Читать онлайн Коснись меня огнем, автора - Джордан Николь, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коснись меня огнем - Джордан Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коснись меня огнем - Джордан Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коснись меня огнем - Джордан Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Николь

Коснись меня огнем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Вы предлагаете мне стать вашей любовницей? — спросила Блейз, ошеломленная его дерзостью.
Джулиан приподнял бровь.
— Я не стал бы выражаться так неделикатно… У меня и в мыслях не было предлагать вам нечто постоянное, пока, во всяком случае. Я скорее имел в виду удовольствие на один вечер.
О!
— Вы разочарованы? — задумчиво спросил он. — Прежде чем обсуждать условия, принято пройти испытательный срок — помолвку, но, думаю, я мог бы согласиться сразу на долговременный договор.
Блейз глубоко вздохнула, чувствуя, что дрожит всем телом. Не стоит удивляться столь бестактному предложению, если она сама решила выдать себя за горничную, но тут же об этом забыла. Видно, что он знатный дворянин, а такие часто пользуются услугами горничных. То, как сливки английского общества обращаются с людьми из низших классов, не может не вызвать возмущения. Блейз была почти уверена, что в Америке очевидная разница в их положении не стала бы расцениваться как повод для совращения.
Но к ее глубокому сожалению, она не в Америке и не ступала туда ногой с тех пор, как ей исполнилось десять лет. Поэтому вполне возможно, что ее представление об этой стране несколько туманно. Земля, где она родилась и какой запомнилась ей, скорее всего далека от идиллического рая. Нельзя винить этого знатного красавца в том, что он принял ее за прислугу. Дамы из общества не бегают по постоялым дворам в платье для горничных. И потом, она не оказала никакого сопротивления, когда он поцеловал ее… дважды. Она все еще ощущала вкус его жарких губ.
В целом она должна быть довольна. Ее маскарад настолько удался и ввел его в такое заблуждение, что он предложил ей разделить с ним вечер.
— Уверяю вас, — заговорил он, вынимая из кармана белоснежный платок и вытирая грязь с ее лица, — вам не придется сожалеть, я очень щедр.
— Но… вы же совсем не знаете меня.
— Пока — да, — проговорил он бархатным голосом. В глазах у него появились смешинки. — Но я полон желания исправить это, милая… Кстати, как вас зовут?
Блейз на мгновение растерялась — она оказалась в затруднительном положении и едва не ответила: «Мисс Сент-Джеймс», — как не задумываясь поступила бы в любом другом случае. Но назвать себя «мисс» было бы слишком дерзко со стороны горничной и мало сочеталось с выбранной ролью. И еще она находила, что совершенно ни к чему открывать ему свою фамилию.
— Блейз, — наконец отозвалась она, называя только имя.
— Блейз? — повторил он.
— Да, так звали моего прадедушку. Отец так восхищался им, что хотел, чтобы в семье кто-нибудь носил это имя. Выбрали меня… — Она прикусила язык, вдруг осознав, что сболтнула лишнее. С чего это ей делиться такими подробностями с человеком, которого она совсем не знает! Лучше подумать, как выбраться из сетей, в которые она по неосторожности попала. Однако нескрываемый интерес в его глазах подсказывал, что сделать это будет нелегко. Блейз не сомневалась, что так просто он не отступит. Она подумала, может быть, стоит упасть без чувств, но поняла, что только усугубит свое и без того запутанное положение. — …Я совсем не знаю вас, — закончила она еле слышно.
Вытерев ей лицо, он убрал платок в карман, слегка поклонился, хотя в его положении — а он все еще склонялся над ней — это было непросто, и представился:
— Джулиан Морроу, виконт Линден, к вашим услугам. Боюсь, титул несколько поблек от времени, но, надеюсь, у меня еще остались друзья в свете, которые подтвердят его. До недавнего времени я служил в армии. Генерал Веллингтон может представить рекомендации, если вы их потребуете.
Обезоруживающая улыбка смягчила откровенную насмешку. Однако Блейз не знала, как отнестись к его путаному рассказу. Виконт весь состоял из противоречий. Она видела, что он не похож на фривольных молодых щеголей. У него длинные изящные пальцы, но на ладонях грубые мозоли. Она почувствовала их, когда мгновение назад он гладил ей щеку. Кажется, он относится к службе много серьезнее, чем большинство английских офицеров, которых она знает. Обычно их занимают исключительно карты и удовольствия.
Ощутив на своих плечах тепло его рук, Блейз попыталась сесть. К немалому удивлению, он тотчас же отпустил ее и отодвинулся, освобождая место, чтобы она села.
У Блейз слегка кружилась голова — все было так непривычно, казалось, ее застали врасплох. Девушка нащупала платок, сползший на плечи, и стала повязывать его поверх волос, одновременно пытаясь подобрать подходящий ответ.
Джулиан наблюдал, небрежно откинувшись на спинку кушетки. Он мысленно представил, как эта черная колдовская копна падает ей на обнаженную грудь и девушка выгибается в порыве страсти, прижавшись к нему. Он никак не мог избавиться от этого видения. Она права: он ничего не знает о ней. Но хочет ее. В своей постели, в своей жизни.
Сила желания ошеломила его. Как случилось, что в считанные мгновения он забыл, что собирался провести с ней всего один вечер, и уже серьезно подумывает предложить ей стать его chereamie? Ранение, которое едва не лишило его ноги, должно быть, вызвало помрачение разума. У него уже много лет не было постоянной любовницы, даже после смерти жены. Все его связи были кратковременными, частично это объяснялось превратностями солдатской службы в чужой стране, но, прежде всего тем, что он не хотел связывать себя обязательствами, которые непременно возникли бы, реши он завести любовницу.
Он и сейчас не хотел взваливать на себя эту ношу. Но, вернувшись домой после четырехлетнего отсутствия, он круто изменил свою жизнь. Если уж он собирается покончить с призраками прошлого, быть может, проще сделать это рядом с полной жизни, непредсказуемой девушкой, чья нежная плоть успокоит и даст забвение? Может случиться так, что именно она окажется тем самым бальзамом, который необходим ему, чтобы стать прежним. Есть в ней какая-то открытость и прямота, едва уловимое кокетство в чудных глазах и одновременно цельность духа, которая, подобно свету маяка или огню, влекла его.
Она сказала, что зовут ее Блейз. Это означает — пламя. Очень подходящее для нее имя.
Перед его мысленным взором бушевало пламя — врачующее, очищающее пламя. Все средства хороши, чтобы избавиться от ночных кошмаров.
— Ну, так как? — не отступал Джулиан, вспомнив, что она еще не согласилась даже на один вечер. — Каков будет ваш ответ?
Прелестные аметистовые глаза устремились на него.
— Я думаю.
Еще один удивительный ответ, но, кажется, он начинает понимать ее игру. Она хочет выторговать условия повыгоднее, рассчитывает, что нерешительностью подогреет его интерес. Что ж, он готов предоставить ей эти условия в разумных пределах… а может, даже и сверх…
Он рассматривал ее оценивающим мужским взглядом, пытаясь избавиться от наваждения. Скорее всего ей нет еще и двадцати, она на добрую дюжину лет моложе него. Интересно, кто она, чем занимается? На короткое мгновение он решил, что она просто сбежала из дома. В этом случае он обязан был передать ее тому «дракону в юбке» с пронзительным голосом, который вихрем пронесся по коридору. Однако порядочная девушка никогда бы не стала интересоваться, предлагает ли он ей сделаться его любовницей. Вероятно, этот вопрос означал начало искусных переговоров.
Как только она вошла в гостиную, он принял ее за одну из горничных, но поведение Блейз мало походило на поведение прислуги. Ее правильная речь и вовсе исключала, что она занимается грубой работой в придорожной гостинице. Речь у нее слишком безупречная, правда, с несколько странным протяжным выговором, он никак не мог определить, откуда она. Может быть, даже из Америки или с континента.
Возможно, она актриса, которая научилась хорошо подражать знатным дамам. Будь они в Лондоне, он принял бы ее за куртизанку. В ней было с избытком женственности, а тонкие руки с фарфоровой кожей говорили о благородной крови. Быть может, она внебрачная дочь джентльмена, вынужденная зарабатывать на жизнь всеми доступными средствами?
Как бы то ни было, невинность она, конечно, потеряла давным-давно. Одинокая девушка, привлекательная, как она, слишком уж большой соблазн для мужчин с горячей кровью. Несомненно, он уже не первый, кто предлагает ей деньги в обмен на утеху. «Возможно, она и сейчас чья-то содержанка. Именно этим и объясняется ее нерешительность», — подумал Джулиан. Она просчитывает, что может получить от него, сравнивает с тем, что уже имеет, взвешивает, стоит ли менять покровителя. Если так, он готов поторговаться. Браконьерство — неподобающее для джентльмена занятие, но ведь на нем уже стоит клеймо убийцы. И если он уведет чужую любовницу, вряд ли этим еще больше испортит свою репутацию.
Джулиан, правда, не думал, что Блейз профессиональная куртизанка. По ее поцелуям этого не скажешь. Скорее, она способная любительница. Он безошибочно распознал в ней увлекающуюся натуру, почувствовал внутреннюю страстность, которую невозможно сыграть. Качество, весьма ценное для любовницы. Пусть даже начинающей. Есть, безусловно, какая-то новизна в занятиях любовью с соблазнительной женщиной, которая еще не так поднаторела в этом искусстве, как его последняя любовница.
«Нет», — подумал Джулиан, еще раз оценивающе разглядывая Блейз. Он совсем не против, будет даже рад, если она окажется мало похожей на его предыдущих женщин. Природа щедро одарила девушку, а всему остальному он ее обучит.
— Отлично, — произнес он, принимая решение. — Похоже, вам нужно покровительство, мое теперешнее положение позволяет мне предложить его вам. Разумеется, я сниму для вас дом и назначу содержание, которое позволит вам вести соответствующий образ жизни.
Она по-прежнему молчала, чем только еще больше разожгла его желание и нетерпение.
Джулиан уже собирался заверить ее, что удовлетворит любые денежные запросы, когда она положила руки на колени и, не глядя на него, произнесла:
— Я в высшей степени польщена вашим лестным предложением, но с сожалением вынуждена отклонить его. Боюсь, мы не подходим друг другу.
Эта продуманная короткая речь прозвучала нелепо, подобно отповедям, которые твердят юные леди, отказывая претендентам на руку и сердце. Джулиан счел бы эту речь забавной, если бы его тщеславие не было уязвлено. Он не привык к отказам, когда-то женщины всех сословий осаждали его, домогаясь внимания. Внезапно ему в голову пришло возможное объяснение ее отказа.
— Вас отталкивает мой шрам? — спросил Джулиан ровным голосом. — Мое обезображенное лицо вызывает у вас отвращение?
Блейз усилием воли отвлеклась от собственных мыслей и удивленно посмотрела на него. Нет, его лицо не вызывает отвращения. Глядя на этот страшный шрам, она испытывает только сострадание, сожаление, что такое совершенное лицо так ужасно обезображено. Ей хотелось погладить этот шрам, утешить Джулиана.
— Честно говоря, я нахожу, что шрам скорее придает вам своеобразное обаяние, чем отталкивает. И если вы получили его в бою, защищая свою страну, с моей стороны было бы не очень порядочно отказывать вам по этой причине. Нет, это мне и на ум не пришло.
Джулиан пристально глядел на нее, выискивая признаки неискренности. Даже одна из сотни не ответила бы ему подобным образом. Кажется, он начинает понимать, как необычна эта загадочная женщина. Он собирался заплатить ей за свои физические увечья. Обычно драгоценности помогают забыть даже самые невероятные недостатки. Джулиан начал подозревать, что эту молодую женщину не соблазнить незатейливыми уловками. Это открытие только разогрело его интерес.
— Полагаю, вы могли бы назвать его почетным, — отозвался он, откидываясь на спинку. — Я получил это ранение в бою несколько месяцев назад. Меня отправили домой на поправку.
Она с сочувствием посмотрела на него:
— Кажется, вас это не очень обрадовало. Вы скучаете без войны?
Джулиан пренебрежительно пожал плечами.
— Боевые действия в Испании в основном закончились. Да и в кавалерии от меня теперь мало проку, я в седле долго не продержусь… — Он замолчал, осознав, что ей каким-то образом удалось перевести разговор на него.
— Если вас не затруднит, не могли бы вы объяснить причины своего отказа?
Блейз колебалась, не зная, в какой степени может быть откровенна с ним. Стоит ли, например, говорить ему, что она еще не отвергла его предложение окончательно? На мгновение она даже задумалась о возможных последствиях для себя, если все же примет его. Она, несомненно, безвозвратно погубит свою репутацию в глазах света, если уйдет в табор или свяжется с этим знатным развратником. Уж сквайр Фезерстоунхоф тогда точно не захочет на ней жениться. А если уж быть до конца честной, надо признать, что такая скандальная перспектива вызывает у нее немалое любопытство, да и златокудрый незнакомец необъяснимо влечет к себе. Нежный румянец появился на щеках Блейз при воспоминании о запретном волнении, разлившемся по телу, когда он властно и страстно поцеловал ее.
Но ей нужен только небольшой скандал, о котором все скоро забудут. А, судя по поцелуям лорда Линдена, он будет ждать от своей любовницы большего, чем Блейз готова дать ему. Ведь собственная добродетель для нее превыше всего.
— Ну… не то чтобы я неблагодарна, — с сожалением начала Блейз, — просто… у меня другие планы.
— Планы?
— Ну… да.
Когда Джулиан понял, что она не собирается посвящать его в свои планы, он с неохотой решил переменить тактику. Не надо больше давить на нее. Он не напрасно заслужил репутацию блестящего военного тактика и хорошо понимал, что лобовая атака не всегда приносит желаемый результат. Зачастую есть более действенные способы решения задачи.
— Тот «дракон в юбке», — задумчиво произнес он, — почему вы прячетесь от нее? Надеюсь, она не застала вас на месте преступления? Вы не собираетесь бежать с ее драгоценностями или семейным серебром?
— Я не воришка, милорд, это точно. — Озорные огоньки опять мелькнули у нее в глазах.
— Тогда кто же вы? Говорите, — произнес Джулиан, видя, что она колеблется. — Я ведь спас вас и, полагаю, заслужил откровенность.
Блейз была вынуждена признать его правоту. Спрятав от тетушки, он избавил ее от унылой судьбы. Такая галантность заслуживает ответной благодарности. И потом, подумала она, не будет большой беды, если частично раскрыть ему правду. Однако глаза у лорда Линдена слишком проницательные. Трудно надеяться, что он удовольствуется полуправдой.
— Ну, если вы так настаиваете, «дракон в юбке»… моя хозяйка.
— Вы не из прислуги, — спокойно заметил Джулиан, — и не горничная в этой гостинице.
— Вообще-то я компаньонка. Вы мне не верите? — спросила Блейз, когда у него недоверчиво взметнулась бровь. — Разве у вас нет бедных родственниц, которые зависят от вашей щедрости?
— Одна или две. Вы хотите сказать, что приходитесь бедной родственницей этому «дракону»?
— Дальней родственницей, — уклончиво ответила Блейз. — Но я действительно бедна, — добавила она, и в этих словах была доля истины. — И сейчас нахожусь в очень стесненных обстоятельствах.
— Но к чему этот маскарад? — Он показал на поношенное платье. — И почему вы сбежали?
— Думала, что скрыться от нее будет легче, если она не узнает меня. — Это была чистая правда. — А если бы вы знали, как ужасно она обращается со мной, не стали бы спрашивать, почему я сбежала.
— Она проявляла жестокость?
— Еще какую!
— Била вас?
— Постоянно.
— Полагаю, вы можете показать синяки и ссадины в подтверждение своих слов?
— Не одну дюжину.
Он с вызывающей насмешкой оглядел ее и остановил взгляд блестящих синих глаз у нее на груди.
— И вы готовы предъявить эти ужасные доказательства?
Блейз задумалась. Наверное, она немного увлеклась.
— Боюсь… я не очень убедительно лгу.
— Похоже, что так, — любезно согласился Джулиан.
Она рассмеялась, признавая его победу в этом раунде.
Ее грудной смех вызвал у Джулиана желание рассмеяться вместе с ней. Он уже так давно не смеялся. Смех умер в нем вместе со смертью Каролины, но за прошедшие десять минут эта обворожительная девушка сумела привести его в такое хорошее расположение духа, какого он не испытывал уже четыре года. «Вполне вероятно, она не кокетка, — подумал Джулиан, — скорее, это просто природный оптимизм». Озорные огоньки и радость жизни, горевшие у нее в глазах, были заразительны. Она очаровала его. Он уже и не помнил, когда так увлекался женщиной. Это, разумеется, не означало, что он поверил ее россказням. Но пока он еще не разобрался, где в них правда, а где вымысел. Она, возможно, действительно бедная родственница, а если и вправду компаньонка, ей, конечно, нелегко ужиться с крикливой старухой, чей голос он слышал в коридоре.
— Почему бы вам без обиняков не рассказать мне обо всем, что случилось? — произнес он.
Блейз прекрасно понимала, что должна прекратить этот разговор и отправиться в путь. Но беда в том, что новый знакомый ей откровенно нравился. Роль, которую она взяла на себя, предоставляла ей желанную свободу. В качестве прислуги она могла позволить себе забыть о строгих правилах приличия, которых придерживались молодые светские барышни, и не опасаться осуждения.
— Что ж, сознаюсь, я действительно немного преувеличила, — сокрушенно призналась Блейз. — Она в жизни не подняла на меня руки, зато требовала от меня совершенства, на которое я не способна. — Девушка не погрешила против истины. Тетя Агнес требовала от нее такого строгого поведения, какого трудно было бы ожидать даже от святого. — Я не могла больше выносить ее брань.
Он обдумал слова Блейз, но вместо ответа погладил ей руку тыльной стороной ладони.
Женским чутьем она поняла, что это одна из тех ласк, которыми мужчина соблазняет женщину.
— Я… очень благодарна вам за помощь, милорд, но теперь мне действительно пора.
Она хотела встать, но он взял ее за руку и удержал.
— Пора? В самом деле?
Его волнующие синие глаза смотрели на нее не отрываясь, она на мгновение забыла, что хочет уйти.
— Да… да.
— Куда вы направляетесь? Мне не хочется отпускать вас одну.
— У меня есть друзья, которые помогут. — Она увидела, что он нахмурился. — В самом деле, вам не стоит беспокоиться за меня.
— Но я хочу этого.
От его вкрадчиво-проникновенного полушепота у нее перехватило дыхание. Как это у него получается, что она чувствует, будто других женщин не существует на свете? И будто все его мысли только о ней? Это из-за его восхищенного взгляда или из-за нежного прикосновения?
Он продолжал держать ее за руку, нежно и крепко, словно не собирался отпускать. И все же у Блейз не было ощущения, что ей грозит опасность, что он будет принуждать ее. В нем чувствовалось какое-то внутреннее благородство. Однако было ясно, что отступать он не собирается.
— Думаю, вам следует обдумать мое предложение еще раз, — тихо проговорил он. — Я очень щедр к своим любовницам.
— Возможно, — учащенно дыша, ответила Блейз, — но все же вынуждена отказаться.
Золотистые брови Джулиана взметнулись вверх, он пытался придумать, как убедить ее изменить решение. Ему явно не хватало опыта общения с женщинами, которые не спешат к нему в сети. Он даже не помнил, чтобы в жизни ему приходилось ухаживать за этими жеманными и капризными созданиями. Обычно они сами падали в его объятия.
— Если вы служили у той крикливой дамы, значит, сейчас вы остались без покровителя.
— Не совсем так…
— А как тогда?
— За меня есть, кому заступиться. — Он вежливо ждал, пока она обдумывала, что еще сказать. — Вы должны знать. Я — цыганка. И сейчас возвращаюсь в табор.
— Неужели? — он недоверчиво улыбнулся. — У цыганки не может быть такой мягкой белой кожи, как у вас, отметил он, — и такого нежного запаха. И я ни разу не видел цыганки с такими фиалковыми глазами.
— Еще в детстве цыгане взяли меня к себе в табор. Поэтому леди Агнес и относится ко мне с презрением.
Джулиан непроизвольно улыбнулся и удивился тому, что улыбаться оказалось так приятно.
— Драконы, цыгане… Почему у меня такое чувство, будто вы сочиняете очередную небылицу?
— Да нет же! Я, правда цыганка. Я помолвлена со старшим сыном вожака табора. Как только я вернусь, состоится свадьба. Я и к леди Агнес пошла компаньонкой, чтобы заработать на приданое.
Большим пальцем Джулиан медленно и рассеянно поглаживал запястье Блейз. Он понятия не имел, что из ее рассказа правда, а что — вымысел. В одном был уверен совершенно — он не хочет терять ее.
Джулиан медленно улыбнулся. Очарование этой улыбки было столь велико, что до свадьбы с Каролиной его кровать никогда не пустовала.
— Отлично, — согласился он, намереваясь разоблачить ее. — Вы — цыганка, собираетесь замуж за сына вожака. Но мне бы хотелось лично убедиться, что вы благополучно доберетесь до места. Где мы разыщем этот табор?
— Мы? — настороженно спросила Блейз.
— Да, мы. Я решил сопровождать вас.
— Но это невозможно! — Она выдернула руку, вскочила и уставилась на него.
— Возможно, милая, вполне возможно. Более того, я настаиваю. Это самое малое, что я могу сделать как джентльмен, чтобы вернуть вас в лоно семьи.
Блейз уже было, собралась возразить, однако в это время лорд Линден дотянулся до трости и попытался встать, но с гримасой боли упал на кушетку, с трудом удержавшись от громкого проклятия.
Блейз с ужасом увидела, как у него побелело лицо, и он осторожно начал растирать правое бедро. Была в этом жесте такая привычная усталость, что у нее защемило сердце. Забыв, что она собиралась сбежать, Блейз с тревогой уставилась на него:
— Вам очень больно? Позвать кого-нибудь из прислуги?
— Нет… это пройдет. Я достаточно належался в Витории, рана затянулась, а за время неподвижного лежания мышцы бедра сжались, словно высохшая шкура. — Он смотрел на нее серьезными синими глазами. — Будьте добры, подайте мне пальто и шляпу. Вон там, у двери.
На мгновение Блейз замялась, обдумывая, стоит ли подчиняться ему. Сейчас она может сбежать от него: хромая, ему за ней не угнаться. Но Блейз знала, что если она воспользуется преимуществом, то потом ее замучает чувство вины.
Поэтому она сделала то, что он просил, — подошла к вешалке у двери и вернулась к нему с двубортным до колен рединготом и бобровой шляпой с высокой тульей и волнистыми полями. За это время лорд Линден успел встать. Надевая редингот, он улыбнулся ей такой болезненной улыбкой, что она поняла, каких адских усилий ему это стоило.
— Буду бесконечно вам благодарен, если вы окажете мне поддержку.
В этой просьбе отказать было нелегко. Блейз неохотно подошла ближе и подставила правое плечо, чтобы он
смог опереться на него. Самое малое, что она сделает для лорда Линдена до того, как оставит его, это поможет ему спуститься по лестнице. Но в том, как он прижался к ней, было нечто странно волнующее.
Они сходили вниз очень медленно, потому что лорд Линден старался щадить больную ногу. «Его неуверенная походка плохо сочетается с элегантной внешностью», — удрученно подумала Блейз, помогая Джулиану идти.
Он повел ее не к переднему выходу, а к двери в пивной зал и заглянул внутрь. Темноволосый дородный малый сразу же выскочил из-за большого деревянного стола, где сидел за кружкой эля, и поспешил к ним навстречу.
— Милорд, что случилось?
— Мы уезжаем, Уилл. Пусть Граймс подготовит экипаж.
— Конечно, милорд, как прикажете.
Лакей окинул Блейз быстрым взглядом, в котором было больше неодобрения, чем любопытства, но прикусил язык и отправился выполнять распоряжение.
С подобострастной улыбкой к ним приблизился хозяин постоялого двора.
Блейз поглубже натянула капюшон и встала за спиной лорда Линдена. Подошедший человек услужливо расшаркивался и раскланивался перед своим знатным гостем. По тому, как хозяин быстро отстал от них, Блейз поняла, что камердинер, очевидно, уже расплатился по счетам.
— Можете больше не прятаться, — с усмешкой заметил Джулиан.
Блейз почувствовала, что заливается румянцем, и была благодарна, когда он отвернулся, чтобы надеть пер-
чатки.
Потом она опять подставила ему свое плечо, помогая преодолеть последние несколько ярдов до двери и выйти на шумный двор. Блейз быстро огляделась и с глубоким облегчением отметила, что экипажа леди Агнес нигде не было видно. «Слава Богу, кажется, мне удалось избавиться от тетушки, зато Гарвей, должно быть, уже заламывает руки от переживания», — подумала она, отмечая про себя, что тетушка, несомненно, была бы только рада избавиться от своей беспокойной подопечной.
Во дворе стояла богатая двухосная черная коляска с закрытым верхом и с гербом на дверце. Конюхи дружно бросились запрягать четверку лоснящихся гнедых коней, а форейтор залез на левого коренника. Лорд Линден направился к коляске, но, когда Блейз поняла его намерение, у нее все похолодело внутри.
— Я не могу сесть с вами в закрытый экипаж.
— Это еще почему?
Она замешкалась — это возражение плохо согласовывалось с ее выдумкой о том, что ей терять нечего.
— Моему суженому не понравится, если я поеду с незнакомым джентльменом в закрытом экипаже, — наконец с трудом выдавила она.
— Сомневаюсь, чтобы ему понравилось и то, что я целовал вас, но я что-то не заметил, чтобы вы сопротивлялись.
Она посмотрела на него и увидела, что его синие глаза внимательны, а блеск придает им подозрительно насмешливый вид. Он знает, что она сочиняет.
— То совсем другое дело. Я была в безвыходном положении.
— Слово чести, я не посягну на вашу добродетель, — произнес он голосом, который странно напоминал ей тепло его рук, когда они лежали у нее на плечах. — Обещаю, не сделаю даже попытки поцеловать вас.
Блейз изо всех сил старалась не обращать внимания на его соблазнительные уговоры.
— Вам нет нужды сопровождать меня.
— Я думал, мы уже договорились. Я не отпущу вас одну. — Однако скорее всего он понял, что она искренна в своем нежелании, потому что перевел взгляд на коляску. — Кажется, мы стоим перед дилеммой. Вы не можете ехать, я не могу идти. — Он посмотрел на кучера, сидевшего на облучке: — Граймс!
— Да, милорд.
— Будь добр, спустись — поедешь внутри. — Внутри, милорд?
— Я возьму вожжи. Дама желает ехать на облучке. Блейз мысленно выругалась. Похоже, лорд Линден не хочет смириться с ее отказом. Но надо признать, в его предложении есть разумное начало. Если она согласится, ей не придется долго идти пешком, и, кроме того, в этом случае она наверняка нагонит табор Миклоша еще сегодня, до того как стемнеет: цыгане прошли через Уэр немногим более двух часов назад. Да и путешествовать в компании Линдена спокойнее. Одинокая женщина, идущая пешком по дороге, подвергается множеству опасностей.
Блейз вздохнула и сдалась. Она избавится от этого настойчивого джентльмена, как только доберется до табора. — Хорошо, милорд. Вы очень добры.
Камердинер по имени Уилл с насупленным видом помог ей залезть на облучок, а помогая хозяину, он насупился еще больше. Блейз заметила, что ее спутник сморщился от боли, с трудом карабкаясь на место рядом с ней, но не знала, что сказать на это.
Он уселся, взял вожжи, хлыст и стал ждать. Когда конюхи запрягли четверку, а два выездных лакея в ливреях заняли места на запятках, лорд Линден повернулся и спросил:
— В какую сторону?
— В сторону Лондона, думаю.
— Вы не уверены?
— Моя те… — Блейз внезапно замолчала, понимая, что едва не проговорилась. Она хотела сказать, что экипаж тетушки проехал табор Миклоша утром того же дня, двигаясь в противоположном направлении. — Я видела свой табор утром, они двигались в направлении Лондона, но, вполне вероятно, позже могли куда-нибудь свернуть. Придется останавливаться на всех перекрестках и проверять, куда они поехали.
Лорд Линден скептически приподнял бровь, но вслух сказал только:
— Что ж, неплохо.
Он отпустил тормоз, натянул вожжи и тронул коляску с места.
Когда они выехали на дорогу, стало не до разговоров. Свежие, хорошо отдохнувшие лошади быстро оставили деревушку Уэр позади и резво потянули коляску по направлению к Лондону меж зеленых выпасов и перелесков в осеннем убранстве. Первое время Блейз крепко держалась за поручень на облучке, но, увидев, что лорд Линден уверенно правит экипажем, немного успокоилась и с наслаждением стала смотреть по сторонам. Прохладный сентябрьский ветер приятно освежал лицо и срывал капюшон с головы, небо было затянуто облаками, но временами в просветах между ними выглядывало солнце, ненадолго согревая ее.
Вскоре, однако, возница замедлил бег лошадей.
— Вы желали останавливаться на каждом перекрестке. Здесь дороги расходятся. Одна ведет в Хартфорд, другая — в Сент-Олбанс, если не ошибаюсь.
— Нет, они поехали другой дорогой, — отозвалась Блейз. — Они были миль на шесть южнее отсюда, когда я встретила их.
Линден кивнул и тронул с места в галоп. Блейз с восхищением подумала, что он великолепно правит упряжкой, она даже позавидовала его мастерству. Нет, в высшей степени несправедливо, что женщинам не позволяют управлять лошадьми: стоит только женщине попытаться, как поднимается такой шум!
Это сразу напомнило Блейз о ее давней печали, о том, за что ее, собственно, и отправили в Англию. Она и месяца не пробыла в Вене, когда предложила австрийскому графу пари — и выиграла. Они состязались в управлении парными двухколесными экипажами. Граф очень переживал свое поражение, и спустя неделю, когда Блейз тайком улизнула из дома на ночной маскарад, он с радостью сообщил отчиму о ее скандальном поведении. Сэр Эдмунд, доведенный едва ли не до апоплексического удара, в наказание за все проступки отправил ее к английской тетушке, леди Агнес.
Положа руку на сердце Блейз считала, что не может винить его. Она понимала, что отчиму пришлось нелегко с ней за последние пять лет, прошедшие после смерти матери. Она с завидным постоянством попадала во всякие истории, чем задевала крайне развитое у сэра Эдмунда чувство благопристойности.
Он не был жестоким человеком и очень серьезно относился к воспитанию падчерицы. Просто у него совершенно отсутствовало воображение, и он почти не представлял, как воспитывать живую девочку-подростка, лишенную матери и выросшую в Америке на идеях демократии и независимости.
Не его вина, что он очень отличался от ее покойного отца, но был виноват в том, что удочерил ее, лишив таким образом фамилии обожаемого ею отца и заставив взять свою — Сент-Джеймс. А еще она не могла простить, что он женился на матери так быстро — и года не прошло после смерти отца, хотя он был хорошим мужем, дал им кров и избавил от ворчливой леди Агнес. Блейз не могла простить сэру Эдмунду и то, что он попытался занять место отца.
Она встретила его в штыки с самого начала. Между ними не было совершенно ничего общего. Сэр Эдмунд Сент-Джеймс был высокомерный, исполненный чувства собственной значимости британский дипломат, а она — законченный сорванец, полностью оправдывающий это прозвище. Вскоре умерла и мать, оставив Блейз на попечение сэра Эдмунда.
Прошедшие пять лет она вела одинокую и странную жизнь, переезжая за отчимом из страны в страну, где он занимал высокие дипломатические посты. Блейз никогда не делала ничего плохого сознательно. Поддавалась порывам — да. Любила поозорничать — да. Обожала приключения — несомненно. Но порочной не была. Если бы кто-то обвинил ее в том, что она ведет себя вызывающе, чтобы привлечь к себе внимание отчима, Блейз, возможно, принялась бы горячо отрицать это, и все же сама она знала, что пожелай он хоть раз улыбнуться ей с любовью или начни обращаться с ней как с любимой дочерью, а не как с надоевшей падчерицей, она бы простила его холодность и приложила бы немало усилий, чтобы вести себя как подобает.
Обижала ее именно холодность отчима, а не его постоянный контроль. Она и сама понимала, что ведет себя неподобающим образом, и обычно очень спокойно воспринимала наказания. Но то, что сэр Эдмунд отправил ее в Англию, приказав найти мужа, который освободил бы его от ответственности за нее, было уже слишком. Смириться с этим Блейз не могла. Если она выйдет замуж, если это когда-нибудь произойдет, то уж, конечно, не за надутого, бесчувственного англичанина вроде отчима, или сквайра Дигби Фезерстоунхофа, или за одного из множества других безжизненных, холодных, как рыбы, джентльменов, которых она знала.
Когда утром она увидела цыганский табор, решение пришло в голову мгновенно. Миклош спасет ее. Он приютит ее до тех пор, пока она не придумает, как справиться с тетушкой и ее планами.
Со своего возвышения Блейз рассматривала проносившиеся мимо поля, леса, живые изгороди; на душе у нее становилось все легче. Как здорово вырваться из-под зоркого ока родственников, а еще лучше — избавиться от неминуемой угрозы замужества! Она хочет сполна насладиться обретенной свободой, вот только отделается от последнего затруднения — раненого джентльмена, от чьих поцелуев она растаяла и чье упорство оказалось не так-то легко преодолеть даже ей. Она еще до конца не разобралась, чем может обернуться для нее неожиданная встреча с лордом Линденом — удачей или несчастьем.
Блейз украдкой изучала его. Он сосредоточенно смотрел на дорогу, но, даже хмурый, был неотразим. Лучи осеннего солнца, пробивающиеся через разрывы в плотных облаках, играли в его золотистых кудрях, подчеркивая благородство черт. Если бы не безобразный шрам через щеку и печаль в глазах от испытываемой боли, придававшие ему совершенно беззащитный вид, она бы имела твердое основание опасаться за себя. Эти пронзительно синие глаза видят гораздо больше, чем ей бы хотелось.
Когда мгновение спустя коляска замедлила ход на очередной развилке и его глаза пристально посмотрели на Блейз, у нее беспричинно перехватило дыхание.
— Куда дальше? — спросил Джулиан.
— Мне надо слезть и посмотреть.
Джулиан остановил лошадей и позвал одного из лакеев, чтобы тот помог ей спуститься. Потом он с любопытством наблюдал, как она ходит по обочинам и внимательно изучает грязь. В одном месте она склонилась и с интересом принялась рассматривать какие-то веточки и клочья ткани. Удовлетворенная улыбка на ее лице подсказала ему, что она обнаружила что-то важное.
— Они направились сюда, по этой дороге, — проговорила она, усаживаясь рядом с ним.
— Откуда вы знаете?
— У каждого табора есть свои условные знаки. Миклош оставил здесь знак своего табора вместе со знаком, который указывает, куда они направились.
— Вы понимаете эти знаки?
— Конечно. Все цыгане понимают их.
Джулиан недоверчиво покачал головой. Он не понимал, почему она так упорно держится за свою выдумку, ну да ладно… он подыграет ей… пока.
Он опять взял вожжи, стеганул лошадей. Когда коляску сильно тряхнуло на ухабе, Джулиан сжался от пронзившей бедро острой боли. Он знал, что нельзя подвергать ногу такой нагрузке. Да, он вполне окреп, чтобы вернуться домой, но скакать по сельским дорогам, гоняясь за неведомыми цыганами, он, конечно, был еще не в состоянии. Однако отказываться от этой чаровницы с сияющими фиалковыми глазами он не собирается. Джулиан даже смахнул пыль со своего шрама, пытаясь побудить ее принять его покровительство. Но она была либо совершенно невосприимчива к его чарам, с чем он сталкивался впервые в жизни, либо необыкновенно талантливая провинциальная актриса.
В глубине души, однако, он понимал, что есть еще одна причина, по которой он так охотно меняет свои планы, встреча с Блейз служит прекрасным поводом, чтобы оттянуть возвращение домой. Он уже совсем близко от своего имения в Хантингтоне, всего часах в двенадцати езды, но чем ближе к дому он подъезжал, тем страшнее ему становилось. Джулиан сознательно тянул время в «Белл и Тисл», откладывая возвращение, подобно маленькому ребенку, пытающемуся оттянуть наказание. Появление этой энергичной и пылкой девушки было для него как глоток свежего воздуха в затхлой, затянутой паутиной комнате. «Нет, я не упущу ее», — с удвоенной решимостью подумал Джулиан. Однако очень скоро его решимости был нанесен серьезный удар. Ощутив прикосновение ее руки, он посмотрел в ту сторону, куда указывала его прелестная спутница.
На некотором расстоянии от дороги за невысоким подъемом распростерся зеленый луг, граничащий с уже порыжевшим буковым лесом. Там полукругом расположились около дюжины крытых повозок, а вдоль опушки стояло раза в два больше невысоких палаток.
Джулиан с ужасом понял, что это цыганский табор. Он повидал их немало, кочующих по дорогам и ярмаркам в Англии и еще больше — в Испании. Он остановил лошадей.
Его спутница обратила на него оживленные глаза и ослепительно улыбнулась.
— Благодарю вас, милорд, за то, что вы помогли мне разыскать друзей. Не знаю, смогу ли я отплатить вам. — Сказав это, она быстро спустилась на дорогу. — Вам нет необходимости дальше сопровождать меня, — добавила она, когда он, сам не понимая зачем, протянул руку, то ли задержать, то ли помочь спуститься. — Я знаю, что вы торопитесь. А мои друзья не любят горгиос.
Джулиан смутно помнил, что когда-то слышал это слово, оно означало «не цыган». А в искренности, с которой она проговорила прощальные слова, трудно было усомниться. В его помощи больше не нуждались.
Он еще не пришел в себя от неожиданности, а у повозок уже начала собираться толпа пестро одетых цыган. Блейз помахала им рукой, торопливо присела, прощаясь с Джулианом, и еще раз одарила его ослепительной улыбкой. Потом повернулась и, скользнув в просвет в живой изгороди, быстро пошла через луг, обходя стороной пасущихся лошадей.
Джулиан следил за ней взглядом, бессознательно растирая ноющее бедро, чувство горькой несправедливости охватило его. Ему казалось, что его предали. Все, что она говорила о цыганах, — правда. И она попросила его оставить ее!
От толпы отделилась загорелая мужская фигура с кривыми ногами и пошла по направлению к Блейз. Джулиан, конечно, не слышал слов, но видел, как обрадовано протянула к нему руки девушка, услышал ее звонкий заливчатый смех, когда она закружилась от счастья.
Гнев волной прокатился по лицу Джулиана. Он без труда определил горячее первобытное чувство, охватившее его. Это — ревность, простая и чистая. И даже больше — сожаление. Как если бы он неожиданно нашел спрятанное сокровище, которое у него тут же отняли.
— Милорд? — Кучер вылез из коляски и стоял, вопросительно глядя на него. — Наверное, вы хотите, чтобы я вернулся на козлы?
— Да, Граймс… — Джулиан взял себя в руки. — Поезжай вдоль дороги, будь добр. У меня есть дело к этим людям.
Он оставил без внимания изумленный взгляд кучера и неодобрительный возглас Уилла и с большим трудом спустился на землю, намереваясь вернуть сокровище.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коснись меня огнем - Джордан Николь



бесподобный роман такой захватывающий интересный многообещающий а любовь такая что не передать словами прочитав этот роман получаешь такое наслаждение о котором долго будешь помнить не пожалеете читайте женщины и учитесь как надо любить и покорять мужчин и вообще как сделать свою жизнь счастливой
Коснись меня огнем - Джордан Никольнаталия
19.01.2012, 15.05





oooochen xorosho! komu nravitsa eta tema sovetuyu "Brak po raschetu" etoqo je avtora
Коснись меня огнем - Джордан НикольAfa
23.01.2012, 23.20





Красивый и покоряющий, вначале о настоящем мужчине, а вторая половина-о настоящей женщине
Коснись меня огнем - Джордан НикольТатьяна
13.03.2012, 4.50





Ничего, так можно почитать на досуге. 8 из 10
Коснись меня огнем - Джордан НикольНастя
14.03.2012, 19.17





Целиком согласна с Наталией, но слишком много цыган. Черезчур! Удивляюсь долготерпению главного героя и местных жителей.
Коснись меня огнем - Джордан НикольВ.З.,65л.
28.02.2013, 12.52





История любви интересная, но много лишнего.
Коснись меня огнем - Джордан НикольКэт
30.03.2014, 16.37





Какая же молодец Блейз.Настоящая женщина.
Коснись меня огнем - Джордан НикольMarina
13.04.2014, 14.50





Совершенно невозможно читать, тоска беспросветная, еле дотянула до 11 главы, дальше не в силах. Странно, отзывы хорошие...
Коснись меня огнем - Джордан НикольЕлена
13.01.2015, 9.45





Очередные фиалковые глаза, и о чудо, аристократка своя в доску в цыганском таборе! бредятина...
Коснись меня огнем - Джордан Никольчижик
13.01.2015, 15.28





Очередные фиалковые глаза, и о чудо, аристократка своя в доску в цыганском таборе! бредятина...
Коснись меня огнем - Джордан Никольчижик
13.01.2015, 15.28





Женщина огонь - вижу цель и не вижу препятствий.как танк.ставлю 6 баллов
Коснись меня огнем - Джордан НикольЛилия
16.04.2015, 0.46





Роман замечательный. Захватывает. С удовольствием наслаждалась чтением. 10.
Коснись меня огнем - Джордан НикольАля
16.11.2015, 1.55





Очень затянутый роман, много ляпов, хотя задумка неплохая: 6/10.
Коснись меня огнем - Джордан НикольЯзвочка
16.11.2015, 14.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100