Читать онлайн Беда на высоких каблуках, автора - Додд Кристина, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беда на высоких каблуках - Додд Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беда на высоких каблуках - Додд Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беда на высоких каблуках - Додд Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Додд Кристина

Беда на высоких каблуках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

– Как ты мог так разговаривать с судьей? – сердито сказала Брэнди, когда они шли по широким коридорам суда к выходу. – Зачем ты все это наговорил ему?
– Судья Найт слишком сенситивный. – Роберто шагал рядом с ней – руки в карманы, воротничок расстегнут, галстук свободно болтается на шее.
– Ты назвал американскую систему правосудия фарсом. Ты сказал, что в ФБР не способны даже ботинки зашнуровать без инструктажа. И не менее успешно объяснил судье, что тебе могли бы предъявить обвинение и посадить в тюрьму еще много лет назад, если бы ЦРУ не было скопищем некомпетентных болванов. – Брэнди даже присвистнула. Она понимала, что слишком увлеклась, но уже не могла остановиться. – Эти несколько часов, проведенные в суде, были самыми позорными часами в моей жизни.
– Но в конечном счете мы по крайней мере остаемся вместе, – сказал Роберто, когда они подходили к двери.
Брэнди сумбурно пыталась просунуть руки в свой «Лондонский туман».
Роберто схватился за воротник, помогая ей попасть в рукава.
– Что будет, когда я им сообщу, что на время следствия ты передан под мое поручительство? Меня уволят, и мне не придется беспокоиться о самоотводе, потому что… – Брэнди повысила голос, – потому что миссис Пеликэн тотчас вышвырнет меня!
Проходившие по коридору люди удивленно смотрели на них.
Роберто равнодушно пожал плечами перед дежурным конвоем, показывая, что не понимает, из-за чего она поднимает шум.
– Послушай. Можешь ты объяснить мне, зачем тебе брать самоотвод, если все складывается наилучшим образом?
– Наилучшим образом? Я с ужасом предвижу первое, что она спросит… Погоди! – Брэнди остановилась, похолодев от внезапного подозрения. Роберто поспешил отдернуть ее в сторону, чтобы избежать столкновения при встречном движении. – Что ты сказал?
– Я сказал, что все складывается наилучшим образом. – Он надел свое пальто.
– Нет, до этого. Ты сказал: «По крайней мере мы остаемся вместе». – Брэнди повысила голос. – Значит, ты сознательно так себя вел с Найтом?
– Сага, – Роберто посмотрел Брэнди в лицо и взял ее за руки, – ты и вправду думаешь, что я глупый? Я тебя обожаю, и я никогда бы не стал рисковать, чтобы получить тюремный срок длиной в жизнь ради нескольких недель твоего поручительства. Это не имеет смысла.
– Да. – Брэнди немного успокоилась. – Да, это не имеет смысла. Но и то, что ты вытворял там, – кивком показала она назад, на судейские кабинеты, – тоже было лишено смысла.
– Он – американский судья. Я – итальянский граф. – Роберто лениво прислонился к стене. – Он вел себя высокомерно, и я указал ему на его место.
– Действительно указали, – сказала Брэнди. Своим снобизмом Роберто напомнил ей слишком ясно, что у них нет ничего общего. – Когда ты отлучился в туалет, судья Найт рассказал мне, что он вырос на улицах Чикаго и прошел длинный путь, прежде чем стать одним из самых уважаемых должностных лиц в городе.
Роберто отверг это заявление изящным жестом.
– Я уверен, его честь все преувеличивает. Просто ему хотелось произвести впечатление на хорошенькую девушку.
В сердцах Брэнди так туго затянула пояс пальто, что едва могла дышать. Или, может быть, дело было вовсе не в поясе, а в бешенстве, стеснявшем ей грудь.
– Судья Найт считает, что он вправе задавать вопросы человеку, которому дана привилегия на время следствия оставаться на свободе под поручительство.
– У него нет этого права, – сказал Роберто.
И он не шутил.
Ну надо же! Она начинала привыкать восхищаться его надменностью!
Брэнди достала из кармана перчатки. В спешке вместе с ними выпала белая бархатная коробочка.
Роберто подобрал ее.
– Надеюсь, ничего ценного внутри. – Он протянул Брэнди ее коробочку.
– Нет. – Она затолкала ее обратно в карман. – Серьги на мне.
Брэнди надела перчатки, шапку и вышла из дверей. Роберто последовал за ней.
Когда она ступила за порог, ее захлестнул холодный ветер. Где лимузин? Лимузин с его райским блаженством. Она направилась к машине.
Но Роберто не пошел вместе с ней, а остановился на ступеньках и стал прочесывать глазами улицу вверх-вниз. Взгляд его задержался на двух парнях, топтавшихся возле огромного монумента, подарка Пикассо городу. Оба были в шапках, рукавицах, теплых сапогах и с шарфами вокруг лица. Но даже утеплившись как полярные медведи, они, должно быть, отморозили себе задницы.
– Давай пойдем пешком, – сказал Роберто. Большей глупости за сегодняшний день Брэнди еще не слышала.
– Пешком? – У нее уже онемели губы. – Ты что, выжил из ума?
– У тебя уже и так сложилось обо мне такое мнение. Я могу его подкрепить. – Роберто снял шарф и, обмотав им ей шею и уши, улыбнулся, несмотря на ее страшное раздражение. – Пойдем скажем Ньюбаю. Он будет следовать за нами в машине.
– Отсюда до офиса несколько миль! – воспротивилась Брэнди. Окутавшая ее мягкая кашемировая ткань сохранила его тепло, его запах и передавала его уверенность в себе.
– Мы не пойдем в офис. Мы пойдем в ресторан. Я еще ничего не ел.
Брэнди сердито сверкнула глазами.
– Это недалеко, – заверил ее Роберто. – Всего несколько кварталов.
Шел бы один. Брэнди ужасно хотелось сказать ему, что она с удовольствием понаблюдала бы за ним из машины. Но судья Найт был так зол на него за то непочтительное обращение, что распространил свой гнев также на «Макграта и Линдоберта». И на нее – особенно. Пока Роберто отсутствовал в туалете, судья очень дотошно интересовался, что произойдет с ней и с ее перспективной карьерой, если подследственный не оправдает доверия своей поручительницы. Поэтому покинугь его сейчас ей не хватало духа. Не перед зданием суда. Возможно, пока не закончится дело.
– Ладно, – сказала Брэнди. – Идем.
Роберто переговорил с Ньюбаем, потом присоединился к ней на тротуаре, взяв быстрый темп.
Брэнди шагала, опустив голову, и бормотала:
– Ненавижу. Это не зима. Зима – это горячий шоколад и зефир. Зима – это катание на санках. Даже снег и тот не может идти в эту проклятую погоду. Делать мне больше нечего, кроме как гулять по Чикаго в этот леденящий холод, чтобы замерзнуть до смерти.
– Постой. – Роберто приобнял ее за плечи. – Дай я помогу тебе сберечь тепло.
Брэнди отпихнула его.
Он, похоже, не обиделся… Хуже того – ему, кажется, не было холодно.
Лишь немногие горожане обнаружили достаточное желание выйти на улицу, чтобы бороться с ветром и холодом. Большинство людей предпочитали ждать теплой погоды и лета. Даже для тех двух парней на площади у памятника, очевидно, было слишком холодно, потому что они прошли около одного квартала и поплелись назад.
Один из них сильно кашлял. Должно быть, в городе сейчас ходила какая-то респираторная инфекция.
– Зачем было ехать сюда, если ты так ненавидишь зиму? – спросил Роберто. – Можно подумать, Чикаго скрывает свою репутацию. Чикаго – город ветров.
– Я приехала сюда из-за моего жениха, – сердито сказала Брэнди, чтобы он не думал, что ему простился тот трюк в суде. Ее гнев был единственное, что не давало ей замерзнуть.
– Ты приехала сюда, чтобы уйти от него? – продолжал Роберто.
– Я приехала сюда, потому что он живет здесь. – Брэнди понимала, чем вызваны эти вопросы, но не хотела говорить начистоту. Отвергнутая Аланом, она вырвала оставшееся жало, найдя себе шикарного итальянского любовника. Но после того как выяснилось, что ему инкриминируются кражи драгоценностей, она столкнулась с целым рядом унижений. – Как далеко еще до ресторана? – спросила она.
– С квартал. – Роберто посмотрел назад, на автомобиль, потом снова на нее. – Ньюбай едет прямо за нами. Можешь сесть в машину.
Брэнди тоже оглянулась. Ньюбай следовал за ними с такой же скоростью, как они, блокируя уличное движение, но удобство других водителей его, казалось, ничуть не заботило.
– Нет уж, – сказала Брэнди. – Только я поверну спину, как ты набросишься на меня.
Роберто засмеялся. Действительно засмеялся.
– Если я захочу это сделать, интересно, как ты меня остановишь? Повиснешь у меня на лодыжке, чтобы предотвратить мой бросок?
– Ты будешь удивлен, – мрачно сказала она. Вообще балерина Брэнди могла брыкнуть его прямо в затылок, но ему незачем было это знать. Возможно, когда-нибудь ей придется это сделать. Или по крайней мере у нее возникнет такое желание. – Где твой ресторан? – Брэнди не видела впереди ничего похожего, кроме единственной, хорошо знакомой типично американской забегаловки. На ее фасаде флюоресцирующими огнями сверкала реклама «Будвайзера» и «Старого Милуоки».
– Вот и он, – сказал Роберто. – «Собачья голова».
type="note" l:href="#n_13">[13]
Так и есть. Захудалая закусочная. Это не то место, чтобы его мог посещать весь из себя итальянский граф.
– Выглядит не очень подходяще для тебя.
– Ты будешь приятно удивлена, – сказал Роберто и продолжил тему переезда. – Так… ты приехала сюда на прошлой неделе и теперь уже не помолвлена?
Ох! Он был наподобие бумеранга.
– Совершенно верно.
– И кто расстроил вашу помолвку? – спросил Роберто.
Брэнди повременила с ответом, пока он открывал дверь.
– Его жена.
Пол в помещении был покрыт черно-белым линолеумом, кабины обиты войлоком, по стенам – собачьи чучела, обтянутые полиэтиленовой пленкой. Головы пуделей, чау-чау, немецких овчарок, золотистой охотничьей поисковой собаки, желтого Лабрадора. И кроме этого – покрашенные лаком деревянные столы на металлических ножках, разносортные кресла, выщербленный прилавок и божественные ароматы.
Брэнди не ела со вчерашнего вечера, когда она рассталась с Роберто. Под стремительным натиском ароматов у нее потекли слюнки, а внезапные громкие жалобы, вырвавшиеся из ее желудка, выдали голод.
– Садитесь, дорогая, пока вы не упали. – Седоватая официантка помахала им в сторону кабинки, потом пригляделась к Роберто. – Послушай, а ты не тот ли парень из газет? Это ты украл те огромные драгоценные камни у светской дамы?
Как?! О нем писали газеты? Его все знают? Роберто переключил все внимание на пухлую, усталого вида женщину.
– Те камни – это подарок, – сказал он, ослепляя ее улыбкой.
Официантка приложила руку к груди. Лицо ее залила краска. Вероятно, первый раз за сорок лет.
– Я верю, – сказала женщина, отвечая ему столь же пламенной улыбкой.
Да. Роберто своей улыбкой осветил весь ресторан. Несомненно, с его талантом можно было выманить драгоценности у любой женщины.
Роберто посмотрел в дальний угол, где за длинным столом, наклонившись над своими тарелками, сидели какие-то мужчины. Они ели, курили, разговаривали – все вперемежку. Из других посетителей поблизости от них никого не было.
Из-за табачного дыма, предположила Брэнди.
– Я вижу, что друзья мои здесь, – сказал Роберто. – Сейчас мы к ним присоединимся.
Официантка начала было возражать, но потом бросила на Роберто долгий взгляд и только сказала:
– Это будут твои похороны.
Брэнди было знакомо это чувство – его выказывали ей, когда ее держали за простофилю. За последние три дня ей приходилось ощущать это достаточно часто.
– Так это ради них ты хотел перекусить здесь? – спросила Брэнди.
– Этот ресторан славится своими хот-догами, – ответил Роберто.
Но для нее это был вовсе не ответ.
– Что это за друзья?
– Старые друзья семьи.
Мужчины уже успели заметить их и, увидев, что они с Роберто направляются к их столу, поднялись. Вообще, кроме Брэнди, здесь не было ни одной женщины, и то, что на нее смотрели, как будто она была… любовницей гангстера, вызвало у нее ощущение своей неуместности.
Человек лет пятидесяти пяти, широкоплечий, с круглым животом, вышел из-за стола, держа тарелку, на которой лежали два хот-дога с огромной горкой картофеля-фри. Он двинулся к ним, широко расставив руки.
– Бобби! Бобби Бартолини! Как я рад тебя видеть! Ты – совсем взрослый. – У этого мужчины по сравнению с Роберто был более выраженный итальянский акцент, и его рокочущий голос резонансно усиливался благодаря его широкому остову.
У Брэнди приподнялись брови. Если мужчина осмеливается называть Роберто Бобби, значит, эти люди действительно старые друзья семьи. Правда, другой и еще один, по правую руку от него, были приблизительно того же возраста, что Роберто. Обоим под тридцать и оба в хорошей физической форме. Их мускулистые руки были хорошо видны из-под закатанных рукавов.
– Моссимо Фоссера! Какой приятный сюрприз! – Роберто сердечно обнял мужчину. – Мог ли я подумать, что встречу тебя здесь и сейчас?
«Ara. Так и есть. Мы специально шли сюда, чтобы встретиться с ними».
– Мы, Фоссера, бываем здесь постоянно, – сказал Моссимо.
Роберто похлопал его по животу.
– Да, я вижу. Грег, это ты, дружище? – Он обменялся рукопожатием с ним. Парень был почти такой же красивый, как он сам. – Привет, Данте. Ты все еще встречаешься с той красивой девушкой, Флоренцей?
Данте засиял.
– Нет, я перестал с ней встречаться… после того как женился на ней.
Мужчины засмеялись.
Данте с Роберто обменялись шутливыми тумаками.
– Привет, Фико! Твое лицо наконец очистилось. Рики, когда ты успел потерять все свои волосы? Дэнни, какая великолепная наколка! Ну и сукин сын этот твой татуировщик! Должно быть, тебе было чертовски больно. – Роберто утерял свой слабый итальянский акцент, и сейчас его голос был неотличим от голоса любого американца, И держался он тоже как американец. Сама уверенность и пустословие. Хотя, возможно, Брэнди это только казалось из-за предубеждения к сильному полу. И все благодаря Алану!
– Кто это? – спросил Моссимо у Роберто, кивнув в сторону Брэнди.
– Брэнди, позволь мне взять твое пальто. – Роберто размотал шарф с ее лица.
– Bay! – вырвалось у Фико, будто увидеть что-то подобное он даже не представлял.
Роберто стянул с Брэнди «Лондонский туман» и повесил на крючок.
Мужчины беззастенчиво уставились на нее. Поэтому Брэнди очень быстро поняла, что ее бюстгальтер не приплющивает грудь как надо. И ее консервативный костюм тоже не скрывал фигуру, как она надеялась.
Роберто быстро обнял ее за талию и притянул к себе.
– Это – Брэнди Майклз, мой адвокат.
За этим представлением последовало много смешков и толчков локтями.
– Aгa…
– Ну конечно.
– Брось, Роберто! Ну кто это?
– Его адвокат. Теперь это так называется.
Мужчины смеялись Брэнди прямо в лицо, как будто ее там вовсе не было. Они принимали ее за какую-то ветреную блондинку. Или за такую женщину, как Тиффани.
Брэнди двинула Роберто локтем в ребра, так что у него вышибло дух. После этого она выступила вперед и протянула Моссимо руку:
– Меня зовут Брэнди Майклз. Я работаю у «Макграта и Линдоберта» и являюсь адвокатом Роберто. И не только. Суд передал его мне на поруки.
Те мужчины, что помоложе, перестали хихикать, разинули рты и только смотрели друг на друга, не зная, что сказать.
Моссимо наклонился к ее руке.
– Этого следовало ожидать. Конечно же, у Бобби в качестве адвоката должна быть самая красивая бизнес-леди. – Мужчина вещал одной стороной рта, подобно Попи
type="note" l:href="#n_14">[14]
. Брэнди была удивлена, что он еще не жует шпинат и не трескает хрящики. – Присаживайтесь, мисс Майклз.
Дэнни выдвинул для нее кресло.
Брэнди села. Роберто тотчас проторил путь к столу и плюхнулся рядом с ней. Чуть ли не прямо ей на колени, точно самец, защищающий свою территорию. Брэнди так захотелось снова толкнуть его локтем, но тут официантка шлепнула на стол меню и встала перед ними с блокнотом наготове.
Брэнди было достаточно беглого взгляда, чтобы решить, что заказывать.
– Кока-колу и польскую колбасу с чесноком. – Последний как раз считался средством, охраняющим от вампиров. Может быть, от итальянских любовников тоже.
– Жареный лук и квашеную капусту? – спросила официантка.
– О да. – Брэнди посмотрела на Роберто и приторно улыбнулась. – И чипсы. Много чипсов.
– Мне то же самое, – сказал он.
По тому, как он смотрел на нее, складывалось впечатление, что его не волнует, если от нее будет пахнуть чесноком и капустным рассолом. И это было плохо для ее плана держаться от Роберто подальше, учитывая его слишком льстивые повадки.
– Ну, как твой дедушка, Бобби? – Моссимо криво ухмыльнулся, под стать его артикуляции одной половиной рта. – Серджо что-то не очень дает о себе знать. Я давно его не видел.
– Для человека, которому пошел восемьдесят первый год, он чувствует себя неплохо. Немного беспокоит ломота, немного – боли. В холодную погоду болит рука. Но, – Роберто постучал себя по лбу, – ум по-прежнему острый.
– Ладно. Хорошо. А что касается руки, – Моссимо сделал скорбную мину, – это было слишком неприятно. Но это нужно было сделать.
Разговор затих, когда мужчины посмотрели друг на друга, потом на Брэнди.
Можно подумать, они никогда не обедали с женщиной.
– Вы из Чикаго, мисс Майклз? – спросил Моссимо.
– Нет, я только что переехала сюда. – На это никто ничего не сказал, и Брэнди добавила глупо: – Здесь холодно.
Парни Фоссера зашаркали ногами под столом. Роберто откинулся в кресле, явно расслабленный и совсем не заинтересованный довести беседу до конца.
Зачем было так стремиться на этот ленч, если он не хочет с ними разговаривать?
Но Тиффани привила Брэнди понятие о ее женских обязанностях, поэтому она спросила:
– А вы здесь живете всю жизнь, мистер Фоссера?
– Я родился в Италии, но приехал сюда с моим братом Рики, когда мне было одиннадцать. А эти ребята все родились здесь. – Моссимо поспешно закрыл рот, словно по невнимательности выдал государственную тайну.
Вести светский разговор с этими парнями было самым тяжелым бременем, какое Брэнди когда-либо помнила. И когда зазвонил ее телефон, она тут же вытащила его из сумочки, возблагодарив счастливый случай.
Потом она увидела на дисплее номер – и больше уже никого не благодарила.
– Извините. Я должна ответить на звонок. Это из «Макграта и Линдоберта». – Брэнди отодвинула свое кресло и вышла из-за стола. Когда она удалялась, за спиной у нее загудели голоса. Но едва ли для нее было так уж важно, что станут говорить о ней эти парни, по сравнению с тем, что ей собирались сказать коллеги из «Макграта и Линдоберта». Она ответила на звонок и затаила дыхание.
Это был Гленн, и его холодный тон заморозил Брэнди не хуже чикагской погоды.
– Что у вас там произошло?
– Я как раз собиралась вам звонить. У нас с судьей Найтом возникли небольшие трудности? – мягко говоря.
– Судья Найт сказал мне совсем не то. Я только что закончил с ним разговор.
Она должна была это предвидеть и учесть. И непременно учла бы, не будь она так расстроена недавней метаморфозой Роберто. Из очаровательного любовника он превратился в похитителя драгоценностей, Роберто-аристократ оказался обыкновенным пройдохой. В мозгах у нее все перепуталось.
– Его честь оскорбило поведение мистера Бартолини, – сказала Брэнди.
– Мисс Майклз, из уважения к вашей неопытности я поручил вам самую легкую часть в этом деле. Ваша задача была познакомиться с судьей Найтом и поговорить с ним, так чтобы его честь расположился к мистеру Бартолини. А вы провалили задание.
Вот напыщенный плешивый пустозвон! Может, она и виновата, что имела глупость спать с иностранцем, а не с Гленном, но она не несет ответственности за поведение Роберто.
– Мистер Сильверстейн, – сказала Брэнди, – в том, как вел беседу мистер Бартолини у судьи Найта, едва ли есть моя вина. И если судья Найт действительно рассказал вам все, то вы должны знать: это я удержала его от немедленного заключения мистера Бартолини под стражу.
– Вместо этого вы взяли его на поруки. Да здесь каждая женщина расшиблась бы насмерть, чтобы быть на вашем месте! – Гленн повысил голос. – Вы что думаете, я глупый, мисс Майклз?
Только бы он не задавал ей сейчас важных вопросов. Не сейчас, когда она устала, голодна и зла на мужскую половину человечества в целом и на Роберто в частности.
– Мистер Сильверстейи, позвольте мне разгрузить ваш ум от серьезных вопросов. Я нахожусь в одном месте, где мне дают хот-доги на ленч. В придачу к этому я отморозила себе зад, потому что мистер Бартолини пожелал идти пешком. А еще я должна сейчас быть дома, чтобы попытаться привести в порядок мою изуродованную квартиру. И если вы не слышали сплетен, я хочу вам сказать, что от меня ушел мой жених и только что женился на другой женщине. – У Брэнди полегчало на душе, оттого что ей удалось хоть раз использовать имя Алана, чтобы облегчить свои трудности.
– Гм. Да. Я слышал. Но вообще это не оправдание. – Но сейчас Гленн вел себя уже не так напористо. Вероятно, потому, что он был из тех парней, кто не выносит, когда женщины плачут.
Знать бы ему, как она была далека от слез! У нее запищал телефон. Брэнди проверила номер и сказала:
– Извините, мистер Сильверстейи, я должна поговорить по другой линии. Это мой домовладелец. Надеюсь, с известием, что они поймали человека, который разгромил мою квартиру. – В своем злорадном ликовании Брэнди вывела Гленна в режим ожидания.
– Мисс Майклз? – Эрик быстрым и бодрым голосом стал докладывать ей об успехах. – Приходил страховой агент. Сделал снимки повреждений и ушел. Рабочие произвели уборку. Я лично проследил за ними. Разбитое стекло собрано пылесосом. Те ваши вещи, что остались неповрежденными, собраны. Я не уверен, что все положено на свои места, но вы можете вернуться и проверить. Я велел рабочим сложить в коробки те вещи, которые, я думаю, вы захотите пересмотреть сами. Коробки составлены у стены между вашей спальней и гостиной. Бригада почистила ковры…
– Ковры? С ними что-то не так?
– Да. В комнатах стоял запах. Мы установили, что вандалы…
– Их было больше одного? – Брэнди потерла лоб.
– Видео показало, что это были двое мужчин. Они были в шапках и обмотаны шарфами. Так что невозможно сказать, кто они.
– Как они попали в дом, Эрик?
– Как-то проникли, – сказал он, на что Брэнди только тяжело и прерывисто вдохнула. – Но все-таки, вероятно, их кто-то впустил. Мы сменили охранную систему на входе. Раньше такого никогда не было и больше не случится. Мне так жаль, мисс Майклз. – Эрик действительно казался огорченным.
Брэнди обняла себя за талию и ощутила трепет надежды. Однажды она снова почувствует себя в безопасности.
– Я ценю вашу заботу, Эрик. А что вы сказали по поводу ковров?
– Мы почистили все ковры, потому что вандалы оправлялись в гостиной. Поэтому мы почистили все ковры.
Она переменила мнение. В этой квартире она никогда не будет чувствовать себя в безопасности. И никогда не сможет ходить там босиком.
– Маляры закрасили все те граффити на стене. Ваши личные вещи отданы в сухую чистку. Квартира выглядит великолепно. Я позволил себе вольность заменить ваш матрац на новый. Той же марки, того же образца. Наш персонал приготовил вам постель. Вы можете спать уже этой ночью без всяких тревог. – Эрик действительно выложился, чтобы убедиться, что она не станет прибегать к закону для возбуждения каких-то действий против его корпорации.
Знал бы он, как ей везет последнее время, сам бы что-нибудь предпринял, чтобы взыскать с нее за въезд в его дом. И за все те мерзости, которые она привнесла своим переездом.
Брэнди окинула взглядом длинный стол, где Роберто сидел в окружении людей, очень похожих на бандитов. Мужчины перешли на повышенные тона, но она не могла понять ни слова. Нуда, они же говорили на итальянском!
– Спасибо вам, Эрик. Я очень признательна за помощь. Я дам вам знать, когда решу, оставаться мне или съехать, если мне будет слишком тревожно в этой квартире.
– Уверяю вас, я правильно вас пойму, если вы захотите переехать. Пусть вас не беспокоит расторжение договора аренды. – Эрик, похоже, отнесся к ее заявлению слишком сочувственно и одобрительно, что казалось подозрительным. Уж не догадался ли он, что ее присутствие действительно приносит одни несчастья?
– Спасибо. – Брэнди посмотрела на дисплей. К ее удивлению, Гленн оставался в режиме ожидания. Она думала, что ее куратор в приступе гнева положит трубку, но нет. Поэтому она нажала кнопку микрофона.
– Я только что узнала, что мои ковры нуждались в чистке, потому что на них помочились вандалы. Кто они – полиция представления не имеет, а домовладелец будет счастлив, если я перееду на другую квартиру. Так вот, мистер Сильверстейн, как вы думаете, в этой ситуации я должна прийти в восторг от итальянского альфонса, этого совершенно аморального типа с шаловливыми ручками? И еще я хочу знать, стали бы вы обвинять мужчину, даже если бы он был геем, в служебном упущении за то, что он вызволил мистера Бартолини из тюрьмы?
– Мисс Майклз, я не имел в виду…
– Не надо, не извиняйтесь. Просто помните, что во всех судебных разбирательствах, касающихся тендерной дискриминации, очень трудно оспорить права истца. – Брэнди надеялась, что ее слова, произнесенные ласковым тоном, приведут Гленна в ярость. – Вечером я должна заново раскладывать вещи в моей квартире. Так не побудете ли вы няней при мистере Бартолини вместо меня? Могу я рассчитывать на вас? Плачу десять долларов за час!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Беда на высоких каблуках - Додд Кристина



Ужасный слог. Фразы типа "закоулки рта", "безудержная ухмылка" и "выключатель мозга" просто коробили. Может быть перевод слабоват, но не покидало ощущение легкого бреда при прочтении этого "шедевра". Не советую...
Беда на высоких каблуках - Додд КристинаЖанна
17.11.2011, 8.15





Если вначале было еще ни чего, то чем ближе близился финал, тем абсурднее становился роман. А в конце… более бредового конца я в жизни не читала
Беда на высоких каблуках - Додд КристинаЕлена
15.03.2013, 12.51





Забавный романчик. Кое-что конечно лишнее, но почитать можно.
Беда на высоких каблуках - Додд КристинаАнна
8.11.2013, 20.26





очень понравился роман.затянуто но интересно эпилога нехвотает
Беда на высоких каблуках - Додд Кристинакот
30.11.2013, 18.32





Я не первая кто это заметил, но всё же повторю - очень, очень затянуто! Всё впечатление о романе этим испортили.
Беда на высоких каблуках - Додд КристинаКсения
9.04.2015, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100