Читать онлайн Коснись меня огнем, автора - Джордан Николь, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коснись меня огнем - Джордан Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коснись меня огнем - Джордан Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коснись меня огнем - Джордан Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Николь

Коснись меня огнем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Миклош, дорогой, ты не представляешь, как я рада видеть тебя! — воскликнула Блейз, когда он наконец перестал кружить ее.
— Да, моя маленькая леди, я тоже счастлив, видеть тебя. Как ты выросла за эти… сколько лет прошло? Года три?
Цыган говорил глубоким смеющимся музыкальным голосом, однако выговор его, несмотря на экзотическую внешность, ничем не отличался от выговора любого английского фермера. Миклош родился в соседнем Эссексе и вырос на дорогах разных графств. Одет он был так же, как одеваются бедняки, разве что гораздо пестрее. На нем были шафранного цвета рубашка, красный жилет, желтый шейный платок, свободные штаны и тяжелые сапоги. Зеленая шерстяная шапочка украшала его голову. Иссиня-черные волосы и загорелое, обветренное лицо говорили о принадлежности Миклоша к пестрому племени цыган. Когда он обнимал Блейз, на его смуглом лице блеснула белозубая улыбка.
— Что привело тебя к нам? — Черные глаза в недоумении рассматривали девушку. Он заметил поношенную шерстяную накидку, бедное платье. — И что ты делаешь в таком наряде? Ты же богатая леди.
— Миклош, у меня большие неприятности. Я убежала от тети Агнес. Ты разрешишь мне пожить у тебя? Всего несколько дней? Самое большее — неделю. Думаю, мне хватит этого времени, чтобы убедить ее в моей правоте.
Миклош не отвечал, Блейз заволновалась. Она знала, что у него проблемы с властями. Местный магистрат часто цеплялся к самым незначительным вещам, чтобы выдворить цыган со своей территории. Если узнают, что она в таборе, их могут обвинить в похищении.
— Для тебя, любимая дочь моего друга, я сделаю все, — галантно произнес Миклош, с отеческой любовью похлопывая ее по руке.
— Спасибо, Миклош. — Блейз с облегчением улыбнулась, благодарная, что Миклош не забыл дружбы с отцом. Задолго до рождения Блейз отец приезжал в Англию из Америки, чтобы познакомиться со страной и с романской культурой. Дрю Монтгомери провел почти все лето, колеся по дорогам Англии с табором Миклоша, а зиму провел в Хартфордшире, тоже неподалеку от табора. Там он встретил и полюбил мать Блейз, молодую англичанку из хорошей семьи. Ее родственники приняли американца без особой радости, но были вынуждены смириться с выбором дочери: молодые люди полюбили друг друга. Они поженились следующей весной, и Дрю увез жену в Филадельфию. В последующие несколько лет они навещали родителей Френсис, чтобы показать свою маленькую дочку. И где бы ни находился Миклош, Дрю каждый раз разыскивал его. Дружба их крепла с годами.
Блейз не забыла детский восторг, который испытывала, когда Миклош качал ее на коленях, а она визжала от радости. Она помнила, какая любовь обрушилась на нее в таборе, цыгане обожали детей, они совершенно испортили Блейз. Но были и грустные воспоминания. Когда ей исполнилось десять лет, у нее умер отец, которого она очень любила. Они с матерью вернулись в Англию, чтобы жить с ее овдовевшей сестрой леди Агнес. Блейз казалось, что она не переживет той зимы. Она потеряла отца, дом, страну — все сразу. Но Миклош и Панна, мать табора, помогли ей справиться с горем.
Просто чудо, что Френсис разрешила Блейз той ужасной зимой находиться в таборе столько времени, сколько ей хотелось, хотя леди Агнес не уставала твердить, что для девочки это добром не кончится, поскольку даже в десять лет репутация девочки — вещь весьма хрупкая. Только гораздо позже Блейз осознала, почему мама разрешила ей бывать в таборе — она понимала, насколько важно для девочки поддерживать память об отце.
Теперь Блейз уже не ребенок, но табор подействовал на нее точно так же, как в детстве. Всякий раз, когда Блейз попадала к цыганам, отец возвращался к ней, со своим смехом, любовью, жаждой жизни. Никто так не радовался жизни, как Дрю Монтгомери. Ради него, а может, и по другим причинам, Миклош всегда будет встречать ее как дочь.
Только Блейз успела подумать обо всем, как вдруг Миклош посмотрел через ее плечо и посуровел, лицо его сделалось серьезным.
— А что это за рай с тобой?
Блейз обернулась, вспомнив, что словом рай цыгане называют джентльмена.
— О Боже, — пробормотала она. Через луг по направлению к ним, опираясь на трость с золотой рукояткой, медленно шел лорд Линден. — Не он со мной, Миклош. Я с ним… Он настаивал, чтобы сопровождать меня… не отпускал одну.
— Он приехал не за тем, чтобы прогнать нас отсюда? — с беспокойством спросил Миклош.
— Нет, не думаю, что он имеет отношение к магистрату. Не понимаю, почему он еще здесь. Он даже не знает, кто я. Думает, что я — приемная цыганка.
Миклош с любопытством посмотрел на Блейз.
— С чего это он так решил?
— Я сказала ему, не выдавай меня, пожалуйста. — Она не хотела, чтобы лорд Линден узнал, кто она на самом деле, из опасения, что он может рассказать тете Агнес, где она, до того как она убедится, что ее репутация основательно подмочена. — Я назовусь… Блейз Смит вместо мисс Сент-Джеймс.
— Хорошо, — согласился Миклош, — но как только он уедет, ты расскажешь мне все.
Блейз согласно кивнула. Она объяснит, как встретилась с лордом Линденом, но без подробностей, разумеется. Не будет же она рассказывать Миклошу, что этот разодетый лорд предложил ей стать его любовницей. Миклош относится к ней как к дочери. Со своим горячим цыганским нравом, он проливал кровь и за много меньшие оскорбления. Конечно, надо признать, она сама виновата в том, что случилось в гостинице. Лорд Линден никогда бы не попытался соблазнить ее, если бы знал, что она знатная дама… Или?.. Блейз с тревогой следила за приближением лорда Линдена. Несмотря на хромоту, двигался он довольно ловко и выглядел вполне уверенно.
— Милорд, вы удивляете меня, — сказала она, когда он остановился перед ней. — Я думала, вас уже и след простыл.
— Хотел убедиться, что вы благополучно добрались.
— В этом не было необходимости…
— Знаю. — Он обезоруживающе улыбнулся и посмотрел на Миклоша, который почтительно снял шапку. — Вы представите меня?
— Ну… — Он не оставил Блейз выбора. — Милорд, позвольте представить вам моего хорошего друга, мистера Миклоша Смита. Миклош, познакомься, это виконт Линден.
К ее удивлению, лорд Линден вежливо поклонился цыгану, так, как он бы поклонился любому джентльмену, потом перевел синие глаза на нее.
— Друг?.. — Он произнес это слово с интонацией, полной скрытого смысла, который Блейз отлично поняла. — …Или ваш суженый?
— Н-н-нет, — невнятно пробормотала Блейз, застигнутая врасплох вопросом Джулиана. — Миклош — вожак табора.
— А-а, так он — отец вашего жениха?
К своему огорчению, Блейз почувствовала, что совершенно некстати краснеет. Она солгала лорду Линдену, когда сказала, что собирается замуж за старшего сына вожака. Тогда ей надо было срочно что-то придумать, чтобы охладить пыл виконта. Теперь деваться некуда, приходится продолжать лгать.
— Да, — пробормотала она, — отец моего жениха. К чести Миклоша, он и бровью не повел, хотя разговор, надо сказать, немного озадачил его.
— Я очень благодарен вам, что вы пришли ей на помощь, ваше сиятельство. Мисс… Блейз мне как дочь.
— В самом деле? — Лорд Линден бросил на Блейз беглый взгляд, полный нежности. — Прекрасно пони-
маю ваше желание оказать покровительство такой прелестной дочери…
— Да, — односложно ответил Миклош.
Но по его благоговейному тону Блейз поняла, что вежливое, уважительное обращение незнакомца произвело большое впечатление на Миклоша. Вполне вероятно, цыган впервые в жизни так близко общается с высокородным джентльменом, если не считать тех случаев, когда его доставляли в магистрат.
Блейз подобного сказать было нельзя: она много ездила со своим отчимом-дипломатом и встречала множество других английских дипломатов, но ни один из них так и не сумел изменить ее убеждения, что англичане, особенно голубых кровей, холодны, как рыбы.
Воцарилось неловкое молчание. Цыгане широким полукругом стояли за спиной Миклоша имолча следили за происходящим. Миклош посмотрел через плечо на свой напряженно притихший табор и обратился к виконту:
— Позвольте предложить вам эля, ваше сиятельство.
— Буду вам очень признателен. — Лорд Линден обворожительно улыбнулся. — Был бы рад, если бы мне предложили сесть. Ужасно болит нога… Боевое ранение.
Миклош торопливо отдал какие-то распоряжения, икто-то из цыган тут же бросился исполнять их, аБлейз с подозрением посмотрела на Джулиана. Непохоже, что он испытывает боль, во всяком случае, такую сильную, как в гостинице. Скорее, он собирается воспользоваться нездоровьем, чтобы завоевать симпатии Миклоша идостичь каких-то своих целей.
— Вы не находите, что в экипаже вам будет удобнее, чем в открытом поле? — Блейз постаралась задать этот вопрос как можно любезнее, но Джулиан, отличавшийся завидной сообразительностью, хорошо понял, что она имела ввиду.
— Вероятно, это так, но тогда, — обратился к ней со своей обезоруживающей улыбкой лорд Линден, — я потерял бы возможность убедить вас переменить решение относительно наших взаимоотношений.
Блейз растерянно посмотрела на него. Это было одно из тех редких мгновений, когда она не нашлась что ответить. Как сделать, чтобы он выбросил из головы эту глупую мысль, что она согласится стать его любовницей? То, что такой мужчина, как лорд Линден, обратил на нее внимание, ослепило ее на миг. У какой женщины не дрогнуло бы сердце? Но его настойчивость становилась досадной помехой. Надо во что бы то ни стало избавиться от него.
Вернулся Миклош, и необходимость отвечать отпала. Очевидно, он решил принять знатного гостя со всем гостеприимством, на которое способны цыгане. Открыли бочонок эля, на земле расстелили большое покрывало, и мужчины выступили вперед, приветствуя гостя.
Поняв, что следует ступить на покрывало, лорд Линден хитро скривил губы и посмотрел на Блейз.
— Надеюсь, вы присоединитесь ко мне?
— О нет, милорд, мне нельзя. — Она покачала головой. — Женщины в этом не участвуют. У цыган такой порядок.
— Вы хотите сказать, что покинете меня? — Брови лорда взметнулись вверх. — И это после того, как я, проявив галантность, спас вас? Какая неблагодарность!
Блейз отступила назад, с трудом сдерживая смех. Несомненно, лорд Линден не привык к тому, чтобы его планы срывались.
— Уверена, такой находчивый джентльмен, как вы, не нуждается в помощи. Мне надо поздороваться с остальной семьей. Желаю вам всего хорошего и… счастливого пути.
С вызывающим смешком Блейз торопливо присела, развернулась и пошла прочь от него. Она надеялась, что Линдену быстро наскучит столь непривычная для него компания и он вскоре уедет. Правда, немного жаль, что она никогда больше не увидит его, честно призналась себе девушка.
Все время, пока шла к палаткам, она чувствовала пристальный взгляд синих глаз. Потом ее поглотила толпа цыган и оборванных, полураздетых ребятишек. Все весело смеялись, засыпая ее вопросами и непрерывно дергая за рукава.
Хорошо еще, что Исадора, жена Миклоша, взяла дело в свои руки и навела хоть какой-то порядок. Блейз отвели на противоположный край лагеря. Она провела удивительный час, возобновляя старые знакомства, расспрашивая о жизни, о детях, которые за три года, прошедших со времени ее последнего визита в табор, выросли и изменились до неузнаваемости. Но больше всего она хотела увидеть Панну, мать табора, единственную, после Миклоша, на всем белом свете, кого она очень любила и уважала. Но Блейз знала, что Панна покажется, только когда прекратятся шум и суматоха, вызванные ее появлением.
Так и случилось. Где-то минут через десять сквозь тесные ряды цыганок, рассевшихся вокруг Блейз, прихрамывая, протиснулась седая старуха со сморщенной кожей, почти беззубая, но с живыми черными глазами, от острого взгляда которых мало что укрывалось. Панна была похожа на настоящую ведьму, а речь ее напоминала воронье карканье. Увидев Блейз, она издала резкий гортанный звук. Девушка быстро вскочила и с радостным криком бросилась в ее костлявые руки. Объятия Панны оказались на удивление сильными: когда она отпустила девушку, та едва дышала.
— Я-то боялась, что ты уже состарилась, матушка, — сказала Блейз игриво-официально, — а ты еще сильна как бык.
— А ты по-прежнему трещишь как сорока, дитя. Блейз улыбнулась, у нее на щеках появились ямочки.
— В следующем месяце мне исполнится девятнадцать лет, Панна. Я выросла. Я уже больше не дитя.
— Да-да, конечно. Ты теперь настоящая дама.
— Боюсь, что нет, Панна, до этого еще далеко. Сэр Эдмунд считает меня безнадежной и слишком бойкой, а тетя Агнес говорит, что я позорю семью. Я уверена, что они оба правы.
Лицо Панны внезапно стало серьезным.
— Я знала, что ты придешь к нам.
Блейз не сомневалась, что старуха говорит правду. Панна утверждала, что она — ясновидящая, ее предсказания и в самом деле очень часто сбывались с поразительной точностью. Но еще лучше, чем она предсказывала события, Панна разбиралась в людях. В этом ей не было равных. Она была способна выведать у вас все сердечные тайны, так что вы даже не замечали, как это случилось.
Так произошло и сейчас. Она пристально посмотрела девушке в лицо и сказала:
— Тебе плохо.
— Точнее сказать, я глубоко несчастна. Панна, меня хотят поскорее выдать замуж, — сокрушенно пожаловалась девушка.
— Пойдем ко мне в палатку, расскажешь все как есть.
Палатка Панны замыкала полукруг и представляла собой продолговатое сооружение, покрытое кусками старой темной материи. На земляном полу поверх зеленых веток лежали подстилки и старые ковры. В качестве сидений служили раскиданные на полу подушки. Панна провела Блейз внутрь, взяла у нее накидку, налила чашечку тепловатого душистого чая и молча выслушала грустный рассказ девушки.
«Господи, — подумала Блейз, — как хорошо, что можно вот так излить душу, и никто не осудит тебя, а просто выслушает и поймет!»
— …И всю дорогу из Дувра тетушка только и твердила, — закончила она, — что я позорю семью, что у меня вульгарные манеры. Она говорила, каким замечательным мужем будет сквайр Фезерстоунхоф и что он не потерпит, чтобы имя его жены было связано со скандалами… — Блейз задыхалась. — Я больше не могла выносить этого.
— Твоя тетушка может принудить тебя к этому браку? — задумчиво спросила Панна.
— Нет, не думаю. Но деньгами распоряжается сэр Эдмунд, И пока не достигну совершеннолетия, я не могу касаться денег, которые оставила мне мама. А ждать еще два года. И все это время мне придется жить с тетей Агнес, поскольку другие родственники обо мне и слышать не хотят. Страшно подумать, что это будет за жизнь. Ни минуты покоя. Тетушка меня съест, если я не соглашусь выйти замуж или не сойду с ума. Я должна была что-то сделать. И когда сегодня утром увидела ваш табор, подумала, что это — провидение.
— Да, это была судьба, — подтвердила старуха.
— Только я боялась, что вы не примете меня.
Панна опять издала каркающий звук.
— Тебе здесь всегда рады, ты прекрасно знаешь это. Разве мы сможем забыть, что ты сделала для нас?
Блейз покачала головой, вспоминая происшествие шестилетней давности, когда ей было всего тринадцать лет. У одной из приятельниц леди Агнес пропало бриллиантовое колье, а табор Миклоша как раз стоял неподалеку. По обвинению в воровстве тогда арестовали Миклоша и еще нескольких цыган. Вполне вероятно, что их бы повесили, а табор заставили бы уехать, если бы Блейз не взяла вину на себя.
— Я не сделала ничего особенного, — пробормотала девушка.
— Ха-ха! Никто никогда и пальцем не пошевелил ради цыгана, а ты взяла вину на себя, хотя еще была совсем ребенком!
— Я знала, что Миклош невиновен. Разве я могла допустить, чтобы он умер за то, чего не делал. Блейз хорошо знала Миклоша. Он вполне мог стянуть курицу-другую из курятника или пробраться тайком в чужой сад собрать опавшие яблоки, но украсть бесценное бриллиантовое колье, чтобы поставить под угрозу благополучие табора и такое прибыльное дело, как торговля лошадьми, Миклош был не способен, однако виновен он или нет, не имело никакого значения: в Англии, как и почти во всем цивилизованном мире, цыгана считали виновным уже только потому, что он — цыган.
Когда Блейз узнала о несправедливом обвинении, она сразу же взяла вину на себя. На меньшее она пойти не могла. Две недели ее держали взаперти на воде и хлебе, но она считала, что это небольшая цена за спасение жизни друга отца, человека, который приносил ей утешение и радость.
В действительности эти две недели стали наказанием не за воровство, а за ложь. Обвинение в краже с Блейз сняли, когда хозяйка колье чудесным образом обнаружила пропажу, но тетя Агнес пришла в ярость, узнав, что ее племянница принесла в жертву свою репутацию и честь, чтобы защитить этих «грязных язычников». Однако сама Блейз никаких угрызений совести не испытывала — отец бы понял и одобрил ее поступок.
Мама, конечно, бы расстроилась, но не стала бы браниться, как тетя Агнес. Трудно отыскать столь различных сестер. Мама — такая элегантная и обворожительная, никогда не повышала голоса, словом, была настоящая леди. К сожалению, мать, подобно большинству имевших дело с леди Агнес, не умела противостоять ей. Но Блейз все равно очень любила и уважала маму, и после ее смерти девушке не хватало матери почти так же, как отца.
— Ты правильно поступила, что пришла к нам. Мы — твоя семья, — задумчиво проговорила Панна. — Все образуется, вот увидишь. Живи у нас, сколько понадобится, а спать будешь здесь, у меня.
— Спасибо, Панна.
— Исадора подберет тебе красивую одежду. — Под словом «красивую» она имела в виду «пеструю», Блейз знала это. Цыгане любят яркие краски. — А завтра начнешь помогать по хозяйству. Хоть ты и светская дама, но здесь будешь цыганкой и станешь отрабатывать свой хлеб.
Блейз улыбнулась, условие ее устраивало. Большей чести, чем считаться равной среди этих людей, она и представить не могла.
— А теперь иди, — отпустила ее Панна взмахом руки, — пойди потанцуй, пусть твои бледные щеки порозовеют.
Блейз рассмеялась такому внезапному окончанию разговора. Она повиновалась старой цыганке и вышла из палатки в поисках жены Миклоша, чтобы помочь ей с ужином. От переполнявшей ее радости она бежала вприпрыжку, наслаждаясь обретенной свободой. Еще утром она пребывала в полнейшем отчаянии, а теперь с трудом верила в свою удачу — судьба улыбнулась ей, послав старых друзей.
Ребятишек отправили в лес за хворостом для костров, а женщины принялись стряпать ужин. Все были заняты, только Миклоша и Исадоры нигде не было. Блейз посмотрела туда, где еще совсем недавно находился Мик-лош, и, к своему удивлению, увидела, что цыгана там уже нет, а на разостланном одеяле остался только один белокурый мужчина. Она вспомнила про лорда Линдена. Он лежал на спине, подложив одну руку под голову и осторожно вытянув правую ногу.
Блейз убедила себя, что ею движут исключительно любопытство и беспокойство, когда почти против своей воли оказалась рядом с ним. Она все же осознавала, что ее притягивают куда более примитивные и менее альтруистические чувства, чем она была готова признать. Лорд Линден сбросил накидку и фрак, в жилете и рубашке он смотрелся великолепно: широкие, мощные плечи, узкие бедра, длинные мускулистые ноги наездника.
Чем ближе она подходила к нему, тем медленнее становился ее шаг. Лорд Линден лежал так тихо и неподвижно, что Блейз решила, что он спит. Глаза у него были закрыты, морщины боли, прорезавшие красивое лицо, несколько разгладились. В этот миг серые рваные облака разошлись, и луч предвечернего солнца заиграл на золотистых кудрях Джулиана, создавая вокруг его головы почти божественный нимб.
От увиденного у Блейз невольно перехватило дыхание, но она напомнила себе, что он — не ангел, а поцелуи, которые он подарил ей в гостинице, были вполне земными. Падший ангел, возможно… но не такой, с которым уважающая себя леди стала бы водить знакомство, если собственная добродетель ей небезразлична. И все же, влекомая неведомой силой, Блейз медленно опустилась на колени рядом с ним и наклонилась, непроизвольно вытянув руку, словно хотела дотронуться до обезображенной шрамом щеки.
Он, должно быть, почувствовал ее присутствие, потому что она еще не успела коснуться его, а он открыл глаза. Блейз быстро отдернула руку, отпрянула и, залившись румянцем, смутилась, будто ребенок, которого поймали за каким-то запретным занятием.
Джулиан сонно заморгал и рукой прикрыл лицо от солнца, потом его синие глаза вдруг насторожились, и он пристально посмотрел на Блейз.
— Вам плохо? — спросила она, радуясь, что удачно придумала объяснение своему внезапному вниманию к нему.
Линден медленно сел и непроизвольно взъерошил волосы. Это придало ему весьма привлекательный вид.
— Нет, я просто устал. Плохо спал ночью.
Блейз понравилась его прямота и то, что он не пытался вызвать чувство жалости к себе. Это прямодушие тронуло ее сердце.
— Вас беспокоят раны?
— Отчасти. — Голос Линдена вдруг зазвучал сухо, морщины прорезали лоб, будто он вспомнил что-то в высшей степени неприятное. Но внезапно его лицо прояснилось, он спокойно посмотрел на Блейз. — Я должен был бы рассердиться на вас за то, что вы покинули меня, милая.
— Покинула вас, милорд? По-моему, все было несколько иначе. Я ведь предупредила вас, что мне не нужен ваш эскорт.
— Какое малодушие!
Он произнес это обвинение, будто дразнил ее, с вызовом и нескрываемой чувственностью. Блейз вздрогнула; всем своим существом отзываясь на его интонацию, она не подумала возражать. С ее стороны действительно было престо малодушием оставить его один на один с цыганами. Она не хотела тогда, чтобы он испытывал на ней действие своего обаяния.
— Наверное, вам пора? Зачем заставлять лошадей стоять попусту?
— Вы намекаете, что мне лучше убираться?
— Но, кажется, безуспешно. Похоже, вы не очень восприимчивы к моим намекам, милорд.
Он рассмеялся низким веселым смехом, который вызвал у нее ответную улыбку.
— Да, вам еще предстоит узнать, что я очень упрям. Боюсь, в ближайшем будущем вам будет нелегко избавиться от меня, поскольку я принял приглашение вашего друга Миклоша остаться на ужин.
— На ужин? — Улыбка медленно сползла с лица Блейз. Она непонимающе уставилась на Джулиана.
— Не сомневаюсь, вам хорошо известно значение слова «ужин» — вечерняя еда. — Блейз по-прежнему не могла вымолвить ни слова. Опираясь на локти, лорд Линден лениво откинулся назад. — Я уже позаботился о лошадях, благодарю вас за внимание. Я отправил их вместе со слугами на ночь в ближайшую деревню. Так что, милая, я свободен на вечер и на всю ночь, если вас это интересует, конечно. Можете мной распоряжаться.
Блейз постаралась пропустить мимо ушей это более чем прозрачное замечание, перевела взгляд вдаль на дорогу и теперь поняла, почему уже давно не видно экипажа виконта. Он отпустил его. Однако совсем не понятно, зачем Миклош пригласил этого знатного дворянина на ужин. Она догадалась, что Миклош обрадовался, когда узнал, что ее спутник не из местного магистрата и не собирается выдворять их из графства. Но принять в таборе незнакомца, да еще с таким гостеприимством, мгновенно утратив всякую осторожность…
— Как вам удалось получить приглашение на ужин? — подумала она вслух.
— Это так необычно?
— Видете ли, обычно цыгане не приглашают к столу посторонних, если только не стремятся закрепить дружбу.
— Несомненно, ваш мистер Смит был совершенно сражен моим знаменитым обаянием и адресом.
Лорд Линден произнес это с обезоруживающей, дразнящей легкостью, но Блейз поняла, что в его словах содержится немалая доля истины. Должно быть, ему пришлось, как следует потрудиться, чтобы очаровать Миклоша.
— Представляю, сколько пыли вы пустили ему в глаза, несносный, — ответила она дерзко. — Но за этим кроется нечто большее. Миклоша не так-то просто обвести вокруг пальца.
Джулиан притворно поморщился. — Вы обижаете меня, милая. Но в данном случае вы правы. Подозреваю, что мне помог мой интерес к лошадям. Я сейчас как раз заполняю конюшню, а для мистера Смита это прекрасная возможность заработать — он ведь живет торговлей лошадьми. Я сослался на сильную усталость и попросил отложить дела на завтра.
Объяснение прозвучало весьма разумно: лорд Линден подкупил Миклоша возможностью продать лошадей. Однако Блейз пришла в ужас от этого приглашения, но, если уж быть до конца честной, оно привело ее в трепет, она ощутила волнение, с которым не могла справиться.
Присутствие лорда Линдена здесь, в таборе, только осложнит ее жизнь, но от одной мысли, что ей предоставляется возможность посостязаться в остроумии с этим элегантным, изувеченным в сражениях знатным дворянином, ее сердце учащенно забилось. Она хочет, чтобы он остался. И потом, это же всего на одну ночь. Несомненно, она придумает, как избавиться от его настойчивого внимания в эту ночь.
— Я не переменю своего решения, — проговорила Блейз, пристально глядя на него.
Ответная улыбка Джулиана была ленивой, мужской… в высшей степени уверенной.
— Что ж, рискну и попробую убедить вас. Нежное обещание в голосе и в мерцающей глубине его синих глаз околдовало ее. Очень долго Блейз оставалась неподвижной. Она вдыхала запах согретой солнцем осенней травы, окружавшей их, и прислушивалась к ровному гомону табора за спиной. Когда взгляд лорда Линдена остановился на ее губах, Блейз охватило невыразимо странное чувство, будто он целовал ее глазами, ласкал губы, не прикасаясь к ним. Она судорожно сглотнула. Наконец девушка отвела от него взгляд и осмотрелась вокруг — колдовство закончилось.
— Где Миклош? — пробормотала она, намереваясь сменить тему разговора.
— Думаю, ловит кроликов вместе с Бруно.
— Бруно?
— Четырехногое черное чудовище, которое совсем недавно чуть не охрипло от лая! Ищейка, по-моему. Разве вы не знакомы с Бруно?
— Меня долго не было в таборе, — отозвалась Блейз, надеясь, что такое объяснение прозвучит убедительно. — Я здесь не всех знаю.
— Полагаю, Бруно — отличный браконьер. Блейз настороженно замерла.
— Если собака поймает добычу, закон не считает это браконьерством.
— Я знаю, милая. Не волнуйтесь понапрасну. Вашим цыганам кет причин опасаться меня, я так им и сказал. Пусть поймают несколько кроликов на ужин. Тем более что я и сам приму в нем участие.
Спокойный, миролюбивый ответ лорда Линдена заставил забыть ее о своих опасениях, и Блейз успокоилась. Однако то, что затем беспечно добавил Джулиан, не очень утешило ее:
— Кстати, Миклош познакомил меня со своим старшим сыном.
— Да? — удивилась она.
— Чудесный парень, Томми. — Джулиан протянул руку, сорвал травинку, потом поднес ее ко рту, задумчиво пожевал и спросил: — Сколько лет вы бы дали ему? Тринадцать? Четырнадцать? — Блейз поняла, куда клонится разговор, и покраснела. — Он ваш суженый, надеюсь, вы не забыли?
Она хотела, было опять что-нибудь солгать, но чувство юмора взяло верх, и она звонко рассмеялась:
— Конечно, я помню его.
— Не слишком ли он молод, чтобы стать вашим супругом?
— Том выглядит моложе своих лет. Да и к тому же цыгане вступают в брак рано.
— Тем не менее, вам до сих пор удавалось избегать брачных уз.
— Я же говорила, я — приемная.
— Да, помню. — Он искоса посмотрел на нее. — Интересно, чему в ваших рассказах можно верить?
— Всему или ничему, милорд. — Блейз озорно тряхнула головой. — Для меня это не имеет значения. — Она говорила правду. Для Блейз было важно только, чтобы Джулиан ке узнал, кто она. Пока она придерживается своей выдумки, все будет хорошо. Она была уверена, что здесь, в таборе, может не опасаться разоблачения. Цыгане, как дети, любят забавляться. Они охотно помогут ей разыграть заезжего щеголя и выдать себя за одну из них, скрыть, что на самом деле она — мисс Сент-Джеймс. Но будет ли благоразумно с ее стороны испытывать судьбу и дальше, оставаясь в его обществе? Она встала и стряхнула пыль с юбки. — Мне пора идти, чтобы помочь приготовить ужин.
— Прошу прощения, что не поднимаюсь. — Джулиан опять сел. — Моя нога…
— Да-да, я понимаю. — У нее самой ноги затекли от долгого стояния на коленях. — Прошу вас; не беспокойтесь обо мне. Можете поверить, я говорю искренне, — с улыбкой добавила девушка.
Джулиан взглядом проводил Блейз — он был не в силах оторвать от нее глаз. Ее роскошные черные волосы, прикрытые платком, рассыпались почти до самых округлых, покачивающихся бедер… Но здесь его разум восстал. Поношенное, плохо сшитое платье на ней откровенно оскорбляло ее природные изящество и женственность. Он прищурил глаза, мысленно скидывая с нее убогое платье, одевая… и вновь раздевая ее. Он представил ее прелестное тело, открытое его взору… рубины, алеющие на белоснежной коже шеи… полную, упругую грудь с розовыми сосками, жаждущими его прикосновения… темный треугольник внизу живота, скрывающий доступ к неземному блаженству!
Игра воображения необычайно возбудила его. Джулиан откинулся на одеяло, осторожно вытянул ноги, радуясь последним лучам вечернего солнца. Они согрели его, успокоили боль в мышцах, но охладить разгоряченную кровь или усмирить чувственные фантазии не смогли. Он хочет эту колдунью. И она будет принадлежать ему. Он сделает все, что в его силах. Без похищения и насилия он добьется, чтобы она принадлежала ему.
Джулиан не сомневался, что эта задача ему вполне по плечу. Он верил в свое мужское чутье и понимал, что у него нет причины ревновать ее к Миклошу. Надо признать, цыганский вожак — красивый смуглый дьявол, но он, по меньшей мере в два раза старше Блейз, к тому же женат, и у него большая семья. Джулиан заметил, Миклош обращается с Блейз, как с младшей сестрой. Подросток Томми ему тоже не соперник. Она утверждала, будто он — ее суженый, но блестящие глаза, наполненные тайным весельем, когда она говорила об этом, и беззаботный смех заставили Джулиана думать иначе.
Однако все это его уже почти не волновало. Каковы бы ни были ее отношения с цыганами, хотя само по себе это весьма любопытно, для него они теперь не имеют значения. Он знает, как добиться своего, он испытает на ней свои неотразимые чары. Очень скоро эта девушка с фиалковыми глазами поймет, как слаба ее защита, если Джулиан Морроу, шестой виконт Линден, бывший кавалерист ее величества принял решение добиться успеха.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коснись меня огнем - Джордан Николь



бесподобный роман такой захватывающий интересный многообещающий а любовь такая что не передать словами прочитав этот роман получаешь такое наслаждение о котором долго будешь помнить не пожалеете читайте женщины и учитесь как надо любить и покорять мужчин и вообще как сделать свою жизнь счастливой
Коснись меня огнем - Джордан Никольнаталия
19.01.2012, 15.05





oooochen xorosho! komu nravitsa eta tema sovetuyu "Brak po raschetu" etoqo je avtora
Коснись меня огнем - Джордан НикольAfa
23.01.2012, 23.20





Красивый и покоряющий, вначале о настоящем мужчине, а вторая половина-о настоящей женщине
Коснись меня огнем - Джордан НикольТатьяна
13.03.2012, 4.50





Ничего, так можно почитать на досуге. 8 из 10
Коснись меня огнем - Джордан НикольНастя
14.03.2012, 19.17





Целиком согласна с Наталией, но слишком много цыган. Черезчур! Удивляюсь долготерпению главного героя и местных жителей.
Коснись меня огнем - Джордан НикольВ.З.,65л.
28.02.2013, 12.52





История любви интересная, но много лишнего.
Коснись меня огнем - Джордан НикольКэт
30.03.2014, 16.37





Какая же молодец Блейз.Настоящая женщина.
Коснись меня огнем - Джордан НикольMarina
13.04.2014, 14.50





Совершенно невозможно читать, тоска беспросветная, еле дотянула до 11 главы, дальше не в силах. Странно, отзывы хорошие...
Коснись меня огнем - Джордан НикольЕлена
13.01.2015, 9.45





Очередные фиалковые глаза, и о чудо, аристократка своя в доску в цыганском таборе! бредятина...
Коснись меня огнем - Джордан Никольчижик
13.01.2015, 15.28





Очередные фиалковые глаза, и о чудо, аристократка своя в доску в цыганском таборе! бредятина...
Коснись меня огнем - Джордан Никольчижик
13.01.2015, 15.28





Женщина огонь - вижу цель и не вижу препятствий.как танк.ставлю 6 баллов
Коснись меня огнем - Джордан НикольЛилия
16.04.2015, 0.46





Роман замечательный. Захватывает. С удовольствием наслаждалась чтением. 10.
Коснись меня огнем - Джордан НикольАля
16.11.2015, 1.55





Очень затянутый роман, много ляпов, хотя задумка неплохая: 6/10.
Коснись меня огнем - Джордан НикольЯзвочка
16.11.2015, 14.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100