркиза Нортклифа?
Без ключа, чтобы снять кандалы, или какого-либо оружия, чтобы силой пробить себе дорогу на свободу, он ничего не сможет сделать, поэтому он решил хотя бы выяснить, кто же такая на самом деле эта Эми. Если ему удастся найти ее слабости, он сможет на них сыграть и сбежать. Если же таковых он не обнаружит, он по крайней мере немного развлечется.
Он устроился поудобнее на койке, сознательно создавая впечатление ленивого умиротворения, потому что ему нравилось видеть на лице мисс Честность-и-Справедливость это кислое выражение, словно она проглотила лимон.
– Кто вы такая? Откуда вы?
– Я мисс Эми Розабел, и я… – Она запнулась, а потом добавила с улыбкой: – И я не отсюда.
– Да, вы из Бомонтани, так вроде сказала мисс Викторина.
Он с удовольствием отметил, что в глазах Эми мелькнул страх.
– Это она вам сказала?
– А откуда еще я бы мог это знать? – Она, наверное, чувствует себя виноватой, что солгала мисс Викторине о своем происхождении. А может быть, в ужасе оттого, что он узнал о ней правду. – В вашей речи чувствуется легкий акцент, но я не могу понять какой.
– Что еще она вам рассказала? – Эми перегнулась через стол. – Что еще?
– Больше ничего. А что?
– Ничего. – Эми снова откинулась назад. – Просто я подумала…
– Вы подумали, что она рассказала мне все ваши секреты. – Эта мысль доставила ему огромное удовольствие, а еще большую радость он испытал, когда она выдала себя тем, что чуть покачала головой. – Возможно… не все секреты, а самый главный.
– Уверяю вас, что, если у меня и есть секрет, вы от этого ничего не выиграете.
– Разумеется. Во всяком случае, пока я в цепях. Но у меня есть возможность поразмышлять над загадкой. Дайте подумать. Что я знаю о стране с названием Бомонтань? – Он покопался в памяти, пытаясь извлечь хотя бы крохи информации о стране, которую он в свое время считал неважной. – Лет десять назад там произошел переворот. Король был убит, а вдовствующая королева, его мать, настолько стара, что ходили слухи, что есть некто, кто на деле правит страной. Какой-то узурпатор.
Эми внимательно слушала, сложив руки на животе.
– Далее. У короля были дети, но они таинственно исчезли во время переворота и считаются погибшими. Так что не осталось никого, кто унаследовал бы трон. – Джермин немного подумал. – И я полагаю, что вы, возможно… – Он заметил, как она напряглась, – …беженка.
– Может быть. А может быть, я прекрасная актриса, употребившая свой талант на то, чтобы сочинить свое прошлое, которого на самом деле не было.
– Нет, вы не актриса. Если бы вы ею были, я устранил бы все препятствия для того, чтобы сделать вас своей любовницей.
– Ну и свинья же вы. – Ее губы, хотя и сложились в насмешливую улыбку, были весьма соблазнительны.
– И я запомнил бы вас, если бы вы были одной из моих любовниц.
Но на самом деле весь облик Эми, все, что она говорила, привлекало его, как песня сирены.
Ему не нравилось, что его тянет к ней, но он был прагматиком. Если уж его здесь заперли, лучше иметь тюремщика, который двигается с грациозной чувственностью, коже которого позавидовала бы любая куртизанка, и с призывным блеском глаз. Он сказал, медленно растягивая слова:
– Хотя вы не совсем в моем вкусе. Я предпочел бы покладистую женщину, посвятившую свою жизнь тому, чтобы доставлять мне радость. У вас необыкновенные зеленые глаза. Боюсь, что я не устоял бы перед тем, чтобы овладеть вами.
Эти зеленые глаза опасно сузились.
– Этот цвет и этот экзотический разрез глаз, – продолжал он, – они похожи на кошачьи.
Она сжала кулаки.
– Вы всегда так прямолинейно перечисляете достоинства женщины ей в лицо?
– Никогда. Но я скучающий, праздный человек без чести и совести. Припоминаете?
Когда он повторил ей ее собственные слова, глаза Эми вспыхнули, и он подумал, что у Лукреции Борджиа был именно такой цвет глаз. Цвет яда.
Это было, конечно, незначительным возмездием за унизительное положение узника, но Джермин веселился от души.
– Полагаю, что ваши волосы, если вы их распустите, великолепны.
Как он и ожидал, она подняла руки и схватилась за уложенный на затылке пучок. Это простое движение, кроме того, что подчеркнуло ее фигуру, выдало также и ее тщеславие, но, что еще важнее, женский инстинкт, который она не сумела подавить.
Он безжалостно воспользовался предоставившейся возможностью рассмотреть ее прелести. Он уже восхищался ее прямой спиной, а теперь увидел небольшую высокую грудь и тонкую талию.
– У вас прекрасная фигура. Хотя платье не совсем то, что надо.
Это платье могло бы быть таким же, как у его бабушки, – с пышной присборенной юбкой и прилегающим к талии и груди лифом. Вырез был скромным и выглядел еще скромнее оттого, что был полностью задрапирован косынкой. Он даже поймал себя на том, что дал волю своей фантазии, представив себе, как он снимает косынку и запускает руку под лиф… Она таки была привлекательной, а ему действительно было скучно.
Эми неожиданно догадалась, что он рассматривает ее, и опустила руки.
– В каком из ваших сценариев вы не унизите меня разглядыванием моей фигуры или одежды?
– Обещаю, что буду высказывать свое мнение до тех пор, пока я остаюсь здесь. – Он холодно улыбнулся. – Это самое малое, чем я могу отблагодарить вас за ваше гостеприимство.
Джермин видел, что ей не понравилось, что он смеет платить ей той же монетой и намерен говорить все, что ему вздумается.
Одно утро, проведенное в заточении, без солнечного света и в кандалах, заставило его по-новому взглянуть на судьбу заключенных в Ньюгейте. А мысль о том, что ему придется провести весь день, вечер, а может, и неделю в этом полутемном погребе в одиночестве, привела его к тому, что он был готов ногтями прорыть подкоп под стеной или разбушеваться так, что разобьет в щепки всю мебель. Однако попытка подкопа лишь доставит этой несчастной Эми удовольствие, а он уже сорвался один раз. В результате он ощутил страшную боль от врезавшихся в щиколотки кандалов, когда падал. При ближайшем рассмотрении эти кандалы хотя и были очень старыми, но казались достаточно крепкими, так что вряд ли удастся от них избавиться. К тому же он не станет еще раз подвергать такому жестокому испытанию свою больную ногу.
А что, если он настолько ей опротивеет, что она его отпустит? Нет, только не эта драная кошка. И вообще. Любая женщина, которая решилась и выполнила такой смелый план, не станет обращать внимание на какие-либо слова.
Между тем Эми приподняла свой край стола и подтянула его на себя, подальше от его койки, так что она могла бы сидеть напротив него, но быть недосягаемой.
– Неужели вы думали, что меня задели ваши слова о любовнице и я убегу?
– Нет. – Он наблюдал за тем, как она подняла тяжелый стол, и понял, что, несмотря на хрупкую фигуру, она, несомненно, была сильной. – Вы не спрятали лицо и не пришли в ужас.
– Всем известно, что у таких мужчин, как вы, есть любовницы. – Довольная тем, что отодвинула стол, она отряхнула руки. – Мисс Викторине известно, что вы содержите любовницу.
– Однако мисс Викторина притворилась бы, что ничего не знает, и, уж конечно, никогда бы не проболталась. Она настоящая леди. – Он внимательно смотрел на Эми, чтобы увидеть, как она воспримет оскорбление.
Похоже, что никак.
– Это так.
– А вы, напротив, говорите, как леди, но чувствуется, что вас не миновала реальная жизнь. Я очень много о вас узнаю, пока говорю с вами.
– Что вы имеете в виду? Зачем вам вообще что-либо знать обо мне? – возмущенно спросила она, но была явно сбита с толку.
Джермин медленно сел, позволив ей лучше его рассмотреть, а заодно и подумать над тем, что он намного крупнее ее.
– Когда я освобожусь, поймаю вас и отправлю на виселицу, мне хотелось бы понять, что вы за женщина, с тем чтобы в будущем постараться избегать таких, как вы.
Если упоминание о виселице и напугало ее, если на нее и произвела впечатление его мощная фигура, она скрыла это под маской безразличия, свидетельствовавшей об уверенности – или глупости. Хотя вряд ли это была глупость.
– Я могу почти обещать, что вы никогда не встретите такую женщину, как я.
– Вы вообразили, что вы уникальны? – Она еще больше его заинтриговала. Большинство знакомых ему женщин делали все, что в их силах, чтобы выглядеть не хуже других, не отличаться от других женщин.
– Ничего я не вообразила. Воображение вообще недозволенная роскошь. Я не могу ее себе позволить.
Так. Значит, она прагматик. Однако она слишком молода, чтобы быть прагматиком.
– А у меня есть воображение. И оно активно работает, когда я гляжу на вас.
– Воображаете меня на виселице, милорд?
– Нет, исключительно своей любовницей. – Он громко рассмеялся, увидев на ее лице насмешку, но заметил, как она – возможно, непроизвольно – бросила на него взгляд и поняла, что он не шутит.
Он был мужчиной. Она была женщиной. Они были вдвоем, без посторонних и говорили о вещах, которые обычно не обсуждают джентльмен и леди. При том что они явно испытывали друг к другу неприязнь, между ними успела проскочить та первобытная искра, которая могла – при условии совсем незначительного внимания с его стороны – превратиться в пылающий костер.
Вопрос в том, понимает ли она. Этого Джермин сказать не мог. Эми не была ни типичной служанкой, но и не настоящей леди тоже. Но он не привык анализировать, потому что раньше перед ним никогда не возникало проблемы понять женщину.
С самого начала, с того момента, как он стал вращаться в обществе, женщины не противились его воле – будь то дамы света или оперные певички. Они старались не докучать ему своими желаниями или потребностями. Если ему была нужна тишина, они молчали. Если он хотел музыки, они играли на инструментах и пели. Ему ни разу не приходилось задумываться над тем, как себя ведет женщина и почему, потому что причина была одна – исполнять его прихоти, доставлять ему удовольствие.
А теперь он столкнулся с загадочной женщиной, которая его перехитрила.
Это никуда не годится. В этой игре он возьмет верх.
– Как правило, – растягивая слова, произнес он, – я не беру в любовницы девушку моложе двадцати лет. Потому что в этом возрасте много энтузиазма, но нет тонкости, изящества. И нет еще умения.
Эта брутальная откровенность ее совершенно не смутила.
– Полагаю, что это отвлекло бы вас от поиска новых форм безнравственности.
– Пока я волен воображать себе все, что угодно и когда угодно, боюсь, что вы мне не подойдете.
– Если у вас такое богатое воображение, представьте себе, что вы разбили мне сердце, – съязвила она.
Так. Значит, ей нет двадцати. А ему двадцать девять.
Необходимость победить такого незначительного противника становилась все более настоятельной.
– Чем больше я о вас узнаю, тем мне все более интересно знать, кто вы. – Он стал перечислять по пальцам: – Вы говорите, как леди. Платье на вас крестьянское. Вы метко стреляете. На мир вы смотрите с цинизмом. Вместе с тем вы любите и уважаете мисс Викторину. Ваши тело и лицо заставили бы завидовать вам молодую богиню, но от вас так и веет невинностью. Но за этой невинностью скрываются криминальный ум и наглость, позволившая вам совершить самое возмутительное преступление.
– Стало быть, я Афина, богиня войны.
– Определенно не Диана, богиня целомудрия.
Последний выстрел попал в точку. Маска спала с лица Эми. Кровь прилила к ее щекам. Она прикусила губу и посмотрела в сторону лестницы, словно только что поняла, что она могла бы – и должна была – не вступать в эту дискуссию.
Он тихо, но торжествующе рассмеялся.
– Но может быть, я ошибаюсь. Возможно, у вас с Дианой гораздо больше общего, чем я думал.
– Прошу запомнить, сэр, что Диана была также богиней охоты. – Она наклонилась через стол, будто желая, чтобы до него лучше дошли ее слова. Впрочем, ее щеки все еще пылали. – У нее всегда были с собой лук и стрелы, и она складывала в сумку свою добычу. Взгляните на след пули в стене у вас за спиной и вспомните о моем умении и о моем цинизме. Мы действительно знаем многое друг о друге. Я знаю, что, если вы сбежите, вы позаботитесь о том, чтобы я попала на виселицу. А вы знаете, что, если я вас поймаю, я вас застрелю. Помните об этом, когда будете бросать взгляды на окно в надежде сбежать.
Она схватила поднос и ушла.
Джермин узнал еще об одной черте характера Эми.
Она любила, чтобы последнее слово оставалось за ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Босоногая принцесса - Додд Кристина



Как-то наиграно все. Особенно сцена с разоблачением "злодея". Аристократы никогда бы не позволили произойти такому скандалу!Последние 30 страниц дочитать не смогла-скучно. Оценка-5
Босоногая принцесса - Додд КристинаОльга)
31.05.2014, 19.50





хороший роман. читала с удовольствием.
Босоногая принцесса - Додд КристинаАнна П.
17.12.2014, 15.57





Супер мне эта книга очень понравилась, и предыдущая и следующая часть тоже, о Кларисе "Один прекрасный вечер" и о Сорче "Принц похищает невесту"
Босоногая принцесса - Додд КристинаЮлия
13.03.2015, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100