Читать онлайн Беда на высоких каблуках, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беда на высоких каблуках - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беда на высоких каблуках - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беда на высоких каблуках - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Беда на высоких каблуках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– «Блеск Романовых» – один из экспонатов передвижной выставки, которая сейчас открыта в Чикагском музее, – объяснял дядя Чарлз благоговеющей Брэнди. – Этот бриллиант был подарен царем Николаем своей жене, после того как императрица Александра сообщила, что она беременна их пятым ребенком. Но было принято считать, что этот камень принесет им несчастье. И действительно, появившийся семь месяцев спустя царевич Алексей родился с гемофилией.
– И этот камень способствовал гибели всей царской семьи, – прошептала Брэнди.
Люди в толпе переговаривались шепотом, словно в церкви. Словно присутствие такой прекрасной вещи требовало глубокого почтения.
Бриллиант, с его холодной красотой и стоявшим за ней страшным проклятием, гипнотизировал и манил. Но у каждого угла витрины с экспонатом стояли четверо дюжих стражей наподобие Джерри. Брэнди не сомневалась: если она или кто-то еще сделает только одно движение к драгоценному камню, в то же мгновение разверзнется ад под ногами.
– Это нечто выдающееся, Чарлз! – Женщина средних лет в элегантном черном платье, сверкая собственными бриллиантами, не отрывала глаз от «Блеска Романовых». – Как дорого он стоит? – спросила она.
– В своем нынешнем исполнении, а также с тем грузом истории, стоящей за ним, этот камень бесценен, – отвечал Чарлз. – Если его украдут и распилят на несколько маленьких камней, это составит сорок миллионов – плюс-минус.
– Никто не станет распиливать такой замечательный алмаз, можно не сомневаться! – возразила женщина.
– Он вообще не подлежит продаже в частную коллекцию, даже в порядке исключения, а в случае кражи шансы быть пойманным с ним слишком велики. Но если алмаз распилить, идентифицировать его будет непросто. К тому же спрос на камни такой чистоты сейчас очень велик.
На Брэнди эти слова произвели впечатление. Дядя Чарлз знал толк в драгоценностях.
Он снова повернулся к Брэнди.
– Те люди в службе безопасности долгое время были несговорчивы, – продолжал он, понизив голос. – Но в последнюю минуту мне удалось набрать достаточную команду охранников, чтобы наконец ублажить русских и администрацию музея. Но и тогда пришлось убеждать директоров, что «Блеск Романовых» удвоит пожертвования на постоянно действующую выставку. А они в этих делах хорошо разбираются. Право же, я не понимаю, что заставляло их поначалу отказывать мне, – сказал дядя Чарлз.
Но жесткая линия его рта говорила куда яснее, чем сами слова, с каким пренебрежением он воспринял их отказ. Брэнди подозревала, что дядя Чарлз просто запугал директоров угрозами лишить музей своей поддержки, если ему не пойдут на уступки. Брэнди ничего не знала об этой стороне личности дяди Чарлза, но предполагала, что она должна существовать. Все гости держались с ним подобострастно. Руководство музея и русские в конце концов капитулировали перед его требованиями. Как-никак дядя Чарлз был очень влиятельным человеком, и, как всегда, он добился своего.
– Мы можем удалиться. Наверное, нужно дать возможность посмотреть вновь прибывшим. – Взяв Брэнди за руку, дядя Чарлз повел ее из толпы. Он кивнул мужчине, который встретился им по дороге. – Брэнди, ты не знакома с Мэлом Колвином? Это один из наших старейших партнеров.
– Нет, мы не виделись раньше, – сказала Брэнди. – Но я восхищалась работой мистера Колвина во время процесса по иску Нолана*
type="note" l:href="#n_4">[4]
к Чикласу.
– Как мило! – Мэл широко улыбнулся и взял Брэнди за руку. – Чарли, старый плут! Это и есть та леди, о которой ты мне говорил?
– Нет! Мы приняли Брэнди к себе на работу. В криминальный отдел. – Дядя Чарлз сердито зыркнул на Мэла.
– О-о! Рад с вами познакомиться, молодая леди. – Мэл, похоже, утратил интерес и вяло пожал Брэнди пальцы, оставив ее в растерянности такой внезапной переменой. Он снова повернулся к Чарлзу: – А та леди, о которой ты мне рассказывал, придет?
– Пока нет. Не сегодня. – Дядя Чарлз быстро увел Брэнди к другому гостю. Они подошли к невысокой миловидной женщине в стильном длинном платье, исполненном по авторской модели Веры Вонг.
– Это – Шона Миллер, старший секретарь в «Макграт и Линдоберт». Очень компетентный работник.
Шона встряхнула руку Брэнди, но холод, исходивший от нее, был такой насыщенный и пронизывающий, что мог бы соперничать с чикагским морозом. Она, несомненно, негативно восприняла Брэнди.
– Это платье, что сейчас на вас, имело бы потрясающий эффект в… ну, скажем, в Академии наград
type="note" l:href="#n_5">[5]
, – сказала Шона.
Разумеется, под этим она подразумевала, что Брэнди сделала неудачный выбор для благотворительного обеда, устраиваемого фирмой.
Но Тиффани поделилась со своей упрямой дочерью многими секретами, включая и то, как управляться с маленькими, враждебно настроенными женщинами.
Брэнди наклонилась к уху Шоны и шепотом посоветовала:
– В следующий раз попробуйте заказать что-нибудь в Эй-би-эс
type="note" l:href="#n_6">[6]
. Они там предлагают дивные вещи по разумной цене.
Надо отдать должное дяде Чарлзу. Он распознал подводные камни, прежде чем Шона успела дать выход своему вскипающему негодованию, и закрыл собой брешь.
– Давай выпьем шампанского. – Он протянул Брэнди бокал. Затем подвел ее к другой женщине, постарше. – Ты ведь знаешь Вивиан Пеликэн? – спросил он.
– Да. Для меня большая честь познакомиться с вами, миссис Пеликэн, – улыбнулась Брэнди симпатичной афоамериканке.
Вивиан Пеликэн была одной из тех женщин, которые первыми преодолели тендерные препоны и заняли руководящие должности. Она стала главным компаньоном фирмы и была на своем посту исключительно успешна, проводя все дела с блеском и драйвом.
С коротко стриженными седыми волосами и живыми карими глазами, в которых прыгали смешинки, она могла считаться исключительно стильной и элегантной женщиной. Брэнди решила, что Вивиан наверняка слышала их обмен любезностями с Шоной.
– Вы как раз вовремя, мисс Майклз, – сказала миссис Пеликэн, пожимая Брэнди руку. – В понедельник мы приступаем к новому делу. Захватывающая история. Приходите – и я познакомлю вас с вашей командой.
– С удовольствием, – сказала Брэнди. – Буду ждать с нетерпением.
– Позвольте представить вам моего мужа. Он архитектор в «Хамфрис и Харпер».
– Очень приятно, мистер Пеликэн, – сказала Брэнди.
– Мистер Харпер, – поправил ее мужчина, однако улыбнулся и затем представил ее своему партнеру, мистеру Хамфрису. Последний мог бы сгодиться в любовники, но не проходил по двум критериям. Во-первых, он жил в Чикаго и, во-вторых, был похож на пучеглазую лягушку.
Безумная интрига, задуманная Брэнди, предполагала пламенную страсть, а мужчина должен был быть атлетом, например, штангистом с темными волосками на загорелой коже, а не хлипким шибздиком, грудь которого спускается в подштанники.
Брэнди улыбнулась, вспомнив ее бывшего жениха, упомянутого дядей Чарлзом.
Когда дядя Чарлз направился поприветствовать подошедших новых гостей, она продолжила свой путь в толпе, высматривая, не скрывается ли среди мужчин в смокингах подходящий любовник.
Она встретила множество парней, работающих в ее фирме. Среди них – Тип Джоэл, Глени Сильверстспи и Сэнджин Пейтл. Сэнджин был с ней дружелюбен, пока она более чем ясно не дала понять, что интрижки с коллегами ее не интересуют. Тип с Гленном бросили на нее заинтересованные взгляды и этим ограничились, по-видимому, решив, что Брэнди получила место в фирме, спекулируя своей сексуальностью и семейной дружбой с дядей Чарлзом. Или тем и другим вместе.
Ну что ж, когда она выйдет на работу, эти люди поймут, что к чему. В конце концов, они – мужчины. Такие же мужчины, как Алан. Она раздавит их как букашек своими острыми каблуками.
Брэнди решила перейти к другой группе в следующей комнате, где персонал по обслуживанию банкетов развернул буфет. Это была большая гостиная с огромными зеркалами. В них отражались китайский фарфор, серебро и фигуры официантов, танцующей походкой пробирающихся сквозь толпу, предлагая закуски. Возле баров, которые встречались на каждом углу, Брэнди замедляла шаг. Она искала мужчину.
Среди гостей было много адвокатов и бизнесменов как из этого города, так и со всех концов страны. Но в каждом из них что-то было не так. Одни мужчины не подходили ей потому, что они были местные. Другие были непривлекательны, а если попадались красивые, те были женатые. В большинстве своем женатые. Тем не менее все они, похоже, были не прочь, очень даже, переспать с ней. Подлые ублюдки!
Прошло два часа основательного поиска, и как-то незаметно для себя она оказалась у стойки бара.
Опершись на локоть и угрюмо посасывая второй бокал шампанского, Брэнди разговаривала с Гвинн Дюрап, младшим адвокатом фирмы. Ее муж, врач по профессии, задержался в клинике, так как должен был принимать срочные роды. Гвинн, считавшая, что Брэнди оказалась здесь одна по той же причине, что и она, сочувствовала им обеим.
Брэнди не стала разрушать ее иллюзий. Все и так довольно скоро выяснится. Она была уверена – каждый будет знать, что Алан, будучи обрученным с нею, спал с Фон и женился, когда та забеременела. Брэнди не могла дождаться того времени, когда придет ее черед глумиться.
Смутно чувствуя, как ее начинает подташнивать, она отставила бокал с шампанским. Золотистые пузырьки прилипали к стенкам бокала, поднимались на поверхность и лопались.
У Брэнди ныли ноги. Что ей дали все эти потуги? Ничего. В этом самом благополучном чикагском обществе, среди самых красивых и самых воспитанных мужчин она не видела ни одного, кто помог бы ей забыть Алана и его предательство. Забыть свое унижение и невероятное разочарование.
Слушая хаотичный рассказ Гвинн о том, как ей живется замужем за доктором и чем она пожертвовала ради его карьеры, Брэнди невесело улыбалась. Если бы Ким услышала, что она проведет эту ночь одна в девственно чистой спальне в доме дяди Чарлза, свернувшись под стеганым одеялом, она, наверное, вздохнула бы с облегчением.
– Все уже садятся за стол, – сказала Гвинн. – Я надеялась, что Стэн придет вовремя и мы пообедаем вместе. Конечно, это не самая большая беда, но все-таки неприятно, когда ты одна. Хочется, чтобы рядом был твой парень и ты не выглядела как самая большая в мире рохля… О Боже! Смотрите, там граф!
Взволнованный тон Гвинн заставил брэнди расправить плечи.
– Граф? – сказала она, отрывая локоть от стойки бара.
– Роберто Бартолини. Он – итальянский граф.
Граф? Это то, что нужно.
– Граф «Чокула»
type="note" l:href="#n_7">[7]
, вы имеете в виду? – сказала Брэнди.
– Нет! При виде такого мужчины говорить о детской каше? Как можно так думать? Все мои мысли вокруг оддого – его ловких пальцев и пламенной страсти.
В этот день у Брэнди было столько разочарований, что ей не хватало энергии повернуться и посмотреть на настоящего графа. Она опустила плечи и сделала еще один глоток шампанского.
Гвинн продолжала журчать как ручеек:
– Я как-то слышала, как он рассказывал новости. У него голос Шона Коннери, но только с итальянским акцентом. С очень слабым акцентом. – Гвинн даже попыталась это изобразить, слегка раздвинув большой и указательный пальцы. – Правда, все равно понятно, что он не американец. По его словам.
– Он говорил на итальянском? – ехидно спросила Брэнди.
– Нет, на английском, но… слова у него… знаете… ну, какие-то растянутые.
– Как спагетти? – Брэнди подумала, что сарказм становится ее образом жизни. Bay!
– Нет. Они ласкают слух. Такие слова не каждый день услышишь. В них есть что-то величественное. И что-то от постмодернизма. Я не знаю истоки этого, но он обращается со словами, как художник с кистью.
– Это прекрасно.
Гвинн вошла в экстаз, в котором было столько благоговения, радостного изумления и неподдельного вожделения, что Брэнди рискнула попытать счастья. Она повернулась и… замерла.
Толпа уже расступилась, и в комнату вошел он. Синьор сексуальность в костюме от Армани.
Роберто Бартолини был высокого роста, по меньшей мере шесть футов и четыре дюйма. Глядя на его плечи, балерина Брэнди невольно представила, как легко он может поднять ее, держать и кружиться вместе с ней и…
– Ну, видите? Что я вам говорила? – Гвинн, не выдержав, пихнула Брэнди в бок.
Это был Джонни Депп без подведенных тушью глаз. Он стоял словно пират и обозревал комнату из-под темных полуопущенных ресниц, как казалось, насмешливо. Не удивляясь интересу, который он к себе возбуждал. Его темные, до плеч волосы были откинуты назад с загорелого лица, являвшего полнейшую компиляцию разных черт – неприкрашенного и восхитительного начал, наподобие сурового и дикого горного кряжа. Жестко очерченный рот и полные чувственные губы, готовые услужить лаской, заставили Брэнди, как и каждую другую женщину в комнате, дрожать в предвкушении.
В довершение ко всему этот мужчина держал себя как человек, который знает себе цену и уверен, что он желанен. В нем было нечто большее, нежели богатство. Больше чем порода. Больше чем красивая наружность.
Он излучал обаяние. И силу.
– Он женат? – спросила Брэнди.
– Нет. Но нам-то какая разница? Вы – помолвлены, я – замужем. Мы можем только смотреть меню, но заказывать – это не для нас.
«Он то, о чем ты мечтаешь», – подумала Брэнди.
– …не то чтобы я сетовала или что-то в этом роде, – продолжала Гвинн. – Стэн – хороший парень, но он не может соперничать с Роберто Бартолини. Судите сами: он богат. Граф. Иностранец. Он путешествует по миру. Только что приехал из Италии.
В это время дядя Чарлз шел к нему с распростертыми руками, излучая радость при каждом шаге.
Роберто, слегка улыбаясь, пожал хозяину руку. Брэнди затаила дыхание, отметив еще одну восхитительную черту итальянца.
Гвинн заерзала на табурете и наклонилась ближе к Брэнди, приготовившись поделиться самой важной информацией.
– И еще он…
– Тсс. – Брэнди положила руку на локоть Гвинн. – Успокойтесь и позвольте мне наслаждаться зрелищем, – сказала она и про себя добавила: «А также проникнуться фактом, что судьба на сей раз ко мне справедлива».
Роберто Бартолини был тот самый горный кряж. Та самая вершина, на которую Брэнди собиралась совершить восхождение.
Поставив на прилавок свой бокал, она расправила плечи и выпрямила спину. Алое платье сияло подобно драгоценному камню среди светского черного цвета. И сама она подсвечивалась изнутри азартом и жаждой отмщения.
Брэнди взглянула на Роберто Бартолини. Она смотрела на него, принуждая его посмотреть на нее в ответ.
Его голова повернулась, будто он услышал это требование. Он отыскал Брэнди в толпе.
Брэнди знала, что он должен был ее увидеть.
Когда он сфокусировал на ней взгляд, в тот же миг трепет пробежал по позвоночнику.
Быстро взглянув на Брэнди, Роберто Бартолини медленно прошелся по ней оценивающим взглядом.
И наконец посмотрел в глаза.
Гвинн с ее болтовней вдруг как-то померкла в сознании. Брэнди вдохнула полной грудью, чувствуя, как сильно колотится ее сердце. Говоривший в ней сексуальный инстинкт ожил, как спящий вулкан. Первый раз в жизни всем своим существом она была сосредоточена на одной вещи. Только на одной. На удовлетворении собственного желания. И этот мужчина, с его сумрачной чувственностью и глазами, светящимися подобно тлеющим углям, без всяких слов говорил, что может дать ей это.
Ничего не подозревающий дядя Чарлз ступил между ними, махая рукой, показывая на демонстрационную витрину с бриллиантом.
Роберто своим ответом выразил все, что только мог желать хозяин, но тут же шагнул в сторону, чтобы снова видеть Брэнди. Всю целиком.
Она улыбнулась ему. Слабой женской улыбкой, чуть насмешливо.
– Любить… их и создавать им… репутацию… выставляя себя в роли любящей женщины… это ужасно. – У Гвинн что-то случилось с голосом. Должно быть, сломался регулятор громкости, потому что Брэнди слышала только несколько обрывков фразы.
– Да, – вздохнула она. – Я понимаю. – И неторопливо повернувшись, она медленно вышла в коридор, ведущий в уединенные апартаменты. В дверях она задержалась, размышляя. Интересно, сколько времени у него уйдет, чтобы ее разыскать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Беда на высоких каблуках - Додд Кристина



Ужасный слог. Фразы типа "закоулки рта", "безудержная ухмылка" и "выключатель мозга" просто коробили. Может быть перевод слабоват, но не покидало ощущение легкого бреда при прочтении этого "шедевра". Не советую...
Беда на высоких каблуках - Додд КристинаЖанна
17.11.2011, 8.15





Если вначале было еще ни чего, то чем ближе близился финал, тем абсурднее становился роман. А в конце… более бредового конца я в жизни не читала
Беда на высоких каблуках - Додд КристинаЕлена
15.03.2013, 12.51





Забавный романчик. Кое-что конечно лишнее, но почитать можно.
Беда на высоких каблуках - Додд КристинаАнна
8.11.2013, 20.26





очень понравился роман.затянуто но интересно эпилога нехвотает
Беда на высоких каблуках - Додд Кристинакот
30.11.2013, 18.32





Я не первая кто это заметил, но всё же повторю - очень, очень затянуто! Всё впечатление о романе этим испортили.
Беда на высоких каблуках - Додд КристинаКсения
9.04.2015, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100